home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


23


В дверь постучали. Дерек открыл, и вошел Хэнли. Увидев Джули, он поднял брови:

— Я так и думал…

Митчелл представил их друг другу:

— Мисс Джули Рутледж, мистер Додж Хэнли.

Додж пожаловался:

— Парень внизу не хотел меня пускать… Заявил, что ты, скорее всего, не обрадуешься, если тебя побеспокоят так рано. Намекнул, что ты можешь быть не один. Но я даже думать не хотел, что ты окажешься таким дураком…

— Кофе будешь?

Додж скептически посмотрел на трусы Дерека, затем перевел взгляд на Джули, закутавшуюся в халат.

— Ты уж извини, одеться нам пока не во что, — объяснил Дерек. — Наши вещи гладят.

Хэнли хмыкнул:

— Вы, стало быть, налегке.

Дерек скрестил руки на груди, но тут же подумал, что, учитывая минимум его одежды, поза может показаться смешной.

— Ты зачем пришел? Пожаловаться на персонал этого отеля, забросать нас камнями или сообщить новости?

— Новости есть, но ничего хорошего вы не услышите, — усмехнулся Додж. Он подошел к столу и посмотрел на тарелку Джули. — Вы будете доедать?

— Нет. Берите.

Хэнли взял оставшийся блин руками и отправил его в рот.

— Мне-то сегодня позавтракать не удалось… Я ждал звонков.

— От кого?

— От всех, кого вчера подмазал. Расходы на это дело заставят тебя вздрогнуть, и я не могу сказать, что испытываю по этому поводу сожаление. — Он налил кофе в чашку Дерека и выпил в три глотка.

— И что тебе удалось узнать?

— Полицейские обыскали дом мисс Рутледж, начав с чердака и закончив подвалом.

— Дай-ка я догадаюсь, — перебил его Митчелл. — Они нашли блузку с оторванной пуговицей. Мы предполагали, что это произойдет. Но их находка не доказывает, что пуговица, найденная в норе Дьюка, была пришита к блузке мисс Рутледж. Таких пуговиц полно в любом магазине.

— Мы не в суде, и я не присяжный, — возразил Додж. — Прибереги свои доводы для них. Тебе понадобится все твое красноречие.

— Что еще?

Теперь Додж обратился к Джули:

— Еще полицейские нашли револьвер. У вас под матрасом, мисс.

— Мне дал его Пол Уиллер. На всякий случай:

— Вам повезло, что это револьвер, а не тот пистолет, из которого застрелили самого Уиллера. И калибр другой.

Дерек флегматично заметил:

— Если с этого револьвера снимут отпечатки, а их снимут обязательно, там могут оказаться мои.

Додж ошарашенно поднял глаза на своего босса:

— Дивно.

— Я же тебе рассказывал! Когда я вошел в дом мисс Рутледж, света не было… А она приготовилась защищаться…

— Ладно, ладно, вспомнил, — Додж снова повернулся к Джули: — Забудем про револьвер. Это были хорошие новости. Теперь слушайте плохие. Ваш друг Пол Уиллер носил навороченные часы.

— «Патек Филипп». Их забрал преступник во время ограбления.

— Угу. Так что можете себе представить, как оживились Кимбалл и Сэнфорд, когда нашли эти часы в вашем доме вместе с другими побрякушками, украденными в тот день.

Дерек видел, как от лица Джули отлила вся кровь.

— Не может такого быть!

— Увы, мисс Рутледж. Цацки были в черном бархатном кисете, который описывали все жертвы ограбления. Нашли его в коробке из-под обуви в вашем стенном шкафу, прямо поверх черных туфель, опять же бархатных. Кстати, детектив Кимбалл заметила, что обувь у вас отменная.

Джули смотрела на них, как сомнамбула. Дерек сомневался, что она слышала, что говорил Додж после сообщения о находке кисета. Ему пришлось дважды позвать ее по имени, прежде чем Джули вышла из оцепенения. В глазах, которые она подняла на Митчелла, было столько изумления, что он сразу поверил в ее непричастность. Тем не менее ей уже было что сказать.

— Кисет в коробку положил Билли Дьюк! Он же выходил из моей спальни! Вот что он там делал! Этот мерзавец оставил все украшения и часы Пола себе и пришел подбросить их в мой дом, чтобы их нашли там.

Джули с отчаянием смотрела то на одного, то на другого. Дерек не знал, что выражает его лицо, но у Доджа вид был скептический.

Она вскочила с кресла и сейчас напоминала загнанного в угол зверя, готового защищаться.

— Если я разработала этот план — и ограбление и убийство, неужели я так глупа, чтобы оставить улики у себя дома? В коробке из-под обуви?!

Додж промолчал. Ответил Дерек:

— Да нет, конечно.

— Но это может сделать сообщник, желающий вас подставить.

Джули оперлась руками о стол и наклонилась к Доджу:

— У меня нет сообщника. Этого человека я увидела первый раз в жизни, когда он, шатаясь, вышел из моей спальни.

— И тут же упал… На кухонный нож, который в весьма кстати держали в руке.

— Перестань, Додж, — примирительно сказ-Дерек. — Что еще ты можешь нам поведать?

Хэнли перевел взгляд с Джули на своего босса:

— Они нашли отпечатки пальцев в той крысиной дыре, в мотеле, и прогнали их по всем базам данных. Их владелец очень быстро нашелся. Это Уильям Рэндалл Дьюк.

Додж вытащил из нагрудного кармана мятой спортивной куртки маленький блокнот и откинул глянцевую синюю обложку:

— У этого парня была парочка приводов по мелочи, но в тюрьме он не сидел. Потом Дьюк дорос до уголовного преступления — три года назад в Орегоне его судили за вымогательство. Уильям Рэндалл завел роман с замужней женщиной, и та впоследствии утверждала, что он ее шантажировал. Все улики были косвенными. Его слово против ее слова. Дьюка оправдали. Через год он появился в Чикаго. Тогда его обвиняли в преследовании и домогательствах. Но оказалось, что истица врала своему мужу насчет отношений с Дьюком. — Додж поднял глаза на Джули. — Этот парень любил женщин, судя по всему. И, похоже, они отвечали ему взаимностью. До суда дело в Чикаго не дошло. Несколько месяцев назад Дьюка обвинили в более серьезных делах, на этот раз в Небраске. У него там несколько месяцев была страстная любовь с вдовушкой средних лет, но в конечном счете он ее чем-то раздосадовал, и она подала на него суд. Накануне того дня, как вдовице предстояло давать показания, которые, по словам прокурора, упек ли бы Дьюка в тюрьму, женщину нашли мертвой.

— Мертвой? — подался вперед Дерек.

— Мертвее не бывает, босс. Она была задушена на парковочной стоянке около супермаркета. Приехала купить пакет молока. Так и лежала вместе с этим пакетом возле своей машины… Молоко было холодным, а тело теплым. Убийца как сквозь землю провалился. Никто ничего не видел. Как будто ее порешил призрак. Именно так выразился мальчишка, который работает в супермаркете, собирает тележки.

— Ее убил Дьюк?

Додж хмыкнул:

— У Билли оказалось железное алиби. В освобождении под залог ему отказали, решили, что может сбежать. Так что Дьюк был в гостях у штата Небраска.

— В тюрьме? — уточнила Джули.

— Заперт крепче, чем… крепче некуда, — не нашел сравнения Додж. — Прокурор штата очень старался, но что он мог сделать? Главная свидетельница мертва, а больше у них почти ничего не было. Присяжные совещались два часа, но за это время они успели пообедать. Словом, Дьюка оправдали. Убийство вдовы осталось нераскрытым.

Дерек и Джули переглянулись. Затем Митчелл спросил:

— Сюда он приехал из Небраски?

— Никто не знает, когда он почтил своим вниманием Атланту. Сведений о работе нет. По крайней мере, в том, что касается его карточки социального страхования. Все это время — между приключениями в Небраске и появлением на камерах охраны отеля «Молтри» за три дня до убийства Уиллера — он вроде как и не существовал. — Додж закрыл блокнот и снова положил его в карман. — Так закончилась жизнь Уильяма Рэндалла Дьюка.

— У него здесь нет родных?

— Этим вопросом занимались, но похоже, что нет. Дьюк родился в штате Вашингтон, мать растила его одна. Она покончила с собой, когда сын учился в восьмом классе. Другие родственные связи не установлены.

— Дьюк два раза был оправдан… — задумчиво сказала Джули.

— Удивляет то, — не стал развивать эту тему Додж, — что такой ловкий мошенник, как Билли, повел себя столь глупо. Забрался в дом мисс Рутледж, чтобы подложить ей украденные вещи, тогда как до сих пор умудрился не встретиться с полицией.

Мужчины повернулись к Джули, словно ожидая от нее ответа. Она пожала плечами:

— Может, он боялся, что его задержат и найдут все это?

— Тогда почему Билли попросту не выбросил все это в первую попавшуюся на его пути канаву? И вообще, почему он продолжал торчать в Атланте? Почему не убрался отсюда сразу после того, как застрелил Пола Уиллера?

Вопросы были логичными, но ответить на них Джули не могла. И Дерек не мог.

В дверь постучали, и все трое от неожиданности вздрогнули. Открьл Дерек. Горничная пожелала ему доброго утра и протянула одежду на плечиках, тщательно выглаженную.

— Спасибо, — он взял вешалки и машинально полез в карман за чаевыми, но брюк-то на нем не было.

— Возьмите, — Додж подошел к двери, протянул горничной доллар, а затем вышел за ней в коридор.

— Куда ты? — удивился Митчелл.

— Покурить. Да надень ты, наконец, штаны, это же неприлично. Здесь дамы… И, кстати, позвони вниз. Скажи этому недоумку, что я вернусь, как только выкурю сигарету. Я не желаю с ним больше объясняться, — Хэнли пошел к лифту.

Дерек закрыл дверь. Джули взяла у него одну из вешалок и направилась в спальню.

— Джули?..

Она повернулась:

— Твой Додж мне не верит.

— Он никому не верит.

— А ты? Ты мне веришь? — Джули посмотрела ему в глаза: — Ты ведь не спрашивал меня, Дерек…

— О чем не спрашивал?

— Виновата я или нет в смерти Пола.

— Я никогда не задаю таких вопросов.

— А ты задай.

Митчелл колебался. Он понимал, что Джули проверяет, доверяет он ей или нет.

— Виновата?

— Нет.

Дерек промолчал. Выражение его лица стало отсутствующим. Невозможно было поверить, что всего час назад они испытали удивительную, фантастическую близость. Глаза Джули, прошлой ночью полные слез страсти, стали холодными, а губы, еще помнившие вкус его поцелуев, скривились в саркастической усмешке.

— Готова держать пари, что ты хотел бы получать по центу с каждого клиента, который дает тебе такой ответ.

На этот раз времени на то, чтобы одеться, у Джули ушло больше, чем обычно, потому что руки дрожали и она вообще не могла ни на чем сосредоточиться. Когда она вернулась в гостиную, Додж уже снова сидел в кресле. В руках у него опять был блокнот.

Дерек ходил по комнате, время от времени бросая взгляд за окно. Жалюзи он открыл. Ковер на полу был расчерчен полосками солнечных лучей. Джули подумала, что большинство людей не без оснований считают нынешний день прекрасным.

При ее появлении Дерек перестал ходить туда-сюда, а Додж приступил к делу:

— Полицейские нашли брошенную машину в нескольких кварталах от вашего дома, мисс Рутледж. В ней лежали сумка с вещами и туалетными принадлежностями, несколько журналов, личные вещи. Они сняли отпечатки пальцев и очень скоро убедятся в том, что все это принадлежит мистеру Дьюку. Он оставил автомобиль, а к дому пошел пешком. Одно окно на первом этаже разбито. Через него Билли и влез.

— А как же сигнализация? На каждом окне есть датчик.

— Телефонный провод был перерезан, — подал голос Дерек.

— Вот почему я не смогла сразу соединиться со службой спасения… Да, телефон не работал, — Джули посмотрела на Доджа. — Я давно собиралась поменять охранную систему…

— Очень вам советую это сделать, — в голосе Хэнли слышались и ехидство, и насмешка.

— Что еще вы мне скажете? — тон Джули стал холоднее.

Додж перелистал несколько листочков в своем блокноте.

— Парни из лаборатории займутся этой машиной так же тщательно, как номером в мотеле «Вид на сосны».

— Они не найдут в ней никаких моих следов, — безапелляционно заявила Джули.

Додж и Дерек обменялись многозначительными взглядами. Ей это совсем не понравилось.

— Уже нашли, не так ли?

— Несколько волос, которые напоминают ваши, на подголовнике пассажирского сиденья. Я сказал «напоминают ваши», потому что их отправили в лабораторию.

— Я никогда не ездила в одной машине с Билли Дьюком! Наверное, Крейгтон взял волосы с моей щетки… Или где-то еще… Не знаю. Но вот что я знаю абсолютно точно — это все его работа! Дерек, нужно проверить, не был ли Крейгтон в Небраске в то время, когда там задержали Билли Дьюка.

— Не понял, — Додж с удивлением повернулся к Митчеллу.

— Эту вдову мог убить Крейгтон! Для Билли…

— Вы говорите о кино? — В вопросе Доджа слышалась насмешка, но сейчас Джули было не до оттенков его голоса.

— Да, я говорю о фильме «Незнакомцы в поезде». Крейгтон убил ту женщину, чтобы она не выступила против Билли в суде, и тот оказался у него в долгу. Он вынужден был согласиться убить Пола.

— Каким образом плейбой в Атланте мог узнать о случае в Небраске?

— Не знаю.

— Вдова и ее молодой любовник, против которого она собирается о чем-то свидетельствовать, могли оказаться в блоке новостей из Небраски, но…

— Я не знаю, как он это сделал! — закричала Джули, перебив Дерека. — Только знаю, что сделал. — Она повернулась к Митчеллу и умоляюще сказала: — Разве ты не видишь? Этот маньяк — художник зла. И страха он не знает… Крейгтон ничего не боится, потому что надеется на отцовские деньги. Он наверняка видел сотни фильмов, где человека обвиняли в убийстве на основании сфабрикованных улик. Крейгтон знал, что нужно сделать, чтобы я выглядела в глазах полиции виноватой. Для него это игра. Он получает удовольствие… — Сообразив, что начинает впадать в отчаяние и панику, Джули внезапно замолчала.

Додж закашлялся, а потом зевнул и потянулся:

— Босс говорил, что вчера Крейгтон Уиллер нанес вам визит в галерее.

— Да. Это скорее был не визит, а нападение и психическая атака. Хотя я уверена, что вы мне не поверите или подумаете, что я преувеличиваю.

— Послушайте, мисс Рутледж, на самом деле я думаю, что мир стал бы значительно лучше без этого парня. Если это он убил Мэгги, я бы сам его разомкнул на части. Но его фотографию показывали кореянке в мотеле и другим его постояльцам, а также половине обслуживающего персонала в «Молтри». Ни кто его не узнал. И его навороченную машину тоже никто не видел, а уж она-то точно должна была привлечь внимание.

— «Порше» у него не единственная машина. У Крейгтона есть и другие автомобили, в частности обычный джип.

Додж сделал пометку в своем блокноте и пообещал:

— Я проверю.

— Крейгтон не любит публичности. Вот вы назвали его плейбоем, но это неправильно. Плейбоев все видят с разными красотками. Они устраивают роскошные вечеринки. Эти люди обожают внимание, купаются в нем. Крейгтон ничего такого не делает. Хотя Уиллер, безусловно, тщеславен, но он держится в тени и никому не лезет на глаза. Вы не находите это странным?

— Многие богатые люди тщательно оберегают свою частную жизнь.

— Но то, что Крейгтон сторонится публичности противоречит складу его характера. Для этого должна быть причина. Кстати, вам удалось узнать, были ли у него в юности неприятности с законом?

— Я сегодня был слегка занят, — обиженно поднял брови Додж.

В их разговор вмешался Дерек:

— Расскажи ей про телефон.

— Да, действительно. У Билли Дьюка, когда он умер в вашем доме, мисс, был с собой мобильный телефон. — Додж снова стал листать блокнот. — Моя подруга, она работает в полиции, кое-что для мен переписала. Кстати, Дерек, я пообещал Доре роскошный ужин в ресторане по ее выбору… Так вот. Она записала все номера, по которым звонили с этого телефона. Первый звонок был позавчера, из чего следует, что телефон новый.

— Номера Крейгтона Уиллера в списке, сделанном твоей подружкой, нет, — заметил Дерек.

— Ясное дело. Он наверняка запретил Билли ему звонить.

Дьюк вырвал из блокнота листок и протянул его Джули.

— С другой стороны…

Молодая женщина просмотрела его, обратив внимание на номер, который был подчеркнут каждый раз, когда появлялся в списке.

— Наша галерея…

— Вчера он звонил пять раз.

— Кто-то действительно звонил и молчал. Думаю, это был он.

Дерек пристально посмотрел ей в глаза.

— Да не было никакого повода об этом упоминать, — попробовала оправдаться Джули. — Я три раза брала трубку, но на том конце провода было молчание. Тебе не обязательно верить мне на слово. Можешь спросить Кейт.

— Она слушала по параллельному аппарату?

— Нет, но Кейт сказала, что сама два раза не слышала ответа. Посмотрите, какие эти звонки короткие. Минута или меньше.

— За минуту можно многое сказать.

Джули потрясла листочком перед Хэнли:

— Это доказывает только то, что Дьюк звонил в нашу галерею, но вовсе не значит, что с ним разговаривали.

Дерек посмотрел на Доджа. Тот нахмурился:

— Все равно выглядит это паршиво. Особенно если вспомнить, что Билли приходил в галерею и спрашивал вас.

— Я его никогда не видела.

— Тогда зачем он к вам приходил, мисс Рутледж?

— Понятия не имею.

— Не имеете?

— Нет.

— Угу, — Додж несколько секунд испытующе смотрел на нее, затем отвернулся и начал хлопать себя по карманам.

По-видимому, у него была такая привычка, которая о чем-то говорила Дереку, потому что он спросил:

— Что, Додж?

Хэнли перестал охлопывать себя. Взглянул на Дерека, потом на Джули, затем снова на своего босса. В последнем взгляде читалось сочувствие.

— Теперь последнее из того, что они раскопали. И это самое скверное.

Додж кивнул на Джули, но не сводил глаз с Дерека.

— Спроси ее.

Она знает.

Наверное, так себя чувствует человек, когда у него из-под ног уходит земля… Это обязательно должно было выйти наружу, но Джули надеялась, что до того, как сие произойдет, Билли Дьюку будет предъявлено обвинение в убийстве Пола, а Крейгтону Уиллеру — в организации этого преступления.

— Что она знает? — Дерек был в недоумении, когда ни Джули, ни Додж ничего не сказали, он повторил еще раз: — Что, черт возьми, она знает?

Джули пыталась заговорить, но язык ее не слушалея. Единственное, что она смогла выговорить, его имя.

Хэнли встал и направился к двери. Он уже взялся за ручку, но все-таки повернулся:

— В тот вторник у них было не обычное свидание. Они в этот день кое-что праздновали. Верно, мисс Рутледж?

Говорить Джули не могла, только кивнула.

— Сэнфорду и Кимбалл пришлось пойти к начальству и попросить его употребить все свое влияние. Начальство надавило на юриста Уиллера, но даже тогда потребовалось специальное разрешение, чтобы получить возможность узнать содержание этого документа.

— Какого документа? Завещания Пола Уиллера? — Дерек уже все понял.

— Да. Он его изменил. Мисс Рутледж со временем унаследует все состояние Пола Уиллера. Его долю в семейном бизнесе, его собственность. Все до последнего цента.

Эти слова падали как камни. После того как Додж бросил последний, в гостиной воцарилась тишина.

Дерек смотрел на Джули со смесью недоверия и с трудом сдерживаемой ярости. Она медленно покачала головой из стороны в сторону, понимая, что все, что можно было бы сейчас сказать, не годится.

— Я подожду тебя на улице, — Додж снова взялся за ручку двери.

Через несколько минут Дерек присоединился к нему во внутреннем дворике. Здесь гости отеля с трех до пяти часов пополудни пили чай, если, конечно, позволяла погода. Дворик был тенистым, с трех сторон его окружали увитые плющом кирпичные стены, а со стороны улицы — заросли кустарника. В центре красовался резной каменный фонтан — вода потихоньку лилась на херувима, держащего в руке лиру.

Кроме них, там никого не было.

Дерек сел за столик из кованого железа, за которым расположился Додж. Хэнли, конечно, уже закурил. Некоторое время они молчали. Митчелл смотрел, как маленькая птичка перелетает с цветка на цветок гибискуса. Додж не сводил взгляда со своей сигареты.

Наконец он посмотрел на Дерека:

— У вас было все?

— После самолета?

— Нет, до завтрака.

— В высшей степени.

Хэнли кивнул, потушил сигарету и тут же закурил другую.

— И ни слова про завещание…

— Ни слова.

— А сейчас она что сказала?

— Ничего. Я и слушать бы не стал. Мне нужно собраться с мыслями, Додж, прочистить мозги.

— Прочистил?

— Если бы…

— Ну и что ты собираешься делать?

— Не знаю, — Дерек встал и отошел к фонтану.

— Разве ты мне не говорил, что ее адвокат — Не Фултон? Вот пусть он и занимается этим делом.

— Да, он хороший юрист.

— Прекрасно. Пусть Фултон оправдывает такие аттестации, а ты держись подальше от всего этого.

Дерек стоял у фонтана и смотрел на херувима. Додж курил. Через минуту он подал голос:

— Но ты ведь не откажешься. Верно?

Теперь Митчелл принялся разглядывать птичку, которая порхала над цветком, большим и ярким, как красный зонтик.

— Очень может быть, что ее пытаются подставить, Додж.

— Звучит несколько театрально.

— Скорее не театрально, а кинематографически. В этом-то и дело. Отрезать Мэгги голову тоже был кинематографически. Крейгтон Уиллер большой знаток разных жанров. Этот человек дьявольски хитер чтоб он сдох. Он самонадеян и на сто процентов уверен в том, что может провернуть все, что, черт побери, придет ему в голову, и не попадется на этом.

— И у него был тот же самый мотив для убийств дядюшки, — кивнул Додж. — Наследство. Может быть, Крейгтон знал, что дядя собирается изменить завещание, и хотел разделаться с ним прежде, чем он это успеет сделать.

— Или он выяснил, что завещание уже изменено, и убил, чтобы отомстить.

— Если так, почему осталась жива она?

Дерек подумал об этом, о самом Крейгтоне и о том, что о нем рассказывала Джули, и сказал:

— Это было бы неинтересно.

— Неинтересно?

— Здесь нет интриги. А вот если Крейгтону Уиллеру удастся сделать так, чтобы в организации убийства его дяди обвинили Джули, интрига появится. К тому же это гарантирует, что унаследовать его деньги она не сможет. Если Джули осудят, Уиллеры наверняка оспорят завещание.

— Убийство миллионера организовала злодейка-любовница. Племянник снова стал наследником.

— Вот именно. Тут Крейгтону будет над чем повеселиться.

Додж бросил в пепельницу пустую пачку и задумчиво распечатал новую:

— Годится. В теории. Но у нас по-прежнему нет ничего, что связывало бы Крейгтона Уиллера и Билли Дьюка.

— Обязательно найдется. Слишком уж умен этот Уиллер, чтоб он провалился! Постой! Меня все время что-то грызло, но я никак не мог понять, что именно. Помнишь, Джули заговорила о том, что он не любит привлекать внимание? Так вот. Когда Крейгтон первый раз пришел в мой офис, он ни к чему не прикасался. Потом он вел себя точно так же. Не дотрагивался ни до стакана, ни до подлокотника кресла, ни до дверной ручки. Дверь ему каждый раз открывали или я, или Марлин. Он даже руку не пожимает.

— Не оставляет никаких следов.

— Никакого материала для исследования.

— Зато на мисс Рутледж у полиции этого материала столько, что не поместится в вагоне, — Додж многозначительно посмотрел на своего босса. — К обеду у них уже будет ордер на ее арест. Помяни мое слово.

— За убийство Билли Дьюка?

— Или за это, или за организацию убийства Пола Уиллера. Выбирай. А может, и за то, и за другое.

— Все улики косвенные, Додж.

— Все равно они имеют право задержать ее на несколько дней. Пока не соберут новые доказательства.

— Кроме того, что подложено, ничего нет. Я в этом уверен. Она любила Пола Уиллера.

— Речь идет об огромных деньгах, Дерек.

Додж редко называл его по имени и никогда не говорил так мягко и сочувственно. Тем не менее Митчелл готов был стоять на своем:

— Она его любила, Додж, поверь. Мне вовсе не доставляет удовольствия говорить об этом, но это так.

Хэнли отвел взгляд:

— Ладно. Джули Рутледж не стала бы убивать Пола Уиллера ни за какие деньги. Ты можешь твердит это до Судного дня, но проблему сие не решает.

— Решение следует искать в том, что касается Билли Дьюка, — Дерек немного подумал. — Джули говорила, что он выглядел ужасно, показался ей совсем больным… Когда будут результаты вскрытия?

— Полицейским это тоже весьма интересно Я уверен, что они постараются получить данные как можно быстрее.

— Держи руку на пульсе, Додж. Рассказывай мне все, что узнаешь.

— Обойдется недешево…

— Пообещай той своей подружке из полиции три роскошных ужина. Мне нужна самая подробная информация. Начни с содержания сумки Билли Дьюка, которую нашли в его машине.

— Да я уже тебе говорил…

— Нужно найти полную опись. И…

— А у меня будет время сходить в туалет?

— Сегодня вряд ли. И все-таки постарайся узнать, были ли у Крейгтона нелады с законом.

— Уже узнал. Таких сведений нет. Даже в отделе штрафов за вождение автомобиля в нетрезвом виде. За превышение скорости его несколько раз останавливали, но это все.

— А отдел, ведающий юношескими подвигами?..

— Я пытался осторожно прощупать, но это как святой Грааль.

— Сделай, что сможешь.

— А ты тем временем чем займешься?

— Поднимусь наверх. Мне нужно поговорить со своей клиенткой.

Эриэл услышала о смерти Билли Дьюка, включив утренние новости. Одно сообщение следовало за другим, каждое еще более удивительное, чем предыдущее. Она позвонила Кэрол, чтобы узнать, слышала ли та, что творится на белом свете. Разумеется, коль скоро подруга велела ей не впутываться в это дело, Эриэл не станет ей говорить, какую роль сыграла в его опознании. Ей вообще хотелось остаться от всего этого в стороне. Но частые воспоминания о звонке, который она сделала на горячую линию, все равно щекотали ей нервы.

Эриэл потрясло то, что Билли Дьюк скончался в доме Джули Рутледж. Представитель полиции — детектив Роберта Кимбалл — прозрачно намекала на то, что Билли Дьюк умер не своей смертью, вовсе не от инфаркта, например, и что мисс Рутледж каким-то образом помогла ему отдать концы, хотя прямо об этом Кимбалл, конечно, не сказала.

Эриэл спрашивала себя, с какой стати такая шикарная женщина, имевшая любовника-миллионера, связалась с этим придурком — Билли Дьюком. Конечно, миллионер был намного старше мисс Рутледж. Может, он не удовлетворял ее в постели, тогда как Билли был по этой части большим специалистом. Дьюк, если хотел, умел быть и обходительным, и очаровательным, и нежным. Возможно, он намеревался продемонстрировать эти свои умения Джули Рутледж.

Эриэл так увлеклась новостями, что не заметила, как просидела у телевизора полчаса, а это означало, что нарушилось расписание на весь день. И именно сегодня! Когда у нее столько дел!

Она хотела, чтобы к вечеру все в доме было идеально.

Вырваться с работы раньше половины шестого ей не удастся, а Тони должен прийти в половине восьмого, так что Эриэл хотела как можно больше сделать утром.

Она второпях оделась и пошла на кухню. Там Эриэл быстро обжарила говядину на оливковом масле и сложила ее в глиняную кастрюлю, пусть потихоньку тушится. Вернувшись домой, она добавит овощи и сделает салаты. Шербет можно прямо сейчас выложить в стеклянные вазочки и снова поставить на холод.

Эриэл продумала все это еще вчера, когда вернулась из клуба, слегка пьяненькая от мартини и удовольствия снова увидеть Тони и узнать, что на самом деле он не сбежал от нее в прошлый раз и хочет встретиться с ней снова. Наедине. Ей пришлось уверять его, что им никто не помешает. Разве это не звучит многообещающе?

Перед тем как уйти, Эриэл бросила взгляд на стол, за которым они будут ужинать, и пожалела, что у них с Кэрол нет ширмы или чего-нибудь подобного, чтобы отгородить кухню. Нужно не забыть купить свечи.

А еще цветы и вино. Красное вино. Оно подойдет к мясу. Тони наверняка разбирается в таких вещах — красное вино под мясо.

Еще надо купить презервативы. Может же девушка надеяться?

В машине, когда передавали главные новости, Эриэл включила радио. Разумеется, снова говорили о Дьюке. В последний раз, когда Билли звонил ей, он пытался что-то сказать, но она сразу бросила трубку, а затем и вовсе сняла ее с рычага, чтобы он не мог дозвониться. Это было позавчера.

Эриэл надеялась, что миссис Гамильтон не свяжет человека, о смерти которого в новостях говорили не переставая, с тем типом, который вчера приходил к ее соседке. Как раз перед смертью.

«Это вопрос жизни и смерти», — сказал Билли миссис Гамильтон. Тогда Эриэл подумала, что это просто пришлось к слову, но, судя по всему, ошиблась. В конце концов, Билли сам во всем виноват! Но он ведь умер… Конечно, по-человечески его жалко, но какое счастье, что больше ни о чем не нужно беспокоиться!

Эриэл выбросила Дьюка из головы и стала мечтать о сегодняшней встрече с Тони.



предыдущая глава | Сценарист | cледующая глава



Loading...