home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


26


Несмотря на то что день выдался тяжелым, к половине восьмого Эриэл все успела. Замечательный запах мяса наполнил весь дом. Салаты стояли в холодильнике. «Каберне» уже было открыто. В центре стола красовалась ваза с розами. По бокам высокие свечи — их оставалось только зажечь.

Она так хорошо все организовала, что сэкономила еще двенадцать минут. Как раз хватит, чтобы принять душ, освежить макияж и одеться. Эриэл выбрала облегающий топ и самую короткую юбку.

Девушка смазала лосьоном побритые икры, надела туфли на высоких каблуках, взбила волосы, подушила запястья и продела в уши золотые кольца. Все, она готова.

В половине восьмого Эриэл зажгла свечи, затем глянула в окошечко на своей входной двери. Она смотрела на улицу, надеясь увидеть машину Тони. Хорошо бы это был «Порше»! Можно себе представить, что подумают соседи, когда этот автомобиль проедет по их скромной улице и остановится напротив ее дома!

В семь тридцать пять Эриэл проверила мясо. Нужно было убедиться, что оно не пересыхает.

В семь сорок пять она начала беспокоиться, но по-настоящему не тревожилась. Тони, наверное, стоит в пробке. Могли помешать туристы, которые вечно толкутся в центре, у кого-нибудь могло спустить колесо, кто-то кого-то мог стукнуть и вообще затормозить все движение.

Без десяти восемь она сказала себе, что, если он снова ее кинет, она умрет. Непременно умрет.

Ну почему сегодня несчастья валятся одно за другим?!

Утром Эриэл едва не потеряла сознание, когда ее пригласили в кабинет начальника и он представил ее маленькой коренастой женщине:

— Детектив Кимбалл хочет задать вам несколько вопросов, Эриэл.

Ничего себе несколько вопросов! Кубышка терзала ее разговорами о Билли Дьюке битый час. И это практически сразу после того, как Эриэл решила, что, раз Билли умер, надо навсегда выбросить его из головы. Это было как раз в его духе — продолжать преследовать ее и после своей смерти.

Эриэл призналась, что анонимно звонила по горячей линии, надеясь, что тем самым убедит детектива в том, что она очень добропорядочная гражданка, но так легко добиться своей цели ей не удалось.

Роберта Кимбалл просто извела ее вопросами об Омахе.

— Вы там жили вместе с Дьюком?

— Нет. Билли несколько раз оставался ночевать. Ну, вы понимаете. Но это все.

Больше всего Кимбалл интересовало, когда Эриэл видела Билли последний раз.

— Да там же, в Омахе. На суде, — она не стала рассказывать детективу, что Билли пытался навестить ее накануне.

Кимбалл показала ей список телефонных номеров, по которым звонил Билли.

— Но он никогда ничего не говорил, и я тоже! Я всегда вешала трубку.

— А ваша подруга, с которой вы снимаете квартиру? Она разговаривала с Дьюком?

— Нет. Кэрол уже два месяца живет в Атенсе. Детектив спросила, не упоминал ли когда-либо Билли Дьюк имена Крейгтона Уиллера и Джули Рутледж.

— Нет. Я в этом абсолютно уверена. Я услышала их впервые только после того, как убили мистера Уиллера.

Эриэл отвечала на вопросы, но ничего не говорила по собственной инициативе. В конце концов детектив, видимо, подумала, что девушка сказала ей все, что знала, и допрашивать ее дальше не имеет смысла. Кимбалл поблагодарила свидетельницу за помощь и попрощалась.

Эриэл вернулась к своим обязанностям, стараясь делать вид, что этот визит не имеет для нее никакого значения. Разумеется, ничего хорошего в нем не было, но она ведь справилась. Билли умер. Люди скоро забудут, что когда-то она была его знакомой. Случайной знакомой.

Кроме того, Эриэл решила, что ничто и никто, особенно покойный Дьюк, не испортит ей вечер с Тони. К концу рабочего дня она выбросила визит детектива Кимбалл и все, относившееся к Билли, из головы и принялась настраиваться на то, что должно было произойти.

К телефону Эриэл не подходила, а он с того момента, как она вернулась домой, звонил как заведенный. Номер ей был неизвестен, а имя рядом не высветилось. Испугавшись, что это звонит Роберта Кимбалл с кучей новых вопросов, Эриэл передоверила функции хозяйки автоответчику.

Она знала, что это не Тони. Она ведь не дала ему номер своего телефона — ни домашнего, ни мобильного, и сделала это намеренно. Самой себе Эриэл могла признаться: она боялась, что мужчина ее мечты позвонит и отменит встречу.

В восемь часов она поняла, что Тони не придет. Как он мог так поступить с ней? Как она могла оказаться такой наивной и поверить ему? Он наверняка думает, что она полная кретинка. Если вообще думает о ней.

В четверть девятого Эриэл задула свечи и пошла в спальню, чтобы переодеться. Рыдая, она сбросила туфли и потянулась, чтобы расстегнуть бюстгальтер. В эту минуту в дверь тихо постучали.

Сердце Эриэл едва не выпрыгнуло из груди. Она сразу забыла все гадости, которые думала о Тони, и все ужасные имена, которыми его обзывала. Вне себя от радости, девушка бросилась к двери и распахнула ее.

Пока Эриэл Уильямс на другом конце города с нетерпением ожидала гостя, Дерек кричал в мобильный телефон:

— Что ты имеешь в виду? Что значит — ответила уклончиво?

— Ты что, не понимаешь, что такое уклончиво? — заорал в ответ Додж.

— Да я-то понимаю, но все-таки надеялся, что ты с ней договоришься. Нам ведь нужен только адрес.

— Ты не относишься к числу людей, которых любят в полицейском управлении, чтоб ты знал! Они помнят, сколько подонков благодаря твоим талантам снова оказались на свободе! Теперь ты пытаешься вызволить из тюрьмы этого мальчишку, как там его? Коннора… Копы не были так злы на адвоката со времен суда над Симпсоном. Первого суда.

— Все сказал?

— Нет не все! Будь справедлив. Достал же я тебе список юношеских забав Уиллера? Мне пришлось для этого нагнуться, и что я получил?

— Прости. Спасибо.

— Пожалуйста.

— Но нам нужен этот адрес, Додж!

— Понимаю. Но если лучшим из лучших в полиции Атланты наплевать на то, что убили твою собаку, они наверняка, черт бы их побрал, не собираются делиться с тобой информацией, частью которой является адрес Эриэл Уильямс. И я не могу требовать от Доры слишком многого! Она одна растит двоих ребятишек и не может рисковать работой! Дора сказала, если выяснится, что сведения насчет обыска в доме мисс Рутледж и вскрытия уплыли через нее…

— Я все понял, Додж. Ладно, — Дерек устало потер лоб ладонью.

Он посмотрел на Джули, сидевшую на пассажирском сиденье. Она тоже разговаривала по телефону — с Кейт. Джули отрицательно покачала головой, давая понять, что ей повезло не больше, чем Митчеллу.

Додж тем временем ничем его не утешил:

— Ситуация обострилась. Теперь они ищут мисс Рутледж, чтобы допросить об обстоятельствах смерти Дьюка.

— Я не сомневаюсь, ты делаешь все, что можешь. Но мне позарез нужен адрес… Ключ ко всей этой истории — Эриэл Уильямс.

— Кроме того…

— Что еще?

— Ну, зная, что за тип этот Крейгтон Уиллер, я беспокоюсь за девушку. Ему наверняка не понравилось то, что она узнала Дьюка на фотографии и поделилась этой новостью с полицией.

— Тем более надо ее поскорее разыскать. Иди снова к своей подруге. Пообещай, что разрешишь ей быть сверху, — с этими рекомендациями Дерек отключился.

Джули, закончившая говорить несколькими секундами раньше, вопросительно подняла брови.

— И не спрашивай, — сказал Митчелл. — Кейт ничего узнать не удалось?

— Она позвонила в компанию, где служит Эриэл Уильямс, но рабочий день уже закончился, и ей дали номер для срочных звонков. Кейт позвонила по нему, но там стали спрашивать ее имя, номер телефона и попросили изложить проблему, пообещав, что кто-нибудь перезвонит. Она просмотрела телефонный справочник по всем возможным вариантам имени девушки. Там тысячи Уильямсов, но ничего подходящего не нашлось. Эриэл ведь в Атланте совсем недавно… Кейт поискала ее в Интернете. Страничку нашла, но домашнего адреса там, конечно, нет. Кейт послала ей электронное письмо, но ответа не получила. Она продолжает искать и будет мне звонить. — Джули взяла ломтик жареной картошки, которая окончательно остыла, посмотрела на него и положила назад, в коробку. — Я чувствую себя ужасно, заставляя Кейт все это делать.

— Она сама сказала, что хочет помочь. Кейт считает, что она у тебя в долгу после того, как поговорила с полицейскими за твоей спиной.

— Да, она хочет помочь, но я же скрываюсь от полиции. Кейт выполняет мои поручения, а следовательно, является соучастницей.

— Ее никто не спрашивал, знает ли она, где ты находишься.

— Потому что она не отвечает на звонки. Кейт берет трубку, только если уверена, что звоню я. Это преднамеренное уклонение.

— Которое невозможно доказать. Даже если полицейские спросят, знает ли она, где ты, Кейт может совершенно честно им сказать, что не знает, потому что на самом деле не знает, — Дерек посмотрел через ветровое стекло машины на неоновую вывеску «Макдоналдса». Они заказали гамбургеры в машину и ели их, пока разговаривали по телефону.

Митчелл полагал, что Эриэл Уильямс может быть с ними откровеннее, чем, например, с Робертой Кимбалл. Попробовать стоило, поэтому они начали звонить ей, как только уехали из дома Линдзи, но каждый раз включался автоответчик.

Почти три часа они ждали, не добудет ли Додж какую-нибудь полезную информацию, а главное — адрес Эриэл, но пока и он не мог ничего добиться. Хэнли не удалось связаться со своими друзьями в налоговой инспекции и отделе транспортных средств, а его знакомая из полиции отвечала «уклончиво».

— Он попытается подъехать к ней еще раз. На сей раз с ласками, — усмехнулся Дерек.

— Не могу представить себе Доджа ласковым.

— Да, трудно. Это я немного преувеличил.

Джули положила остатки гамбургера в пакет с нетронутой картошкой.

— А я, значит, скрываюсь от правосудия… Как ты думаешь, меня могут осудить?

— Нет.

— Ты так говоришь, чтобы меня успокоить, или это объективное мнение профессионала?

— С тем, что есть у полиции, тебя осудить не могут, уж поверь мне. Готов поставить на карту свою репутацию.

Джули слабо улыбнулась:

— Думаю, именно это ты и сделал.

— И не собираюсь отказываться.

— Я не так уж боюсь того, что предстану перед судом, но мысль, что Крейгтон Уиллер останется на свободе, сводит меня с ума. Он маньяк.

— Не стану с тобой спорить. После того как он убил Мэгги, я был в своем доме только один раз. Не хочу туда идти… Не могу представить, как буду жить там без нее. Это была осмысленная жестокость. Крейгтон знал, как я люблю Мэгги. Он не только убил мою собаку… Уиллер испоганил мой дом. Он никогда уже не будет для меня тем же. Каждый раз, как я об этом подумаю, во мне закипает ярость. А когда я вспоминаю Мэгги… — Дерек не смог продолжить.

Джули наклонилась, взяла в ладони его лицо и поцеловала в губы. Когда она отстранилась, Митчелл прошептал:

— Помнишь, что я говорил тебе утром?

Она кивнула, и тут зазвонил его сотовый. Дерек глянул на номер:

— Пожалуйста, скажи, что Дора смилостивилась.

— Мне, возможно, придется на ней жениться…

— Вы Эриэл Уильямс?

С лица девушки исчезла восторженная улыбка. Глаза у нее были красными, и Джули сразу догадалась, что она плакала. Тушь растеклась. Она предстала перед ними босиком, но в наряде совсем не для вечера в одиночестве.

— Вы Эриэл Уильямс? — повторила Джули.

Девушка молча потрясла головой.

— Меня зовут Джули Рутледж.

— Я вас узнала.

— Как? — спросил Дерек. Эриэл перевела на него взгляд:

— Видела по телевизору… В новостях.

— Я Дерек Митчелл, адвокат. — Эриэл промолчала, и он добавил: — Нам нужно с вами поговорить.

— О чем? О Билли Дьюке? Но я уже все рассказала детективу Кимбалл. — Нижняя губа девушки слегка дрожала. — И время вы выбрали неподходящее.

— Вы знаете, как умер Билли Дьюк? — спросила Джули.

— Вы его ударили ножом или что-то в этом роде.

— Патологоанатомическая экспертиза установила, что Дьюк умер из-за некроза печени в результате передозировки сильнодействующего лекарственного препарата.

Глаза Эриэл, блестящие после недавних слез, широко раскрылись.

— Я не знала, что Билли употребляет наркотики.

— Он действительно упал на нож, который я держала, чтобы защищаться, но умер от передозировки пропоксифена. Я ему это средство не давала. Мы, я и мистер Митчелл, думаем, здесь замешан человек, которого зовут Крейгтон Уиллер, — ответа не последовало, и Джули продолжила: — Пожалуйста, Эриэл, позвольте нам войти. Мы обещаем не задерживаться. Это очень важно, иначе бы мы к вам не явились столь бесцеремонно.

Девушка вздохнула:

— Наверное, у меня нет выбора.

Она провела Джули и Дерека в гостиную и жестом предложила им сесть на диван, заваленный яркими подушками. Комната была обставлена не богато, но со вкусом и чем-то напомнила Джули ее первую квартиру в Париже.

Эриэл села в кресло-качалку. Джули видела, что девушку совершенно не интересуют ни они сами, ни причина, которая привела их в ее дом без приглашения. Стол был накрыт к ужину. Вино, цветы, свечи…

— Вы кого-то ждете?

— Да, но он, похоже… задерживается…

Это объяснило погашенные свечи и потеки туши.

— Наверняка пожалеет, — улыбнулся Дерек. — Так вкусно пахнет! И юбка у вас просто сногсшибательная.

— Спасибо, — Эриэл покраснела. — Так что вы хотели мне сказать?

— Расскажите нам, пожалуйста, как вы познакомились с Билли Дьюком.

Девушка подняла глаза к потолку:

— Я проклинаю тот день. Мы с подружкой зашли в клуб…

— Это было в Омахе? — уточнил Дерек.

Эриэл подтвердила его предположение кивком.

— Билли тоже туда явился. Мы там немного посидели все вместе. Затем он начал приходить в этот клуб каждый вечер. С Билли было весело. Он хорошо одевался, ездил на приличной машине и без звука платил за выпивку. Впрочем, Дьюк никогда не говорил ничего определенного насчет того, как зарабатывает на жизнь. Теперь-то я знаю, почему он не рассказывал про свою работу. Он был не в ладах с законом…

— А когда вы узнали, что у него была любовная связь с вдовой, которую он потом обворовал?

— Намного позже! К тому времени я уже начала подозревать, что с Билли не все в порядке.

— Что вызвало ваши подозрения?

— Он иногда не приходил на свидание. Не давал прямых ответов на очень простые вопросы. Подчас исчезал на несколько дней, а затем появлялся с цветами, но где пропадал, не объяснял. По всему было видно, что он ведет двойную игру, — Эриэл повернулась к Джули. — Но вы ведь знаете, какие мы, женщины. Совсем не хотим признавать то, что подсказывает нам сердце…

Она снова взглянула на стол, и разочарование, которое ясно читалось на лице девушки, тронуло Джули. Она казалась очень милой, и ее явно обидели.

Немного помолчав, Эриэл продолжила:

— Когда Билли арестовали, я поняла, что можно все начать с начала. Уговорила Кэрол…

— Кэрол? — переспросил Дерек.

— Кэрол моя лучшая подруга. Мы вместе снимаем эту квартиру. Я уговорила ее уехать из Омахи, устроиться где-нибудь в другом месте, и мы приехали сюда. Здесь нам сразу все понравилось. — Внезапно Эриэл нахмурилась. — Я вовсе не удивилась, когда Билли обвинили в воровстве. И вдруг его выпустили! Я поверить не могла! Как такое вообще возможно?

— Это ошибка прокурора, — объяснил ей Дерек. — Нельзя было строить обвинение на показаниях только одной жертвы. Он проиграл в ту же минуту, когда вдову убили.

Эриэл как-то странно взглянула на него, а Джули поспешила напомнить:

— Мистер Митчелл адвокат. Мы же вам говорили.

— Да, действительно.

— Значит, Билли поехал за вами в Атланту, — вернулся к интересующей их теме Дерек.

— О да! Я ужасно удивилась. Вот вам и новая жизнь на новом месте! Когда он позвонил в первый раз, я рассвирепела и тут же повесила трубку. У него не было номера моего мобильного телефона, но он продолжал звонить на домашний.

— Мы знаем, как все это было, — кивнул Дерек. — Билли молчал. Вы вешали трубку.

Эриэл отвела глаза. Дерек взглянул на Джули, и она поняла — Митчелл почувствовал, что девушка сказала не все.

— Я говорила детективу — мисс Кимбалл? — что никогда с ним не разговаривала. Это не совсем так. Билли звонил сюда той ночью, когда я назвала его имя полиции. Мне осточертели его идиотские звонки! Я накричала на него, сказала, что он жалок, и велела прекратить звонить. Разумеется, Билли не послушался. Он продолжал звонить до той самой ночи, когда умер. Он звонил с номера, который я не узнала, и поэтому ответила. Но это был он.

Джули подалась вперед:

— Билли что-нибудь сказал?

— Пытался, но слышалось только какое-то бульканье. Неужели… — Эриэл закрыла рот ладонью. — О боже! Билли уже был отравлен? Он звонил, чтобы попросить о помощи? А я вообще сняла трубку с рычага…

— Вы же полагали, что это продолжение его домогательств, — постарался утешить ее Дерек. — Это был последний раз, когда Дьюк вас беспокоил?

Эриэл закусила нижнюю губу. Более виноватой трудно было выглядеть, и Джули поняла, что лгать убедительно девушка не умеет, как бы она ни пыталась это сделать. Роберта Кимбалл, очевидно, просто не сумела задать ей нужный вопрос.

Дерек слегка коснулся руки Эриэл:

— Есть ведь что-то еще?

Она немного поколебалась, а потом выпалила:

— Билли приходил сюда вчера, когда я была на работе. — Эриэл пересказала им версию миссис Гамильтон. — Соседка увидела, что он стучит в мою дверь. Она накричала на него, спросила, что ему надо. Билли сказал, что ему обязательно нужно поговорить со мной, это вопрос жизни и смерти. Миссис Гамильтон заметила, что он плохо выглядел… Она подумала, что Билли обкурился. Я решила, что это просто старушечья болтовня, но теперь думаю, что миссис Гамильтон была права относительно вида Билли. Короче, он ее напугал. Она пошла к себе и заперлась. — Глаза девушки налились слезами. — Теперь я думаю, что Билли приходил ко мне за помощью. О черт! Это все ужасно! То есть я, конечно, хотела, чтобы Билли исчез с горизонта, но ведь он умирал… — Эриэл разрыдалась. — Почему он не поехал в больницу?

— Возможно, Билли не догадывался, что все так серьезно, — предположил Дерек.

— Если бы Дьюк поехал в больницу, его бы арестовали, — сказала Джули. — Он этого не хотел. — Она положила руку на плечо Эриэл. — Я очень хорошо понимаю, что вы сейчас чувствуете… Билли был в моем доме. Полиция думает, что довольно долго. Может быть, несколько часов. Я полагаю, Дьюк отправился туда, чтобы подбросить улики. Хотел, чтобы я оказалась замешанной в убийстве Пола… А это были последние часы его жизни. Он уже умирал, но я-то этого не знала! Я сделала то, что сделал бы любой человек в такой ситуации.

— Я и не думала, что вы хотели его убить, — кивнула Эриэл. — Когда услышала в новостях, что случилось, сразу решила, что должно быть какое-то другое объяснение. Отравление… Господи! Как вы думаете, кто мог дать ему это лекарство?

— Племянник Пола Уиллера Крейгтон, — сказал Дерек.

— Что-то знакомое. Его тоже показывали по телевизору, да?

— Нет, — на этот вопрос ответила Джули. — Он избегает телекамер. Его имя вам знакомо, потому что действительно упоминалось в новостях. Крейгтона несколько раз допрашивала полиция.

Девушка на минуту задумалась:

— Да, я помню. У него алиби.

— Тем не менее мы с мисс Рутледж думаем, что Крейгтон Уиллер организовал убийство своего дяди.

— И вовлек Билли?

— Да. Мы полагаем, что он заключил с ним в Омахе своеобразную сделку. Крейгтон задушил ту самую вдову, которая должна была давать показания против Дьюка, а Билли согласился убить Пола Уиллера.

— Боже мой, — Эриэл стиснула руки. — И когда Билли это сделал, этот Крейгтон захотел, чтобы он не отсвечивал.

— Мы так думаем, — кивнула Джули. — К сожалению, доказательств у нас нет, поэтому мы и пришли к вам. Надеялись, вы сможете нам помочь.

— Я? Но как?

— Нам нужно найти связь между Крейгтоном Уиллером и Билли Дьюком, — сказал Дерек.

— Извините, но я ничем не могу вам помочь. Я никогда не слышала, чтобы Билли упоминал кого-то по имени Крейгтон.

— А как насчет друзей Дьюка в Омахе?

— Если у него и были друзья, я их не знала.

Дерек посмотрел девушке в глаза:

— Эриэл, я не хочу вас пугать, но Крейгтон Уиллер очень опасен. Если этот человек решил, что Билли Дьюк представляет для него угрозу и его следует убрать, он может то же самое подумать про вас.

— Про меня? — взвизгнула девушка. — Я его в жизни не видела!

— Но вы знали Билли. Вы его опознали по фотографии и позвонили в полицию. Крейгтон может прийти к выводу, что Билли вам что-то рассказал о нем.

Эриэл была ошарашена.

— Как уже сказал Дерек, — Джули снова коснулась ее руки, — мы не хотим вас пугать, но если Крейгтон все-таки появится около вас, бегите как можно быстрее и зовите полицию как можно громче.

— И не только полицию. Кого-нибудь из нас тоже зовите, — Дерек достал свою визитную карточку, написал на обороте несколько телефонных номеров и протянул Эриэл. — Тут все мои телефоны и мобильные Джули и моего помощника. Его зовут Додж Хэнли. Он хороший человек, надежный и о вас знает. Додж ответит немедленно.

Девушка взяла визитку и повертела ее в руках:

— Я не хочу оставаться здесь одна… Нужно попросить Кэрол, чтобы она вернулась…

— Правильно, — Дерек улыбнулся, подбадривая ее. — Если честно, я думаю, что, если бы Крейгтон собирался что-нибудь предпринять, он бы уже появился около вас. — Митчелл перевел взгляд на Джули: — Что-нибудь еще?

— Эриэл, будьте осторожны, и все. И не пропадайте из нашего поля зрения. Мы хотим знать, как у вас дела.

Девушка благодарно улыбнулась:

— Мне так жаль… Ну, что случилось с мистером Уиллером…

— Спасибо. — Джули и Дерек встали и направились к двери.

Митчелл еще раз бросил взгляд на накрытый стол:

— Ваш гость вас подвел?

Эриэл вздохнула:

— Похоже на то. Он должен был прийти еще час назад.

— Как его зовут? Если хотите, я его найду и побью.

Эриэл покраснела:

— Его зовут Тони. На самом-то деле Бруно, но все зовут его Тони.

— Вот как? — поднял брови Дерек. — Понятно. Но как бы парня ни звали, он глупец, что пропустил свидание с вами.

— Спасибо, — девушка покраснела еще больше.

Они попрощались, и Джули с Дереком пошли к машине.

— Милая девушка, — сказал Митчелл. — Жалко ее… Впуталась в дело, которое не имеет к ней никакого отношения…

— Мне тоже ее жалко. Да еще и парень не явился.

— Да. Скверно…

— Как только Эриэл открыла дверь, я сразу поняла: что-то случилось. Затем увидела этот стол… — Джули внезапно замерла на месте и схватила Дерека за руку. — Боже правый!

Она круто повернулась и кинулась назад, к дому.

— Ты куда? В чем дело?

— Его имя! — крикнула Джули. — Я только сейчас сообразила.

— Какое имя?

— Бруно. Так звали убийцу в «Незнакомцах в поезде».

— О господи!

Джули принялась стучать и звать девушку по имени. Эриэл распахнула дверь. Ее глаза были расширены от страха.

— Что-то случилось?

— Надеюсь, что нет, — Джули с трудом перевела дыхание. — Значит, вашего приятеля зовут Бруно. А как его второе имя?

— Энтони. Отсюда и Тони. Джули взглянула на Дерека:

— Бруно Энтони.

— Да в чем дело? — Эриэл чуть не плакала. — Что происходит?

— Как он выглядит, Эриэл?

— Он… очень красивый. В смысле, потрясающий.

— Высокий? Широкоплечий? Блондин с голубыми глазами?

Девушка кивнула.

— Прекрасно одет. Очень модный, — продолжала перечислять Джули.

— Откуда вы знаете?

— Это Крейгтон Уиллер.

Эриэл схватилась за сердце.

— Когда вы с ним познакомились? — спросил Дерек.

— Несколько дней назад.

— Где? Как? Он сам к вам подошел?

— Ну да… В клубе «У Кристи». Я… я заметила, что он на меня смотрит. Он… он подошел… Мы начали болтать, Тони заказал мне коктейль. — Эриэл рассказала, что он пригласил ее на кофе, но потом сбежал. — Служащий на парковке видел, что он ушел с другой женщиной.

— Это была я, — сказала Джули Дереку, а затем снова повернулась к Эриэл. — Очень может быть, что я в ту ночь спасла вам жизнь.

— Наверное, именно поэтому Уиллер так злился, когда появился в моем доме после этой встречи, — сказал Дерек. — Ты помешала его планам насчет Эриэл.

— Его планам насчет меня… — повторила девушка и залилась слезами.

Дерек обнял ее за плечи, словно пытаясь защитить.

— Какое счастье, что мы вас сегодня разыскали!

— Да, слава богу, — кивнула Джули.

Эриэл, однако, их радость не разделяла.

— Зачем ему меня убивать?

— Он каким-то образом узнал, что это вы указали полиции на Дьюка. Возможно, от самого Билли. Еще вы сказали, что ваш бывший знакомый любил похвастаться. Может быть, Крейгтон боялся, что Дьюк, надеясь вернуть вас, похвалился, что он провернул некое дельце вместе с одним богатым парнем и теперь сам не беден.

— Вернуть меня?.. О чем вы говорите? — Эриэл, судя по всему, совсем запуталась.

— Ну как же? Вы ведь были его подругой, а потом он изменил вам с той самой вдовой…

— Билли никогда не изменял мне. Он не был моим другом. Дьюк ведь друг Кэрол!



предыдущая глава | Сценарист | cледующая глава



Loading...