home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2


— Джули?

Она сидела, уставившись в пространство, не замечая ничего вокруг — суеты, проходящих мимо людей, любопытных взглядов. Услышав свое имя, молодая женщина повернулась и встала, чтобы поздороваться с идущим ей навстречу мужчиной.

— Дуг…

Когда брат Пола увидел на ее одежде кровавые пятна, он остановился. Черты его лица исказила гримаса горя. В дамской комнате полицейского управления Джули воспользовалась дезинфицирующим мылом с сильным запахом, чтобы вымыть лицо, шею и руки, но возможности съездить домой, чтобы переодеться, у нее не было.

Ради Пола она поддерживала дружеские отношения с его братом, но они никогда не чувствовали себя комфортно в обществе друг друга. Сейчас Джули устремилась к нему всем сердцем. Наверное, ему очень страшно видеть на ее одежде кровь своего брата — это свидетельство его насильственной смерти.

Джули быстро подошла к брату Пола, но Дуглас сам обнял ее — слегка, не прижимая к себе. Так, как мужчина обнимает подругу своего брата.

— Мне очень жаль, Дуг, — прошептала молодая женщина. — Ты его любил… И он тебя любил… Тебе, наверное, очень трудно.

Дуглас Уиллер отпустил женщину. В его глазах блестели слезы, но он держался с достоинством — так, как должен держаться Уиллер.

— Как ты? — спросил он. — Ты не пострадала?

Джули отрицательно покачала головой.

Он бегло оглядел молодую женщину, затем потер лицо обеими ладонями, как будто хотел стереть из памяти вид кровавых пятен на ее одежде.

Недалеко от нее и Дуга, давая им возможность несколько минут побыть наедине, стояли два детектива. Они представились Джули, когда прибыли в отель, чтобы осмотреть место преступления.

Детектив Гомер Сэнфорд — высокий чернокожий мужчина с широкими плечами и небольшим животом, выдающим возраст, напоминал бывшего регбиста. Джули решила, что ему слегка за сорок.

Второй детектив оказался полной противоположностью Сэнфорда. Во всем. Во-первых, это была женщина. Во-вторых, она была белая. Роберта Кимбалл едва доросла до пяти футов[4] и тщетно пыталась скрыть лишние двадцать фунтов[5] на талии под черным пиджаком, который носила с серыми брюками, туго обтягивавшими ее тоже отнюдь не худые бедра. В-третьих, Сэнфорд носил обручальное кольцо, а на пальце у Кимбалл такового не было.

Первыми на призыв службы безопасности отеля отозвались полицейские из местного участка Бакхед, но они сразу потребовали вызова бригады по осмотру места преступления. Такая бригада плюс два детектива, занимающихся тяжкими преступлениями, были присланы из главного полицейского управления.

Сэнфорд и Кимбалл показались Джули весьма профессиональными и в то же время тактичными. Они разговаривали с ней мягко, несколько раз извинились за необходимость начать расследование немедленно и задавать главной свидетельнице вопросы, несмотря на то что она все еще пребывала в шоке.

Теперь Кимбалл обратилась к Дугласу:

— Вам нужно прийти в себя или мы можем начать сразу, мистер Уиллер?

— Я в порядке, — он ответил излишне резко, стараясь уверить в этом в первую очередь самого себя.

Детективы приехали сюда прямо из морга. От них и от Джули исходил специфический запах. К тому же после визита в это мрачное заведение молодая женщина чувствовала себя оледеневшей и душой, и телом.

— Надеюсь, вы не станете возражать, если мистер Уиллер будет присутствовать, пока мы разбираемся с вашим заявлением, — обратился к ней Сэнфорд.

— Нет, конечно.

Дугу рано или поздно все равно придется выслушать ее рассказ о том, что произошло. Так отчего не сейчас?

Они прошли в отдел, занимающийся тяжкими преступлениями, и Сэнфорд провел их в небольшую комнату, которая, вероятно, служила ему кабинетом. Там догадка Джули относительно его спортивного прошлого подтвердилась. На стене висела фотография, на которой детектив был изображен в форме «бульдогов» и поцарапанном шлеме, пересекающим линию ворот с мячом под мышкой. На снимках на столе можно было увидеть симпатичную женщину и троих улыбающихся детишек. Сэнфорд подвинул Джули стул:

— Прошу, мисс Рутледж.

Она села. Он принес еще один стул — для Дуга. Кимбалл сказала, что предпочитает стоять. Сэнфорд сел за свой стол и подвинул поближе папку, на обложке которой уже стояли дата, фамилия Пола и номер дела. Пол Уиллер умер всего пять часов назад, но уже стал частью статистики.

Сэнфорд повернулся к Джули:

— Другие свидетели тоже сделали свои заявления. Сведения, которые мы записали на диктофон, распечатаны. Прежде чем вы подпишете эту распечатку, я бы хотел, чтобы вы еще раз все повторили. На случай, если решите что-то изменить или добавить.

Джули кивнула. Она обхватила себя руками за плечи. Заметив этот жест, Кимбалл сказала:

— Мы понимаем, как вам трудно.

— Да, верно. Но я хочу помочь. Я хочу, чтобы убийцу поймали.

— Мы тоже. — Сэнфорд взял шариковую ручку и щелкнул ею несколько раз, пока просматривал листы, подшитые в папку. — Вы и мистер Уиллер были в номере девятьсот один? Это угловой люкс, правильно?

— Правильно.

Детективы вопросительно смотрели на нее. Дуглас Уиллер глядел на свои ботинки. Джули вздохнула.

— Мы с Полом встретились там примерно в половине второго, — наконец сказала она.

— Вы поднялись сразу в номер? К стойке не подходили?

— Пол зарегистрировал нас обоих. Я немного опоздала. Когда я пришла, он был уже в номере.

Сэнфорд и его напарница обменялись взглядами, затем он снова уставился в папку. Джули не думала, что детектив действительно читал то, что перед ним лежало. Она полагала, что в этом нет необходимости. На данный момент Сэнфорд уже наверняка знал, что у них с Полом этот номер был зарезервирован на каждый вторник, вне зависимости от погоды, все пятьдесят две недели в году. Джули не собиралась вдаваться в подробности по этому поводу. Это не имело отношения к делу.

— Вы заказали ленч по телефону, — Сэнфорд перевел взгляд на молодую женщину, а Кимбалл добавила:

— Нам сообщили об этом служащие отеля.

Можно было не сомневаться в том, что детективы уже знали, что именно они с Полом ели. Полицейские наверняка были в курсе, что сегодня Пол заказал шампанское. Что это могло означать? Они не спросили, а Джули тоже не стала заострять на этом внимание.

— Кто-нибудь видел вас в этом номере, кроме официанта, который принес ленч? — спросил Сэнфорд.

— Нет.

— Вы все время были одни?

— Да.

После многозначительной и неловкой паузы детектив сказал:

— Вы сказали, что покинули номер приблизительно в три часа.

— У меня на четыре была назначена встреча.

— В вашей галерее?

— Да.

— Звонок в службу спасения поступил в три шестнадцать… — начал Сэнфорд.

Закончила за него эту фразу Кимбалл:

— То есть ограбление произошло за пять минут до этого.

— Тогда полагаю, что мы покинули номер сразу после трех, — нахмурилась Джули. — Потому что из него направились прямо к лифту, и нам не пришлось долго ждать.

Дуглас, которому, похоже, надоели всё эти уточнения во времени и пространстве, задал вопрос, который интересовал его больше всего:

— Убийце удалось скрыться?

— Как раз это мы и пытаемся выяснить, мистер Уиллер, — ответил Сэнфорд. — Мы опросили каждого гостя отеля и всех сотрудников.

— Не мог же этот человек ходить по гостинице в той ужасной маске, — заметила Джули.

— Мы полагаем, что он ее выбросил, — сказала Кимбалл. — Отель тщательно обыскан, но ничего найти не удалось. Ни спортивного костюма, ни маски…

—…нет, — теперь предложение закончил Сэнфорд.

— В таком большом отеле, как «Молтри», полно мест, где можно что-то спрятать, — заметил Дуг.

— Это так, — кивнул Сэнфорд. — Мы продолжаем искать. Специалисты осматривают мусорные камеры, люки, систему канализации гостиницы, куда бы преступник мог выбросить все эти вещи. Если, конечно, он не унес их с собой.

— Убийца просто взял и вышел из лифта, где совершил преступление? — удивился Дуг.

Кимбалл явно не хотелось признаваться, но она была вынуждена сказать:

— Возможно.

Дуглас Уиллер тихо выругался. Сэнфорд снова углубился в содержание папки. Через минуту он взглянул на Джули:

— Когда вы выходили из номера, в коридоре никого не было?

— Нет.

— Горничная, официант…

— Никого не было.

Молодая женщина вспомнила, как они шли к лифту. Пол обнял ее одной рукой за плечи. Он был таким родным, когда вот так шел рядом с ней… Сильным, добрым, все понимающим. Таким непохожим на то, что сейчас лежит под простыней в морге… Пол спросил, счастлива ли она, и Джули ответила, что совершенно счастлива.

— Вы разговаривали с другими пассажирами после того, как вошли в лифт? — спросила Кимбалл.

— Нет.

— А мистер Уиллер?

— Нет.

— Вам не показалось, что кто-то из них вас узнал?

— Нет.

— А между собой они говорили?

— Да. Женщины о чем-то беседовали. На нас никто не обратил внимания. Молодой человек молчал, он просто сделал шаг назад, чтобы освободить нам место. Мне показалось, что он думал о чем-то своем.

— Он прибыл сюда из Калифорнии и торопился на встречу, назначенную на половину четвертого. Боялся, что опоздает, — объяснила Кимбалл. — Мы проверили.

— А эти две дамы из Нэшвилла, — добавил Сэнфорд. — Они приехали на свадьбу одной своей родственницы, которая состоится в выходные.

— Как им не повезло… — вполголоса заметила Джули.

Разумеется, все, кто находился в лифте, пострадали материально и получили психологическую травму. Но эти трое никого не потеряли, только она… Эти трое были связаны с Полом Уиллером лишь коротким пребыванием в лифте… Для них он несчастная жертва, не больше. Безусловно, этот случай ни для кого из них не пройдет бесследно. Они будут вспоминать его каждый раз, входя в кабину, но он не стал самым страшным в их жизни. Для этих людей последствия произошедшего не были невосполнимыми.

Сэнфорд положил ручку на стол:

— Почему бы вам не рассказать нам все с самого начала? Не только для того, чтобы послушал мистер Уиллер, но и для того, чтобы мы еще раз услышали всю историю.

Детектив переплел длинные пальцы и зацепил их за брючный ремень — весь внимание.

Кимбалл прислонилась к углу его стола. Дуг закрыл подбородок и губы ладонью и посмотрел в глаза Джули.

Она описала короткий спуск до следующей остановки на восьмом этаже, рассказала, как открылись двери, вошел грабитель и нажал кнопку, оставляя их открытыми.

— Ваше первое впечатление? Что вам бросилось в глаза? — спросила Роберта.

— Маска. Акулья пасть.

— Вы не могли разглядеть его черты?

Джули отрицательно покачала головой:

— Открытым не было ни кусочка кожи. Даже на кистях… Он заправил рукава костюма в перчатки. Маска спускалась до самого горла, а куртка была застегнута на молнию до подбородка.

— Рост, вес?

— Он повыше меня, но совсем чуть-чуть. Комплекция средняя.

Детектив кивнул. Видимо, другие свидетели описывали преступника так же.

— В ближайшие несколько дней мы попросим вас прослушать несколько записей. Может быть, вы сможете узнать его по голосу. У нас есть фонотека тех, кто уже совершал преступления, — сказал Сэнфорд.

От упоминания о голосе сердце Джули замерло, а потом бешено заколотилось.

— Голос был жутким.

— Одна из женщин сказала, такой, как будто ногтями скребут по стеклу.

— Хуже. Значительно страшнее.

Джули вдруг вспомнила о том, что на убийце были большие очки.

— У него очки были очень темными, отчего глаза казались совсем черными… Прямо как у акулы. Но я чувствовала, что он смотрит на меня.

Сэнфорд слегка наклонился вперед:

— Если вы не могли видеть его глаза, как поняли, что преступник смотрит на вас?

— Не знаю. Просто поняла, и все.

Некоторое время все молчали, затем Кимбалл решила подсказать свидетельнице:

— Он велел всем встать на колени…

Джули продолжила рассказывать и дошла до того момента, когда Пол обратился к грабителю.

— Он сказал: «Итак, вы получили то, что хотели. Полагаю, это все?» По тону Пола я поняла, что он не столько напуган, сколько рассержен.

— Вероятно, так и было, — заметил Дуг.

— Я повернулась к Полу, хотела попросить, чтобы он не провоцировал грабителя. И в этот момент…

Неожиданно у молодой женщины вырвалось сдавленное рыдание, и она замолчала. Джули наклонила голову и закрыла ладонями глаза…

Все молчали. Тишину нарушало только тиканье чьих-то часов. Джули подняла взгляд.

— Почему он потребовал у нас только кольца и часы?.. Почему не взял бумажники? Разве это не практичнее? Украшения надо продавать или закладывать, а в бумажниках есть наличные, кредитные карточки.

— Мы решили, что грабитель собирался скрыться налегке, — сказала Кимбалл. — Не хотел держать в руках бумажники или сумки… Ему пришлось бы порыться в их содержимом и избавиться от них до того, как он покинул бы отель.

— Что он сделал после того, как убил моего брата? Куда пошел? — спросил Дуг.

— Не могу сказать, — ответила Джули. — Я… я ничего не помню после выстрела.

Сэнфорд сказал:

— Остальные трое свидетелей преступления тоже были слишком потрясены, чтобы заметить, куда направился убийца, мистер Уиллер. Молодой человек сказал, что, когда он пришел в себя, преступник уже исчез. Бизнесмен нажал на кнопку «Спуск». Просто не сообразил, что еще можно сделать.

— Мог бы попытаться погнаться за этим человеком…

— Не вини его, Дуг, — сказала Джули. — Я понимаю, как он перепугался… Он ведь только что видел, как Пола убили выстрелом в голову.

Снова все несколько мгновений молчали. Сэнфорд опять взялся за свою ручку:

— Ну, если вы помните еще что-нибудь…

— Да, помню, — внезапно сказала Джули. — На нем не было обуви. Кто-нибудь еще это заметил?

— Одна из женщин из Нэшвилла, — кивнул Сэнфорд. — Она сказала, что преступник был в носках.

— Это только догадка, — пожала плечами Кимбалл. — Но он, вероятно, знал, что туфли, особенно спортивного типа, оставляют следы, которые можно обнаружить.

— Он оставил следы? — подалась вперед Джули.

— Бригада по осмотру места преступления проверила. Нет.

Дуглас разочарованно вздохнул:

— Похоже, негодяй обо всем подумал заранее.

— Не обо всем, мистер Уиллер, — Сэнфорд отложил ручку в сторону. — Идеальных преступлений не бывает. Я уверен, что мы его поймаем.

Кимбалл была не менее оптимистична, чем ее напарник:

— Можете на это рассчитывать.

Чернокожий детектив подождал, не скажет ли Джули что-нибудь еще, затем протянул ей бумаги:

— Тогда все, мисс Рутледж. Вы готовы подписать свое заявление?

Молодая женщина быстро подписала, и детективы проводили ее и Дугласа к выходу. В коридоре по дороге к лифту Кимбалл коснулась руки Джули:

— Может быть, хотите спуститься по лестнице, мисс Рутледж?

Джули оценила ее тактичность:

— Спасибо, что спросили… Не стоит. Я в порядке.

Сэнфорд сказал Дугласу Уиллеру, что известит его, когда патологоанатом закончит свою работу и семья сможет забрать тело для похорон.

— Сделайте это как можно быстрее. Я буду признателен, если вы дадите мне знать, — сказал Дуг. — У нас сейчас много забот.

— Конечно. А еще мы хотели бы поговорить с другими членами вашей семьи. С вашей женой и сыном, в частности. Если можно, завтра.

Дуг Уиллер остановился:

— Зачем?

— Так положено. Если у вашего брата были враги…

— Не было. Пола все любили.

— Разумеется. Но кто-то из близких может знать что-то такое, что поможет нам найти преступника, даже не подозревая об этом.

— Как они могут что-то знать? Это же было случайное ограбление.

Сэнфорд посмотрел на Кимбалл, потом снова перевел взгляд на Дугласа:

— На данном этапе мы тоже так думаем, но обязаны проверить все возможные версии.

Похоже, Дуглас Уиллер собрался что-то ответить, но передумал. Вместо этого он заявил:

— Уверяю вас, что мисс Рутледж, я и моя семья сделаем все возможное, чтобы помочь расследованию.

— Вы пережили трагедию, мистер Уиллер. У вас в семье горе. Мы вам мешаем… Я все понимаю и прошу прощения, — извинившись, Сэнфорд сказал Дугу, что позвонит ему утром, чтобы назначить время встречи. — Мисс Рутледж, — он повернулся к Джули, — возможно, нам придется обратиться к вам еще раз.

— Я сообщила мисс Кимбалл номера всех своих телефонов. Я к вашим услугам, как только понадоблюсь.

«Если переживу эту ночь…» — подумала Джули.

Она так устала, что с трудом двигалась, но перспектива ехать домой одной, ложиться в постель и выключать свет ее совсем не прельщала. Ужасная картина — смерть Пола — все время стояла перед глазами молодой женщины. Сможет ли она вообще заснуть?

Роберта Кимбалл как будто прочитала эти мысли и спросила, нет ли у мисс Рутледж кого-нибудь, кто мог бы побыть с ней.

— Мы можем прислать полицейского. Женщину…

— Нет, спасибо. Я лучше побуду одна.

Детектив понимающе кивнула.

Подошел лифт. Сердце Джули сжалось, но она вошла в кабину и повернулась лицом к двери. Дуглас встал рядом. Сэнфорд сочувственно посмотрел на них:

— Пожалуйста, примите мои глубочайшие соболезнования.

— Мои тоже, — добавила Кимбалл.

Двери закрылись, и лифт поехал вниз.

— Чтобы не смущать семью, — сказала Джули, — я буду держаться на приличном расстоянии. — Она надеялась, что Дуглас возразит, но не дождалась этого. — У меня только одна просьба, Дуг. Ты разрешишь мне самой выбрать цветы на гроб? — Горло перехватило, но молодая женщина справилась, ей не хотелось плакать в присутствии брата Пола. Она неотрывно смотрела на полосу между дверями лифта, высоко подняв голову и выпрямив спину. — Пожалуйста.

— Хорошо, Джули.

Она услышала какой-то сдавленный звук и краем глаза увидела, что Уиллер плачет. Плечи Дугласа тряслись, хотя он и пытался справиться с эмоциями. Молодой женщине инстинктивно захотелось взять его за руку, как-то выразить свое сочувствие, но она сдержалась, не зная, как он прореагирует.

— Я все еще не могу поверить, — хрипло сказал Дуглас.

— И я не могу.

— Его на самом деле больше нет.

— Нет…

— Господи, — Уиллер тяжело вздохнул и потер кулаками глаза. — Какой-то кошмар! Дикость… И наглость, с которой все это было сделано. Решиться на такое мог только человек, которому нечего терять.

— Или тот, кто был уверен, что ему удастся избежать наказания.

Джули повернулась и посмотрела прямо ему в глаза. Тут лифт остановился, и двери открылись. Она вышла, не оглядываясь.



предыдущая глава | Сценарист | cледующая глава



Loading...