home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3


Решение было принято, когда они второй раз пили «Кровавую Мэри». Во всяком случае, он решился и, если судить по исходящим от нее флюидам, она тоже. Ситуация была далеко не идеальной. Потребуется целый ряд рискованных действий, но если есть желание…

В настоящий момент из-за этого желания ему сильно мешал застегнутый ремень безопасности.

К счастью, они летели бизнес-классом. За билет в бизнес-класс при перелете через Атлантику авиакомпания дерет целое состояние, но он этого стоит. Кожаные кресла здесь мягкие и удобные. С помощью кнопки, если захочется, кресло можно опустить почти до горизонтального положения. Не идеально, конечно, но с эконом-классом никакого сравнения.

У каждого пассажира была собственная видеосистема, хотя свою он пока не задействовал. Еда по самолетным стандартам была более чем приемлемой. Его внутренние часы подсказывали, что сейчас самое время позавтракать, но подали обильный ленч. Во время нескольких перемен он успел прочитать европейский вариант «Нью-Йорк таймс», который прихватил в киоске во время пробежки по аэропорту имени Шарля де Голля.

Он никогда не приезжал в аэропорт заранее. Наоборот, у него выработалась привычка появляться перед самым окончанием регистрации, быстро сдать багаж, если в этом была необходимость, пройти паспортный контроль и оказаться перед выходом на посадку уже после ее объявления. Это была своеобразная игра: вдруг не успею? Риск щекотал нервы и делал в целом скучную процедуру вполне переносимой.

Стюардесса попыталась уговорить его съесть мороженое с фруктами и взбитыми сливками. Он сам определился с первыми и похвалил себя за то, что отказался от последних.

Ленч, начавшийся с двух закусок и закончившийся десертом, занял большую часть первых трех часов полета. Поскольку оставалось еще семь, он опустил шторку на окне, как предписывали правила, чтобы другие пассажиры могли уснуть, включил верхнюю лампочку, поудобнее устроился в кресле и принялся за новый триллер, который шел в списке бестселлеров первым номером. Он успел уже прочитать пять глав, когда мимо него в хвост самолета прошла женщина, сидевшая на месте 5С.

Он заметил ее давно.

Они вместе шли в небольшой группе пассажиров после объявления посадки в бизнес-класс и случайно встретились глазами. И он, и она взгляд сразу отвели, как это обычно делают незнакомые люди, но затем каждый из них посмотрел на другого еще раз. Потом он заметил, что она на него смотрит, когда укладывал свои вещи в верхнее багажное отделение.

Он обратил на женщину внимание, когда она прошла к туалету. Заметил, когда вышла. Следил, как она возвращалась к своему месту, испытал восторг, когда незнакомка прислонилась к пустому креслу напротив, и внутренне задрожал, когда она показала на книгу, которую он держал в руках:

— Я заметила, что вы читаете. Хороший роман.

— По тому, как началось, складывается именно такое впечатление.

— Дальше будет еще лучше, — женщина улыбнулась и собралась пройти дальше, но он задержал ее, спросив:

— Вы другие книги этого автора читали?

— Я его фанатка.

— Гм-м… Интересно.

— Почему?

— Можете считать меня женоненавистником, но разве его книги не адресованы в основном мужской аудитории? Они правдивые, не приукрашенные.

— Вы на самом деле женоненавистник?

Он усмехнулся, радуясь способности незнакомки все схватывать на лету.

Она добавила:

— Некоторым женщинам тоже нравятся правдивые и не приукрашенные книги.

— Вам, например?

— Сознаюсь.

Он показал на свободное место рядом с собой:

— Могу я предложить вам выпить?

— Я только что закончила ленч.

— Тогда угостить выпивкой после ленча?

Она посмотрела на свое место в двух рядах от него, затем на ряд напротив и спросила:

— «Кровавая Мэри»?

— Я бы тоже это выбрал.

Женщина села и скрестила ноги, вытянув их вперед. Высокие каблуки. Колготок нет. Это он отметил особо. Его взгляд задержался там, где заканчивалась юбка, чуть выше коленей, но это, похоже, женщину ничуть не смутило. Незнакомка глаза не отвела. Очень красивые глаза, между прочим, сказал он сам себе. Серые. Цвета грозовых туч над океаном.

Мужчина протянул руку и нажал на кнопку вызова стюардессы.

— Я Дерек Митчелл, — представился он в ожидании бортпроводницы.

— Знаю.

У него даже щеки порозовели от удовольствия. Он решил, что женщина его узнала, но она протянула руку через подлокотник кресла и показала на посадочный талон, который выглядывал из его кармана. Имя было написано очень четко.

Она рассмеялась, заметив его разочарование, затем спросила:

— Живете в Атланте?

— Да. А вы?

— Тоже. Что вы делали в Париже? Бизнес, развлечения или просто встречались с кем-то?

— Развлечения. Вроде того. Моей матери исполнилось шестьдесят пять лет. Она никогда не была в Париже, поэтому заставила отца устроить праздник там. На город спустился целый клан Митчеллов.

— Большая семья?

— Немаленькая. Во всяком случае, парижане теперь считают именно так.

И снова мягкий смех, почти мурлыканье. «Интересно, она понимает, насколько это сексуально?» — подумал он и решил, что понимает. Разумеется, понимает.

— Девушка к нам не спешит… — Дерек посмотрел в переднюю часть салона.

Да, стюардесса явно не торопилась.

Как будто прочитав его мысли, собеседница встала. Он испугался, что женщина собралась уйти, но она шепотом спросила:

— Со льдом?

— Обязательно.

Она пошла по проходу. Вид сзади был превосходный. Не просто здорово — чертовски великолепно. Черный костюм явно сшит на заказ, так хорошо смотрятся только сшитые вещи. То, как сидел костюм, говорило об участии в крое дизайнера. Темные волосы стянуты в хвост. Это ему, как правило, не нравилось, но странным образом в данном случае эта прическа оказалась хороша. У женщины были вкус и стиль, а еще она казалась одновременно неглупой и сексуальной. И обручального кольца на пальце нет. Через минуту она вернулась. Следом шла стюардесса с маленьким подносом. Бортпроводница подала ему стакан со льдом и томатным соком, а также маленькую бутылочку водки. Коктейль незнакомки был уже смешан.

— Подойдите к нам попозже еще раз, — сказал Митчелл стюардессе.

— Обязательно.

Он вылил водку в свой стакан, быстро помешал соломинкой и поднял его. Женщина сделала то же самое. Они чокнулись и держали так стаканы несколько секунд, глядя друг другу в глаза. Затем она перевела взгляд на горящую лампочку.

Инстинктивно, ни о чем не спрашивая, он нажал на кнопку на своем подлокотнике. Свет погас.

— Так лучше?

— Да. Эта лампочка такая яркая… — она стала говорить намного тише, как будто отсутствие света призывало к шепоту, и не закончила то, что хотела сказать.

Женщина отпила глоток. Как показалось Дереку, немного нервно. Опустив голову, она смотрела в свой стакан, подталкивая соломинкой кубик льда.

— Что вы делаете? — Так и не представившаяся незнакомка подняла голову и взглянула на своего собеседника.

— Вы имеете в виду профессию? — он улыбнулся. — Я адвокат.

— Корпоративный?

— Нет. Специализируюсь по уголовным делам.

Женщину это заинтересовало. Она повернулась к нему, задев носком туфли его ботинок и край брюк, и лодыжка Митчелла внезапно стала эрогенной зоной.

— Интересы какой стороны отстаиваете? — спросила она.

— Ответчика.

— Могла бы и сама догадаться…

— В самом деле?

— Угу, — женщина кивнула и сделала следующий глоток. Затем она еще раз оглядела Митчелла. — Для человека, живущего на жалованье гражданского служащего, вы слишком хорошо одеваетесь.

— Спасибо. — Поскольку она все еще рассматривала его, Дерек спросил: — И?..

— И не выглядите… — она опять немного склонила голову, — достаточно праведно, чтобы оказаться прокурором.

Митчелл засмеялся, причем довольно громко, так что мужчина, сидевший напротив, посмотрел на них и отрегулировал свои наушники. Дерек намек понял и наклонился к незнакомке, оказавшись в нескольких дюймах от ее лица. Она не отодвинулась.

— Описывая меня, кто-нибудь вряд ли употребил бы слово «праведник»…

— Значит, непочтительные анекдоты об адвокатах вас не оскорбляют?

— Конечно, нет! Тем более что в большинстве из них я главный персонаж.

Помня о мужчине, сидящем через проход, она закусила нижнюю губу, чтобы не рассмеяться. Зубы ровные. Нижняя губа, едва тронутая помадой, пухлая. Очень сексуальный рот…

— Почему уголовное право? — Она теребила верхнюю пуговицу своей блузки, и на мгновение это движение отвлекло Дерека.

— Почему уголовное право? Там как раз все плохие парни.

— И вы этих плохих парней защищаете.

Он улыбнулся:

— С выгодой для себя.

Они продолжали пить свой первый коктейль и болтать. Говорили о любимых ресторанах в Атланте, о проблемах с пробками на дорогах… О том о сем, но ни о чем личном или существенном.

Затем женщина неожиданно сказала:

— Как я поняла, вы не женаты.

— Нет, не женат. Почему вы об этом подумали?

— Дедуктивное мышление. Если бы вы были женаты, даже неудачно, супруга была бы с вами. Ни одна женщина не упустит возможность съездить в Париж, даже если придется страдать на праздновании дня рождения свекрови.

— Жена могла поехать со мной, но остаться в Париже, посмотреть достопримечательности.

Незнакомка немного подумала, потом глянула в свой стакан и опять помешала соломинкой кубики льда.

— Никакая жена не пустит такого мужчину путешествовать в одиночестве.

— Я выгляжу столь ненадежным?

— При чем здесь вы? Жена побоялась бы других женщин.

Эти слова взбодрили эго Митчелла. Он наклонился ближе, хотя ближе было уже почти некуда.

— Вы тоже путешествуете одна…

— Верно.

— Бизнес или развлечение?

Она допила коктейль, затем взглянула на свою левую руку без обручального кольца:

— Я отправилась через океан, в Париж, чтобы поймать своего мужа в постели с другой женщиной.

«Бинго», — подумал Дерек. Он думал, что выиграл в лотерею, а на самом деле проиграл. Или нет? Ее, с такими туманными серыми глазами, ртом, который хотелось немедленно поцеловать, великолепными ногами и чудесной попкой бросили ради другой женщины. Она уязвима, ищет сочувствия, хочет, чтобы ее убедили, что она все еще привлекательная, соблазнительная.

Митчелл кивнул на пустой стакан:

— Повторить?

Она не отвела глаза, и Дерек понял, что незнакомка стоит на перепутье. Думает, что ей делать: вежливо поблагодарить и вернуться на свое место или остаться и поглядеть, что будет дальше? Женщина снова закусила очаровательную нижнюю губу и наконец решилась:

— Конечно. Почему бы и нет?

На этот раз стюардесса отозвалась быстрее, и он заказал еще два коктейля. Ожидая вторую «Кровавую Мэри», Дерек огляделся. Другие пассажиры или спали, или были погружены в просмотр фильмов на своих видеосистемах. Практически все лампочки в салоне оказались потушены. Светились только табло, обозначающие выходы и туалеты. Лишь одна пожилая женщина читала, включив свою лампу — та образовывала единственную световую точку.

Вернулась стюардесса и подала им напитки — так же, как в первый раз.

— Почему она смешивает ваш коктейль? — спросил Дерек.

Она потупилась и опять принялась теребить верхнюю пуговицу блузки.

— Я ее сама попросила. Она наливает мне двойную порцию водки…

— О бог мой! — воскликнул он театрально, но шепотом.

— Я не хотела, чтобы вы подумали, будто я алкоголичка, — с этими словами женщина стянула резинку с хвоста и тряхнула головой. Темные волосы красивой волной рассыпались по плечам. Вздохнув, она снова положила голову на подголовник и закрыла глаза. — Мне необходимо расслабиться… Перестать обо всем этом думать…

— Тяжелая сцена в Париже?

Она с трудом сглотнула. Из закрытых глаз выкатилась слеза и побежала по щеке вниз.

— По десятибалльной шкале?

— Десять?

— Двенадцать.

— Мне очень жаль.

— Спасибо.

— Он, видимо, просто идиот.

— Еще раз спасибо, — незнакомка повернулась к нему. — Мне бы не хотелось об этом говорить.

— Мне тоже, — Дерек немного помолчал, затем протянул руку и вытер слезу с ее щеки кончиком указательного пальца. — О чем будем разговаривать?

Не отводя глаз, она посчитала как минимум до двадцати, затем спросила хриплым голосом:

— Разве нам обязательно разговаривать?

Ее взгляд переместился на губы Митчелла, где задержался на несколько секунд, потом вернулся к глазам. В тот момент он уже знал. Наверняка. У них будет секс. И не тогда, когда они прилетят в Атланту. Прямо здесь. Прямо сейчас.

У Дерека были друзья, которые рассказывали, что занимались сексом в самолете. Он слышал истории о парах, которых застали в пикантной ситуации во время полета, но не слишком в них верил.

Даже с практической точки зрения это было рискованно. Прежде всего, есть сотня шансов быть пойманным — это зависит от размеров самолета и числа пассажиров. Следующей проблемой было то, что, где бы ты этим ни занялся, пространство обязательно будет ограничено.

Но сама возможность заставляла организм вырабатывать тестостерон в таких количествах, что он, бедный, едва справлялся.

И еще нужно учесть, что его потенциальная партнерша смотрит с такой откровенной жаждой… Ее глаза так много обещали, под респектабельной внешностью скрывалось столько страсти! Может быть, она полагает, что муж изменил ей потому, что она была слишком сдержанной в супружеской постели, не давала себе волю действовать импульсивно, все следовала каким-то условностям?..

Так или иначе…

Митчелл еще раз огляделся. Женщина, читавшая книгу, выключила свет. Мужчина через проход дремал под видеофильм. Взгляд Дерека вернулся к глазам незнакомки. Они выражали желание — такое убедительное… Он сам так убеждал в невиновности своих подзащитных скептически настроенных присяжных.

Незнакомка поставила стакан на подлокотник, затем коснулась его руки кончиками холодных пальцев. Всего лишь легкое прикосновение, но это было совершенно недвусмысленное приглашение. Еще через секунду она встала и бесшумно пошла по темному проходу к туалетам в передней части салона.

На другой стороне занавеской был задернут вход на кухню. Никто — ни пассажиры, ни бортпроводники — не смотрел на них, тем не менее сердце Дерека бешено колотилось. Он что, рехнулся? Совсем лишился мозгов? Неужели он на самом деле пойдет на это?

Можете быть уверены, пойдет.

Ведь он всегда выигрывает там, где ставки предельно высоки. Потому что у него чутье, которое ни разу не подводило. А сейчас ситуация сложилась так, что если и есть на свете женщина, которая хочет, чтобы ее немедленно трахнули, так это именно тот случай. И имеется еще одна причина — самая главная. Он сам ее желает.

Дерек расстегнул свой ремень безопасности, затем тихо встал и переместился в проход между рядами, стараясь не привлечь ничье внимание и не побеспокоить никого из дремлющих пассажиров.

Она оставила дверь в туалет чуть-чуть приоткрытой. Митчелл втиснулся в невозможно тесное помещение, затем завел руку за спину, чтобы закрыть дверь. Убедился, что она заперта.

Женщина почти сидела в раковине. Она уже сняла пиджак. Первые три пуговицы блузки были расстегнуты, и Дерек видел ее грудь в кружевном бюстгальтере.

Они несколько секунд смотрели друг на друга, а потом их губы слились в поцелуе, равного которому Митчелл не мог вспомнить. Незнакомка приняла его язык в рот так эротично, что специалист по уголовному праву содрогнулся от желания, какого не помнил с тех пор, как был подростком.

Его пальцы занялись четвертой перламутровой пуговицей блузки, расстегнули ее, а также следующую, руки скользнули под тонкую ткань и легли на грудь, мягко сжали ее, лаская набухшие соски. Женщина едва сдержала крик наслаждения.

Продолжая поцелуй, она стала расстегивать его ремень и брюки, а он провел руками по внешней стороне ее бедер, затем сдвинул вверх юбку и увидел трусики, тоже кружевные. Дерек стянул их рывком — через высокие каблуки.

Через секунду Митчелл взял ее за бедра и вошел в лоно — одним сильным движением.

Когда все закончилось, оба смущенно рассмеялись.

Женщина подняла голову с его плеча. Они неловко отодвинулись друг от друга. Дерек заметил, какими пунцовыми были ее лицо и грудь, когда она стала застегивать пуговицы.

Он заправил рубашку в брюки, застегнул молнию и ремень. Она надела пиджак. Потянулась за своими трусиками, которые Дерек второпях отбросил в сторону, но надевать не стала. Он помог незнакомке встать и оправить юбку. Места едва хватало, чтобы стоять лицом к лицу.

Митчелл погладил ее по щеке — та была лихорадочно горячей. Он подумал, не поцеловать ли незнакомку. Ему этого очень хотелось. Но прежде чем Дерек решился, она сказала:

— Иди первым. Мне нужно… немного задержаться.

— Ладно.

— Полагаю, ради приличия, мне вообще стоит вернуться на свое место.

Это его разочаровало. Митчелл надеялся, что они закончат перелет, сидя рядом, наслаждаясь своей замечательной тайной, поглядывая друг на друга, качая головами и посмеиваясь над нелепостью случившегося.

Дерек одарил женщину своей самой обаятельной улыбкой:

— Я могу уговорить тебя передумать?

— Нет. Так лучше.

— Ты в порядке?

— Да, — она ответила слишком быстро и, очевидно, сама это заметила, потому что повторила: — Конечно, да.

— Жалеешь?

В первый раз после того, как все это произошло, она посмотрела ему прямо в глаза:

— Ничуть.

— Отлично, — улыбнувшись, прошептал Митчелл. — Увидимся на земле?

— Увидимся.

Дерек приоткрыл дверь, увидел, что никого нет, и выскользнул из туалета. Он услышал, как она заперлась. Никто из других пассажиров вроде бы даже не пошевелился. Шторка, закрывающая кухню, была задернута. Их стаканы все еще стояли на подлокотниках. Митчелл рухнул в кресло, чувствуя себя великолепно.

На самом деле, он ощущал себя на небесах в прямом и переносном смысле слова.

Через несколько минут она прошла мимо к своему месту. Многозначительно взглянула, но ничего не сказала. Дерек смотрел, как женщина усаживается, затем взял свою книгу, включил свет и попытался читать, но не смог понять ни одного предложения. От выпитых коктейлей приятно гудело в голове и клонило в сон. И — кого он обманывает? — ему хотелось еще раз пережить те несколько минут в туалете.

Какой бесшабашный поступок!

Какой фантастический секс!!

Какая потрясающая женщина!!!

Засыпая, Митчелл поймал себя на том, что довольно улыбается.

Его разбудил звон стаканов на тележке, которую толкала по проходу стюардесса, выглядевшая такой же свежей, как при посадке. Интересно, как это у них получается? Его одежда была смята. Голова в тумане… И очень хотелось почистить зубы.

Дерек зевнул, потянулся и повернул шею, чтобы взглянуть за спину. Ее место пустовало. Он посмотрел в сторону туалетов и разглядел, что оба заняты.

— Кофе, мистер Митчелл?

— Да, пожалуйста.

Стюардесса улыбнулась и протянула руку к иллюминатору, чтобы открыть шторку. Он выглянул и увидел внизу, уже очень недалеко, родную землю. У Дерека всегда вставал комок в горле, когда он бросал первый взгляд на Америку, возвращаясь из-за океана. Сентиментально.

Митчелл ощутил настоящий приступ голода. Он с удовольствием съел круассан с сыром и ветчиной и выпил чашку черного кофе.

— Нам осталось лететь минут сорок пять, — сообщила стюардесса, наливая ему вторую. — Можете пока заполнить таможенную декларацию.

— Обязательно.

Один из туалетов освободился. Митчелл встал, захватив с собой набор туалетных принадлежностей, которыми снабжали пассажиров бизнес-классса. Он умылся, почистил зубы и долго полоскал рот. Прежде чем выйти, Дерек оглянулся и покачал головой. Адвокат даже усмехнулся, не в силах поверить, что в столь непрезентабельном месте у него был великолепный секс.

Митчелл заметил, что место 5С все еще пустовало. Он представил себе…

— Черт! Как же ее зовут?

Он в уме быстро прокрутил все назад, затем припомнил все, о чем они говорили. Нет, женщина не назвалась, а сам он не спросил. Неудивительно, что ей не захотелось продолжать полет, сидя с ним рядом. Наверняка думает, что он полное ничтожество.

Дерек несколько минут смотрел в иллюминатор, ругая себя за то, что, как последний дурак, не узнал даже ее имя. Когда он снова посмотрел вперед, свободны были оба туалета. Митчелл резко повернулся. Женщина сидела на своем месте.

Он не заметил, как она прошла по проходу! Как это он умудрился? Он же смотрел в ту сторону! Митчелл надеялся, что женщина не сделала ошибочные выводы, что это умышленно, что он избегает ее. Дерек попытался поймать ее взгляд, но она оперлась на подголовник и закрыла глаза.

Митчелл уже подумывал, не встать ли и не подойти ли к ней, чтобы поговорить, но последовало объявление, что самолет приближается к Атланте. Пассажиров попросили пристегнуть ремни и оставаться на своих местах до окончания полета.

Он снова взглянул на ту, чье имя так и не узнал, не обращая внимания на людей, сидящих сзади. Наверное, кто-то из них недоумевал, куда, черт побери, он смотрит. Дерек мысленно приказал ей открыть глаза, но она не послушалась.

Пилоты посадили самолет идеально. Митчелл с трудом выдержал длинную рулежку до терминала. Как только разрешили встать, он вскочил со своего места и ринулся по проходу, но пассажиры, сидевшие между ним и местом 5С, тоже поднялись с кресел. Они доставали вещи из верхних багажных отделений и двигались к выходу. В этой толпе Митчелл потерял женщину с серыми глазами из вида.

Оказавшись в здании аэропорта, люди потянулись к стойкам паспортного контроля. Дерек не видел ее впереди и решил, что она либо сильно его обогнала, либо ее загородили габаритные попутчики из эконом-класса.

Его заставили встать в очередь на проверку паспортов и не хотели слушать никаких возражений. Дерек продолжал разглядывать толпу пассажиров со своего рейса, а также с других, прибывших практически в одно время с ними.

Наконец Митчелл заметил ее в очереди к третьей от него стойке, несколько впереди. Он помахал, но женщина его не увидела. Дерек решил, что со свиданием будет удобнее подождать до получения багажа, чем пытаться протолкаться к ней сейчас.

Казалось, очередь тянулась целую вечность, но наконец кончилась и она — Митчелл прошел паспортный контроль. В зале выдачи багажа он кинулся к транспортеру, на который поступали вещи с их рейса, и увидел ту, которую искал, в дальнем конце как раз в тот момент, когда она снимала с ленты свой чемодан. Расталкивая пассажиров, которые от усталости стали весьма раздражительными, Дерек кинулся к ней. Женщина замерла, когда заметила, что он пробирается сквозь толпу. Через минуту он улыбнулся ей:

— Я идиот и полное ничтожество. Даже не представляю, как поздороваться… Я ведь не знаю ваше имя.

— Зато я ваше знаю.

Митчелл был несколько озадачен, причем не столько тем, что она сказала, а тем, как это было сказано. Он пытался объяснить себе столь холодный тон, но вдруг понял, что изменился не только он — другим стало все ее поведение. Женщина уже не казалась такой уязвимой, такой обаятельной и уж точно не выглядела такой доступной. Все пуговицы были застегнуты — и на блузке, и на пиджаке. По сути, она ясно давала ему понять: «Даже не думай об этом».

Голос звучал холодно. Глаза, такие зовущие прошлой ночью, смотрели сурово, если не сказать враждебно. Она улыбнулась, и это была самодовольная улыбка игрока, положившего на стол козырного туза.

— Вас поимели, мистер Митчелл, — сказала она вполголоса, но вполне отчетливо.

«Вас поимели, мистер Митчелл», — повторил он сам себе, и добавить к этому было нечего.



предыдущая глава | Сценарист | cледующая глава



Loading...