home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Первое, что я увидела, очнувшись, — барханы черного песка. Я словно оказалась посередине засушливой пустыни, что простиралась до самого горизонта со всех сторон. Жары не было. Был холод. Я чувствовала, как невыносимо продрогла. Было тяжело даже двигать пальцами, чтобы немного согреть их.

Последнее, что я помнила перед потерей сознания — легкое материнское касание губ Кансмогемы. Алиса, ее плоть и кровь, исчезла. Я сидела в полумраке между обрушившимися подвесными осветительными колоннами и слабо осознавала где я, что я и кто я.

С последним вопросов было меньше всего. Я студентка первого года обучения магической академии Тинрас — Тиарис Моридар. Также я вполне четко осознавала, что мне предстояло сделать, чтобы решить свою главную проблему поиска правды. Только одно «но» — произошедшее вынудило меня несколько изменить приоритеты и заняться другими вещами.

А еще я знала, что в подземном бункере я была одна. Других слов, незнакомых мне совершенно новых, в голове крутилось немерено, словно с благословением Кансмогема передала мне некоторые случайные знания, которые она получила в другом мире. Возможно даже в том мире, где родилась Ирис.

Песок более не подчинялся мне. Его будто перехватили, и вскоре я перестала даже пытаться что-то сделать с ним и как-то на него воздействовать. Будь что будет — я была готова к любому результату и не стала удивляться появлению Аургуса.

Он вышел первым. Затем я увидела, что за ним было еще несколько человек в черной форме с золотыми, словно пустынное солнце, полосками. Если я не ошибалась, эти люди были стражами особого следственного подразделения, разбирающегося с преступными организациями.

— Студентка Моридар, — прошуршал он. Его голос звучал до того бесчеловечно, что даже не по-звериному. Словно машина. Словно шорох песка во время песчаной бури. Это было необычно, и я пока еще не успела привыкнуть. — Вы будете отконвоированы для дачи показаний.

Отконвоирована… куда? Разве он не должен был сообщить точное место прибытия и временного содержания? Действительно, когда арестовывали родителей, им тоже никакой четкой информации не давали. Просто «вы арестованы» и все. И все? Мне не стоило сдаваться на чужую милость, как то сделали они много лет назад.

— Арвалог, — выдохнула я прямо в лицо, когда Рур Аургус подошел достаточно близко ко мне, чтобы услышал только он. И он вздрогнул, подняв на меня взгляд практически бесцветных зеленых глаз.

— Мы поговорим об этом позже, — прошипел наставник, дернув мне руки за спину и чем-то закрепив их.

С таким мне сталкиваться не приходилось еще ни разу в жизни! Это было странно и занимательно одновременно, и я не стала противиться аресту. Как минимум, наши цели в чем-то были одинаковы: обе стороны хотели вывести меня отсюда и обе хотели знать правду.

Магия, позволявшая мне подчинять песок, развеялась. Пока конвой выводил меня из этого жуткого места, я мимолетно оглядывалась по сторонам, прекрасно понимая, что призвать столько песка, что им завалено все вокруг, я не могла даже в мечтах. Это могло значить одно из двух: либо мне помогла мощь Кансмогемы, либо к этому приложил руку Рур Аургус. И мне, честно, было совершенно наплевать.

Солнечный свет ослепил меня на несколько мгновений и даже больше, и конвою пришлось тащить меня волоком, пока я наконец не пришла в чувство. Следующим пунктом плана на сегодняшний день была крайне «комфортабельная» поездка в арестантской повозке… не в одиночку. Появление рядом со мной наставника было весьма неожиданным.

Крытая повозка-коробка тронулась. За маленьким зарешеченным оконцем было светло, и благодаря этому внутри господствовал полумрак. Я могла видеть наставника, он мог видеть меня, и мы… молчали. Рур Аургус беспечно облокотился спиной к стене и закрыл глаза. Он верил мне. Невероятно! И это при том, что даже я не верила самой себе и знала, что ни в коем случае я не должна рассказывать о встреченной в плену Алисе, одержимой Кансмогемой.

— Что ты готова рассказать? — не открывая глаз, спросил наставник. — Почему спросила об Арвалоге?

Я сама не знала, о чем была готова поведать. Зато ответ на второй вопрос у меня был, и он был до того элементарным, что я не видела проблему в его озвучивании.

— Мужчина, который меня охранял, так бурно отреагировал на появление песка. До этого я видела подобную магию только у вас. Она словно… прицепилась… ко мне в тот раз… когда я вас водой окатила. Я подумала, что мне стоит у вас спросить… об этом.

— Не стоит, — резко отрезал наставник и повторил, но тише и спокойнее. — Не стоит вспоминать давно ушедшее. Арвалог стерт со всех карт как империи, так и иных государств. Что было, то было. То прошло. Что еще?

Могла ли я рассказать, что меня похитили потому, что собирались украсть Ирис? Вряд ли стоит делать ее отношения с министром Крайлу достоянием общественности. Мне до сих пор не верилось, что господин Моридар, будучи тем, кого боялись все пансионерки без исключения, на самом деле не был столь политически силен и влиятелен, как приписывал себе.

— Не знаю. Незнакомый юноша пригласил меня на вечеринку по случаю начала учебного года, — я не стала упоминать имя Ирис. В конце концов, именно она меня пригласила. — Там были другие студенты. Много студентов. Я не могла пропустить ежегодное студенческое собрание. Не могла нарушить традицию.

— Традицию? — не поверил моим словам наставник. Даже глаза открыл и сел передо мной ровно. — Китт… Ректор Алькаит Денвер не сообщал ни о какой студенческой вечеринке. Надо будет спросить его отдельно. Дальше.

И я рассказала ему и про случившееся с платьем несчастье (о, мужчине было крайне «интересно» выслушивать подобное), и про девушку-хозяйку, которая оказалась преступницей Кайгэ. На моменте появления ничего не понимающей дезориентированной Алисы я остановилась, не зная, о чем рассказывать дальше. Это был предел того, о чем я могла сообщить.

— Не густо, — прошипел наставник. — Мало. Ты видела гостей аукциона? Сколько их было? Где содержались лоты, и сколько их было?

— Я не успела дойти до зала, а потом… не помню. Я проснулась, а вокруг уже все было разрушено и заметено песком. Мне казалось, там не было песка. Помню, было шумно. Столько шума не могли создать несколько человек. Это была толпа тридцать или даже сорок человек. Не меньше… Что со мной будет?

— Отправишься в академию под «домашний» арест. Я не понимаю природы твоей магии. Сам факт того, что ты скопировала мою индивидуальную силу… или даже воспользовалась ей напрямую через меня… Иначе я не смог бы отследить твое местоположение…

Наставник не договаривал фразы, и меня это пугало. Пугало даже сильнее, чем пришествие Кансмогемы в обличии Алисы, девушки-дракона из не совсем дружелюбного королевства. Неужели действительно запрет меня в академии? Я буду только рада!

— Спасибо.

Оставшийся путь в повозке мне даже не запомнился. Кажется, я даже уснула, понадеявшись, что меня-таки привезут туда, куда пообещали. Я не заметила, как наставник накинул на меня свою огромную для маленькой меня куртку, которая прятала кровавые пятна и брызги на моем платье. Точнее не на моем, но… теперь оно будет моим!

Он сдержал обещание. Я никогда не видела академии «Тинрас» снаружи: все ее башенки, стрельчатые окошечки и массивные стены снова остались не у дел — меня отконвоировали внутрь настолько быстро, что я даже среагировать не успела, не то что рассмотреть и оценить архитектурные красоты.

— Переодеваешься и сразу на занятие к Шемусу Шторму. Он распределит тебя в одну из учебных групп и… тебя в принципе ничего из этого касаться не должно.

Меня в принципе ничего не касается. Особенно переход на «ты». Но все эти мелочи меркли на фоне новой встречи со старшим братом. Божественное провидение свело наши жизни вновь, и теперь я не собиралась его отпускать так просто! Я буду лучшей ученицей по его предмету!

Конвой покинул меня, стоило двери в нашу с Ирис комнату закрыться, заперев меня изнутри. Только сейчас я могла перевести дух и хоть немного расслабиться. Могла бы, если бы наставник не сообщил, что мне нужно срочно отправляться на занятие к Шему. Разве я могла пропустить первую лекцию горячо любимого брата? Нет! Поэтому мне пришлось брать себя в руки, собраться с силами и переодеться во второй комплект униформы. К моему удивлению, в шкафу уже висели зимние пиджаки пудрового цвета. Красивые, что сказать!

Из комнаты я не выходила, я летела! Еще в первый день я узнала, где будет находиться учебная аудитория травоведческих дисциплин, и сегодня была во всеоружии! Правильность моего места прибытия подтверждалась знакомыми лицами однопоточников. Надеюсь, в этот раз я не ошиблась — уж слишком фатальную ошибку допустила вчера.

Шем… Появление брата я почувствовала гораздо раньше, чем увидела его вживую. Он мягко и тихо ступал по длинному коридору, приближаясь к учебной аудитории. Влюбленные шепотки девушек я старалась не замечать, но не могла сказать, что они меня раздражали. Наоборот, мне нравилось, что Шем так популярен, и я была искренне рада за него. Я настолько была поглощена радостью новой встречи с ним, что совершенно не замечала, что он разговаривал с весьма странным подростком.

Появление «белой вороны» рядом с черноволосым братом показалось иррациональным, и подросток все равно привлек мое внимание. Его волосы достигали уровня бедер были неестественно белого цвета. Такого цвета седина бывает только у тех, кому крупно повезло! На фоне снежно-белых волос демонически выделялись сине-голубые глаза.

Я даже не удивилась, как от других девушек начали доноситься ахи и вздохи о том, какой красавчик этот юноша, словно Шем разом стал им безразличен. Кто такой этот выскочка? Раздражает! Шем единственный и неповторимый. Никто не смеет затмевать его! Шепотки по мере приближения брата и выскочки все сильнее и сильнее превращались в конвульсивные повизгивания кучки извращенок, которые вчера с утра подглядывали за парнями на утреннем занятии по физической подготовке.

— Студентка Моридар? — удивился Шем, а я пребывала в блаженстве. Наконец-то я вновь слышу его любимый голос! Не сейчас, но я клянусь тебе, брат, что однажды ты вспомнишь меня! — насколько мне известно, вы не записаны ни на одном из моих курсов.

— К-как? — мне не верилось, правильно ли я расслышала его слова. — Если… как тогда записаться?

— Боюсь, что только в следующем году, — без толики сожаления в голосе сообщил Шем. Уж я-то его интонации знала, как никто другой! — Подайте прошение в секретариат.


У меня на глазах наворачивались слезы: я мечтала, что буду учиться у брата и видеть его каждый день! Или почти каждый день. Буду учиться так, что он будет гордиться мной и ставить всем в пример! Почему? Почему со мной так жестоко поступили? Разве это справедливо???

— Пусть войдет, — заступился за меня выскочка. — Я не отниму много времени.

Не отнимет много времени? Приказывает брату? Преподавателю! Магистру! Теперь выскочка заинтересовал меня по-настоящему. Кто он такой, раз так смело приказывает, и ему подчиняются? Из-за девушек у входа устроилось столпотворение, и ближайшее место, которое я смогла занять, оказалась галерка.

Шумиха еще долго не утихала, пока столы и скамейки не тряхнуло. Эта магия… она исходила от выскочки! Чудовищно. Если бы я не знала сперифирии Шема, то решила бы, что это его магия. Но нет. Это был он… тот, чье имя я не знала. Я могла бы предположить, что это Чародей, но Вилеса четко сказала, что Вуилред Миналис — старший из трех полубожественных братьев. Этот слишком молод для него. Он даже моложе стража Ведаса… Ведаса Крайлу!

— Мое имя Вуилред. Также известный как «чародей», — представился выскочка, слегка нагнувшись и положив ладони на преподавательский стол.

— Чушь! — я фыркнула достаточно громко, чтобы меня услышали, но не настолько, чтобы это можно было принять за выкрик. — Чародею под сорок. Этому не больше двадцати.

Я даже отвернулась, уперев щеку в кулак, а локоть поставив на стол. Я должна была выглядеть скучающе. Нужно было всячески привлекать к себе внимание, и тогда я смогу добиться желаемого!

— Мне сорок один, — уточнил якобы чародей, не сменив позы. Его слова звучали настолько нагло и тупо, что я не могла себе отказать в удовольствии и унизить его взглядом. Уж этому я от воспитательниц Любериса научилась. — Студентка Моридар. Выходите к доске. Будете первой.

Выскочка выпрямился, а я стушевалась. Я совершенно не готова отвечать у доски! Что было на предыдущем занятии? Было ли предыдущее занятие? В Люберисе была оранжерея, и воспитанницы, включая меня, работали в ней, но… но вряд ли я могла бы использовать тот опыт при ответе у доски! На глазах у брата! По его предмету! Выскочка будет мне мстить? Унижать в ответ?

Тем не менее я вышла в проход и медленно спустилась к доске. Беда предвещала… ничто. Назвавшийся чародеем выскочка словно проигнорировал сказанное мной. Он легко взмахнул рукой от бедра до груди, наложил другую ладонь поверх кольца, словно стерев с пальцев грязь, и на моих глазах вместо кольца в руках оказался маленький прозрачный шар.

Вот так фокус! Мое кольцо точно такое же. Оно превращается в волшебную палочку. Поэтому наставник Аургус на втором занятии учил первогодок превращать палочки в кольца? Для удобства ношения необходимых предметов? Могу себе представить человека, сплошь увешанного преобразованными магически кольцами!

— Это тенсор, — пояснил выскочка. — Многие из вас слышали о нем. Очень редкий кристалл. Основное распространение получил во время расцвета вида диких драконов, и с их полным уничтожением отыскать новые залежи стало невозможно. Использовался в качестве мощных накопителей магической энергии. Превосходный проводник.

И что он с ним собирается делать? Проверять способность студента выставлять щит против концентрированной атаки? Он случаем не свихнулся? Мои опасения подтверждались тем, что прозрачный шар очень быстро набирал мощь, изнутри разгораясь ослепительным белым светом. Я уже не успевала ни убежать, ни пригнуться. О том, чтобы выставить хоть какой-нибудь хиленький барьер речи вовсе не шло.

— Тенсор при зарядке приобретает тот же цвет, что и сперифирические линии в вашем теле. В моем случае, однотонный белый электрический. У вас будут другие. В зависимости от скорости зарядки тенсора я выберу себе несколько учеников.

В аудитории поднялся такой гул, что я даже оглохла! Если этот парень на самом деле чародей, то его предложение выше моего понимания! Стать учеником мага «три-эс-три» — это невозможная удача! У чародея гораздо больше возможностей, чем у следователя в отставке! Став его ученицей, а не наставника Аургуса, я добьюсь своей цели гораздо раньше и смогу вернуть брата!

— Если ни у кого из присутствующих не обнаружится достаточного уровня, то учеников буду искать в других группах, включая ваших старших товарищей.

Мне не терпелось взять в руки тенсор, а чародей словно специально тянул время. Он, мне казалось, издевался и надо мной, и над всеми присутствующими. Переведя дух, я подняла глаза на Шема за спиной чародея. Он отошел подальше к стене, чтобы не отвлекать, и выглядел весьма обескураженным. Действительно, чародей никогда раньше не брал учеников! Отказывался от них каждый раз, когда предлагали!

— Мне нужен первоначальный потенциал, источный. Поэтому чем младше ученик, тем лучше.

Чем младше ученик, тем проще корректировать его характер, привычки и поведение. Умно! Сферу я взяла в сложенные чашей ладони с трепетом и большим ожиданием. За доли секунды шарик стал непроглядно черным, словно заполненный густой смолой. Быстро! Изменения внутри него тяжело было засечь взглядом, и мне показалось, что это очень хороший результат! Выше среднего!

— Следующий, — спокойно произнес чародей, — отобрав тенсор. В его руке сфера посветлела, притом так, словно внутри нее шла настоящая война между светом и тьмой. Выглядело это… не очень.

Взбудораженная победой, я вернулась на свое место. С каждой следующей попыткой довольство во мне росло, потому что у большинства моих однопоточников сфера только зажигалась слегка, а у некоторых вовсе оставалась в первоначальном состоянии.

Мою радость портило только одно: чародей ни разу не посмотрел на меня с тех пор, как забрал сферу. Неужели ему совсем не интересно, кто станет его ученицей? Не похоже, чтобы он был поглощен процессом проверки всех студентов. Скорее… он не был заинтересован во мне? Потому что я девочка?

Всепоглощающее разочарование в известном человеке прервалось попыткой Ирис тихо, не привлекая внимания, пробраться в аудиторию.

— Простите, — пробормотала Ирис и попыталась проскочить мимо, но не получилось.

— Назовите себя.

Ирис! Слава Создателю, я уже начинала волноваться за тебя! Как ты выжила после разноса? Узнали ли они про твои параллельные отношения с Ведасом Крайлу наравне с Ведасом Дроком? Или не наравне? С одним любовь, а с другим — страсть? Я в недоумении!

— Не, — отмахнулась Ирис, явно обманувшись юным лицом чародея. — Я лучше с подружкой сяду, пока препод не явился.

Она его высмеяла! Наверное, для чародея не редкость страдать от излишне молодой внешности. Его же банально не воспринимают как взрослого человека! Меня бы это бесило, как маленьких мужчин бесит прозвище «коротышка».

А еще она не заметила присутствия моего брата… Какая-то она рассеянная сегодня. Случилось нечто из ряда вон выходящее? Мать Ведаса Крайлу выгнала ее взашей? Они устроили разборки, что потрясли весь дом? Ой-ей, что же она делает, будучи обладательницей моего имени???

— В нынешней ситуации неподчинение мне рассматривается как государственная измена.

Я передернулась, ощущая, как «стареет» видимая суть того, кого я посмела назвать выскочкой. Как хорошо, что только в собственных мыслях. Его внутреннее и внешнее состояния настолько разнятся, что его облик кажется идеально наведенной иллюзией или даже демоническим мороком. Неужели он и есть тот, кому осталось сделать один шаг, чтобы стать богом?

— От имени старшей принцессы может действовать только Вуилред Миналис, — отмахнулась Ирис и усмехнулась. — Ты больно мелкий для сорокалетнего мужика. Явно младше меня.

О, Создатель! Ее рот когда-нибудь закрывается? Она творит тьма знает что, а мне за нее стыдно! Сколько бы я не пыталась забыть свое прежнее имя, у меня ничего не выходило. Я чувствовала себя с новой биографией до того ущербно, что просто не знала, за что мне держаться в трудной и даже в смертельно опасной ситуации. Именно такой ситуацией была прошедшая ночь.

— Ты слишком невоспитанная для леди, — заметил чародей. Притом сообщил об этом прилюдно! — Похожа на простолюдинку, укравшую чужие документы. В твоем положении не дерзить надо, а тихо отсиживаться в дальнем темном углу, чтобы никто начистую воду не вывел.

— Да как ты смеешь?! — вспыхнула Ирис. Хватит! Прекрати, пожалуйста! Это уже слишком!

Внутри меня все клокотало от ярости из-за ее поведения, но я не могла шевельнуться. Я словно приросла к скамейке. Меня будто держало что-то невидимое, что я даже не могла осязать. Снова магия чародея? Он понял, что мы поменялись местами, поэтому так себя ведет?

— Что? — Ирис отступила на шаг назад. — Кто ты такой на самом деле?

Сначала я не поняла, что произошло, и чего конкретно испугалась Ирис. Но вскоре заметила это. Все, кто присутствовал в аудитории, остановились. Даже эмоции на их лицах замерли, словно кто-то выключил течение времени. Снова Вилеса пришла? Я осмотрелась и не нашла ее. Вроде бы нет. Потому что время остановил чародей.

Он выпрямился, обошел стол и присел на его край, скрестив руки у солнечного сплетения. Похожую позу любила Кансмогема, за исключением одной маленькой детали. У нее руки были выпрямлены, у него — согнуты в локтях почти под прямым углом.

— Судя по тому, что я слышу в твоих мыслях, на этот вопрос сможешь ответить мне ты, девочка без прошлого. Я не вижу ничего, что привязывало бы тебя к миру. Ни родственных связей, ни дружеских. Твоя душа пуста, какой не бывает душа ни одного человека в первые секунды его жизни. Так что не ври мне. Это бесполезно. Я все равно увижу в тебе правду.

— Тогда смотри сам!

Прекрати! Это! Немедленно! И чародей, и Ирис обернулись ко мне. Ирис явно испугалась, но и с лица чародея сползла маска всезнающего старца. Я была так зла, что совершенно не обратила внимания на причину их взбудораженности и испуга. Из меня волнами вытекала тьма. Она исходила из моего тела и затопляла пол аудитории с бешеной скоростью.

Чем больше из меня выходило, тем быстрее росла сила внутри меня, словно кто-то превратил меня в накопитель с бесконечным объемом магии. Я чувствовала себя тенсором — не маленькой сферой размером с детскую ладонь, а колоссальной необработанной глыбой. В этом ли заключались слова Вилесы, что я бесконтрольный стихийный созидатель?


Выстраиваемый чародеем кристальный барьер, похожий на пчелиные соты, с каждой его попыткой рушился все быстрее и быстрее. Тогда нас вынесло в совершенно иное место, где земля превратилась в золотой бесконечный песок. Пустыня. Нет, это не просто пустыня. Это захоронение Арвалога! Некогда процветающая столица рабовладельческого государства сейчас была как никогда уныла. Она мертва.

Империя Баког, Арвалог. Государство, в котором даже нищие бездомные имели обустроенную выделенную им комнату в работном доме и ежедневное сытное питание. Обычные горожане и вовсе жили лучше, чем купцы среднего достатка в нашей стране на сегодняшний день. Случившаяся катастрофа уничтожила империю, сравняв ее с недоразвитыми маленькими странами.

Сухой и горячий пустынный ветер обжигал щеки и развевал волосы. Тьма продолжала выплескиваться из меня, а чародей не сдерживал сил, чтобы остановить меня. Я не двигалась, и была удобной целью.

Чародей возвел руки к небу, и огромное облако электрических стрел засверкало над его головой, наконечники которых были устремлены на меня. Это конец? Не облако, а туча магических стрел неотвратимо набирали мощь, а я думала настолько медленно, насколько это было даже невозможно. Невероятная сила переполняла меня, и я не могла с ней справиться.

Я четко уловила мгновение, когда стрелы метнулись ко мне, и я закрыла глаза, прощаясь с этим миром. Чародей не оставит меня в живых. Тьма во мне убьет меня немногим позже. Секунда. Доля секунды. Меня оглушил громогласный рокот бьющихся о барьер стрел. Грохотало и сверкало так, как никогда, во время сильнейшего грома и молний.

Стихло. Буря во мне все еще клокотала, разум мой был затуманен, и я увидела себя, стоящую передо мной и держащую широкий голубой барьер с прожилками и узлами темного цвета, словно сделанного из стафела.

— Отойди! — приказал чародей крича. — Ей не вынести мощь этой магии!

— Я знаю.

Это стало для меня шоком. Передо мной была не я. Это была Ирис! Я узнала ее голос и была поражена тем, с какой легкостью она заступилась за меня.

— А еще я знаю, что Денвер может безопасно поглощать эту силу и уничтожать при поглощении. Это его способность наравне с продвинутым уровнем менталистики. Денвер может ее спасти! Пусть спасает! Какого мрака он тогда ректор академии, раз не может защитить собственных студентов?!!

То, что происходило дальше, было за гранью моего понимания. Чародей встал на одно колено, положил ладони на песок, и на его поверхности само собой вырисовывался маленький, размером с тарелку, рисунок. Как только все линии были завершены, рисунок вырос вширь в десять раз, и на его месте появился он. Тот, кого я старалась избегать всеми силами. Ректор Денвер.


Глава 9 | Брачная охота на ректора магической академии | Глава 11



Loading...