home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Самое смешное, что ни один из трех «взрослых дядей» не навестил меня за двое суток, прошедших с момента моего пробуждения. Меня не интересовало, что так сильно увлекло тех троих, и старалась избегать четвертого. У меня было время осознать, что Ведас Крайлу не тот мерзавец, что губил девушек из Любериса, поэтому я просто не хотела попадаться ему на глаза. Так было хоть немного, но легче.

Зато мне довелось «мило» пообщаться с секретарем Эльрем Дрок, и она отправила меня на занятия, наказав нагнать упущенные занятия. Да-да, я пропустила два месяца теоретических занятий и… по примеру Ирис не особо волновалась об этом, лелея мечту поскорее заняться практической магией.

И вот сейчас меня отчитывал за неподготовленный доклад по Верлеонской эпохе тот же самый пожилой преподаватель, который должен был уйти на пенсию! Ирис, какого Денвера? Ты обещала, что он больше не будет у нас преподавать! Так почему он стоит передо мной и с чувством отчитывает перед всей группой?

Мне было стыдно, и я стояла, уткнув взгляд в пол между мысками форменных туфелек. Да, я не подготовилась. Я только несколько дней назад очнулась после двухмесячного сна! Немного нисхождения я не заслужила? Преподаватель истории вдруг замолчал, сморщился, будто прикусил, язык и вернулся на кафедру. Я наконец-то села и под партой пнула врунью Ирис.

Соседка пожала плечами и пригнулась, молча извиняясь передо мной. Она только в тетради написала одно слово — Вилеса. Действительно, и как я сразу не догадалась? Наверное Вилеса пообещала заменить несколько учителей подходящими для исполнения их плана кандидатурами и не выполнила обещание. Это мне было на руку, но… Ирис могла бы предупредить об изменении планов!

К зиме учебная программа подошла к эпохе Казима, и я с блеском справилась с внеплановым тестом. Что-то мне подсказывало, что внеплановый тест поставили в план как раз с моим появлением. Мне показалось, что Ирис тоже хорошо справилась. По крайней мере, я не замечала за ней падения настроения. Наоборот, она выглядела весьма довольно, когда сдавала свою работу.

Впрочем, так выглядели далеко не все одногруппники, которые стали мне совершенно неинтересны. Если до двухмесячного сна мне хотелось заниматься общественной работой, то теперь меня интересовало только личное развитие и разбор полетов с небесными хотелками. У меня не было никакого интереса в навязанном замужестве.

Лекция по истории задором не отличалась, как и тогда, когда ее в Люберисе читали. Эпоха Казима выделялась из ряда всех остальных матриархальными ценностями, которые старались ослабить как можно сильнее. Поэтому лекции по эпохе Казима читали скудно, скучно, споро. Просто в качестве галочки, что да, было такое, но лучше об этом забыть.

И тем явственнее эпоха Казима сходится с нынешней ситуацией: император с женой мертвы, а наследники — две принцессы. Тогда случилось примерно то же самое, и мужчины в управлении империей играли второстепенные роли. Но сейчас… сейчас у власти в качестве правой руки будущей императрицы был полубог, практически бог, который мог в любой момент позвать на помощь двух младших братьев-полубогов…

Чего это я? Меня, как и всю академию, не задели народные волнения. Или я проспала все самое интересное?

— Ирис, когда коронация наследника? — спросила я шепотом у соседки. Не то, чтобы меня это сильно интересовало. По крайней мере, гораздо больше, чем нынешняя лекция по истории.

— Была уже, — пожала плечами она. — Императрицей стала старшая принцесса. Я б посмотрела на того самоубийцу, который решится возразить Вуилу. Они же…

Ирис скрестила подушечки большого и указательного пальцев, показывая маленькое сердечко. Правда что ли? Даже несмотря на то, что чародей выглядит очень, очень и очень-преочень молодо, он старше императрицы в два раза! Неужели искренние чувства? Только какие? Любви или жажды власти. Я знала чародея слишком короткое время, чтобы делать какие-то выводы. И это несмотря на то, что он пытался меня убить.

Когда мы наконец выпали из душной аудитории, фактически первыми сбежав с лекции по истории, Ирис приобняла меня за плечи и заявила.

— Держись! Сейчас будет еще хуже!

Еще хуже? Разве у нас сейчас по расписанию не теоретическая магия? Или я ошибалась? Или за время моего сна расписание поменялось, а я до сих пор не получила новое? Надо срочно позаботиться об этом! Или она говорит о проблеме в столовой на завтраке? Показав крайнюю степень недоумения, я заслужила получить подробные объяснения.

— Магистр Фогейл настолько мерзкая тетка, что идти к ней не возникает никакого желания! — уверенно заявила Ирис. — Поверь, она тебе не понравится. Мало того, что злобная, так еще и учит плохо. Точнее вообще не учить. Как всучит переписывать учебники в конспекты, так пиши пропало. Сидишь и чернила переводишь обе пары. И так каждый день! Словно ей платят за деградацию студентов, а не обучение.

Я только руками развела. А что мне ответить на это? Ничего. Я никогда магистра Фогейл лицом к лицу не видела, а «за глаза» сплетни разносить не буду. Если один преподаватель не нравится Ирис, это совершенно не значит, что мне она тоже не будет нравиться. С соседкой мы слишком разные, поэтому ее мнение для меня не авторитет. Взять хотя бы того же ректора Денвера: Ирис его терпеть не может, но все равно сует мне в мужья! Где логика?

Руром Аургусом? — я вспомнила про нашего куратора. — Он ведь обещал одну только практику с ежеурочными проверками.

— Нууу… — протянула Ирис. — Он, конечно, нудный, но оч крутой! В группе не осталось ни одного человека, кто бы не получил звездочки! — она гордо показала значок на лацкане розового пиджака. — То есть ни одного из тех, кого он не отсек. Были те, кто не смог палочку превратить в кольцо. Им дали неделю на выполнение задания, а потом отправили на отсечение в министерство контроля за применением магии…

На последних словах Ирис «сдулась». Наверное, она успела подружиться с кем-то из тех, кого отсекли. А я ведь на самом деле думала, что отсечение — всего лишь угроза, чтобы выглядеть в глазах студентов более жестким преподавателем. То ведь было первое занятие Рура Аургуса в качестве преподавателя. Он ведь тоже волновался, наверное.

— Еще я осталась. Хотя мне он сам кольцо сделал, — прошептала я, напоминая Ирис, стараясь не привлечь постороннего внимания. — Тебе оно еще не понравилось.

— А должно было? — возмутилась она. — Твое кольцо на обручальное похоже! Ни у кого другого ничего подобного не было! Почему???

Действительно, а почему? Почему мне досталось особенное кольцо? Это зависело от магии моей палочки, моего амулета Создателя или от самого наставника Аургуса? Непонятно… Надо будет разобраться в ситуации. Позже. Вот тут я и заметила, что мы свернули не туда.

— Разве столовая не в другом крыле? — спросила я у Ирис, действительно сомневаясь в правильности поставленного вопроса. Память могла подвести меня в подобной мелочи.

— Верно. В этом Фогейл. Надо занять места в середине аудитории. Она любит ходить кругами от первой парты до последней. А в середине она точно недостанет. Поверь мне на слово, ты точно не захочешь столкнуться с ней лицом к лицу!

Учитывая, насколько яростна была позиция Ирис по отношению к магистру Фогейл, мне действительно стоило быть осторожнее. Проверяй, но доверяй. Как по мне, это самая лучшая стратегия поведения, правильность которой я смогла подтвердить в очередной раз уже спустя несколько минут.

Мы всего лишь вошли в аудиторию и с боем прорвались на места недалеко от центра. Почти! Еще бы чуть-чуть, и нас с Ирис вышвырнули бы в проход, откуда, по заверениям Ирис, был чудесный вид на неприятности от магистра Фогейл. И я уже не сомневалась, что такие неприятности будут.

Во-первых, в аудитории было очень темно. Как в таких условиях переписывать учебник? Во-вторых, было очень шумно. Окна выходили на отработочный полигон, где постоянно что-то взрывалось и грохотало. В-третьих, ажиотаж на «средние» места был настолько высок, что меня подпирали со всех сторон. Как вообще здесь можно чему-нибудь научиться? Действительно, только деградировать.

Учебники свалились нам на головы неожиданно. Мы даже руками прикрыться не успели. Какая наглость! Когда происшествие немного улеглось, и студенты присмирели, я посмотрела на кафедру. Там, за преподавательским столом, сидела женщина и указательным пальцем касалась длинных ногтей второй руки, меняя им цвет.

Это и есть магистр Фогейл? Я офигевши смотрела на Ирис, пока та не кивнула, подтверждая мои самые страшные опасения. Если мы хотели учиться теоретической магии, то нам придется учиться самостоятельно. Почему ректор Денвер ничего не предпринимает, раз в его любимой магической академии «Тинрас» такой важный предмет ведет настоящая фифа? Это ж беспредел!

Фифа — это еще слабо сказано. Мало того, что эта «фея» перекрашивала ногти половину первой лекции, так еще она была вызывающе одета. Я не видела, что у нее было на ногах, но… верх совершенно непозволителен! Вырез ее кофточки в лучшем случае достигал до середины живота, а плечи украшали широкие украшенные драгоценными камнями браслеты.

Я могла бы перечислять ее недостатки вечно, если бы не заметила одну небывалую странность. Несмотря на ее откровенный вызывающий вид, ни один парень не заглядывается на нее! Разве не плевать, что она злобная, если красивая? Или за просмотр наказывает строго? Все равно! Кто-нибудь да стал бы думать гадости и поглядывать! А я не вижу никого!

Ирис, хихикая, раскрыла тайну национального масштаба.

— Ей шестьдесят восемь.

Сколько-сколько? Шестьдесят восемь лет? Почти семьдесят? Она такая же, как чародей? Быть того не может! Он не стареет с тех пор, как обрел выходящую за грань человеческих возможностей мощь. Особенная живучесть полубогов не шла ни в какое сравнение с недоработанным бессмертием почти что бога.

— Правда что ли? — я с серьезными сомнениями в ее адекватности еще раз взглянула на молодящуюся старушку и отпустила «тайну национального масштаба». Ирис как раз кивнула.

После этого я уткнулась в учебник, который никогда раньше не видела. Если подумать, то в переписывании учебника тоже был смысл, раз его не выдавали на руки. Если не тупо копировать текст, а выписывать только важное и делать нужные пометки, записывая требуемые подробности, то действительно есть смысл. Разве Ирис этого не понимала, жалуясь на магистра Фогейл? Или она проверяла, что именно переписывали студенты? Что-то мне казалось, вряд ли.

Тогда я наконец открыла учебник и быстро пролистала его, цепляясь взглядом за названия разделов. В учебнике было очень много рисунков на подобие тех, которые создавал чародей для переноса людей на различные расстояния. Только рисунки в учебнике не были настолько сложными и многогранными. Они были гораздо проще и вполне доступны для понимания студента моего уровня.

Тем не менее, я не могла найти ничего, что бы действительно стоило моего внимания. Учебник словно был сборником бестолковой чуши, не имеющей никакой систематизации. А как же принцип от простого к сложному? Один дурак подготовил учебник к изданию, второй — издал, а третий утвердил для использования в академической программе!

Чего я смогу добиться с таким обучением, раз уж одна из фундаментальных дисциплин преподается хуже некуда? Учиться самой? Как, если даже в библиотеке сидит кто-то совершенно непонятный и бестолковый? Вряд ли я смогу сама себе подобрать полезную литературу. Уже попыталась! В результате нашла запрещенные книги с обложками из человеческой кожи. Фу, какая гадость!

Но даже та гадость гораздо лучше, чем гадость, которую я держала в руках и тупо пялилась на страницы, пытаясь хоть что-то полезное найти. Если все занятия по теоретической магии будут лишь бесполезно тратить мое время и раздражать, то смысла в них я не вижу вовсе.

Признаюсь честно, я отсчитывала минуты с тех пор, как по времени началась вторая лекция. Сдвоенное занятие у магистра Фогейл? Что за садист придумал нечто подобное? Время шло, шло, шло… оно медленно ползло, и я была готова взвыть от обреченности, если бы не одно «но». Одно маленькое «но», что я нашла в пыльном углу под лавкой, когда выбиралась из-за парты в проход.

Выйти из мрачной учебной аудитории удалось только к обеду, и теперь меня разочаровала сама Ирис. По каким-то неведомым мне причинам она была приглашена на обед в императорский дворец, куда мне теперь был пропуск заказан навсегда. Послухам, в императорском дворце не было ни одного простолюдина, а все работы выполнялись благородными разной степени достатка и внебрачными.

Я бы наверное долго страдала, что обедать придется в одиночестве, да только наш с Ирис столик недалеко от преподавательского был совершенно свободен и маленькая книжица, найденная мною под лавкой, немного скрасит мой досуг. Ох, как бы ругали воспитательницы в Люберисе, если бы я посмела принести книгу в столовую!

И я впервые в жизни позволила себе нечто настолько бунтарское! И никто меня за это не отругал и не наказал. Чего бы еще устроить эдакого? Интересненько! Я даже не особо замечала, что я ела, увлекшись рассматриванием найденной книжонки. Что-то мне подсказывало, что хозяин ее не искал и вряд ли будет в ближайшем будущим. А потом… потом я просто положу ее на первую парту, и хозяин книги ее найдет… если захочет.

Трансформация и трансфигурация материальных и нематериальных тел. О, это должно быть интересно! В разделе говорилось о трансфигурации как об изменении тел, не обладающих постоянной формой. То есть к телам, состоящим из сыпучих веществ, к примеру. Полагаю, песок ко всему этому также относился. Под небольшой теоретической справкой давались несколько заклинаний для закрепления пройденного материала, которые я пообещала себе попробовать как можно скорее.

Мое уединение было нарушено. Несколько заторможенная из-за полной вовлеченности в чтение, я осмотрелась. Рядом с моим столиком встали четыре девушки со значками-звездочками, то есть такие же первогодки, как и я. И в отличие от меня, они выглядели весьма недоброжелательно. Их взгляды словно унижали меня, а позы… выдавали нерешительность? Позы троих. Та, что стояла в центре на лидерской позиции, выглядела настолько уверенной, словно Создатель дал ей зашкаливающее самомнение и гордыню.

— Скучаешь? Заняться нечем? — ее голос звучал с вызовом, по-хамски. Двое оставшихся за длинным столом преподавателей поспешили ретироваться. Это что еще за сцена? — Эй, на меня смотри, ничтожество!

Ничтожество? Это она к кому обращается? На меня что… пытаются начать травлю? В Люберисе мне не раз приходилось становиться свидетелем того, что уже было невозможно остановить. С чего вдруг? Я никогда не подвергалась ничему подобному! Но если не задавить на корню… Может быть, это будет зря! Но… плевать!

— Встречный вопрос. Тот же, — я хмыкнула, глядя исподлобья, как наставник Аургус. И голос попыталась сделать максимально похожий на его, потому что наставник умеет быть жутким и очень страшным! — Скучно? Заняться нечем? Лучше бы к следующему занятию подготовилась. Судя по выражению твоего лица, ты слабо понимаешь, что делаешь в академии.

— Ты?! — взвилась лидерша. — С чего вдруг такая наглая без своей благородной подружки? Думаешь, она прилетит и защитит тебя? Как бы не так!

«Понимаешь, в чем проблема, — подумала я, не собираясь произносить этих слов вслух. — Из нас двоих именно я благородная подружка, а не Ирис».

Со снисходительной улыбкой я еще раз окинула четверку взглядом и отпустила восвояси, пока не получили по полной программе. О, как у меня чесались руки попробовать одно из прочитанных в книге заклинаний! С удовольствием испытала бы одно из них на лидерше или ее приспешницах! Если бы меня начал задирать кто-то из старшегодок, то я бы еще подумала над своим поведением. А раз нет, то нет.

— Ты шизанутая! — усмехнулась лидерша, откинула шелковистый светлый локон за спину и нависла надо мной. Дальше она говорила шепотом. — Не пытайся строить из себя дурочку. Ты сидишь за столом для лузеров, и тебе никогда не отмыться от этого позора, ничтожество.

Значит, насчет этого столика я была права еще в первый день. Но он был свободен, как и сказала Ирис, на остальное наплевать. Не хотелось бы лишиться такого хорошего места вдали от входных дверей и открытых окон, сидя рядом с которыми можно простудиться. Значит, придется отстаивать.

Трансформация древесины в щепки и следом трансфигурация в веревку. Плеть обвила торс и шею, схватив нахалку за волосы и оттянув их назад. Каких трудов мне стоило не сорваться и не превратить часть плети, стягивающую волосы, в лезвие. Оставить ее без волос, подстричь под мальчика. О, такое она бы забыла еще не скоро! А чего мне стоит? Если еще раз нахамит, именно это и сделаю!

— Ах ты мразь! — завопила лидерша. Ее прихлебалки дезориентировано искали пути отступления. Хотя бы в них проснулось чувство самосохранения. В их лидерше, к сожалению или к счастью, нет. — Отпусти меня немедленно, ничтожество! Иначе я тебе покажу настоящую магию!

Настоящую магию? Покажет мне она, первогодка? Жажду увидеть! Какую же такую «настоящую магию» мне может показать недомагичка? С чего у нее так сильно самомнение поднялось? Выше небес! Вон, Ирис чуть ли не божественного уровня щиты ставит, а себе подобного поведения не позволяет! Зато позволяет многое что другое…

Раз обещала, даже если самой себе, то нужно выполнять. Один легкий взмах кистью руки, и лидерша упала на колени перед моим столиком. За ее спиной расстелились блестящие красотой и здоровьем белокурые локоны. Всего несколько минут назад они достигали поясницы, а сейчас еле-еле прикрывают шею.

Она закрыла лицо руками и заплакала. Я, по ее замыслу, должна растрогаться и покаяться? А больше я ничего не должна? Она собиралась начать на меня травлю! Как ей только ума хватило расплакаться на глазах у стольких людей? У нее нет чувства собственного достоинства? Отсутствует как класс? Тогда ее точно можно пожалеть как личностного инвалида. Ничего кроме мерзкой жалости к таким людям испытывать не стоит.

— Неплохо! — похвалил меня уже знакомый парень. Тот самый, который привел меня на вечеринку, с которой меня похитили работорговцы. — Очень похоже на стихийное заклинание. Земля в сочетании с воздухом, я прав? Или даже земля, воздух и молния. Клянусь, последняя атака была молниеносной!

Стоит ли говорить, что я весьма настороженно относилась к этому парню? Именно его сестра нарядила меня в красивое платье и проклятые туфельки! Парень отодвинул стул и уселся на место Ирис. Я продолжала его игнорировать, стараясь не обращать внимания на звучание его голоса.

— Да ладно тебе! — отмахнулся парень. — Извини за подставу! Кто ж знал, что вместо Айтаны заняла другая девушка? У меня с иллюзиями несколько туго. Зато ты защитила свою подругу. Им ведь Ирис Шторм нужна была. Получается, ты выиграла время, и преступников смогли поймать с твоей помощью!

Если бы я могла бить взглядом, то этот парень уже бы лежал в нокауте. В его голосе не было ни капли раскаяния, и это раздражало сильнее всего. Вот как так можно? Разве он не мог подойти и искренне извиниться передо мной? Обязательно нужно было устраивать целое представление?

Кстати, рыданий лидерши я больше не слышала. Посмотрела на пол, где она сидела после моей самозащиты, и не увидела ее. Я оглянулась, мимолетно окинув весь зал столовой и не нашла ни ее, ни ее подружек.

— Не молчи! — протянул парень. — Риза была одной из участниц турнира магических искусств, который каждые четыре года проводят в «Тинрасе». От каждого года по два разнополых участника. После того, что я только что видел, я не могу позволить ей оставаться в команде.

— А ты кто такой, чтобы решать это?

— Я командир команды. Я был на турнире четыре года назад, когда выступала Айтана, и лучше других знаю, что первогодки всегда слабое звено. Раз ты можешь вплести в заклинание три стихии одновременно, ты не будешь слабым звеном, и «Тинрас» обязательно победит.

Вот это предложение… Хотя, я до сих пор не забыла, чем кончилось предложение его сестрицы вступить в особенный клуб по интересам. Или не его, если девушку действительно подменили. Как она там? Жива-здорова? Мне бы не хотелось, чтобы из-за меня (точнее из-за Ирис) пострадал невиновный и непричастный человек.

— Когда будет турнир?

— Через четыре месяца.

Он издевается? Как я успею подготовиться к турниру всего лишь за четыре месяца? Были бы у меня еще два упущенных месяца, я бы не возмущалась. Но всего четыре… Смогу ли я не подвести команду? Сколько мне тогда придется тренироваться, чтобы не только подготовиться к турниру, не ударив в грязь лицом, но и нагнать учебную программу?

— Я не знаю, — мне следовало здраво оценивать свои способности. — Мне нужно выучить все, что я пропустила по болезни. Два месяца информации прошли мимо меня. Я не смогу и то, и то.

— Об этом можешь не волноваться! Учителя всегда идут навстречу участникам и даже помогают в подготовке к экзаменам, — «успокоил» парень. — Тем более, что мы одна команда! Поможем и с учебой, и с тренировками!

Мне нечего было на это ответить. Участие в турнире предполагало определенную ответственность, которую я не могла взять на себя. У меня просто не хватит времени и сил работать в многозадачном режиме. А вот Ирис, наверное, согласилась бы. И правда! А почему в команду пригласили эту… Ризу? Не Ирис? Озвучив свои сомнения, я получила совершенно неожиданный ответ.

— В прошлом ученик чародея участвовал в турнире, и его мощь вышла из-под контроля, — пояснил парень. — Чародей берет себе в ученики только исключительно талантливых магов с огромным потенциалом. Не знаю, чего он их там учит. На выходе получаются такие монстры, с которыми далеко не каждый архимаг сравнится… Так что с тех пор император запретил ученикам чародея участвовать в межакадемических турнирах.

Жуть какая! Ирис уже сильна, как божественная избранница. Что же из нее выйдет после обучения у чародея? Надо будет обязательно узнать, что это за ученик такой, который потерял контроль над заключенной в нем магической мощью. Я, конечно, не ученица чародея, но вдруг мне тоже нельзя принимать участие? Я ведь тоже… особенная. По крайней мере, мне хотелось так думать.

— Я должна подумать, — все-таки соглашаюсь, оставляя за собой право на отказ. — Я попробую, но не отказывайтесь от запасного варианта. Если я не справлюсь с нагрузкой, то выберу учебу, а не турнир. Ты ведь понимаешь это, правда? Убедить или даже заставить меня участвовать не получится.

Довольный моим согласием, парень ушел, так и не назвав своего имени. Даже не сказал, куда и к кому мне обращаться насчет турнира! Что за откровенная безалаберность? Неудивительно, что у него не выходит распознавать иллюзии. Если ты настолько невнимателен, то научиться сложному навыку невозможно совершенно.

Самое неприятное, что теперь я оказалась в эпицентре внимания. Все, кто все еще находился в столовой, смотрели на меня и не издавали ни звука. Не ожидали, наверное, что того, кто сидит за столом для неудачников, будет приглашен в команду для участия в турнире? Каждое «поколение» академии имеет только один шанс поучаствовать в турнире, раз его проводят всего лишь один раз в четыре года.

Ровно столько же длится обучение в академии. И теперь я стала одной из восьми избранных участников. Плохо это или хорошо, я пока задумываться не буду. Если не смогу успевать и там, и там, то, как я уже сказала, выберу учебу. По ней мне долги не нужны! Только сделаю никому не нужный доклад по Верлеонской эпохе, иначе преподаватель по истории меня скушает и не подавится!


Глава 11 | Брачная охота на ректора магической академии | Глава 13



Loading...