home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Ирис долго не приходила в себя, и я устала ждать. Как бы много у меня не было вопросов к ней, она, казалось, не хотела на них отвечать. Зейрон притих и уснул на ее подушке, свалившись с мягкого изголовья. Как только крылья себе не поломал? Они у него такие тоненькие, жилистые, слабенькие совсем. Он даже летать еще пока не умел, а уже пытался отстоять выбранную хозяйку. А еще он держал лапой край посудины с кашей, будто ее в любой момент готов отстаивать от нападающего.

— Я вижу мир по-другому, — прозвучал тихий усталый голос в тишине. Я даже не сразу поняла, что Ирис наконец заговорила. — Вижу, как по-настоящему выглядит академия без иллюзорного лоска. — Она усмехнулась, но не весело, а болезненно. — До сих пор не верится, что мне удается так легко ориентироваться в крепости. Здесь все такое… одинаково темное.

О чем она говорила? Наша комната была очень светлой и просторной. Нежные цвета стен и мебели создавали комфорт, какого не было, наверно, даже в родительском доме. Не то что в пансионе! Если для нее эта комната была темной, то я совершенно не понимала, в каком мире она жила! И в одном ли со мной и другими людьми!

— Объясни мне, что здесь происходило? — попросила я. — Зачем вы с Вилесой спасли меня от директрисы и господина Моридара? Что вы задумали?

Вдруг Ирис резко обернулась и подошла ко мне. Я испугалась ее решительности, и стала отступать. Вот только отступать вскоре стало некуда. Я не умела пользоваться выходной дверью, или она была заперта.

— Зачем ты рассказала о Люберисе? Сейчас они начнут проверять и узнают, что меня не существует! Чего ты добиваешься? Возвращения титула? Я смогу защитить тебя. Если не я, то другой. Кое-кто настолько мощный, что ты даже вообразить его силу не сможешь.

— Н-но…

— Что «но»? Ты понимаешь, что подставила меня?! Ведас вернется из Любериса с логичным вопросом «дорогая, а ты вообще кто такая?» И что мне ему на это отвечать? «Из другого мира, дорогой! Ты же веришь в попаданок, правда?» Шикарррно, не находишь?!

Ирис родом из другого мира? Это как? Я совершенно не понимала и не верила ни в каких попаданок. Но мне нравилось, что Ирис не злилась. Она скорее думала вслух, что делать дальше. Притом, казалось, что дальше делать ей, а не нам. Или меня это тоже коснется? Как-никак она использовала именно мое имя.

— Может связаться с Вилесой? — кротко предположила я. — Раз она все это устроила, то…

— То, что? — съязвила Ирис, подначивая меня. — Ну, хорошо, позовем ее! Вилеса! Вилеса! Она в лучшем случае услышит и явится месяца через три-четыре! Я уже в курсе, как оперативно она реагирует на просьбы о помощи!

Зря она так о Вилесе. Когда я позвала ее в кабинете директрисы, она немедленно пришла ко мне на помощь. Наверно. Я потеряла сознание и не знала, что происходило после этого. Вилеса, конечно, немного ошиблась, отправляя меня в академию. В тот раз я оказалась не в этой комнате, а в ректорской спальне.

— Зря ты так обо мне! — раздался веселый голос, и мы обе обернулись в его сторону.

Это была та магиня, которая приходила ко мне в пансион! Но сегодня она выглядела торжественно. В блестящем желтом платье до пола и с высокой прической из золотых, как у господина Моридара, локонов она была великолепна! Словно принцесса, подготовившаяся к балу в императорском дворце.

— Ты хоть поняла, куда меня отправила изначально? — возмутилась Ирис. — Мне пришлось немало бреда вынести, чтобы оказаться здесь!

— Да ладно тебе обижаться, — Вилеса взмахнула рукой и, вздыхая, закатила глаза. — Я, между прочим, теперь первокурсница Небесной Академии Демиургов и единственная ученица ее ректора, Великого Архангела Арфалиеса!

Кто о чем, и каждый о своем… Но если Ирис действительно не существовало в этом мире, то моя болтливость действительно стала большой неприятностью для нее. Тогда они могли узнать, что я настоящая леди Шторм и… и что тогда? Меня снова будут обвинять в сговоре с господином Моридаром! И на Ирис повесят какое-нибудь преступление!

— Вилеса, — я позвала девушку, пытаясь вклиниться в недоразумение между ней и моей соседкой. — Вы уже знаете, какие неприятности нас волнуют? Я проговорилась и… Я не знала, что нельзя было говорить! Почему мне ничего не объяснили?

— А меня еще и на помойку выкинули, — поддакнула Ирис, и я предпочла замолчать. Меня выкинули на приличную кровать, пускай и в неприличном качестве. Мои приключения, по всей видимости, не шли ни в какое сравнение с приключениями соседки.

— Спокойно, девочки, спокойно! — Вилеса подняла руки в примирительном жесте. — В этот раз я хорошо подготовилась! Я записала вам партитуры!

— Мы еще и на гитаре играть будем? Или ограничимся губной гармошкой?

— Кое у кого токсикоз из всех щелей лезет? Рановато! Ошиблась слегка, а меня уже казнить готовы…

— Ты постоянно ошибаешься! Если бы не Хозяин Мира, что бы со мной было? Да и ему бы я сказала пару ласковых за Мотю… если бы могла хотя бы пискнуть в его сторону.

Между Ирис и Вилесой была непреодолимая стена, которую они не хотели рушить. И я еще считала Ирис шебутной и легкомысленной! По сравнению с суетной плюшевой Вилесой моя соседка самая настоящая воспитательница! Строгая, язвительная и словно самовольная. И свободная!

— Спокойно, теперь все мои расчеты ректор проверяет лично, — заверила Вилеса, но спокойствия ее заверения не принесли. Даже я, знакомая с ней мельком, понимала, что неприятностей не избежать. — Просто почитайте, что я вам тут написала. Ирис получит обещанные души, а Тиарис накажет истинных убийц своих родителей! Все проверено! Никаких ошибок быть не должно!

— Будет, — пессимистически заявила Ирис, на что Вилеса ей ответила.

— Только если сама их допустишь! Я же теперь первокурсница Небесной Академии Демиургов, и я не имею права допускать фатальные ошибки! Теперь я ответственная!

— А раньше почему ответственной не была? Потому что Почтальон Печкин? Принес посылку для вашего мальчика?

Юмора в обвинении я не поняла, в отличие от двух девушек. Они рассмеялись, и пока напряженность между ними сбавила обороты. И на том хорошо, что никаких специальных подстав и интриг не будет хотя бы в кругу нас троих. Иначе противостояние между нами могло бы окончиться действительно плохо. Притом неисправимо плохо.

Сначала «партитуры», которые не «партитуры», судя по уточнению, Ирис взяла сама. Она проглядела, какая конкретно относилась к ней, и только после этого отдала мне вторую. В ее было что-то, что я не должна была узнать? Еще один вопрос, который никогда не будет отвечен.

Но мне и моей «роли» хватило с лихвой. Если ей следовать, то я должна была напроситься в ученицы к Руру Аургусу, попасть на практику в главное отделение стражериума, где у него мощные связи, и отыскать правду о казни родителей. Параллельно я должна была сделать еще что-то, что было толсто перечеркнуто раз сто и частично плотно закрашено.

— А что здесь?.. — пробормотала я и подняла голову. — Не важно…

Ирис и Вилеса уже о чем-то тихо спорили, обсуждая соседкину «партитуру», и на меня внимания не обращали. Не сильно-то и надо! Мне и без обсуждения было о чем подумать! Если я правильно понимала, то способ успешного убеждения бывшего следователя Рура Аургуса взять меня в ученицы мне предстояло придумать самостоятельно.

В моих «планах на ближайшее будущее» было всего два листочка. И то они были полупустыми. Зато в руках Ирис листов было раз в десять больше, и все исписаны мелким убористым почерком. Неужели в великом и великолепном плане ей была уготована настолько большая роль?

— А теперь мозговой штурм! — объявила Вилеса. — Сядем-ка!

Мы расселись в гостевой зоне и разложили часть листов на кофейном столике. Неприятности только начинались! Понимание, что от меня требовалось, постепенно приходило и отторжения не вызывало. А ради установления справедливости я была готова даже пойти на некоторые жертвы и закрыть глаза на отнятие у меня благородного титула.

— Для начала, я представлюсь. Вилеса, ангел и по совместительству студент Небесной Академии Демиургов. Первокурсница. Моя главная цель состоит в том, чтобы оказать всестороннюю поддержку при адаптации и контролю божественных сил трем нефилимам. Для этого…

— Стоп-стоп-стоп! — перебила Ирис, замахав руками. — Давай без вот этих вот лабораторных «цель работы», «задачи работы». Ты, кстати, название темы пропустила…

От столь «подробных» объяснений в голове действительно получалась каша. Учитывая странную специфику ситуации, в которой мы оказались, я бы предпочла, чтобы мне объясняли более простыми и понятными словами и выражениями.

— Если вкратце, то есть три парня. Три брата по отцу божественного происхождения. Они знакомы между собой, но не в курсе своего родства. Каждый обладает собственной силой, и человеческая половина вынести эту силу не может, и парни страдают. Чтобы боль исчезла, нужно «обожествить» человеческую половину сущности.

Объяснения Ирис казались мне витиеватыми, но гораздо более понятными, чем академический язык Вилесы. Из объяснения следовало, что мы с Ирис каким-то образом могли помочь трем парням избавиться от давления их божественной силы, не раскрывая секрета их происхождения.

— И как мы можем им помочь? Что для этого нужно сделать?

— Любовь исцеляет все! — воскликнула Вилеса и ударила в ладоши. — Вуилред Миналис любовь свою искреннюю и взаимную нашел. Ведас Дрок тоже недалеко убежал и сдался под напором Ирис!..

Что-то мне не нравилось, куда вела дорожка разговора. Случаем они не предлагали мне стать избранницей третьего брата? Судя по пристальным взглядам двух пар глаз, именно эту судьбу мне приписали. Это значило, что меня собирались выдать замуж повторно? Только от одного мужа чудом удалось сбежать, как мне подкинули второго!

— Не дуйся, — попросила Вилеса. — Ничего не получится, если любовь не будет взаимной и искренней. Просто присмотрись к нему, хорошо? В крайнем случае я найду другую девушку.

— Почему я?

— Так учитель сказал, — пожала плечами Вилеса. — В конце концов, именно он создатель этого мира…

— О, Создатель! — воскликнула я. — Так это не шутки? Насчет ангела и Небесной Академии?

Вилеса кивнула и пустилась в объяснения, что все студенты Небесной Академии Демиургов в качестве дипломного проекта создавали свой оригинальный мир. Именно таким «дипломным проектом» был наш мир, созданный нынешним ректором Небесной Академии Демиургов…

У меня не хватало слов, чтобы выразить эмоции. Для меня нашел любовь всей жизни сам Создатель? Это не могло быть правдой! Так не бывало в нашем мире! Если бы нечто подобное имело место быть, то бабушка обязательно рассказала мне. Это, наверно, шутка! Ужаснейшая из шуток!

Я долго молчала, а обе девушки продолжали пристально следить за мной.

— Ти, ты заблокирована. Я не могу прочитать твои мысли, так что будь чуть более многословна, а? Мне совершенно не нравится возникшая пауза! Мне еще на занятия нужно успеть! Учитель потребовал, чтобы я заново прошла курсы «Соизмерение сил», «Временные пространства» и еще парочку ненужных дисциплин…

Я заблокирована. Я… нечитаема? Логическая цепочка простроилась в голове быстро. Очень быстро. Во-первых, меня из пансиона отправили в комнату господина ректора, а не в эту. Во-вторых, именно он заступился за меня перед стражем Ведасом. Если предположить, что страж Ведас был тем самым нефилимом Ведасом Дроком, то… какова вероятность что ректор Алькаит Денвер окажется тем самым братом по отцу, которым мне сосватан самим Создателем?

— Его имя случаем не…

— Бинго! — предугадала мою сознательность Ирис. — Тебя никто не заставляет. Просто знакомит. Что касается меня и Ведаса… есть, конечно, спорные моменты, но я склонна Хозяину верить. Пусть он по человеческим меркам поступил… плохо, наделав сыновей разным женщинам… но парни-то в чем виноваты! А они всю жизнь мучились со своими божественными способностям, пока не встретили единственную и неповторимую.

Мне было крайне тяжело представить себя рядом с ним. Ректор Денвер был для меня кем-то немногим более благородным, нежели жадная директриса пансиона, и ничего хорошего от него я не ждала. Да, он заступился за меня. Но почему? Он явно преследовал свои цели. И теперь они мне прозрачно ясны!

Я была для него нечитаема, что означало совершенно непонятна и непредсказуема! Наверно он любил подчинять и контролировать всех, кто его окружал. Держал в строгости и требовал немедленного и беспрекословного исполнения всех приказов. Как директриса пансиона. Как я ее ненавидела!

— Быть того не может!

Для меня высказанная идея была дикой. Студентка и ректор? Вы с ума посходили обе? Это аморально! Я признавала, что ректор тоже человек (даже если наполовину бог) и имел полное право на счастье в личной жизни, но… но причем здесь я? Почему выбрали именно меня? Потому что я была удобной по какой-либо из причин?

— Почему я?

Да, этот вопрос интересовал меня сильнее всего. Если выбор Ирис мог обосновываться ее иномирным происхождением, то я родилась в этом мире. Притом я не была особенной. В империи было немало благородных девушек, оставшихся без попечительства близких родственников. Война с королевством за водный путь немало семей погубила!

— Потому что ты отражение Ирис в этом мире, — объяснила Вилеса. — Я и сама не сразу поняла, почему в качестве оригинала выбрала тебя. Оказалось, что учитель, упрощения ради, использовал не магический «бракованный» мир. Где человекоформы перенял, где кое-какое интернациональное деление… Думаю, Ирис уже заметила, что звуковые особенности ее и этого миров очень схожи.

Поэтому мы с Ирис так похожи внешне? Различия между нами минимальны! И то в основном поведение и привычки! Пока я раздумывала, девушки вновь переключились на шипящее обсуждение «партитуры» Ирис, давая мне время принять решение.

— Упс. Покедова! — прошептала Вилеса и исчезла. Вслед за ней испарились все принесенные листочки с «планами на ближайшее будущее».

Ирис кивнула и махнула кистью руки, предлагая мне подойти к окну. Мы, словно шпионы, притворялись, что ничем подозрительным не занимались. Исключительно смотрели в окно и наслаждались природой. Если бы нас кто-то заметил сейчас, то точно заподозрил бы в чем-то нехорошем. Я бы точно заподозрила!

Сначала я не могла понять, для кого мы устраивали это представление. Но буквально спустя минуту я услышала стук в дверь, и Ирис щелкнула пальцами еще через секунд двадцать. Дверь отъехала внутрь стены, и на пороге появился тот, кого я совершенно не ожидала увидеть.

Рур Аургус.

Тот, кого я должна была убедить стать моим личным наставником. Если бы Вилеса не подсказала, я бы ни за что на свете не догадалась попросить его об этом! А ведь идея хорошая. Я уже подумывала о том, чтобы стать следователем. Но я и думать не смела, что у меня для этого будут все возможности в прямом доступе.

— Учитель! — приветливо поздоровалась Ирис. — Проходите. И чем мы можем быть полезны?

Мужчина недовольно вошел в нашу комнату и окинул ее периметр взглядом. Цыкнул, но настолько тихо, что шипение в его голосе показалось физиологическим, а не делом привычки. Он хмуро смотрел на нас обеих, словно считал нас злостными хулиганками. Дверь тихо задвинулась за его спиной.

— Организационные сборы у вас обеих не в чести? — спросил он язвительно. — Раз особенные, значит к вам нужно особенное отношение? Одна подружка министра госбезопасности, вторая жена политического преступника. А меня в няньки пристроили. Чудесно! Радуюсь и плачу одновременно.

Ирис прислонила ладонь ко рту, скрывая смех. Я отнеслась к возмущениям преподавателя с большей серьезностью и уважением. В конце концов, мы действительно забыли про организационный сбор. Сначала Ирис была не в духе, а как повеселела — так мы позвали Вилесу и были заняты другим, крайне важным вопросом.

— Простите нас, пожалуйста, — прошептала я, опустив взгляд в пол.

Извиняться и не роптать в пансионе учили в первую очередь. Во вторую — терпеть наказание, насколько бы суровым оно не было. И только в третью очередь мы должны были незамедлительно и беспрекословно подчиняться воспитательницам и особенно директрисе.

— Мы больше так не будем, — поддакнула Ирис.

— А больше и не надо, — зло отрезал преподаватель.

Он оставался у двери, не собираясь проходить к нам, и разговаривать с ним через всю комнату было несколько неудобно. Самой подойти поближе отчего-то было тоже тяжело. То ли из-за того, что в пансионате учили лишний раз не выделяться из толпы, а Ирис сближаться не спешила. То ли по какой-либо другой причине, и мне просто стоило пересилить себя.

— Простите нас, пожалуйста, — повторила я заискивая.

Что самое странное, получила в ответ совершенно противоположную реакцию той, которую ожидала. Не было в его суровом лице ни капли смягчения. Наоборот, показалось, что преподаватель разозлился еще сильнее. В результате я мало того что не успела все вызнать у Ирис и Вилесы, так еще и отношения с Руром Аургусом испортила. Как говорила Ирис — шикарррно!

— Завтра утром за три часа до начала занятий подойдете ко мне в кабинет. Я вам все объясню лично, раз уж вы на особом положении.

— В пять утра?! — вспыхнула Ирис. — Вы шутите!

— Студентка, — отрезал преподаватель. — Я пошел вам навстречу и готов принять вас в свободное от занятий время… а вы возмущаетесь? Довольно недальновидно с вашей стороны вести себя агрессивно в моем присутствии. Если я не смог вас отсечь, еще не означает, что я не могу создать комиссию для решения вашего вопроса. Поверьте моему опыту, связь с министром Крайлу вам не поможет.

Крайлу? Он только что сказал «связь с министром Крайлу»… Я находилась в одной комнате с тем самым чудовищем, о котором ходило так много слухов в пансионе? И досих пор жива?! Неудивительно, что он невзлюбил меня с первого взгляда! Почувствовал, наверно, мою неприязнь! И что мне теперь делать? Как… выжить?

— Мы придем, — пообещала я прежде, чем подумала, что вряд ли я могла решать за двоих. — По крайней мере, я точно приду. Еще раз милосердно прошу вашего прощения.

Я даже не осознала, в какой момент Рур Аургус покинул нашу комнату. Он вроде бы обычно кивнул и вышел, но, если бы я попыталась вспомнить детали, точно не смогла ответить, что на нем было надето. Как на исчезнувшей, словно случайное дневное сновидение, магине Вилесе, почувствовавшей приближение постороннего человека.

— Шутишь, что ли? — накинулась на меня Ирис, стоило нам остаться наедине. — Мы должны будем явиться к нему даже не в пять утра, а минимум за полчаса до назначенного! У него часы на двадцать минут спешат! Нам вставать в четыре утра! Даже не в четыре. В три! Еще нужно умыться и собраться!

Из ее уст ранний подъем звучал как наказание свыше. Я не видела в этом ничего особенного, поэтому не возмущалась и была готова вставать хоть в час ночи, только бы добраться до Рура Аургуса. Если верить Вилесе, то он — моя единственная надежда на поиск правды.

— Не вижу про…

— А вот и я! — воскликнула Вилеса, вновь появившись на диванчике. Ирис обернулась и строго, и пристально посмотрела на нее. — Что? Я снова через неделю явилась? Или даже через год? Да, ладно! Я уже пересдала несколько курсов по расчету времени и телепортаций! Я не могла ошибиться!

— Нет, нормально. Всего несколько минут прошло. Ты вовремя… в кои-то веке.

— Я, между прочим, пришла с просьбой! — заявила Вилеса и отвернулась.

С просьбой? Чем мы, смертные, могли помочь ей? Если речь шла о влиянии на стража Ведаса и ректора Денвера, которое еще следовало заслужить, то я отказываюсь сразу. Я не буду вредить людям, которые не сделали мне зла. Наоборот, в некоторой степени помогли мне. По крайней мере, ректор Денвер.

Пауза в разговоре затягивалась, мы не приходили ни к какому конкретному решению. Ирис скрестила руки под грудью. Я, как и она, не ждала от просьбы ничего хорошего. Но наши нехорошие ожидания если и исполнились, то только частично. Вилеса предлагала нам познакомиться с еще одним магом, имя которого не говорило мне абсолютно ни о чем.

— Вуилред Миналис, — произнесла она. — Старший из братьев. Он стал слишком силен и находится на границе обожествления. Кансмогема, богиня Тьмы и Хаоса, жена Арфаилеса, принимает увлечения мужа смертными чем-то вроде «зоофилии». Но если хоть один из Хранителей и Кандидатов станет Богом… она уничтожит не только его, но и мир, в котором он был рожден.

— Чародей? — переспросила Ирис. — Тот, который нашел свою любовь и подчинил божественную часть магии? Ведаса и Денвера ждет та же участь?

— Если они не будут так бешено тренироваться, то нет. Обожествление Хранителя… это нечто из ряда вон выходящее. Я долго думала над этим, и не смогла придумать, как он умудрился смешать две вечностью разделенные половины. Так не бывает! Не бывало, на моей памяти!

Нам с Ирис нужно было… спасти мир? Мне не послышалось? Спасти мир? Целый-прецелый мир, остановив обожествление полусмертного-полубога? Богиню Тьмы и Хаоса нам точно не остановить, даже если бы мы сами были богинями.

— Я уже сделала кое-что, чтобы отправить его в академию. Так что отказы не принимается! В конце концов, это ваш мир. И если вы хотите продолжать жить в нем и жить вообще, придется что-то сделать! Потому что я к Кансмогеме не полезу, а Вуилреда Миналиса мне банально жалко! Ему и так по жизни не повезло, а тут еще и мачеха зверствует…

— Тогда у меня два вопроса, — высказала Ирис. — Кто его женщина? И почему у Тиарис нет иной магии, кроме ментальной.

— А зачем ей другая? — возгордилась Вилеса, выпрямив спину. Ее реакция мне совершенно непонятна. — Тиа бесконтрольный стихийный созидатель, а Алькаит Денвер бесконечный поглощатель. Они идеально дополняют друг друга! Ах, это так романтично! Несчастная дева умирает от переполняющей ее мощи, а благородный рыцарь приходит к ней на помощь, поцелуем выпивая из нее смертельную силу!..

— Умирает?!! — я не могла сдержать эмоций. Только спаслась от одной беды, как меня настигла следующая. — Что значит «умирает»?!

— Не боись, — махнула рукой Вилеса. — Если умрешь, учитель тебя воскресит как-нибудь. Ну да, получу нагоняй за недосмотр… — она пожала плечами, совсем как Ирис. — Переживу как-нибудь. Не беспокойся за меня, Тиа!

Я, конечно, не эгоистка, но сейчас я беспокоилась исключительно за себя саму! Я не хочу умирать. Даже временно! Вилеса же пошутила, верно? На занятии по контролю была магическая вспышка, но она была такой маленькой и практически неощутимой. Разве такая мелочь могла вырасти в нечто смертельно опасное? Я в это не верила. Это невозможно.

— Что насчет пансиона? — спросила Ирис, и я заметила, что вопрос об избраннице Вуилреда Миналиса остался неотвеченным. — Ведас отправился проверять. Тогда правда сразу вскроется. Этого нельзя допустить, как и раскрытия происхождения и родства братьев. Я правильно понимаю?

Вилеса на секунду задумалась и кивнула.

— Была в пансионе у Тии подружка. Ее Колючкой все называли. Ее семья погибла в пожаре, как и твои родители. В этом мире никаких пособий за сирот не выплачивали, так что тетка от нее отказалась. Просто сделаем вид, что вы двое из соображений безопасности поменялись фамилиями. Мелочи типа шрамов от огня и лиц в воспоминаниях смертных я исправила.

— Меня воспитывали родители, а не тетка, — возразила Ирис хмуро. — У меня никогда не было никаких теть-дядей.

— Вообще-то они за опеку над тобой денюжку получали. Приличная сумма, между прочим. Бонусом трехкомнатная квартира твоего отца в центре города в безвозмездное пользование. Ну, практически. За коммуналку и жилплощадь платить все равно приходилось.

— Меня воспитывали родители, — повторила Ирис по словам, чуть лине по слогам. Меня пробирала жуть от ее тона.

— Ну, думай что хочешь. Продолжай обманываться! Бай!

Вилеса исчезла, а Ирис еще долго не сходила с места, пялясь в одну точку. Над ней издевались опекуны? Иначе отчего такая реакция — «почему я терпела их произвол?» За соседку мне становилось страшно. До этого из-за ссоры со стражем Ведасом, фактически из-за защиты меня от него, она застыла на несколько часов. Сейчас происходило то же самое. С ней точно все будет в порядке?


Глава 4 | Брачная охота на ректора магической академии | Глава 6



Loading...