home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Не шевелясь, Пандора раздумывала над вопросом. Она ощущала жар и неудовлетворённость, была сама не своя от чего-то, напоминающее голод, только намного хуже. Её терзало какое-то острое и трепещущее чувство.

— Что ты собираешься сделать? — спросила она.

Руки Габриэля пробежались по ней с дразнящей легкостью.

— Ты же знаешь, что я никогда не причиню тебе вреда.

От неё не ускользнуло то, что он не ответил на вопрос напрямую. Подтянувшись повыше на его груди, она посмотрела вниз на Габриэля. Он был нечеловечески красив, Пандора ощущала под собой, позолоченные светом, крепкие гладкие мышцы, его лицо казалось прекрасным, словно из сказки. Щёки и переносица слегка покраснели, будто он провёл слишком много времени на солнце. В светло-голубых глазах, под густыми длинными ресницами, искрилось озорство и загадка. «Адонис во плоти,» — с нахлынувшей грустью подумала она.

— Я думаю, нам лучше на этом остановиться, — неохотно сказала Пандора.

Габриэль покачал головой, слегка щурясь, словно озадачившись заявлением.

— Мы едва начали.

— Это ни к чему не приведёт. Прекрасный принц не для девушки, отсиживающейся в углу, а для той, которая в состоянии вальсировать.

— При чём здесь чёртов вальс?

— Это метафора.

— Для чего? — Габриэль ссадил её с колен, выпрямился и прочесал волосы пальцами. Несмотря на его попытки привести их в божеский вид, золотисто-бронзовые локоны снова легли в беспорядке, некоторые пряди скользнули на его лоб, и это ему безумно шло. Он положил руку на спинку дивана и пристально посмотрел на Пандору.

Его мускулистые торс и руки, и дразнящая поросль на груди так отвлекали, что она едва могла припомнить ответ.

— Для всего того, что мне не под силу. Твоя жена должна будет выступать в качестве хозяйки на разнообразных мероприятиях, посещать с тобой балы и вечера, а что за женщина, обладающая парой идеальных ног, но не в состоянии танцевать со своим мужем? Люди будут задавать вопросы. Как я смогу оправдаться?

— Мы скажем, что я ревнивый муж и не хочу, чтобы ты находилась в чьих-то объятиях, кроме моих.

Пандора нахмурилась, стянув вместе края рубашки на груди. Она расстроилась и даже начала испытывать некоторую жалость к себе, а не было ничего, чтобы она презирала больше, чем жалость к себе.

— Как будто кто-то в это поверит, — пробормотала она.

Габриэль твёрдо взял её за руку, чуть ниже плеча. Его глаза, яркие, словно пара зажжённых спичек, были прикованы к ней.

— Я не хочу, чтобы ты когда-нибудь очутилась в чьих-то объятиях, кроме моих.

Земля перестала вращаться. Пандору поражала и пугала только одна мысль, что в его словах может быть хотя бы крупица правды. Нет, он не это имел в виду. Он ею манипулировал.

Она толкнула его в крепкую, словно стена грудь.

— Не говори так.

— Твоё место рядом со мной.

— Нет.

— Ты это чувствуешь, — настаивал он, — каждый раз, когда мы оказываемся вдвоём. Ты хочешь…

Она попыталась заткнуть ему рот поцелуем, что, если подумать, было не самой мудрой тактикой. Габриэль немедленно горячо и требовательно поцеловал в ответ.

В следующий момент она оказалась на спине, распростёртой под ним. Он перенёс вес на локти и колени, чтобы не раздавить её, но при этом надёжно прижимал Пандору к подушкам дивана, пока целовал с медлительным, всепоглощающим пылом. Казалось, Габриэль решил что-то доказать, будто бы она и так его не жаждала, будто не ослабла от голода. Её губы раскрылись ему навстречу, смакуя пьянящий вкус, чисто мужской жар, принимая эротические исследования его языка. Пандора не могла остановить руки, они пробегали по мощным мышцам спины, на ощупь его роскошная кожа была шелковистее, чем её собственная.

Его чуть приоткрытые губы медленно проскользнули по её шее и опустились к груди. Когда Габриэль прихватил её тугой сосок ртом, проводя по нему языком, слегка прикусывая, она выгнулась ему навстречу. Другую грудь он накрыл ладонью, обхватив податливую плоть, а потом его рука прошлась вдоль всего её тела, обрисовывая изгибы талии и бедра. Подол ночной рубашки задрался выше колен, что позволило ему без труда подтянуть его до самой талии. Придя в шок, Пандора стиснула ноги вместе.

От звука его тихого смеха у неё сжались пальцы на ногах. Он был дьявольским, чувственным, и знающим. Опустившись на бок, Габриэль провёл кончиками пальцев по её животу до пупка, обводя вокруг него ленивые круги. При этом он целовал и посасывал вершинку её груди, пока она не стала влажной и невыносимо чувствительной.

Кончики его пальцев, щекоча, пустились в путь к жёстким и шелковистым завиткам, лениво лаская. Пандора начала извиваться, её взгляд стал рассеянным. Боже, она правда позволяла ему это делать? Да, позволяла. Постанывая от стыда и волнения, она почувствовала, как он осторожно с ней играет, кончик его среднего пальца скользнул в нежную расщелину на вершине. От этого мимолётного щекотного проникновения Пандора задохнулась. И сильнее сжала ноги вместе.

Он выпустил её сосок из губ.

— Откройся мне, — прошептал Габриэль.

Когда он начал поглаживать локоны, Пандора прикусила губу, стремительные прикосновения его пальцев, ослабляли её волю. Тело превратилось в зной, движимый ударами сердца. Ясности больше не было. Ничего не имело значения, кроме того, что он с ней творил. Её ноги задрожали, Пандора всхлипнула, пытаясь удержать их вместе.

— Пандора… — сказал он мягким и обольстительным голосом. — Откройся мне, — его палец проник между чувствительными складками и аккуратно задвигался. Ощущение от этого пронзило её, как вспышка жаркого пламени. — Такая упрямая, — прошептал он. — О, Пандора, не искушай меня. Иначе я сделаю что-нибудь порочное, — его указательный палец прошёлся вдоль её сомкнутых бёдер. — Разведи их только на дюйм. Ради меня, — её кожу опалило его дыхание, когда он рассмеялся. — Даже ни на дюйм?

— Я смущена, — возразила Пандора. — Ты усугубляешь моё нервное перенапряжение.

— Это всем известное лекарство от женских нервов.

— Оно не помогает. Ты… ах!… ты делаешь только хуже…

Габриэль опускался ниже, пробуя её кожу на вкус, нежно прикусывая, используя зубы… губы… язык…. Она попыталась выбраться из-под него, но он поймал её за бёдра и удержал на месте. Пандора ощущала настоящий водоворот вокруг пупка, язык Габриэля опалил кожу жидким пламенем, прежде чем двинуться ниже. Её сердце оборвалось, когда она почувствовала его дыхание на самом интимном местечке её тела. Он уткнулся носом в лёгкие кудряшки, разделяя их языком. Она ощутила необычайный, скользивший, щекочущий жар.

Пандора поражённо отстранилась, но он не отрывался от неё, проводя языком по влажному, розоватому местечку, дразня, заставляя раскрыться. Беспомощно сдавшись, её бёдра распахнулись. Его язык отыскал влажную шелковистую плоть, нежный, скрытый бутон и легко обводил его по кругу, в то время, как руки медленно гладили её бёдра.

Удовольствие растеклось повсюду под кожей и заполнило промежутки между ударами сердца. Все её чувства сосредоточились на том волшебстве, которое он творил, на магическом огне в кромешной темноте. Он прижал к ней язык, и, к великому смущению Пандоры, её бёдра двинулись ему навстречу. После нескольких порхающих прикосновений, он опять припал к ней языком и замер. Не сдержавшись, она начала извиваться и почувствовала жар его дыхания, когда он усмехнулся. Габриэль играл с ней, заставляя совершать постыдные вещи.

Руки Пандоры неуклюже потянулись оттолкнуть его голову, но он поймал её дрожащие запястья и прижал к дивану. Он отыскал лёгкий такт, ритмичных движений, которые заставляли всё внутри неё пульсировать, словно биение сердца. Габриэль знал, что делает, неустанно распаляя ощущение всё жарче, жарче, пока оно не расплавилось и не начало затапливать каждую её частичку. Она пыталась сдерживать себя, но это только усугубило ситуацию, Пандора начала содрогаться всем телом. Она почувствовала, как её глаза закатились, руки и ноги приподнялись, в примитивном желании что-то обхватить.

Когда последняя дрожь затихла, Габриэль приподнялся над ней и обняв, улёгся рядом. Пандора вытянулась и прижалась к нему сбоку, положив ногу на его бёдра. Конечности приятно отяжелели, будто она приходила в себя после долгого сна, и на этот раз её разум был совершенно ясен, не отвлекаемый множеством мыслей. Она чувствовала невнятные слова, ласкающие её ушко, пока он что-то шептал, повторяя одни и те же слова снова и снова, Пандора шевельнулась и пробормотала:

— Этим ухом я плохо слышу.

Она почувствовала, как его губы, прижимающиеся к её щеке, изогнулись в улыбке, а потом он поднял голову:

— Я знаю.

Что он шептал? Сбитая с толку Пандора пробежалась рукой по его груди, играя с лёгкой, блестящей порослью, чувствуя бронь рёбер и сильных мышц. Его живот и бока были крепкими и поджарыми, кожа блестела, как отполированный мрамор, они так сильно отличались от её собственных.

Очарованная она робко опустила пальцы вниз, проведя тыльной стороной ладони вблизи передней части его брюк, где мощная, возбуждённая плоть упиралась в чёрное сукно. Перевернув руку, она осмелилась обхватить его стержень и провела по нему до самого основания, а затем снова вверх. Прикасаться к этой интимной части было страшно, захватывающе и невообразимо. Его дыхание участилось, и по животу пробежала невольная дрожь, пока она сжимала напряжённую плоть.

Казалось, под её пальцами твёрдый стержень обладал своими собственными импульсами и отзывался подрагиваниями. Пандоре захотелось увидеть эту загадочную часть тела. Захотелось узнать, какова она на ощупь. Спереди его брюки были пошиты в классическом стиле и застёгивались на несколько пуговиц с двух сторон. Её рука застенчиво скользнула к ближайшему ряду.

Он остановил её блуждающую руку, накрыв своей и слегка прикоснулся к виску Пандоры губами.

— Лучше не стоит, милая.

Она нахмурилась.

— Но несправедливо, что ты позаботился о моём нервном перенапряжении, а я осталась безучастной по отношению к твоему.

Он ласково усмехнулся ей в волосы.

— Мы вернёмся к нему позже, — наклонившись к ней, Габриэль завладел её губами в мимолётном, страстном поцелуе. — Давай я отнесу тебя в постель, — прошептал он, — и уютно устрою, как хорошую, маленькую девочку.

— Не так быстро, — запротестовала Пандора. — Я хочу побыть с тобой. — На улице бушевал шторм, капли дождя барабанили, словно бронзовые монетки. Она поудобнее устроилась у него подмышкой. — К тому же… ты так и не ответил на вопрос, который я задала на стрельбище.

— Какой вопрос?

— Ты собирался поведать худшую вещь о себе.

— Боже. Обязательно обсуждать это сейчас?

— Ты сказал, что хочешь обсудить это наедине. Не знаю, когда нам ещё предоставится такой шанс.

Габриэль нахмурился, но продолжал молчать, одолеваемый мыслями, которые казались далёкими от приятных. Возможно, он не знал, с чего начать.

— Это имеет какое-то отношение к твоей любовнице? — любезно спросила она.

Габриэль, сощурившись, посмотрел на неё, будто вопрос его поразил.

— Значит, ты об этом слышала.

Пандора кивнула.

Он сдержано выдохнул.

— Я чертовски точно этим не горжусь. Однако, я думал, что лучше так, чем пускаться в разврат или соблазнять невинных девушек, а воздержание мне не особо подходит.

— Я не думаю о тебе плохо из-за этого, — поспешила заверить его Пандора. — Леди Бервик говорит, что джентльмены часто так поступают, а леди должны делать вид, будто ничего не знают.

— Очень цивилизованно, — пробормотал Габриэль. Он помрачнел и продолжил: — Нет ничего плохого в отношениях, только если кто-то из участников не состоит в браке. Я всегда считал брак священным. Изменять с чужой женой… непростительно.

Его тон оставался ровным и спокойным, за исключением ненависти к себе, которая окрасила последнее слово.

На мгновение Пандора опешила и не могла говорить. Казалось невозможным, чтобы этот мужчина, с его прекрасной внешностью и утончённостью, мужчина, столь совершенный во всех отношениях, чего-то стыдился. Затем удивление рассеялось и превратилось в нежное чувство, когда она задумалась о том, что он был не каким-то богоподобным существом, а земным человеком с очень свойственными ему недостатками. Это оказалось приятным открытием.

— Твоя любовница замужем, — сказала она утвердительным тоном.

— Жена американского посла.

— Тогда, как вы с ней…

— Я купил дом, где мы встречаемся по мере возможности.

Пандора почувствовала, как что-то вцепилось ей в грудь, словно когти, вонзавшиеся в сердце.

— Там никто не живёт? — спросила она. — Дом предназначается только для свиданий?

Габриэль бросил на неё насмешливый взгляд.

— Я посчитал, что этот вариант предпочтительнее, чем обжиматься по углам на поздних светских вечерах.

— Да, но покупать целый дом… — Пандора знала, что она с чрезмерным пристрастием кинулась обсуждать эту тему. Но идея того, что он приобрёл тайное, особое место для себя и своей любовницы, причиняла боль. Их дом. Вероятно, он был шикарным и модным, как одна из тех уединённых вилл с эркерами или, возможно, коттедж с собственным небольшим садиком.

— Какая эта миссис Блэк? — спросила Пандора.

— Жизнерадостная. Уверенная в себе. Искушённая.

— Предполагаю, что ещё и красивая.

— Очень.

Невидимые когти вонзились глубже. Какое же это неприятное чувство. Сродни… ревности? Нет. Да. Это была ревность. О, какой ужас.

— Если идея отношений с замужней женщиной так тебе претит, почему ты не подыскал другую кандидатуру, — спросила она, пытаясь не казаться язвительной.

— Нельзя подать объявление в газете на пост любовницы, — сухо ответил Габриэль. — И не всегда взаимное притяжение возникает между подходящими людьми. Меня очень беспокоило, что Нола замужем, но не остановило от попыток её добиться, как только я понял… — он замолк и потёр шею сзади, угрюмо стиснув губы.

— Что понял? — с ужасом спросила Пандора. — Что любишь её?

— Нет. Она мне нравится, но не более того, — Габриэль покрылся краской смущения и с усилием продолжил: — Я понял, что мы с ней хорошо подходим друг другу в постели. Я едва ли встречал женщину, которая могла бы удовлетворить меня так, как она. Поэтому я упустил из виду тот факт, что она замужем, — его губы скривились. — Когда дело доходит до личных качеств, кажется, я отброшу все угрызения совести в пользу сексуального удовлетворения.

Пандора была сбита с толку.

— Почему женщинам так трудно тебе угодить? — задала она вопрос. — Что именно ты просишь их делать?

Дерзкий вопрос, казалось, вывел Габриэля из его мрачного настроения. Он вновь посмотрел на неё, уголки его рта растянулись.

— Я всего лишь прошу, чтобы женщина была доступна, согласна… и раскована, — обратив внимание на пуговицы ночной рубашки Пандоры, он начал застёгивать их с излишней сосредоточенностью. — К сожалению, большинство женщин учат не наслаждаться половым актом, если он не связан с продолжением рода.

— Но ты считаешь, что они должны.

— Я думаю, что в этом мире у женщины мало удовольствий. Я думаю, что только эгоистичный идиот будет отказывать своей партнёрше в том же удовлетворении, которое она даёт ему, особенно, когда её удовольствие усиливает его. Да, я считаю, что женщины должны этим наслаждаться, как бы радикально это ни звучало. Отсутствие внутренних запретов делает Нолу уникальной и очень желанной.

— У меня нет запретов, — выпалила Пандора, чувствуя в себе дух соперничества. Она пожалела об этом комментарии, как только увидела искру веселья в глазах Габриэля.

— Я рад, — ласково сказал он. — Видишь ли, есть вещи, которые джентльмен предположительно не должен просить жену делать. Но если бы мы поженились, мне пришлось бы.

— Если бы мы вступили в брак, я бы не возражала. Но мы не женаты, — она была вынуждена прерваться, когда непреодолимое желание зевнуть одержало верх, и она прикрыла рот рукой.

Габриэль улыбнулся и притянул к себе Пандору, будто пытаясь впитать в себя ощущение её близости. Она тихонько к нему прильнула, прижавшись к его пышущему теплом телу и атласной, золотистой коже. Её окружал его яркий аромат с оттенками вечнозелёных растений и специй. Насколько знакомым стал ей запах Габриэля, всего за несколько дней. Ей будет этого недоставать. Она будет скучать по его объятиям.

На мгновение Пандора почувствовала укус зависти, представив, как Габриэль, возвращается в Лондон, в тайный домик, который он купил для себя и своей любовницы. Там его будет ждать надушенная Миссис Блэк в красивом пеньюаре. Он отведёт её в постель и займётся с ней порочными вещами, и хотя Пандора понятия не имела, что это означает, она не могла не задаться вопросом, каково это — проводить с ним часы в постели. В её животе запорхали бабочки.

— Габриэль, — неуверенно сказала она, — я сказала тебе не совсем правду.

Его рука поигрывала с её волосами.

— О чём, любовь моя?

— Мне не следовало говорить, что у меня нет внутренних запретов. Правда в том, что в основном уменя их нет, но думаю, что какие-то имеются. Я просто ещё не знаю точно какие.

Порочный, тихий шёпот чуть не опалил ей ушко.

— Я смогу помочь тебе выяснить.

Сердце начало барабанить даже быстрее, чем дождь за окном. Так сильно желать его… просто предательство по отношению к себе самой… но, казалось, перестать она не могла.

Габриэль разжал объятия и потянулся к её лежащему в стороне халату, намереваясь облачить в него Пандору.

— Я должен немедленно отнести тебя в постель, Пандора, — с горечью сказал он. — Или наше рандеву превратится в откровенный разврат.


Глава 12 | Дьявол весной | Глава 14



Loading...