home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

На следующий день Дракон сообщил, что его знакомый в детективном отделе согласился посетить типографию в Кларкенуэлле и задать вопросы миссис О'Кейр. Тем временем Пандора могла заниматься своими обычными делами, так как полицейский не видел причин для излишней тревоги.

Новость оказалась приятной, ведь сегодня вечером, Пандора и Габриэль уже согласились посмотреть пьесу с Хелен и мистером Уинтерборном, а после вместе поужинать. Новая постановка комедии «Наследник по праву»[6], проходила на самых модных подмостках Лондона, в Королевском театре Хеймаркет.

— Я бы предпочёл не посещать с тобой общественные места, пока расследование не завершится, — нахмурившись, сказал Габриэль, натягивая рубашку, стоя в своей спальне. — Район вокруг Хеймаркета крайне опасен.

— Но ты со мной, — заметила Пандора, — и к тому же там будет мистер Уинтерборн. Более того, Дракон настоял на том, чтобы тоже поехать, хотя это должен был быть его выходной. Что может со мной случиться? — Она взглянула в зеркало на туалетном столике из красного дерева и поправила жемчужное ожерелье из двух нитей, на кружевном лифе лавандово-кремового вечернего платья.

Габриэль издал неопределённый звук, отогнув манжеты рубашки.

— Не могла бы ты передать мне запонки с туалетного столика?

Она подала их ему.

— Почему ты не позволяешь Оуксу тебе помогать? Особенно, когда одеваешься для выхода в свет. Должно быть, он сильно расстроен.

— Возможно. Но я бы предпочёл не объяснять, откуда появились отметины.

— Какие отметины?

Вместо ответа он приоткрыл воротничок рубашки, показав маленькие красные метки на плече, где она его прикусила.

Виновато покраснев, Пандора встала на цыпочки, чтобы рассмотреть следы.

— Мне очень жаль. Думаешь, он бы стал распускать сплетни?

— Боже правый, нет. Как любит говорить Оукс: «Сдержанность — лучшее качество камердинеров». Однако, — он склонил над ней свою золотисто-бронзовую копну волос, — есть вещи, о которых я бы предпочёл не распространяться.

— Бедняга. Ты выглядишь так, как будто на тебя напал дикий зверь.

Габриэль хрипло усмехнулся.

— Всего лишь маленькая лисица, — сказал он, — которая, играя, слегка разбушевалась.

— Ты должен укусить в ответ, — сказала Пандора, уткнувшись в его грудь. — Это научит её обходиться с тобой нежнее.

Обхватив ладонью щёку Пандоры, Габриэль приподнял её голову вверх. Слегка прикусив нижнюю губу жены, он прошептал:

— Я хочу, чтобы она оставалась такой, какая есть.


Интерьер театра Хеймаркет был роскошным и пышным, кресла имели мягкую обивку, ярусы лож украшала золотая лепнина, в виде античных лир и дубовых венков. Позолоченный орнамент и расписанные вручную изображения Аполлона покрывали куполообразный потолок розоватого цвета, а хрустальные люстры проливали яркий свет на одетую по моде толпу внизу.

Перед началом спектакля Пандора и Хелен сидели в ложе театра и разговаривали, пока их мужья общались с группой мужчин в соседнем холле. Хелен светилась здоровьем и была полна новостей, и, казалось, решила убедить Пандору присоединиться вместе с ней к классу по женскому фехтованию.

— Ты тоже должна научиться фехтовать, — призывала сестра. — Это очень полезно для осанки и дыхания, и моя подруга Гарретт, то есть доктор Гибсон, говорит, что фехтование — бодрящий вид спорта.

Пандора не сомневалась, что всё это правда, но она была полностью уверена, что если женщина, теряющей равновесие окажется рядом с острыми предметами, до добра такое соседство не доведёт.

— Хотелось бы, — сказала она, — но я слишком неуклюжая. Ты же знаешь, что я плохо танцую.

— Но преподаватель фехтования научит тебя, как… — голос Хелен затих, когда она посмотрела в сторону верхнего бельэтажа, который находился на том же уровне, что и их ложа. — Боже мой. Почему эта женщина так на тебя смотрит?

— Где?

— С левой стороны бельэтажа. Брюнетка в первом ряду. Ты её знаешь?

Пандора проследила за взглядом Хелен и заметила темноволосую женщину, которая проявляла крайний интерес к театральной программке. Она была стройной и элегантной, с классическими чертами лица, глубоко посаженными глазами, обрамлёнными экстравагантными ресницами, и тонким носом, идеально расположенным над полными красными губами.

— Я понятия не имею, кто она, — сказала Пандора. — Незнакомка довольно красива, правда?

— Полагаю, что так. Но я замечаю только убийственный взгляд.

Пандора ухмыльнулась.

— Кажется, моё умение раздражать людей теперь распространилось и на тех, кого я даже не знаю.

Эффектная женщина сидела рядом с коренастым джентльменом, старше неё, на его лице красовались внушительные бакенбарды и примечательная бородка двух цветов, на щеках щетина имела серый оттенок и белоснежный на подбородке. Он обладал военной выправкой, такой, что казалось будто его спину привязали к оси телеги. Женщина дотронулась до руки мужчины и что-то пробормотала, но он, видимо, этого не заметил, его внимание осталось приковано к сцене, словно он смотрел какую-то невидимую пьесу.

Пандору неприятно потряс пристальный взгляд брюнетки. Никто и никогда не смотрел на неё с такой холодной ненавистью. Она не представляла себе с чего бы кому-то так делать, кроме…

— Я думаю, что, возможно, знаю, кто это, — прошептала она.

Хелен не успела ответить, потому что пришёл Габриэль и занял пустое место рядом с Пандорой. Он повернулся, частично закрыв её плечом от смертоносного взгляда женщины.

— Это миссис Блэк и её муж, американский посол, — тихо сказал он с жёстким выражением лица. — Я понятия не имел, что они будут присутствовать.

Понимая, что вопрос личный, Хелен поспешно отвернулась и завела разговор с мужем.

— Конечно же, ты не знал, — пробормотала Пандора, заметив, как на сжатой челюсти Габриэля пульсирует крошечная жилка. Её муж, всегда такой спокойный и уверенный в себе, был на грани потери самообладания прямо посреди Королевского театра.

— Хочешь уйти? — мрачно предложил он.

— Конечно нет, я хочу посмотреть спектакль. — Пандора скорее бы умерла, прежде чем порадовала его бывшую любовницу и покинула театр. Она выглянула из-за плеча Габриэля и увидела, что миссис Блэк продолжает буравить её обиженным взглядом. Ради бога, муж этой женщины сидел с ней рядом. Почему он не велел ей прекратить устраивать сцену на людях? Мелкая драма теперь начала привлекать внимание других зрителей, которые сидели в бельэтаже, и некоторых в ложах.

Должно быть, Габриэлю это напоминало кошмарный сон, ведь всю жизнь каждое его достижение или ошибку рассматривали под микроскопом. Он всегда старательно оберегал свою личную жизнь и сохранял непроницаемый фасад. Но, по-видимому, миссис Блэк намеревалась дать понять большей части лондонского общества и супруге Габриэля, что они были любовниками. Пандора знала насколько он стыдится отношений с чужой женой… А теперь это выставлялось напоказ… У неё болело сердце за мужа.

— Она не может нам навредить, — мягко сказала Пандора. — Пусть пялится, пока у неё глаза не вылезут, и это ни в коей мере меня не побеспокоит.

— Это больше никогда не повторится. Я пойду к ней завтра и скажу…

— Нет, не смей. Я уверена, что миссис Блэк была бы крайне рада твоему визиту. Но я запрещаю.

Глаза Габриэля опасно сверкнули холодом.

— Запрещаешь?

Вполне возможно, что никто и никогда не говорил ему раньше таких слов. Конечно же, они пришлось Габриэлю не по нраву.

Пандора коснулась его лица рукой в перчатке, нежно погладив по щеке. Она знала, что публичные проявления любви, даже между мужем и женой, считались крайне неуместными, но на данный момент всё, что имело значение, это его спокойствие.

— Да. Потому что теперь ты мой, — она едва улыбнулась, глядя ему в глаза. — Весь мой, и я не собираюсь делиться. Ей не позволено занять даже пяти минут твоего времени.

К её облегчению, Габриэль сделал медленный вдох и, казалось, расслабился.

— Ты моя жена, — тихо сказал он, ловя ладонь Пандоры, когда она начала её опускать. — Ни у одной другой женщины на меня нет прав. — Не опуская её руки, он намеренно расстегнул три жемчужные пуговицы на запястье лайковой перчатки длиной до локтя. Пандора вопросительно на него посмотрела. Пристально глядя ей в глаза, Габриэль, один за другим, дёрнул за кончики пальцев. Почувствовав, что перчатка сползла, у Пандоры перехватило дыхание.

— Ты что делаешь? — прошептала она.

Габриэль не ответил, только медленно стаскивал перчатку, пока та не соскользнула с её руки. То, с каким чувством он это сделал, перед столькими любопытными взглядами, заставило Пандору покраснеть с головы до пят.

Подняв вверх обнажившуюся кисть руки, Габриэль развернул её и прижался губами к нежному местечку на запястье, а затем поцеловал в чувствительное местечко на ладони. Из толпы послышались несколько язвительно возмущённых вздохов и шепотков. Этот жест означал обладание и интимность, призванный не только продемонстрировать страсть к молодой невесте, но и упрекнуть бывшую любовницу. К завтрашнему дню каждый модный салон в Лондоне будет гудеть сплетнями о том, как лорд Сент-Винсент открыто ласкал жену в Хеймаркете на виду у бывшей любовницы.

Пандора не хотела кому-то причинять боль, даже миссис Блэк. Однако, когда Габриэль кинул на неё предупреждающий взгляд, предостерегая от протестов, она закрыла рот на замок и решила обсудить с ним это позже.

К счастью, вскоре свет погасили, и начался спектакль. Свидетельством качества постановки и мастерства актёров послужило то, что Пандора смогла расслабиться и посмеяться над блестящими диалогами. Тем не менее, она знала, что Габриэль скорее стойко выдерживает комедию, чем наслаждается ею.

В антракте, пока Габриэль и Уинтерборн общались со знакомыми в холле рядом с ложей, Пандора и Хелен разговаривали наедине.

— Дорогая, — пробормотала Хелен, накрывая, затянутую в перчатку руку Пандоры своей, — могу сказать из личного опыта, что выяснять о женщинах, которых муж мог знать в прошлом, неприятно. Но очень немногие мужчины ведут целомудренную жизнь до брака. Я надеюсь, что ты не..

— О, я не виню Габриэля за то, что у него была любовница, — прошептала Пандора. — Мне, конечно, это не нравится, но вряд ли я вправе жаловаться на чьи-то недостатки, когда у меня своих предостаточно. Габриэль рассказал мне о миссис Блэк до того, как мы поженились, и пообещал прекратить отношения, и, очевидно, так и поступил. Однако, похоже, она не очень хорошо это восприняла. — Пандора сделала паузу. — Я не думаю, что он правильно преподнёс ей новости.

Губы Хелен скривились.

— Я не думаю, что есть какой-то способ приятно завершить отношения, независимо от того, насколько хорошо подобраны слова.

— Вопрос в том, почему её муж должен терпеть такое поведение? Она пыталась устроить сцену прямо перед его носом, а он ничего не сделал.

Хелен посмотрела по сторонам, убеждаясь, что ложа была совершенно пуста, и подняла программку, делая вид, будто читает о следующем акте.

— Рис сказал мне прямо перед антрактом, — проговорила она вполголоса, — что посол Блэк служил генерал-лейтенантом в армии Севера во время американской Гражданской войны. Ходят слухи, что он получил ранение в бою, и оно затрудняет… — покраснев, Хелен пожала плечами.

— Что?

— Выполнение супружеского долга, — прошептала Хелен, краснея ещё больше. — Миссис Блэк его вторая жена, он был вдовцом, когда они познакомились, и, очевидно, она всё ещё молода. Вот почему он предпочитает закрывать глаза на её загулы.

Пандора коротко вздохнула.

— Теперь мне её почти жаль. — С кривой улыбкой она добавила: — Но ей всё равно не видать моего мужа.


После завершения спектакля Пандора и Габриэль пробирались по заполненным людьми вестибюлям, фойе и холлам возле лож к аванзалу с колоннами. Хелен и Уинтерборн шли на несколько ярдов впереди, но их было трудно разглядеть в плотной толпе. На представлении присутствовало много зрителей, и создалась такая давка, что Пандора начала нервничать.

— Мы почти добрались, — пробормотал Габриэль, защищая и приобнимая её одной рукой.

Когда они вышли из театра, людей стало ещё больше. Они толкались и толпились на портике, скапливаясь между шестью коринфскими колоннами, которые стояли на самом краю тротуара. Длинный ряд частных карет и двуколок выстроились вдоль оживлённой улицы, блокируя некоторые экипажи. Что ещё хуже, собрание театралов привлекло внимание карманников, аферистов, грабителей и нищих с близлежащих переулков и улиц. И лишь одинокий полицейский в форме без особого успеха пытался навести порядок.

— Оба наших кучера зажаты, — сказал Уинтерборн подходя к Габриэлю, протиснувшись сквозь собравшихся. Он указал в сторону южного конца Хеймаркета. — Они остановились вон там. Им придётся подождать, пока затор частично рассосётся, прежде чем сдвинуться с места.

— Мы можем дойти до карет, — предложил Габриэль.

Уинтерборн иронично глянул на него.

— Я бы не советовал. Пэлл-Мэлл только что пересекла стайка киприоток[7], и нам пришлось бы столкнуться со многими из них.

— Вы имеете в виду проституток, мистер Уинтерборн? — спросила Пандора, забыв понизить голос.

Несколько человек в толпе повернулись посмотреть на неё, подняв брови.

Габриэль впервые за весь вечер ухмыльнулся и притянул голову Пандоры к груди.

— Да, он имеет в виду проституток, — пробормотал он и нежно поцеловал её ушко.

— Почему их называют киприотками? — спросила Пандора. — Кипр — это остров в Греции, и я уверена, что не все они приехали оттуда.

— Я позже объясню.

— Пандора! — воскликнула Хелен. — Я хочу познакомить тебя с некоторыми моими друзьями из женского книжного клуба, включая его основательницу, миссис Томас. Они стоят возле дальней колонны.

Пандора посмотрела на Габриэля.

— Ты не возражаешь, если я на минутку отойду с Хелен?

— Я бы предпочёл, чтобы ты оставалась возле меня.

— Это же совсем близко, — запротестовала она. — Нам всё равно придётся ждать карету.

Габриэль неохотно её отпустил.

— Стой там, где я могу тебя видеть.

— Хорошо, — Пандора предостерегающе на него посмотрела. — Не разговаривай с греческими женщинами.

Он улыбнулся, провожая её взглядом, пока она пробиралась сквозь толпу вместе с Хелен.

— Миссис Томас работает над созданием читальных залов по всему Лондону для бедных, — сказала Хелен Пандоре. — Она невероятно щедрая и очаровательная. Вы полюбите друг друга.

— В книжный клуб может вступить любой человек?

— Любой, кто не является мужчиной.

— Отлично, я подхожу! — воскликнула Пандора.

Они остановились у небольшой группки женщин, Хелен ждала подходящего момента, чтобы вступить в разговор.

Стоя позади неё, Пандора плотнее обернула плечи мягкой белой газовой накидкой и теребила двойную нить жемчуга на шее.

Около её уха, без предупреждения, заговорил женский голос, речь была плавной, с американским акцентом:

— Ты всего лишь тощий, неуклюжий ребёнок, как он тебя и описывал. Он навещает меня со дня свадьбы, знаешь ли. Мы с ним вместе смеялись над твоей юношеской увлечённостью им. Ты безумно его утомляешь.

Пандора повернулась и столкнулась лицом к лицу с миссис Нолой Блэк. Внешность женщины захватывала дух: её черты лица были безупречны, кожа цвета сливок, над глубоко посажеными тёмными глазами, красовались настолько ухоженные и выщипанные брови, что напоминали узкие полоски бархата. Хотя ростом миссис Блэк не превосходила Пандору, её потрясающая фигура напоминала форму песочных часов, с такой тонкой талией, что вокруг неё можно было обернуть кошачий ошейник.

— Вы выдаёте желаемое за действительное, — спокойно сказала Пандора. — Он не навещал вас, иначе бы рассказал мне.

Миссис Блэк явно «затевала драку», как выразился бы Уинтерборн.

— Он никогда не будет тебе верен. Все знают, что ты сумасбродная девчонка, которая обманом женила его на себе. Конечно, Габриэль ценит новизну, но она пройдёт, и тогда он отправит тебя в какой-нибудь отдалённый загородный дом.

Пандору переполняла непонятная смесь чувств. Ревность, потому что эта женщина была близка с Габриэлем и что-то для него значила… И неприязнь, но в тоже время в ней шевельнулась жалось, потому что в жалящих тёмных глазах миссис Блэк читалась боль. За потрясающим фасадом скрывалась глубоко несчастная женщина.

— Я уверена, что по вашему мнению это то, чего мне следует бояться, — сказала Пандора, — но на самом деле я вообще об этом не беспокоюсь. Кстати, я его не обманывала. — Она замолчала, а потом добавила: — Признаю, что сумасбродна. Но, похоже, ему это нравится.

Она заметила, как между идеальными бровями дёрнулась морщинка недоумения и поняла, что женщина ожидала другой реакции, возможно, слёзы или ярость. Миссис Блэк хотела затеять битву, потому что, по её мнению, Пандора похитила человека, который был ей небезразличен. Как это должно быть больно, каждый раз осознавать, что Габриэль больше никогда не окажется в её объятиях.

— Мне жаль, — мягко сказала Пандора. — Эти последние несколько недель, должно быть, были для вас ужасны.

Взгляд миссис Блэк стал ядовитым.

— Не смей вести себя со мной снисходительно.

Поняв, что Пандора с кем-то разговаривает, Хелен обернулась и побледнела, увидев американку. Защищая её, она приобняла сестру одной рукой.

— Всё в порядке, — сказала ей Пандора. — Не о чем беспокоиться.

К сожалению, это оказалось не совсем так. В следующее мгновение к ним подошёл Габриэль, с горящим, убийственным взглядом. Казалось, он почти не замечал Пандору или Хелен, все его внимание было приковано к миссис Блэк.

— Ты сошла с ума? — спросил он американку тихим голосом, от которого у Пандоры застыла кровь в жилах. — Приближаться к моей жене…

— Я в полном порядке, — поспешно вставила Пандора.

К этому времени все члены женского книжного клуба обернулись, чтобы посмотреть на разыгрывающуюся перед ними сцену.

Обхватив затянутое в перчатку запястье миссис Блэк, Габриэль пробормотал:

— Я с тобой поговорю.

— А как же я? — запротестовала Пандора.

— Иди в карету, — резко сказал он ей. — Она уже стоит перед портиком.

Пандора взглянула на ряд экипажей. Их карета действительно стояла у тротуара, она мельком заметила Дракона в его ливрее. Однако что-то в ней восстало против идеи отправиться в карету, как собака, которой только что указали на конуру. Что ещё хуже, миссис Блэк с триумфом поглядела на неё из-за спины Габриэля, сумев привлечь внимание, которого она так жаждала.

— Теперь послушай, — начала Пандора, — я не думаю…

К разговору присоединился ещё один мужчина.

— Уберите руку от моей жены, — резкий голос принадлежал американскому послу. Он оглядел Габриэля с некой уничижительной враждебностью, как если бы они были парой неохотных петухов, которых только что бросили на арену для боёв.

Ситуация быстро ухудшалась. Пандора тревожно посмотрела на Хелен.

— Помоги, — прошептала она.

Хелен, благослови её Господь, вступила в бой, очутившись между двумя мужчинами.

— Посол Блэк, я леди Хелен Уинтерборн. Простите мою настойчивость, но я подумала, что, возможно, мы встречались на ужине у мистера Дизраэли в прошлом месяце?

Пожилой мужчина моргнул, застигнутый врасплох внезапным появлением лучезарной молодой женщины с серебристо-светлыми волосами и глазами ангела. Он не посмел обойтись с ней невежливо.

— Не припомню, чтобы мне выпадала такая честь.

К радости Пандоры, она увидела, как Габриэль отпустил руку миссис Блэк.

— А вот и мистер Уинтерборн, — сказала Хелен, едва скрывая облегчение, когда подошёл её муж, чтобы помочь разрядить обстановку.

Уинтерборн быстро обменялся взглядом с Габриэлем, безмолвные послания летали по воздуху, словно невидимые стрелы. Заводя разговор с послом, который давал натянутые ответы, Уинтерборн выглядел собранным и умелым. Было бы трудно представить себе более неловкую сцену, чем когда Хелен и Уинтерборн вели себя так, будто ничего не произошло, а рядом, в тихой ярости, стоял Габриэль. Миссис Блэк безмолвно упивалась суматохой, которую сама же и создала, доказав, по крайней мере, самой себе, что она всё ещё является значительной частью жизни Габриэля. Женщина изрядно светилась от восторга.

Любой проблеск сочувствия, который Пандора до этого испытывала по отношению к ней, исчез. Крайне раздражало ещё и то, что Габриэль поддался на провокацию миссис Блэк, проявив агрессию, когда должен был просто её проигнорировать. Его бывшей любовнице оказалось весьма легко воззвать к самым низменным мужским инстинктам Габриэля.

Коротко вздохнув, Пандора подумала, что, вероятно, ей следует пойти к карете. Её присутствие совсем не помогало, и она чувствовала, как с каждой минутой раздражается всё сильнее. Лучше уж немногословная беседа с Драконом, чем происходящее здесь. Отойдя от группы, Пандора попыталась понять, как проще всего добраться до бордюра.

— Миледи, — кто-то нерешительно её позвал. — Леди Сент-Винсент.

Взгляд Пандоры упал на одинокую женскую фигуру, стоящую у коринфской колонны в конце портика. На ней была простая шляпка, тёмное платье и синяя шаль. Когда женщина улыбнулась, Пандора её узнала.

— Миссис О`Кейр! — озабоченно воскликнула она и тут же направилась к женщине. — Что вы здесь делаете? Как у вас дела?

— У меня всё в порядке, миледи. А у вас?

— У меня тоже, — сказала Пандора. — Я сожалею о том, как вчера мой слуга ворвался в вашу типографию. Он очень сильно меня оберегает. Я могла остановить его, только ударив тяжёлым предметом по голове. Кстати, я как раз собиралась это сделать.

— Ничего страшного, — улыбка миссис О'Кейр слегка потускнела, и её ясные карие глаза затуманило беспокойство. — Но сегодня ко мне приходил человек и задавал вопросы. Он не назвал своего имени и не сказал в чём собственно дело. Прошу прощения за вопрос, миледи, но вы разговаривали с полицией?

— Нет, — Пандора поглядела на неё с растущей тревогой, заметив на лице женщины испарину и расширенные зрачки. — Миссис О'Кейр, у вас какие-то проблемы? Вы заболели? Скажите мне, чем я могу вам помочь.

Женщина наклонила голову, посмотрев на Пандору с практически ласковым сожалением.

— Вы добрая душа, миледи. Простите меня.

Охрипший мужской крик отвлёк внимание Пандоры. Она взглянула на толпу и поразилась, увидев, как Дракон яростно пропихивается к ней. Он выглядел абсолютно озверевшим. Что с ним случилось?

Телохранитель оказался возле них ещё до того, как Пандора успела сделать вдох. Она поразилась, почувствовав, как он с силой ударил предплечьем и запястьем по её ключице, будто пытаясь сломать кость. При столкновении Пандора испуганно выдохнула и отшатнулась назад. Он подхватил её и притянул к своей огромной груди.

Уткнувшись в мягкий бархат его ливреи, она растеряно проговорила:

— Дракон, почему ты меня ударил?

Он коротко ответил, но она не смогла его расслышать из-за разразившихся вокруг них пронзительных криков. Когда Дракон отстранил Пандору от груди, она увидела, что рукав его разрезан, будто ножницами, а ткань потемнела и стала мокрой. Кровь. Она растерянно покачала головой. Что происходит? Пандора была вся в его крови. Крови было так много. Сильный медный запах донёсся до её ноздрей. Она закрыла глаза и отвернулась.

В следующую секунду она почувствовала вокруг себе руки Габриэля. Казалось, он выкрикивал людям приказы.

Абсолютно сбитая с толку Пандора пошевелилась и огляделась. Как так? Она лежала на земле, наполовину расположившись на коленях Габриэля. Хелен сидела на коленях рядом с ними. Вокруг столпились люди, предлагая пальто, выкрикивая советы, а полицейский пытался их сдержать. Как же странно и пугающе проснуться в такой ситуации.

— Где мы? — спросила она.

— Всё ещё на Хеймаркет, дорогая. Ты упала в обморок, — ответила Хелен, её лицо сильно побледнело, но оставалось спокойным.

— Правда? — Пандора попыталась собраться с мыслями. Думать было нелегко, пока муж сжимал её плечо, словно в тисках. — Милорд, вы слишком крепко держите моё плечо. Вы делаете мне больно. Пожалуйста…

— Любимая, — сказал он приглушённым голосом, — не шевелись. Я оказываю давление на рану.

— На какую рану? Я ранена?

— Тебя пырнули ножом. Это сделала твоя миссис О'Кейр.

Пандора с удивлением посмотрела на него, медленно осознавая услышанное.

— Не моя миссис О'Кейр, — сказала она через мгновение, её зубы отбивали дробь. — Если она ходит и режет людей, я от неё отрекаюсь. — Плечо начинало болеть всё сильнее и сильнее, тупая пульсация переросла в боль, которая пронизывала до мозга костей. Всё тело непрерывно содрогалась, будто её трясли невидимые руки. — А что с Драконом? Где он сейчас?

— Он погнался за ней.

— Но его рука… Он был ранен…

— Драко сказал, что порез незначительный. С ним всё будет хорошо.

Складывалось такое ощущение, будто её плечо поливали кипящим жиром. Земля под ней была жёсткой и холодной, а лиф странным образом полностью намок. Она опустила глаза, но Габриэль укрыл её своим пальто. Пандора осторожно пошевелила рукой, намереваясь его приподнять.

Хелен остановила сестру, слегка надавив ладонью на её грудь.

— Дорогая, постарайся не двигаться. Ты должна оставаться укрытой.

— Платье холодное и влажное, — судорожно проговорила Пандора. — Тротуар жёсткий. Мне это совсем не нравится. Я хочу домой.

Уинтерборн протиснулся сквозь толпу и присел рядом с ними.

— Кровотечение достаточно замедлилось, чтобы мы могли её двигать?

— Думаю, да, — ответил Габриэль.

— Мы возьмём мою карету. Я уже отправил сообщение штатным врачам, они встретят нас на Корк-стрит. В здании рядом с моим универмагом находится новое хирургическое отделение и клиника.

— Я бы предпочёл отвезти её к семейному доктору.

— Сент-Винсент, её должны немедленно осмотреть. Корк-стрит в полумили отсюда.

Она услышала, как Габриэль тихо выругался.

— Тогда, поехали.


Глава 18 | Дьявол весной | Глава 20



Loading...