home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 24

Пандоре сразу же приглянулся Итан Рэнсом, симпатичный молодой человек, с налётом сдержанности и чувством юмора, которое он редко выставлял напоказ. Но в нём чувствовалась притягательная толика ребячества. Отчасти ощущение складывалось из-за того, как он говорил, речь с акцентом среднего класса была размеренной и чёткой, как у прилежного школьника. Или, может быть, это впечатление производили его прямые тёмные волосы, спадающие ему на лоб.

— Я из разведывательного бюро, — объяснил Рэнсом, сидя в гостиной вместе с Пандорой и Габриэлем. — Мы являемся частью детективного департамента, но собираем разведданные, связанные с политическими вопросами, и отвечаем непосредственно перед Министерством внутренних дел, а не перед руководителем подразделения, — он заколебался, обдумывая слова. — Я здесь не при исполнении. На самом деле, я бы предпочёл сохранить этот визит в тайне. Моё начальство было бы, мягко говоря, недовольно, узнав, что я приходил. Однако, отсутствие заинтересованности в расследовании нападения на леди Сент-Винсент, а также смерть миссис О'Кейр просто… потрясают. Я не могу стоять в стороне, бездействуя.

— Миссис О’Кейр мертва? — шокировано переспросила Пандора. — Когда это произошло? Как?

— Неделю назад, — Рэнсом перевёл взгляд с Пандоры на Габриэля. — Вам не сказали?

Габриэль покачал головой.

— Как утверждается, это было самоубийство, — сказал Рэнсом, скривив рот. — Коронер послал за врачом для проведения вскрытия, но каким-то образом тело было похоронено прежде, чем процедуру успели провести. Теперь следователь отказывается отдавать приказ о его эксгумации. Это означает, что никакого расследования не будет. Департамент хочет замять дело, — он осторожно оглядел их обоих, прежде чем продолжить: — Сначала я думал, что это безразличие или простая некомпетентность, но теперь считаю, что за этим стоит нечто большее. Секретная служба умышленно упустила из виду и уничтожила улики, а их допрос миссис О'Кейр оказался бесполезным лицедейством. Я пошёл к детективам, которые должны были проводить допрос, и рассказал им о визите леди Сент-Винсент на типографию и о человеке, которого она видела на складе. Они не задали о нём миссис О'Кейр ни одного вопроса.

— Мою жену чуть не убили перед театром Хеймаркет, а они не утруждают себя расследованием? — не веря собственным ушам, яростно спросил Габриэль. — Клянусь Богом, я пойду в Скотланд-Ярд и разворошу это осиное гнездо.

— Можете попробовать, милорд. Но вы только потратите время на бесполезную болтовню. Они не станут действовать. В департаменте и во всём полицейском участке процветает такая коррупция, что непонятно, кому можно доверять, — Рэнсом сделал паузу. — Я сам занялся расследованием.

— Чем я могу помочь? — спросил Габриэль.

— Вообще-то, мне нужна помощь леди Сент-Винсент. Прежде чем я объясню, вы должны знать, что суть кроется в конце.

Габриэль посмотрел на него долго и задумчиво.

— Продолжайте.

Из кармана пиджака Рэнсом вытащил небольшую записную книжку с вложенными в неё листками. Он достал клочок бумаги и показал его Пандоре.

— Вам это знакомо, миледи? Он был в сумке с материалами, которые вы принесли из типографии.

— Да, этот маленький обрывок я нашла в типографии. Похоже на образец шрифта. Поэтому я пошла вслед за миссис О'Кейр на склад. Она его уронила, и я подумала, что он может ей понадобиться.

— Это не образцы шрифтов, — сказал Рэнсом. — Это ключ к шифру. Сочетание букв алфавита, которые используются для расшифровки закодированных сообщений.

Глаза Пандоры заинтересовано распахнулись.

— Как захватывающе!

На его лице промелькнула мимолётная улыбка.

— На самом деле, в моём мире это довольно обыденная вещь. К зашифрованным сообщениям прибегают все: и полиция, и преступники. В отделе работают два штатных криптографа, которые помогают дешифровать все материалы, которые мы собираем, — он снова посерьёзнел. — Вчера я заполучил закодированную телеграмму, которую не удалось расшифровать с помощью новейшего ключа из нашего центрального офиса. Но я попробовал этот, — детектив взмахнул листком бумаги, — и он сработал.

— И о чём в ней говорится? — спросила Пандора.

— Она была отправлена известному лидеру Caip'in'i an Bh'ais, группы радикалов, с которыми была связана миссис O'Кейр. Речь идёт о приёме, который состоится завтра вечером в Гилдхолле в честь принца Уэльского, — замолчав, он осторожно положил ключ-шифр обратно в блокнот. — Телеграмму прислал кто-то из Министерства внутренних дел.

— Боже милостивый, — сказал Габриэль, его глаза расширились от удивления. — Откуда вам это известно?

— Как правило, телеграммы из Министерства посылают на бланках, с отпечатанными на них специальными номерами, что позволяет отправлять их бесплатно. Эти штампы называются франками. Такая телеграмма подлежит более серьёзному контролю, поскольку клеркам на телеграфе поручено убедиться, что правила отправки привилегированных сообщений не нарушается. Клерк заметил франкировку на зашифрованном сообщении, что противоречит процедуре, и передал его мне. Со стороны отправителя являлось небрежной ошибкой использовать бланк с опознавательными знаками.

— Боже, зачем кому-то из Министерства внутренних дел вступать в сговор с ирландскими анархистами? — спросил Габриэль.

— В правительстве Её Величества есть министры, которые яростно выступают против идеи ирландского самоуправления. Они знают, что если ирландские заговорщики совершат акт публичного насилия, например, убийство принца, это положит конец любым шансам на самодержавие. Для Ирландии последовали бы массовые репрессии и депортация тысяч граждан из Англии, чего и добиваются противники автономии.

— Какое я имею к этому отношение? — задала вопрос Пандора.

Рэнсом нахмурился и наклонился вперёд, слегка постукивая друг о друга кончиками пальцев.

— Миледи, я думаю, что человек, которого вы видели на складе, будет присутствовать на приёме. Думаю, что он из Министерства внутренних дел. И теперь, когда миссис О'Кейр мертва, вы — единственная, кто может его опознать.

Габриэль ответил, прежде чем Пандора успела отреагировать. Его тихий голос ничем не уступал по силе эмоций крику.

— Идите к чёрту, Рэнсом. Если вы думаете, что я позволю вам подвергнуть мою жену опасности, вы сошли с ума.

— Ей нужно будет посетить приём всего на несколько минут, чтобы увидеть, присутствует ли на нём тот человек, — сказал Рэнсом. — Как только она укажет на него, вы сможете увести жену в безопасное место.

— Если подумать, это как раз недолгая прогулка, — резонно заметила Пандора.

Муж кинул на неё недоверчивый взгляд.

— Помощь в срыве покушений на принца Уэльского — не недолгая прогулка!

— Милорд, — проговорил Рэнсом, — если дело с заговором зайдёт так далеко, как я боюсь, леди Сент-Винсент не будет в безопасности, пока этого человека не опознают и не арестуют. Вам придётся охранять её каждую минуту, держать под замком, вдали от взглядов окружающих до бесконечности.

— Я не буду иметь ничего против, — огрызнулся Габриэль.

— Я буду, — мягко сказала Пандора. Она встретила взгляд мужа, читая в нём мучительную ярость, и слегка виновато улыбнулась. — Ты же знаешь, что я буду против.

— На этот раз ты не поступишь по-своему, — сурово сообщил ей Габриэль. — Чтобы ты не сказала или не сделала, этому не бывать.

— Кто бы мог подумать, что моим первым выходом в свет окажется встреча с принцем Уэльским? — беспечно заметила Пандора, выходя из кареты перед Гилдхоллом.

— И правда, кто бы? — послышался сердитый ответ Габриэля. Он осторожно помог ей спуститься с подножки, в то время как Дракон позаботился о том, чтобы юбки её вечернего платья не задели дверного проёма. На Пандоре было надето одеяние из мерцающего розового атласа, с щедрой золотой вышивкой на юбках. Кисея с золотистыми блёстками покрывала лиф и помогала скрыть небольшую повязку на ране.

Она посмотрела на Дракона, который выглядел не счастливее её мужа.

Несмотря на хмурое выражение лица лакея, он прекрасно смотрелся в вечернем костюме, который был куплен и подогнан с молниеносной скоростью у Уинтерборна. По общему согласию, Дракон сопровождал Пандору и Габриэля на приём в Гилдхолл, одетый, как и остальные присутствующие, чтобы меньше привлекать внимание окружающих.

— Не о чем беспокоиться, — заявила Пандора с уверенностью, которую на деле совсем не ощущала. — Мы прошествуем в Гилдхолл, я укажу на человека со склада, если он здесь, а затем вернёмся домой.

— Это сумасшествие, — пробормотал Габриэль.

Дракон хранил молчание, но его выражение лица говорило о том же.

— Как заметил мистер Рэнсом, — сказала Пандора Габриэлю, — я буду в большей безопасности, когда этого пособника поймают. И детектив согласился оставить тебя с ним наедине на пять минут, хотя бог знает, зачем тебе понадобилось говорить с таким жутким человеком.

— Мы не будем разговаривать, — отрезал Габриэль.

Они пересекли вымощенный белым камнем двор и подошли к массивному сводчатому входу Гилдхолла, великолепному каменному павильону для мероприятий, построенному в пятнадцатом веке. Недавняя реставрация придала ему изящный готический вид, но в нём причудливо смешались разнообразные стили и украшения. Гилдхолл использовался для всех видов городских мероприятий: банкетов и ежегодных публичных собраний, проводимых лордом-мэром, балов и приёмов для членов королевской семьи.

Во дворе образовалась огромная толпа, вся эта сверкающая масса людей медленно просачивалась внутрь через южный вход.

Пандора с удивлением оглядела собравшихся.

— Здесь должно быть тысячи две гостей.

— Скорее три, — сказал Габриэль. — Проклятие. Если ты попадёшь в давку… Если в тебя кто-то врежется.

Она прижалась к его руке.

— Я буду держаться рядом с тобой.

Через минуту они заметили приближающегося к ним Итана Рэнсома, в вечернем костюме он выглядел элегантным и поджарым. Пандора уставилась на него, вдруг разглядев в нём что-то знакомое. То ли походку, то ли форму головы.

— Как странно, — пробормотала она.

— Что такое? — спросил Габриэль.

— Мне просто показалось, словно со мной это раньше уже случалось… Будто я переживаю то, что уже было, — она скорчила гримасу. — Доктор Гибсон предупреждала меня, что такое может происходить в течение нескольких недель после перенесённой анестезии.

Рэнсом подошёл к ним и поклонился Пандоре.

— Добрый вечер, вы ослепительны, миледи.

Она улыбнулась и сделала реверанс.

— Мистер Рэнсом.

Когда они направились к входу, Габриэль задал вопрос:

— Не должно ли здесь присутствовать больше офицеров в форме, раз собралась такая толпа? На данный момент я увидел только двоих.

— Должны, — сардонически отозвался Рэнсом. — Впечатляющее пренебрежение со стороны полиции, не находите? — взглянув на ряды конной гвардии и церемониальных офицеров почётного караула, он заметил: — Никакого боевого оружия. Но, слава Богу, избыток золотой тесьмы, погон, медалей и сверкающих нагрудников. Если нападут анархисты, мы сможем ослепить их блестящими украшениями.

Они вошли в Гилдхолл и проследовали по длинному, широкому коридору, который переходил в воздушный огромный зал. От вида этого помещения с высокой дубовой крышей, состоящей из сложных арочных рёбер и элегантных настенных панелей в форме готических окон, захватывало дух. Поверх каменного пола, специально для мероприятия, был настлан деревянный, чтобы придать залу вид старинной роскошной усадьбы. Прямоугольный холл был разделён на восемь ниш, в западной части играл оркестр, а в восточной находился огромный помост. На нём искусственные мраморные колонны изображали аркаду, а вокруг было раскинуто зелёное сукно и огромное количество цветов. На передней части помоста стояла пара мощных золотых кресел.

Пандора окинула толпу неуверенным взглядом. Зал был заполнен людьми, а ещё большее их количество только прибывало. Даже если мужчина со склада и находился здесь, каким образом она должна его разглядеть, когда вокруг столько всего происходит? Вальсирующие пары кружились в такт энергичной музыке. Люди собирались в смеющиеся, болтающие компании. В её ухе начало звенеть, и она подняла руку, чтобы избавиться от напасти, постучав по затылку.

Габриэль прошёлся вместе с ней вдоль стены зала.

— Попробуй мысленно поделить зал на части, — проговорил он возле её здорового уха.

Они медленно передвигались по кругу, часто останавливаясь, чтобы перекинуться вежливыми фразами со знакомыми. Казалось, Габриэль представил её сотням людей. Он обладал потрясающим умением запоминать все имена и детали, не забывая справляться о здоровье чьей-нибудь тётушки или о том, как продвигается написание мемуаров у пожилого джентльмена. Не было ничего удивительного в том, что главной темой для обсуждений являлось происшествие с Пандорой около Хеймаркета две недели назад. Нападение, которое считалось неудачной попыткой ограбления, называлось шокирующим и омерзительным и вызывало огромное сочувствие. Из-за такого внимания со стороны окружающих Пандора чувствовала себя неуютно и ей становилось неловко, но Габриэль безукоризненно поддерживал разговор.

Оркестр играл потрясающе, заставляя музыку словно парить на крыльях, вальсы скользили и порхали, разлетаясь по всему залу. Вальс пересмешника. Сказочный свадебный вальс. Вальс вечернего эха. Заиграла следующая мелодия, и после первых аккордов Габриэль с Пандорой переглянулись, узнав мотив «Салли на нашей аллее». Они хором рассмеялись.

Поверх плеча Габриэля, в восточном конце зала, Пандора мельком заметила мужчину со светлыми волосами, цвета сена, и её веселье угасло. Перепугавшись, она придвинулась ближе к мужу, наполовину спрятавшись за него, и выглянула вновь. Пандора узнала широкое квадратное лицо, выдвинутый подбородок и бледный цвет лица.

— Ты его увидела? — спросил Габриэль.

Пандора кивнула.

— Он только что вышел из-за помоста, — она сделала ещё один вдох, прежде чем продолжить. — Сейчас этот мужчина идёт вдоль северной стены.

Габриэль повернулся взглянуть на этого человека, и его глаза превратились в две маленькие щёлочки.

К ним присоединился Рэнсом с вежливой улыбкой на губах.

— Это он? — спросил детектив, его взгляд метался между светловолосым мужчиной и ней.

Пандора кивнула.

— Это мистер Нэш Прескотт, — тихо проговорил Рэнсом. — Заместитель министра внутренних дел. Я иногда получал от него указания.

Пандора опять кинула взгляд на мужчину. Он дошёл до двери, противоположной главному входу, и вышел.

— Он уходит, — сказал Габриэль.

— Чёрта с два, он уйдёт, — пробормотал Рэнсом и последовал за ним, прошествовав между вальсирующими парами, и послужив причиной нескольких незначительных столкновений.

— Интересно, что он делал за помостом? — задалась вопросом Пандора.

— Я выясню, — Габриэль развернул её в сторону, направляющего к ним. Дракона. — Присмотри за ней, — сказал он лакею. Его взгляд упал на каменную скамью, стоящую в глубине одной из восьми ниш. — Пандора, иди посиди там спокойно несколько минут.

— Я бы лучше… — начала она, но он уже отошёл.

Пандора, нахмурившись, уставилась ему вслед.

— Как разочаровывающе, — проговорила она, пока Дракон провожал её до каменной скамейки, тяжело вздохнув, Пандора добавила: — Опять сидеть в углу.

Дракон не ответил, беспокойно идя рядом с ней.

Пандора наблюдала за танцующими парами, восхищаясь их элегантностью и стремительностью. Ей нравилось, как пышные юбки обвивались вокруг ног джентльменов, а потом закручивались в другую сторону. Грациозная дама слегка споткнулась о напольный настил всего в нескольких ярдов от неё, и партнёр машинально поддержал женщину. Пандора почувствовала себя гораздо лучше, относительно своих собственных навыков в вальсе. Если даже такая опытная танцорша могла допустить ошибку…

Её размышления прервал подошедший к скамье Дракон. Он осторожно провёл ладонью по обшивке на стене, надавил на панель и даже пару раз постучал.

— Что ты ищешь? — озадачено спросила она.

— Не знаю, — и он продолжил расхаживать

— Почему ты не присядешь?

— Не могу.

— Почему?

— У меня зудит в одном месте.

— Дракон, я не хочу показаться чёрствой, но лакеям в самом деле не стоит упоминать свои личные…

— Не в этом смысле. И сегодня я не лакей, а телохранитель.

— Ты прав, — сказала Пандора. — Между прочим, ты выглядишь, как настоящий джентльмен. — Она заметила, как ещё одна пара споткнулась на том же самом месте. На этот раз оступился джентльмен, словно его ботинок зацепился за край доски. — Возможно, какая-нибудь прекрасная девушка заметит тебя с другого конца зала, — продолжила Пандора, — и задастся вопросом: «Кто этот незнакомец с лихой бородой? Вот бы он пригласил меня на танец.»

— Я не танцую.

— Я тоже, — больше пар промелькнули мимо них, кружась в вальсе, Пандора нахмурилась, заметив, как ещё одна женщина запнулась. — Дракон, сложно ли приподнять одну из этих досок на полу?

— Не сложно. Настил временный. Но людям не понравится, если я его вскрою посреди танца.

— Может быть, когда наступит перерыв, ты поможешь мне кое на что взглянуть. Я заметила, как три пары споткнулись на одном и том же месте. Прямо вон там. Уверена, это просто плохо уложенная доска. Но теперь я понимаю, что ты имеешь в виду под зудом.

Вальс затих, и оркестр начал играть: «Боже, храни Королеву», чтобы возвестить о прибытии принца Уэльского на территорию Гилдхолла. Как того требовал этикет, все в зале встали, вытянув руки по швам, и запели гимн.

Однако, Дракона не интересовали правила хорошего тона. Он прошёл мимо пар, искренне распевающих гимн, пристально разглядывая пол. Пандора присоединилась к нему. Через тонкие подошвы туфель, она почувствовала слегка расшатанные доски… и явный выступ, где одна была установлена неправильно.

— Вот эта, — прошептала она, нащупав её ногой. Несколько человек бросили на Пандору оскорблённые взгляды, ведь не петь гимн являлось очень дурным тоном.

Из кармана вечернего пиджака Дракон вынул тонкий свёрток из вытертой кожи, вытряхнул из него прочную металлическую отмычку и опустился на колени.

В зал вошли четыре трубача, а за ними четыре слуги с серебряными жезлами в руках. Пока лорд-мэр и его жена шли к помосту, в сопровождении офицеров, старейшин и членов муниципального совета, играл оркестр.

Когда Дракон начал приподнимать края доски, люди вокруг запротестовали.

— Могу я узнать, что вы делаете? — возмутился один мужчина. — Вы мешаете лорду-мэру произносить речь и кроме того… — он замолк, когда Дракон оторвал доску и отставил её в сторону.

Пандора посмотрела вниз на ряд аккуратных медных цилиндров, втиснутых в пространство между временным настилом и оригинальным каменным полом.

— Что это? — спросила она Дракона, хотя уже знала ответ наперёд. — Надеюсь, это какая-то современная вентиляция.

— Так и есть, — пробормотал Дракон, оторвав другую доску и обнажив ещё один ряд сверкающих цилиндров. — Прекрасно вентилирует здание, снеся ему крышу.

— Бомба! — закричал мужчина, стоящий рядом с ними. — Пол устлан бомбами.

Музыка прекратилась, и в зале начался хаос. Воздух пронзали оглушительные крики, толпа ударилась в паническое бегство и хлынула к главному входу и запасным дверям. Ошеломлённая Пандора не двинулась с места, к ней подскочил Дракон и укрыл своим телом, чтобы её не затоптали.

— Где лорд Сент-Винсент? — спросила она. — Ты его не видишь?

За поднявшимся рёвом ответ Дракона было невозможно расслышать.

Пока обезумевшая от страха толпа, пропихивалась к дверям, толкаясь локтями, Пандора ютилась в его объятиях. Через минуту, она почувствовала, как вокруг неё сомкнулись руки Габриэля, и Пандора машинально развернулась к нему лицом. Не проронив ни слова, он поднял её на руки и отнёс к стене, пока Дракон ограждал их от протискивающихся мимо людей.

Втроём они добрались до убежища в виде арки в стене, и тогда Габриэль опустил Пандору на ноги. Она ухватилась за лацканы его пиджака и в отчаянии на него посмотрела.

— Габриэль, мы должны немедленно отсюда уходить.

— Всё в порядке.

— Ничего не в порядке, — настаивала она. — Пол нашпигован бомбами, как банка сардинами. Банка, которая взорвётся и разлетится на миллион кусочков.

Запустив руку в карман пиджака, Габриэль вытащил странный предмет… какой-то часовой механизм, прикрепленный к маленькой металлической катушке.

— Я нашёл это под расшатавшейся доской позади помоста.

— Что это?

— Сигнальный механизм с устройством для активации, прикреплённый к детонатору. При помощи него должен был быть произведён взрыв.

— Но теперь этого не произойдёт? — обеспокоенно спросила Пандора.

— Слава Богу, нет, потому что я отсоединил его от ряда цилиндрических бомб. — Габриэль взглянул на Дракона. — Толпа рассеивается у выхода со стороны северной стены. Пойдёмте. Только так, чтобы никто не врезался в Пандору.

— Я больше беспокоюсь о бомбах, чем о столкновении с кем-нибудь, — сказала она, нетерпеливо его тормоша. Он приобнял её одной рукой. Вместе с Драконом, охраняющим её с другой стороны, они прошли во двор через дверь в задней части зала, которая выходила на Басингхолл-стрит. Пандоре подурнело от облегчения, когда они, наконец-то, очутились на прохладном, свежем воздухе. Они кое-как укрылись возле здания суда по делам о банкротстве.

На территории Гилдхолла началось настоящее столпотворение. Люди в панике разбегались. Туда-сюда сновала конная гвардия, пока в общей шумихе прибывали полицейские фургоны, экипажи, запряжённые лошадьми. Подъезжающие сотрудники правоохранительных органов сигнализировали друг другу, и воздух прорезал пронзительный свист. Пандора стояла, прижав голову к груди Габриэля и, когда он задал вопрос, почувствовала вибрацию от его голоса:

— Вы потеряли Прескотта?

Она повернулась и увидела Итана Рэнсома, он выглядел так же, как она себя чувствовала: усталым, но при этом на взводе, как будто электрические разряды заставляли подрагивать все мышцы. Дракон молча передал ему заводной механизм. Осматривая его, Рэнсом повертел предмет в руках и ответил:

— Я следовал за ним вдоль всей Грешем-стрит и загнал в угол у главного железнодорожного депо. Но когда до него оставалось руку протянуть, он… — замолкнув, Рэнсом беспомощно покачал головой, его лицо не выражало никаких эмоций. — Таблетки со стрихнином, — сказал детектив. — Он принял их прямо у меня на глазах. Простите, милорд, но у вас не будет с ним пяти минут напоследок, — он засунул часовой механизм в карман. — Одному Богу известно, как далеко всё зашло, или кто ещё в Министерстве внутренних дел и сыскной полиции может быть к этому причастен. Прескотт действовал не один.

— Что вы собираетесь делать? — спросил Габриэль.

Рэнсом невесело улыбнулся.

— Пока не уверен. Но в любом случае, мне нужно действовать осторожно.

— Если я чем-то могу помочь… — начал Габриэль.

— Нет, — прервал его Рэнсом, — будет лучше, если мы оборвём наше знакомство навсегда. Теперь, когда Прескотт мёртв, леди Сент-Винсент в безопасности. Чем меньше у нас с вами дел, тем лучше. Ни с кем не разговаривайте о произошедшем сегодня. И не упоминайте о моём визите к вам домой.

— Мы вас никогда больше не увидим? — удручённо спросила Пандора.

Когда он посмотрел на неё в его глазах промелькнула неподдельная сердечность.

— Нет, если это будет зависеть от меня, миледи.

Рэнсом пожал руку Дракону, но замялся, повернувшись к Габриэлю. Обычно рукопожатиями обменивались мужчины только, если они были из одних кругов.

Габриэль протянул руку и твёрдо пожал его ладонь.

— Удачи, Рэнсом.

Детектив ответил коротким кивком и начал от них отходить.

— Один вопрос, — окликнул его Габриэль.

Обернувшись, Рэнсом слегка приподнял брови.

Габриэль спокойно и задумчиво на него посмотрел.

— Какое отношение вы имеете к Рэвенелам?

В изумлении Пандора перевела взгляд с мужа на Итана Рэнсома, который медлил с ответом чуть дольше, чем можно было ожидать.

— Никакого. Почему вы спрашиваете?

— Когда я впервые вас увидел, — ответил Габриэль, — то подумал, что ваши глаза карие. Но на самом деле они тёмно-синие, с чёрной окантовкой. За свою жизнь я встречал только четверых людей с таким же цветом глаз, и все они Рэвенелы, — он сделал паузу, а потом продолжил: — И вот теперь ещё и вас.

Рэнсом ответил сухим смешком.

— Мой отец был тюремщиком. То, чем занималась моя мать нельзя упоминать в приличном обществе. Я — не Рэвенел, милорд.


— Как ты думаешь, что будет дальше с мистером Рэнсомом? — спросила Пандора, пока они возвращались домой в карете. Дракон предпочёл ехать сверху вместе с кучером, оставив её наедине с Габриэлем. Она приютилась у мужа подмышкой, а он лениво поглаживал жену тёплой ладонью.

— Он находится в затруднительном положении, — отозвался Габриэль. — Обвинять правительственных чиновников в сговоре с ярыми радикалами в террористических заговорах, как правило, вредно для здоровья.

Пандора озабочено нахмурилась.

— Габриэль… — ей пришлось прерваться, потому что ею овладело непреодолимое желание зевнуть. — Ты, правда, думаешь, что мистер Рэнсом имеет какое-то отношение к моей семье?

— Это было бы странное совпадение, — признался он. — Но были моменты, когда я замечал какие-то знакомые жесты или выражения на лице.

— Да, я тоже заметила, — она потёрла глаза. — Мне он понравился. Несмотря на его слова, я всё же надеюсь, что мы ещё встретимся.

— Возможно, — Габриэль затащил её к себе на колени, и уютно устроил. — Прижмись ко мне и отдохни. Скоро мы будем дома, и я уложу тебя в постель.

— Только, если ты ко мне присоединишься, — она прикоснулась кончиком пальца к его губам и попыталась соблазнительно проговорить: — Я сделаю так, чтобы ты не пожалел.

— Я ценю идею, — весело отозвался Габриэль, — но ты уже наполовину спишь.

— Я не устала, — настаивала Пандора, чувствуя такой сильный прилив любви к нему, что её тело просто не могло уместить внутри столько горячих эмоций. Он был её партнёром, любовником и мужем, словом всем, чего она всегда хотела, даже не подозревая об этом. — Моё сознание хочет бодрствовать.

— Ты едва держишь глаза открытыми, — ласково усмехался он. — Я бы предпочёл подождать до утра, когда будет хоть малейшая возможность на взаимное участие в процессе.

— Я проявлю участие, — пригрозила она. — Я накинусь на тебя и сдеру плоть с твоих костей.

— Полегче, маленький пират, — улыбнулся Габриэль, поглаживая её по волосам, пока она не расслабилась. — Для этого у нас достаточно времени. Я твой сегодня и всегда, и в радости, и в горе, и в тысячах жизненных перипетий. — Его голос стал невообразимо мягким, как настоящий бархат. — Но сейчас, я хочу просто держать тебя в объятиях, Пандора… сердце моё, мой медленный вальс, моя сладкая судьба. Позволь мне сегодня просто оберегать твои сны… а утром я буду тебя боготворить, как ты того заслуживаешь. Что скажешь?

Да. О, да. «Боготворить» — прозвучало приятно. «Сон» — тоже звучало заманчиво. Пандора внезапно ощутила себя такой усталой, что была не в состоянии произнести ни слова, её разум погрузился в приятную теплую, мягкую, как одеяло, темноту, а руки Габриэля теснее прижали её к груди. Она почувствовала его шёпот возле её слабослышащего уха, но на этот раз Пандора точно знала, что это за слова… и со слабой улыбкой на губах уснула.


Глава 23 | Дьявол весной | Эпилог



Loading...