home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Эпилог

6 декабря, 1877


— Не шевелитесь, — пробормотала Гарретт Гибсон, слегка оттянув мочку Пандоры, устанавливая кончик стальной трубки отоскопа в её ухо. Она прищурилась, глядя через окуляр в микроскопическую увеличительную линзу, пока Пандора сидела, опустив голову на кожаный стол.

Во время осмотра они обнаружили, что левым ухом Пандора может расслышать тиканье часов на расстоянии полдюйма и повышенный голос на расстоянии шести футов, хотя вне зависимости от дальности не улавливает тихий.

Не убирая отоскопа, Гарретт потянулась за карандашом и набросала чертёж на скорую руку.

— Барабанную перепонку называют тимпан, — пробормотала она. — Я вижу рваное повреждение от детской травмы и шрамы от хронического воспаления. Тимпан постоянно восстанавливается размножением клеток, как и кожный покров, поэтому такие повреждения обычно быстро заживают. Тем не менее, есть случаи такие, как ваш, где этого не происходит, особенно когда первоначальная травма сопровождается тяжёлой инфекцией, — она осторожно вынула трубку, и пациентка села прямо, посмотрев на врача.

— Можно ли что-то сделать? — спросила Пандора.

— Поскольку такое состояние сохранялось в течение стольких лет, я бы не ожидала полного восстановления слуха. Тем не менее, думаю, что мы можем добиться некоторого существенного улучшения, а также кардинально уменьшить или даже устранить шум в ушах и головокружение.

Пандора чуть ли не задрожала от волнения.

— Правда?

— Мы начнём с ежедневного полоскания уха антисептическим раствором, чтобы поспособствовать заживлению. Через неделю я приглашу вас на ещё один приём, и мы нанесём нитрат серебра по краям разрыва, чтобы стимулировать рост новых тканей.

— Как вы это сделаете?

— Я расплавлю крошечную каплю нитрата серебра на кончике серебряной проволоки и нанесу её в считанные секунды. Это совсем не больно. Если по какой-то причине этот курс лечения окажется не таким эффективным, как я ожидаю, я проконсультируюсь с коллегой, который добился некоторого успеха в использовании коллагеновых мембранных накладок, которыми покрывается порванная барабанная перепонка.

— Если бы вы могли хоть что-то изменить, это было бы так… — Пандора замолчала, подыскивая нужное слово. — Это было бы волшебно!

Гарретт улыбнулась.

— Волшебства не существует, миледи. Только умение и знания.

— Хорошо, буду называть это как вам угодно, — глядя на неё, ухмыльнулась Пандора. — Но результат один и тот же.

После того, как приём в клинике завершился, Пандора направилась, в расположенный по соседству универмаг Уинтерборна, Дракон следовал за ней. Именно в День святого Николая магазин традиционно каждый год ставил ёлку под парящим витражным куполом над центральным залом. Люди проделывали долгий путь, чтобы увидеть шестидесятифутовое вечнозеленое растение, каждую ветвь которой украшали великолепные ёлочные игрушки и сверкающие гирлянды.

Корк-стрит была заполнена уймой покупателей, готовящихся к рождеству, они были обвешаны огромными пакетами, сумками, за ними сновали детишки, сжимающие в руках кульки с засахаренной сливой, миндальным печеньем и другими лакомствами. Толпы людей скапливались вокруг роскошных витрин универмага, в одной из которых художник рисовал рождественские открытки, которые продавались внутри, а в другой, игрушечные поезда, пыхтя, ездили кругами по миниатюрным железным дорогам. На одной из самых популярных витрин были представлены деликатесы и кондитерские изделия из знаменитого гастрономического отдела универмага, среди которых красовалась огромная пряничная карусель с крышей из конфет и пряничными всадниками на пряничных лошадях.

После того, как они вошли в универмаг, Дракон забрал у Пандоры накидку с перчатками и занял позицию в углу. Он был облачён в ливрею, как и всякий раз, когда чувствовал, что тот или иной случай требует присутствия ливрейного лакея. Сегодня, через неделю после того, как настольная игра Пандоры появилась на прилавках, и она должна была получить информацию о продажах от управляющего отдела игрушек, он счёл необходимым надеть ненавистные синие и золотые одежды.

Почувствовав нервное покалывание в животе, Пандора оглядела стойки с товарами. Её взгляд притянул детский продуктовый магазин с маленькими комодами, прилавками, шкафами, настоящими рабочими весами и искусственными фруктами и овощами. Она пробежалась глазами по фарфоровым чайным сервизам, кукольным домикам, книгам, игрушечным повозкам, пистолетикам и куклам. Когда Пандора увидела, как пара маленьких девочек играет с игрушечной плитой, миниатюрными кастрюлями, сковородками и посудой, на её губах заиграла улыбка.

К следующему Рождеству Пандора уже запланировала выпустить две новые настольные игры, набор кубиков с алфавитом, на которых вместе с буквами будут изображены ещё и животные, и детскую карточную игру на сказочную тематику. Единственное, о чём она никому не рассказывала, за исключением Габриэля, было её желание попробовать написать детскую книгу. Незамысловатую историю, какую-нибудь весёлую и увлекательную сказку. Поскольку она не обладала достаточным опытом в рисовании эскизов и живописи для иллюстраций, ей придётся подыскать художника…

Её внимание привлекли несколько смущённых детей, столпившихся около Дракона, они явно хотели подойти к книгам, выставленным позади него. Он не шевелился. Дракон почти ничего не знал о детях и, казалось, воспринимал их не более чем, как низеньких, неряшливых взрослых с плохим пространственным зрением. Вокруг него собралась небольшая группа — три мальчика и две девочки, по росту ребятишки едва доходили ему до пояса. Они вытянули шеи, озадаченные диковинной фигурой мускулистого лакея, облачённой в синий бархат, с бородой, шрамом и хмурым выражением на лице.

Подавив улыбку, Пандора подошла к детям, присела рядом с ними на корточки и шёпотом спросила:

— Вы знаете, кто это? — они повернулись к ней, округлив глаза от любопытства. — Капитан Дракон — самый храбрый и свирепый пират, когда-либо бороздивший просторы семи морей. — Заметив, что дети заинтересовались, она проигнорировала скептический взгляд Дракона и с удовольствием добавила: — Его завлекали серенадами русалки, и он сражался с гигантским кальмаром. А ещё у него был ручной кит, который следовал за его кораблём и попрошайничал морское печенье.

Перед тем, как задать вопрос Пандоре, мальчик бросил трепетный взгляд на Дракона.

— Почему он одет, как лакей?

— Из-за морской болезни, — с грустью поделилась Пандора. — Она мучила его постоянно, и он больше не мог этого выносить. Так что теперь он лакей, а по выходным — сухопутный пират.

Дети с опаской собрались вокруг гиганта с каменным лицом.

— А у вас есть деревянная нога? — спросил один из ребятишек.

— Нет, — пробурчал Дракон.

— Вы заставляли людей ходить по доске?

— Нет.

— А как звали вашего кита?

Дракон выглядел раздражённым. Не дав ему ответить, Пандора быстро нашлась:

— Её звали Пузырёк

— Его звали, — поправил Дракон, — Плескун.

Придя в восторг, Пандора отошла, пока дети продолжали выуживать у Дракона сведения… Да, однажды он видел русалку с зелёными волосами, которая пела и грелась на солнышке, сидя на камне. Что до зарытых сокровищ, ну, если бы у него был сундук с золотыми слитками, спрятанный в секретном месте, он, конечно же, не собирался в этом признаваться. Только безмозглые пираты хвастали своей добычей. Пока Дракон развлекал детей, или, возможно, наоборот, Пандора решила, что пришло время узнать о продажах её игры.

Расправив плечи, она обошла возвышающуюся ель… и остановилась, увидев высокую, худощавую фигуру своего мужа, он полусидел, прислонившись к выставочному столу, беспечно скрестив лодыжки. Габриэль был полон аристократической непринуждённости и прохладной чувственности, свет от люстр словно искрился в его золотисто-бронзовых волосах. Он посмотрел на неё и слегка улыбнулся, а в его бледно-голубых глазах вспыхнул медленный огонь.

Проходящие мимо покупательницы разволновались и восторженно начали перешёптываться, было удивительно, что никто не упал в обморок. Криво улыбнувшись, Пандора подошла к мужу.

— Милорд?

— Я знал, что ты пойдёшь сюда после приёма у врача. И пока я ждал… до меня дошёл слух об одной деловой женщине, чья партия настольных игр была распродана всего за неделю.

Пандора в замешательстве моргнула.

— Распродана? Все пять сотен экземпляров?

Габриэль встал и отошёл от стола, который был пуст, за исключением таблички на маленькой подставке.

Настольная игра сезона

«Покупки без границ в большом универмаге»

скоро снова появится в продаже.

— Я разговаривал с Уинтерборном всего несколько минут назад, — продолжил Габриэль, — его меркантильное сердце разрывается из-за того, что он не имеет возможности продавать товар, который пользуется таким высоким спросом. Он хочет заполучить больше настольных игр, как только твоя занятая маленькая фабрика сможет их произвести.

Пандора рассеянно перебрала в голове несколько цифр.

— Чёрт. Мне придётся нанять больше женщин и назначить Иду управляющей.

— Твою личную горничную?

— Да, она месяцами выпрашивала эту работу, а я сопротивлялась, но теперь это неизбежно, — заметив его недоумение, Пандора объяснила: — Ещё в сентябре я сделала довольно колкий комментарий на тему того, как ей нравится говорить мне, что делать, и как она, вероятно, была бы счастлива заполучить целую команду женщин, чтобы управлять ими и их контролировать… и ей понравилась эта идея.

— И в чём же проблема?

Пандора бросила на него многострадальный взгляд.

— У меня прямые, скользящие волосы, они не держат локоны. Ида — единственная, кто смогла их причесать и заставить остаться на месте. Я не думала, что придётся выбирать между моими ужасными волосами и моим предприятием.

Подойдя к ней поближе, Габриэль уткнулся носом в локоны, приподнятые у висков.

— Люблю твои волосы, — пробормотал он. — Они словно полночь, попавшая мне в руки.

Она увернулась с задушенным смешком.

— Нет, не становись романтиком посреди отдела игрушек.

— Это на тебя не действует?

— Действует. В этом и проблема.

Пандора обошла вокруг пустого стола, Габриэль медленно последовал за ней.

— Что сказала доктор Гибсон о твоём ушке?

Пандора остановилась ровно напротив него и улыбнулась.

— Она говорит, что при правильном лечении наступит улучшение. Исчезнут звон, потеря ориентации, и я перестану бояться темноты.

Их взгляды встретились, в них светились радость и триумф. Не успела Пандора и шевельнуться, Габриэль — быстрый, как леопард, потянулся через стол и схватил её за запястье.

— Подойди ко мне, — нежно проговорил он, притягивая её к себе.

Зардевшись от выражения в его глазах, Пандора пыталась устоять, но её сердце радостно забилось быстрее.

— Милорд, — шёпотом взмолилась она, — не у всех на виду.

Его губы дёрнулись.

— Тогда найди уголок, где я смогу тебя поцеловать, как следует.

В следующее мгновение Пандора, с раскрасневшимися щеками, уже блуждала в толпе, а за ней по пятам следовал муж. Остановившись, чтобы пропустить покупателей, она услышала его бархатистый голос позади себя, возле здорового уха.

— Чтобы ни случилось, любовь моя, знай, что тебе не надо бояться темноты. Я всегда буду рядом и не дам тебе упасть.

Когда их пальцы переплелись, Пандора подумала, что какой бы гениальной не была доктор Гибсон, она оказалась не права в одном: волшебство существует. Оно тесно связано с повседневной жизнью, это та же сила, которая и управляет отливами и приливами моря, и заставляет биться человеческое сердце.

Вдохновлённая этой идеей Пандора, леди Сент-Винсент, женщина которая на удивление плохо умела сдерживать свои порывы, развернулась и поцеловала мужа прямо посреди универмага. А он, джентльмен, совершенно очевидно одурманенный любовью к жене, поцеловал её в ответ.


КОНЕЦ


Текст представлен исключительно для ознакомления, после прочтения вы обязательно должны удалить его.


Глава 24 | Дьявол весной | Примечания



Loading...