home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Сидя на полу в верхней гостиной Рэвенел-Хауса, Пандора вычёсывала пару чёрных кокер-спаниелей, которые жили в семье вот уже десять лет. Жозефина послушно сидела, пока Пандора счищала мягкую собачью шерсть с её висящих ушей. Наполеон растянулся рядом, положив морду на пол между лап.

— Ты готова? — спросила Кассандра, становясь на пороге. — Мы не можем опоздать на поезд. О, не делай этого, ты будешь вся покрыта собачьей шерстью! Ты должна хорошо выглядеть при встрече с герцогом и герцогиней. И лордом Сент-Винсентом, конечно.

— Зачем утруждать себя? — Пандора поднялась на ноги. — Я и так знаю, что они обо мне подумают, — сказала она, но всё же стояла, не шелохнувшись, пока Кассандра старательно обходила вокруг неё, выбивая её юбки и вздымая чёрные волоски в воздух.

— Ты им понравишься… — хлоп, — если только… — хлоп, хлоп, — ты будешь с ними любезной.

Дорожное платье Пандоры было сшито из тонкой шерсти, цвета свежей зелени с жилетом и веерообразным белым кружевным воротником в стиле «Медичи», который был приподнят сзади и сужался к низу, доходя до верхней части лифа. Ансамбль был замысловатым и стильным, его дополняла маленькая бархатная изумрудного цвета шляпка с пером, которая подходила к поясу. На Кассандре был надет аналогичный, только светло-синий, наряд и шляпка сапфирового цвета.

— Я буду настолько мила, насколько это возможно, — сказала Пандора. — Но разве ты не помнишь, что случилось в Приорате Эверсби, когда гусыня свила гнездо на территории лебедей? Она думала, что похожа на них, и они не будут возражать. Только вот шея у неё была слишком короткой, а ноги слишком длинными и перья не такие, поэтому лебеди продолжали нападать и преследовать бедняжку, пока, наконец, не прогнали.

— Ты не гусыня.

Губы Пандоры изогнулись.

— Тогда я — ущербный лебедь.

Кассандра вздохнула и привлекла её к себе.

— Ты не должна выходить замуж за лорда Сент-Винсента ради меня, — повторила она в сотый раз.

Пандора медленно опустила голову на плечо сестры.

— Я бы никогда не смогла себя простить, если бы тебе пришлось страдать от последствий моей ошибки.

— Я не буду страдать.

— Если бы я стала изгоем, ни один знатный джентльмен никогда бы не предложил тебе брак.

— Я бы всё равно была счастлива, — твёрдо сказала Кассандра.

— Нет, не была бы. Ты хочешь когда-нибудь выйти замуж и иметь собственный дом и детей. — Пандора вздохнула. — Жаль, что ты не можешь стать женой лорда Сент-Винсента. Вы бы идеально подошли друг другу.

— Лорд Сент-Винсент едва на меня взглянул. Он только и делал, что пялился на тебя.

— В полнейшем ужасе.

— А я думаю, что в ужасе была только ты, — сказала Кассандра. — Он лишь пытался разобраться в ситуации, — она легонько погладила волосы Пандоры пальчиками. — Говорят, что он — партия века. В прошлом году леди Бервик пыталась обратить его внимание на Долли, но он и не посмотрел в её сторону.

Кассандра провела рукой чуть ближе к уху Пандоры. Непроизвольно вздрогнув, она отстранилась. В некоторых местах, внутри и снаружи, оно было болезненно чувствительным.

— Откуда ты знаешь? Долли никогда об этом не упоминала.

— Это просто сплетни на балах. И Долли не говорит об этом, потому что это было полнейшим разочарованием.

— Почему ты раньше не рассказывала?

— Я не думала, что тебе будет интересно, мы же никогда не встречали лорда Сент-Винсента, и ты сказала, что ничего и слышать не хочешь о холостяках на выданье…

— Теперь хочу! Расскажи мне всё, что о нём знаешь.

Бросив взгляд на пустой дверной проём, Кассандра понизила голос.

— Ходят слухи, что у него есть содержанка.

Пандора уставилась на неё во все глаза.

— Тебе кто-то рассказал в бальном зале? Во время танца?

— Не в открытую, об этом шепчутся. Как ты думаешь, о чём люди сплетничают во время танцев?

— О погоде.

— Беседа о погоде, не считается сплетней. Сплетня это, когда ты знаешь, что говорят о том, о чём тебе не следует слушать.

Пандора была возмущена, что пропустила так много интересной информации во время этих ужасно скучных мероприятий.

— Кто же его содержанка?

— Никто не упоминал её имени.

Сложив руки на груди, Пандора кисло заметила:

— Готова поспорить, у него французская оспа.

Кассандра выглядела озадаченной.

— Что?

— Наверняка он весь в язвах, — мрачно добавила Пандора. — Он же всё-таки повеса. Как в той песне.

Кассандра застонала и покачала головой, точно зная, о какой песне идёт речь. Однажды они услышали, как один из конюхов, развлекая своих товарищей, напевал несколько строк из баллады под названием «Неудачливый повеса». Похабный текст рассказывал историю кончины повесы от безымянной болезни, переспав с женщиной с дурной репутацией.

После этого случая Пандора с Кассандрой ходили по пятам за Уэстом, допытываясь, что это за таинственный недуг, в конце концов, он неохотно согласился рассказать об оспе. Но не о чёрной или ветряной, а об особой её разновидности, которой заражаются неразборчивые мужчины и женщины. В итоге, из-за этой болезни люди сходили с ума, и у них отваливались носы. Некоторые называли её французской оспой, некоторые английской. Уэст строго-настрого запретил повторять это вслух, иначе Кэтлин снесёт ему голову с плеч.

— Уверена, что у лорда Сент-Винсента нет этой болезни, — сказала Кассандра. — Судя по тому, что я видела прошлой ночью, у него идеально красивый нос.

— Когда-нибудь он её заработает, — продолжала зловеще упорствовать Пандора, — если уже не заработал, а потом заразит и меня.

— Ты драматизируешь. Не все повесы больны французской оспой.

— Я собираюсь у него это выяснить.

— Пандора, не смей! Бедняга придёт в ужас.

— Как и я, если в конечном итоге нос отвалится у меня.

Пока Рэвенелы путешествовали из Лондона, проезжая Брайтон и южное побережье, в личном купе первого класса, Пандора с каждой милей всё больше начинала нервничать. Вот бы поезд двигался по другому маршруту, куда угодно только не в Херон-Пойнт.

Она не могла решить, что беспокоило её больше: как ей вести себя с Шалонами, или как они будут вести себя по отношению к ней. Без сомнения лорд Сент-Винсент сердился на Пандору из-за сложившихся обстоятельств, хотя с её стороны это была абсолютная случайность.

Боже, как она устала доставлять неприятности, а потом чувствовать себя виноватой. С этого момента Пандора будет вести себя как уважаемая, порядочная женщина. Люди будут дивиться её спокойствию и достоинству. Они даже начнут немного беспокоиться: «С Пандорой всё хорошо? Она всегда такая сдержанная». Леди Бервик будет светиться от гордости и советовать другим девушкам подражать великолепному примеру Пандоры. Она станет известна благодаря этому.

Сидя у окна, Пандора наблюдала за пробегающими мимо пейзажами, иногда поглядывая на Кэтлин, которая расположилась на противоположном сиденье с маленьким Уильямом на коленях. Хотя они взяли с собой няню, чтобы помогать с ребёнком, Кэтлин предпочитала заниматься им сама, насколько это было возможным. Темноволосый малыш, не отвлекаясь, играл со связкой катушек, исследуя различные размеры и текстуры, и пытался запихать их себе в рот и старательно разгрызть. Забавляясь выходками сына, Девон откинулся на сиденье рядом с ними, положив руку на спинку.

Пока Кассандра занималась вязанием пары тапочек из шерстяной пряжи, Пандора потянулась к саквояжу и, порывшись, достала свой дневник, увесистый том в коптском переплёте и кожаной обложке. Его страницы занимали вырезки, эскизы рисунков, засушенные цветы, билеты, открытки и разнообразные, понравившиеся Пандоре, вещи. Практически половина дневника была наполнена идеями и набросками настольной игры. С прикреплённого и обёрнутого вокруг дневника шнура, который не позволял ему самопроизвольно открываться, свисал серебряный механический карандаш.

Размотав тесёмку, Пандора открыла том на пустой странице ближе к концу. Она выкрутила нижнюю часть корпуса карандаша, пока не появился кончик с грифелем, и начала писать.


Путешествие в Херон-Пойнт

или

Надвигающаяся супружеская участь леди Пандоры Рэвенел

Факты и наблюдения


№ 1. Если люди считают, что вы обесчещены, это ничем не отличается от того, как если бы вы на самом деле были обесчещены, за исключением того, что вы так ничего и не знаете.


№ 2. Если ваша репутация погибла, то остаётся два выхода: смерть или брак.


№ 3. Так как я абсолютно здорова, первый вариант вряд ли случится.


№ 4. С другой стороны, нельзя исключать ритуальное самопожертвование в Исландии.


№ 5. Леди Бервик советует брак и говорит, что лорд Сент-Винсент «соответствует всем параметрам». Поскольку однажды она сделала такое же замечание о племенном жеребце, которого они с лордом Бервиком приобрели для своей конюшни, не могу не задастся вопросом, заглядывала ли она ему в рот.


№ 6. По слухам у лорда Сент-Винсента есть содержанка.


№ 7. Слово «содержанка» звучит, как нечто среднее между «содержать» и «лежанка».


— Мы въехали в Сассекс, — сказала Кассандра. — Здесь даже красивее, чем описано в путеводителе. — Она купила «Популярный путеводитель и справочник для посетителей Херон-Пойнт» в книжном магазине на станции и настаивала на чтении отдельных частей вслух в первый час их путешествия.

Известный как «край здоровья», Сассекс был самым солнечным регионом в Англии, здесь добывалась чистейшая вода из глубоких меловых скважин. Согласно путеводителю, береговая линия графства протянулась на пятьдесят миль. Туристы стекались в город Херон-Пойнт из-за мягкого, приятного климата и целебных свойств морской воды и горячих источников.

Путеводитель был посвящён герцогу Кингстону, который, как выяснялось, возвёл морскую дамбу для защиты берега от разрушения, а также построил гостиницу, общественную набережную и пирс длиной в тысячу футов, чтобы обеспечить место для швартовки прогулочных пароходов, рыболовецких судов и своей собственной личной яхты.


№ 8. В местном путеводителе нет ни одного неблагоприятного факта о Херон-Пойнт. Должно быть, это самый идеальный город на свете.


№ 9. Или автор пытался выслужиться перед Шаллонами, которые владеют половиной Сассекса.


№ 10. Господи боже, они будут невыносимыми.


Внимание Пандоры привлекли скворцы, проплывающие по небу за окном поезда, они двигались синхронно, стайка то разбивалась, словно капля воды, то воссоединялась вновь, продолжая лететь, подобно плавно развивающейся ленте.

Поезд шумно проносился мимо панорамы очаровательных деревень, городков, где зародилась шерстяная промышленность, их деревянных домиков, красочных церквей, пышных зелёных сельхозугодий и плавных склонов, усыпанных фиолетовыми цветками вереска. На ясном и спокойном небе виднелись несколько пушистых облачков, казалось, их недавно выстирали и повесили сушиться.


№ 11. В Сассексе множество живописных видов.


№ 12. Наблюдать за природой скучно.


Когда поезд приблизился к станции, они проехали мимо водопроводных сооружений, уединённых магазинчиков, почтового отделения, ряда аккуратных складских зданий и помещений, где молочные продукты и овощи с фруктами охлаждались до момента их транспортировки.

— Вон там поместье Шаллонов, — пробормотала Кассандра.

Проследив за её взглядом, Пандора заметила в отдалении, на холме за мысом, белый особняк возвышающийся над океаном. Он представлял собой внушительный мраморный дворец, в котором обитали высокомерные аристократы.

Поезд прибыл на вокзал и остановился. На улице было так жарко, что казалось будто воздух пах, как при глажке белья. Вокруг стоял шум от звякающих колокольчиков, голосов стрелочников и обходчиков путей, открывающихся дверей и тележек, которые катили носильщики по платформе. Когда семья сошла с поезда, их встретил мужчина средних лет, с приятной внешностью и поведением человека, знающего своё дело. Представившись мистером Катбертом, управляющим поместьем герцога, он проконтролировал носильщиков и лакеев, пока те забирали багаж Рэвенелов, включая красивую плетёную детскую коляску Уильяма.

— Мистер Катберт, — спросила Кэтлин, пока он вёл их под сводчатым навесом на другую сторону здания вокзала, — в это время года всегда так тепло?

Мужчина вытер со лба блестящую испарину сложенным белым платком.

— Нет, миледи, сейчас не по сезону высокая температура, даже для Херон-Пойнта. Южный фронт пришёл с континента после периода засушливой погоды и не даёт прорваться прохладным бризам с моря. Кроме того, мыс, — он указал на высокий утёс, вдающийся в океан, — помогает создать уникальный местный климат.

Рэвенелы со свитой слуг проследовали к экипажу, который ожидал их на стоянке у башни с часами. Герцог послал за ними три чёрные, покрытые лаком, кареты, внутри роскошный салон был обит розовым деревом, а сиденья обтянуты мягкой марокканской кожей, цвета слоновой кости. Забравшись в первый экипаж, Пандора изучила содержимое установленного внутри лотка с раздельными отсеками, зонтик, который ловко проскальзывал в гнездо в боку двери, и прямоугольный кожаный чехол, оставленный рядом с откидным подлокотником. В футляре находился бинокль — не такой крошечный, которым леди пользуются в опере, а мощный полевой его вариант.

Пандора вздрогнула, когда мистер Катберт подошёл к открытой двери и застал её с ним в руках.

— Простите… — начала она извиняться.

— Я как раз собирался обратить на него ваше внимание, миледи, — сказал управляющий, при этом он абсолютно не выглядел раздражённым. — Океан виден большую часть пути до поместья Шаллонов. Этот алюминиевый бинокль самая последняя модель, гораздо легче латунного. Он позволит вам разглядеть объекты на расстоянии в четыре мили. Вы сможете различить птиц или даже косяк морских свиней.

Пандора охотно подняла бинокль к глазам. Наблюдать за природой может быть и скучно, но значительно интереснее, используя технологические приспособления.

— Линзы можно отрегулировать, поворачивая механизм в центре, — с улыбкой посоветовал мистер Катберт. — Лорд Сент-Винсент подумал, что вам понравится.

Перед взором Пандоры на мгновение промелькнуло расплывчатое розовое пятно лица управляющего перед тем, как она опустила бинокль.

— Он оставил его здесь для меня?

— Так и есть, миледи.

Когда управляющий ушёл, Пандора нахмурилась и передала бинокль Кассандре.

— Почему лорд Сент-Винсент предположил, что мне захочется им воспользоваться? Он думает, что меня нужно отвлекать диковинами, как маленького Уильяма его ниткой с катушками?

— Это был просто заботливый жест, — мягко сказала Кассандра.

Прежняя Пандора с удовольствием бы воспользовалась биноклем во время поездки до особняка. Однако новая степенная, респектабельная, правильная Пандора, будет развлекать себя размышлениями в дороге. Мыслить, как леди.

О чём думают леди? О таких вещах, как создание благотворительных организаций, посещение арендаторов и о рецептах бланманже, да, леди всегда упоминали бланманже. Всё-таки, что это на самом деле? У него не было ни вкуса, ни цвета. В лучшем случае это был всего лишь непривлекательный пудинг. Останется ли бланманже самим собой, если добавить на него что-нибудь сверху? Ягоды или лимонный сироп…

Понимая, что её мысли отклонились от заданного курса, Пандора направила их обратно, продолжив разговор с Кассандрой.

— Всё дело в том, — с достоинством сказала она сестре, — что меня не нужно занимать игрушками.

Кассандра смотрела в открытое окно сквозь линзы бинокля.

— Я вижу бабочку через дорогу, — удивилась она, — так же чётко, как если бы она сидела на моём пальце.

Пандора тут же привстала.

— Дай посмотреть.

Ухмыляясь, Кассандра проворно убрала бинокль вне досягаемости Пандоры.

— Я думала, ты не хочешь им пользоваться.

— А сейчас захотела. Отдай обратно!

— Я ещё не закончила.

Дико раздражая, Кассандра отказывалась возвращать бинокль, по крайней мере, минут пять, пока Пандора не пригрозила продать её пиратам.

К тому времени, как она отвоевала его себе, карета начала долгий, плавный подъём на холм. Ей удалось увидеть чайку в полёте, рыбацкую лодку, огибающую мыс и зайца, исчезнувшего под кустом можжевельника. Прохладный бриз с океана изредка задувал в одно из открытых окон, крепившихся на петлях, принося короткое облегчение от жары. Пот просочился под её корсет, а лёгкая шерсть дорожного платья натирала покалывающую кожу. Заскучав и устав от жары, она, наконец, положила бинокль обратно в кожаный чехол.

— Жарко как летом, — заметила Пандора, промокнув лоб длинным рукавом платья. — Когда мы приедем, я буду красной, как варёная ветчина.

— Я уже, — откликнулась Кассандра, пытаясь обмахиваться путеводителем, как веером.

— Мы почти на месте, — сказала Кэтлин, перекладывая сонного горячего Уильяма на плечо. — Как только мы прибудем в особняк, то сможем переодеться в более лёгкие платья.

Она оглядела Пандору с теплотой и беспокойством.

— Постарайся не волноваться, дорогая. Ты прекрасно проведёшь время.

— Ты тоже самое говорила перед балом у Чаворта.

— Разве? — улыбнулась Кэтлин. — Ну, я полагаю, что могу ошибаться время от времени. — После паузы она мягко добавила: — Я знаю, что ты предпочла бы остаться в безопасности и уюте дома, дорогая. Но я рада, что ты согласилась сюда приехать.

Пандора кивнула, неуютно поёжившись, потянув за рукава своего лёгкого шерстяного платья, которое прилипло к её коже.

— Таким людям, как я, нужно избегать новых впечатлений, — сказала она. — Это никогда не заканчивается ничем хорошим.

— Не говори так, — запротестовала Кассандра.

Затем ласковым голосом заговорил Девон:

— У всех есть свои недостатки, Пандора. Не будь так строга к себе. Вы с Кассандрой изначально оказались в невыгодном положении после того, как так долго воспитывались в уединении. Но вы обе быстро учитесь, — он улыбнулся, взглянув на Кэтлин, и добавил: — Я могу лично засвидетельствовать, что совершение ошибок является частью процесса обучения.

Когда карета проследовала мимо главных ворот, перед их взорами возник особняк. Вопреки ожиданиям Пандоры, он вовсе не был холодным и величественным. Дом представлял собой приятное на вид, невысокое двухэтажное здание, с лёгкостью вписывающееся в окрестности. Его классические линии смягчал шикарный, лоснящийся зелёный плющ, который украшал кремовый фасад с лепниной, а розовые розы радужно обрамляли вход во внутренний дворик. Два вытянутых крыла здания изгибались вокруг палисадников, словно дом решил взять в охапку букеты цветов. А неподалёку, на тёмном склоне сказочный лес покоился под одеялом солнечного света.

Внимание Пандоры привлёк идущий к дому мужчина. На его плечах сидел маленький ребёнок, а рыжеволосый мальчик постарше шёл с ним в ногу. Возможно, фермер-арендатор гулял со своими двумя сыновьями. Странно, что он так смело вышагивал по лужайке перед домом.

На нём не было ни шляпы, ни галстука, только брюки, тонкая рубашка и распахнутый жилет. В его движениях присутствовала непринуждённая грация человека, проводившего много времени на открытом воздухе. Несомненно, он был необычайно подтянут, простая одежда легко обрисовывала худощавые, крепкие линии его тела. Он нёс ребёнка на плечах, будто тот ничего не весил.

Кассандра наклонилась ближе к окну со стороны Пандоры и уставилась в него.

— Это что рабочий? — спросила она. — Фермер?

— Похоже. В такой одежде он не может быть… — Пандора замолкла, карета проследовала по изгибающейся подъездной дорожке, давая возможность разглядеть мужчину получше. Его волосы были необычного цвета старинных монет из тёмного золота, такой оттенок она видела лишь однажды. Всё внутри Пандоры перевернулось, будто её органы решили сыграть в игру «Музыкальные стулья».

Мужчина подошёл к карете, когда та остановилась перед крыльцом. Кучер что-то ему сказал, и Пандора расслышала его непринуждённый ответ, сказанный холодным, низким баритоном.

Это был лорд Сент-Винсент.


Глава 4 | Дьявол весной | Глава 6



Loading...