home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

С лёгкостью сняв ребёнка с плеч и опустив его на землю, лорд Сент-Винсент открыл дверь кареты со стороны Пандоры. Яркое солнце полудня позолотило его совершенные черты лица и зажгло искрящиеся огни в бронзово-золотистых волосах.

Ей захотелось написать:

Факт № 13. Лорд Сент-Винсент носит личный нимб.


Мужчина обладал слишком многими благами: внешностью, богатством, интеллектом, родословной и крепим мужским здоровьем.


Факт № 14. Некоторые люди являются живым доказательством несправедливости во вселенной.


— Добро пожаловать в Херон-Пойнт, — сказал лорд Сент-Винсент, он оглядел всех прибывших. — Мои извинения, мы ходили на побережье, чтобы испробовать новую конструкцию воздушного змея моего младшего брата, это заняло больше времени, чем мы ожидали. Я собирался вернуться вовремя к вашему приезду.

— Всё в порядке, — с готовностью заверила его Кэтлин.

— Важный вопрос заключается в том, — сказал Девон, — как летал воздушный змей?

Рыжеволосый мальчик подошёл к дверям кареты. Он печально поднял охапку тонких стержней, скреплённых обрывками красной ткани и бечёвкой, чтобы Девон смог их разглядеть.

— Развалился во время полёта, сэр. Нужно внести изменения в конструкцию.

— Это мой брат лорд Майкл, — сказал Сент-Винсент. — Мы зовём его вторым именем — Айво.

Айво был симпатичным мальчуганом лет десяти или одиннадцати, с тёмно-рыжеватыми волосами, небесно-голубыми глазами и очаровательной улыбкой. Он неуклюже поклонился, так бывает, когда ребёнок резко вырастает и пытается приспособиться с новой длине рук и ног.

— А как же я? — требовательным тоном спросил босоногий мальчик, стоящий по другую сторону от лорда Сент-Винсента. Он был крепким, темноволосым, розовощёким ребёнком, не старше четырёх лет. Как и на Айво, на нём был надет купальный костюм, к поясу которого крепилась пара коротких штанишек.

Когда он поглядел на нетерпеливого мальчика, губы лорда Сент-Винсента дёрнулись,

— Ты — мой племянник, — серьёзно сказал он.

— Я знаю! — раздражённо воскликнул ребёнок. — Ты должен это им рассказать.

С совершенно непроницаемым лицом лорд Сент-Винсент обратился к Рэвенелам.

— Позвольте мне представить вам моего племянника Джастина, лорда Клэра.

Из кареты послышался хор приветствий. Дверь открылась с другой стороны, и Рэвенелы начали выходить из экипажа, им помогала пара лакеев.

Пандора слегка подпрыгнула на сидении, встретившись с непроницаемым взглядом лорда Сент-Винсента, его ясные глаза пронизывали, словно свет звёзд.

Он безмолвно протянул ей руку.

Затаив дыхание, Пандора рассеянно пошарила в поисках перчаток, но они, казалось, исчезли вместе с её саквояжем. Лакей помогал Кэтлин и Кассандре, которые вылезали из кареты с другой стороны. Повернувшись обратно к лорду Сент-Винсенту, она неохотно приняла его руку и вышла из кареты.

Он был даже выше, чем она помнила, крупнее, плечи шире. Во время прошлой встречи, его тело было скованно официальным чёрно-белым вечерним костюмом, каждый сантиметр элегантен и совершенен. Сейчас его вид шокировал отсутствием большинства одежды: пиджака не было, шляпы тоже, рубашка распахнута у горла. Волосы находились в беспорядке, там, где подстриженные локоны касались шеи, они потемнели от пота. До её ноздрей донёсся уже знакомый приятный солнечный, лесной аромат, но теперь к нему примешался запах солёного морского бриза.

Когда из двух других карет вышли слуги, а лакеи начали выгружать багаж, на подъездной дорожке развернулась бурная активность. Боковым зрением Пандора видела, как её семья заходит в дом. Лорд Сент-Винсент, однако, не спешил проводить её внутрь.

— Простите меня, — тихо проговорил он, глядя на неё. — Я собирался встретить вас у входа в дом в подобающем виде. Я не хочу, чтобы вы посчитали, что ваш визит для меня не имеет значения.

— О, я так и не думаю, — неловко ответила Пандора. — То есть, я не ожидала фанфар по случаю моего приезда. Вам не нужно было встречать нас прямо у входа или как-то одеваться. В смысле красиво одеваться. — Всё, что она говорила казалось ей неправильным. — Я, конечно, ожидала, что какая-то одежда на вас всё-таки будет, — став малинового цвета, она опустила голову. — Чёрт, — пробормотала она.

Пандора услышала его мягкий смех, и от этого звука её влажные руки покрылись гусиной кожей.

В разговор вмешался Айво, он выглядел раскаивающимся.

— Мы опоздали из-за меня. Мне нужно было отыскать все части воздушного змея.

— Почему он сломался? — спросила Пандора.

— Клей не выдержал.

В процессе создания настольный игры она изучила множество разновидностей клея и как раз собиралась спросить, какой использовал он.

Однако Джастин вмешался в разговор, прежде чем она успела вставить слово.

— Это и моя вина. Я потерял ботинки, и нам пришлось их искать.

Очарованная малышом Пандора опустилась на корточки, оказавшись с ним лицом на одном уровне, не обращая внимания на то, что её юбки легли на пыльную гравийную дорожку.

— Вы не нашли их? — сочувственно спросила она, посмотрев на его босые ноги.

Джастин покачал головой и судорожно вздохнул, напоминая взрослого человека в миниатюре, терзаемого мирскими заботами.

— Мама совсем этому не обрадуется.

— Что же произошло?

— Я оставил их на песке, а потом они исчезли.

— Возможно, их украл осьминог, — Пандора сразу же пожалела о сделанном замечании, это был как раз один из тех эксцентричных комментариев, который бы осудила леди Бервик.

Но лорд Сент-Винсент, задумавшись, нахмурился и ответил так, будто дело было довольно серьёзным.

— Если это осьминог, то он не остановится, пока не добудет себе восемь ботинок.

Пандора нерешительно улыбнулась, поднимая на него глаза.

— У меня нет столько обуви, — запротестовал Джастин. — Что мы можем сделать, чтобы остановить его?

— Мы можем придумать какое-нибудь средство защиты, — предложила Пандора.

— Какое? — В глазах ребёнка вспыхнул интерес.

— Ну, — начала Пандора, — я уверена, что нам понадобится немного… Оой! — Она так и не смогла закончить мысль, потому что её сразило существо, вприпрыжку выбежавшее из-за угла кареты. Она успела разглядеть только болтающиеся уши и радостные карие глаза, прежде чем полный энтузиазма пёс так пылко набросился на неё, что повалил с корточек. Пандора приземлилась на поясницу, от удара её шляпка слетела на землю. Из причёски выбилась прядь волос и упала на лицо, а молодой чёрно-коричневый ретривер продолжал скакать вокруг, будто на пружинах. Она ощутила собачье дыхание около уха и почувствовала, как его язык прошёлся по её щеке.

— Аякс, нет! — услышала Пандора восклицание Айво.

Понимая, на кого она стала похожа всего лишь в считанные секунды, Пандора испытала прилив отчаяния, за которым последовала покорность судьбе. Конечно, так и должно было произойти. Естественно, ей придётся встретиться с герцогом и герцогиней после того, как она развалилась на подъездной дорожке, словно полоумный карнавальный артист. Всё было так ужасно, что она начала хихикать, и в этот момент собака ткнулась головой ей в голову.

В следующее мгновение Пандора оказалась на ногах, крепко прижатой к твёрдой поверхности. Из-за резкого движения она потеряла равновесие, у неё закружилась голова, и она вцепилась в Сент-Винсента. Он крепко держал её, приобняв одной рукой.

— Успокойся, идиот, — скомандовал Сент-Винсент. Собака затихла, радостно пыхтя.

— Должно быть, он проскользнул через парадный вход, — сказал Айво.

Сент-Винсент убрал волосы с лица Пандоры.

— Вы не пострадали? — он окинул её быстрым взглядом.

— Нет… нет, — когда нервное напряжение начало отступать, но беспомощное хихиканье продолжало вырываться наружу. Она пыталась задушить легкомысленные звуки, уткнувшись в его плечо. — Я… так старалась вести себя, как леди…

Он издал короткий смешок и начал успокаивающе описывать круги ладонью по её спине.

— Предполагаю, нелегко вести себя, как леди, когда на вас набрасывается собака.

— Милорд, — раздался неподалёку обеспокоенный голос лакея, — молодая леди не пострадала?

Пандора не смогла с точностью расслышать ответ лорда Сент-Винсента из-за грохочущего сердца в груди. Его близость, оберегающее объятие, ласковая поглаживающая ладонь… всё это, казалось, пробуждало глубоко внутри какие-то вещи, которые до этого не проявляли себя. По её телу растеклось новое, странное удовольствие, оно воспламенило каждый нерв, как череду именинных свечей. Взгляд Пандоры упал на его рубашку, тонкий слой лёгкой ткани практически не скрывал твёрдых изгибов и плоских поверхностей мышц под ней. Заметив намёк на рыжеватые кудрявые волосы там, где пуговицы были расстёгнуты, она покраснела и смущённо отшатнулась.

Обследовав волосы рукой, она пробормотала:

— Моя шляпка… — Пандора отвернулась в поисках головного убора и обнаружила, что Аякс уже нашёл маленькую бархатную шляпку с заманчивым пучком перьев. Сжав в челюстях убор, он игриво его тряс.

— Аякс, подойди сюда, — тут же проговорил лорд Сент-Винсент, но непослушный ретривер отпрыгнул, не позволяя дотянуться до шляпки.

Айво медленно приблизился к собаке. — Аякс, отдай, — уговаривал он. — Давай же, мальчик… — пёс повернулся и побежал. — Я верну её, — пообещал Айво, бросившись вслед за животным.

— Я тоже! — Джастин последовал за ним, быстро передвигая короткими ножками. — Но она будет вся сырая! — предупредил он, бросив зловещий комментарий через плечо.

Качая головой, лорд Сент-Винсент наблюдал, как ретривер несётся через лужайку.

— С меня новая шляпка, — сказал он Пандоре. — От этой останутся одни клочья.

— Ничего страшного. Аякс ещё щенок.

— Его родители состояли в кровном родстве, — откровенно сказал он. — Он не понимает или попросту не подчиняется командам, пытается копать ямы в коврах и, насколько я могу судить, неспособен пройти по прямой.

Пандора улыбнулась.

— Я тоже редко хожу по прямой, — призналась она. — Я слишком легко отвлекаюсь и не могу идти в одном направлении, меняю курс, чтобы убедиться, что ничего не упускаю. Поэтому всякий раз, когда я куда-то отправляюсь, всегда возвращаюсь туда, откуда начала свой путь.

Лорд Сент-Винсент повернулся к ней лицом, внимательно изучая её своими красивыми светло-голубыми глазами.

— Куда вы хотите отправиться?

Вопрос заставил Пандору удивлённо моргнуть. Она просто сделала несколько глупых комментариев, на которые никто никогда не обращал внимания.

— Не важно, — прозаично сказала она. — Поскольку я хожу кругами, то никогда не доберусь до места назначения.

Его взгляд задержался на её лице.

— Вы могли бы увеличивать траекторию кругов.

Замечание было проницательным и одновременно игривым, как будто он каким-то образом понял, как работает её ум. Или, может быть, он над ней издевался.

Когда пустые кареты и повозку убрали, лорд Сент-Винсент повёл Пандору к входу в дом.

— Как прошло ваше путешествие? — спросил он.

— Вы не обязаны вести со мной светские беседы, — сказала она. — Они мне не нравятся, и я плохо поддерживаю разговор.

Они остановились в тени крыльца рядом с благоухающими розами. Лорд Сент-Винсент непринуждённо прислонился плечом к колонне кремового цвета. Он посмотрел на Пандору, и ленивая улыбка изогнула его губы.

— Разве леди Бервик вас этому не учила?

— Она пыталась. Но я ненавижу разговоры о погоде. Какая разница, что за температура на улице? Я хочу обсуждать такие вещи, как… как…

— Да? — подбодрил он её, когда она заколебалась.

— Дарвин. Избирательное право женщин. Работные дома, война, почему мы живём, верите ли вы в спиритические сеансы или духов, заставляла ли вас музыка когда-нибудь плакать, или какой ваш самый нелюбимый овощ… — Пандора пожала плечами и взглянула на него, ожидая увидеть знакомое застывшее выражения лица человека, который собирался бежать куда глаза глядят. Вместо этого она обнаружила, что он пристально смотрит на неё в обволакивающей их тишине.

Через мгновение лорд Сент-Винсент тихо ответил:

— Морковь.

Смутившись, Пандора попыталась собраться с мыслями.

— Это ваш самый нелюбимый овощ? Вы имеете в виду в приготовленном виде?

— В любом.

— Из всех овощей? — он кивнул, но она продолжала настаивать, — а как насчёт морковного пирога?

— Нет.

— Но это же пирог.

На его губах промелькнула улыбка.

— Там есть морковь.

Пандора хотела поспорить о превосходстве моркови над каким-нибудь по-настоящему отвратительным овощем, например, над брюссельской капустой, но их разговор прервал бархатистый мужской голос.

— А, вот вы где. Меня послали за вами.

Пандора отпрянула назад, увидев высокого человека, грациозно шагающего в их направлении. Она сразу поняла, что, должно быть, это отец лорда Сент-Винсента, их сходство оказалось поразительным. Лицо мужчины было загорелым и слегка потрёпано временем, у внешних уголков его голубых глаз виднелись мимические морщинки от смеха. Он обладал гривой рыжевато-золотистых волос, которую седина красиво посеребрила на висках. Зная о его репутации бывшего распутника, Пандора ожидала увидеть стареющего повесу с грубыми чертами лица и плотоядным взглядом… а не этого, весьма шикарного представителя своего вида, который носил своё устрашающее положение, как элегантный костюм.

— Сын мой, о чем ты думаешь, задерживая это очаровательное создание на улице в разгар полудня? И почему она растрёпана? Произошёл несчастный случай?

— На неё напали и повалили на землю, — начал объяснять лорд Сент-Винсент.

— Несомненно, для этого ты ещё не настолько хорошо её знаешь.

— Это сделал пёс, — язвительно уточнил лорд Сент-Винсент. — Не следует ли заняться его тренировкой?

— Этим занимается Айво, — последовал скорый ответ отца.

Лорд Сент-Винсент бросил многозначительный взгляд вдаль, где рыжеволосый мальчик гонялся за носившейся собакой.

— Кажется, это пёс тренирует Айво.

Герцог ухмыльнулся и, уступая, склонил голову. Его внимание вернулось к Пандоре.

Отчаянно пытаясь вспомнить хорошие манеры, она поклонилась и пробормотала:

— Ваша светлость.

Мимические морщинки у его глаз слегка углубились.

— Похоже, вас нужно спасать. Почему бы вам не пройти в дом со мной подальше от этого оборванца? Герцогиня очень хочет с вами познакомиться. — Когда основательно запуганная Пандора заколебалась, он её заверил: — Я вполне заслуживаю доверия. На самом деле, я практически ангел. Вы полюбите меня в мгновение ока.

— Берегитесь, — сардонически посоветовал лорд Сент-Винсент Пандоре, застёгивая распахнутые полы жилета. — Мой отец ловкий обманщик доверчивых женщин.

— Это неправда, — возразил герцог. — Недоверчивые мне тоже верят.

Пандора, не удержавшись, рассмеялась. Она посмотрела в серебристо-голубые глаза, в которых зажглись игривые искорки юмора. В нём было что-то вызывающее доверие, он производил впечатление мужчины, который действительно любит женщин.

В детстве, они с Кассандрой воображали себе красивого отца, который будет щедро одаривать их своей любовью и давать советы, и чуть-чуть баловать, но не слишком много. Отца, который мог бы позволить им вставать на его ноги и так танцевать. Этот мужчина выглядел именно как тот, кого представляла себе Пандора.

Она шагнула вперёд и приняла его руку.

— Как прошло путешествие, моя дорогая? — спросил герцог, провожая её к дому.

Прежде чем Пандора успела ответить, позади них заговорил лорд Сент-Винсент:

— Леди Пандора не любит светские разговоры, отец. Она предпочла бы обсудить такие темы, как Дарвин или избирательное право женщин.

— Естественно, умная молодая женщина захотела бы пропустить рутинную болтовню, — сказал герцог, кидая на Пандору такой одобрительный взгляд, что она довольно засветилась. — Однако, — задумчиво продолжил он, — большинству людей сначала нужно почувствовать себя свободно, прежде чем они осмелятся раскрыть своё мнение кому-то, кого они только что встретили. В конце концов, с этого всё начинается. В каждой опере есть вступление, в каждом сонете эпиграф. Светская беседа это всего лишь способ помочь незнакомцу довериться вам, сначала обнаружив, то с чем вы оба согласны.

— Никто раньше не объяснял это таким вот образом, — удивлённо сказала Пандора. — В этом действительно есть смысл. Но почему так часто речь идёт о погоде? Разве нет других вещей, с которыми можно согласиться? Всем же нравятся вилки-ложки? И чаепитие, и кормление уток.

— Синие чернила, — добавил герцог. — И кошачье мурлыканье. И летние штормы, хотя я полагаю, тогда мы опять возвращаемся к разговору о погоде.

— Я не прочь поговорить о погоде с вами, ваша светлость, — сказала Пандора.

Герцог ласково рассмеялся.

— Какая восхитительная девушка.

Они достигли просторного и светлого центрального зала, украшенного лепниной и с отполированным дубовым полом. Двойная лестница, обрамлённая колоннами, вела на верхний этаж, широкие перила, прекраснейшим образом подходили для того, чтобы с них съезжать. Воздух пах пчелиным воском, свежестью и белыми гардениями, стоящими в вазах на тумбах.

К удивлению Пандоры, герцогиня ждала их в зале. Она сияла, словно пламя в прохладном белом окружении, на её лице красовались золотистые веснушки, а шикарная масса заплетённых светло-рыжих волос была заколота на макушке. Пышные, но аккуратные формы герцогини были скрыты синим муслиновым платьем, тонкую талию подчёркивала лента, завязанная на поясе. Всё в ней казалось радушным, дружелюбным и мягким.

Герцог подошёл к жене и положил ей руку на поясницу. Казалось, он нежился в её присутствии, словно большой кот.

— Дорогая, — пробормотал он, — это леди Пандора.

— Наконец-то, — весело откликнулась герцогиня, протягивая нежные руки к Пандоре. — Я уже начала н-недоумевать, что они с вами сделали.

Пандора сделала бы реверанс, но герцогиня всё ещё держала её за руки. Должна ли она всё равно поклониться?

— Почему ты так долго не позволял ей зайти в дом, Габриэль? — спросила герцогиня, слегка сжав её руки, прежде чем отпустить. Пандора быстро сделала запоздалый реверанс, подскочив на месте, словно утка в грязной луже.

Лорд Сент-Винсент рассказал о неприятности с Аяксом, сводя отсутствие дисциплины собаки к шутке.

Герцогиня рассмеялась.

— Бедная девочка. Пойдёмте, отдохнём и выпьем л-лимонада со льдом в летней гостиной. Это моя любимая комната в доме. Бриз с океана задувает прямо в панорамные окна. — Заикание нарушало плавность её речи, но оно было совершенно незначительным и, похоже, она абсолютно этого не смущалась.

— Да, ваша светлость, — прошептала Пандора, полная решимости не ошибиться. Для этой женщины ей хотелось быть идеальной.

Леди двинулись через лестничный холл в заднюю часть дома, мужчины следовали за ними.

— А теперь, если есть что-то, что сможет сделать ваше пребывание здесь более приятным, — обратилась герцогиня к Пандоре, — вы должны немедленно мне сообщить, как только вам придёт это в голову. Мы поставили в вашу комнату вазу с розами, но если у вас есть л-любимый цветок, от вас требуется только сообщить его название. Моя младшая дочь Серафина, выбрала для вас несколько книг, но если в библиотеке найдётся что-то ещё на ваш вкус, мы сразу же их заменим.

Пандора молча кивнула. Усердно пытаясь придумать, что сказать, она, наконец, изрекла ответ достойный леди:

— У вас прекрасный дом, мадам.

Герцогиня одарила её лучезарной улыбкой.

— Если хотите, я сегодня днём проведу для вас экскурсию. У нас есть очень достойные картины и интересная старинная м-мебель, а со второго этажа открываются красивые виды.

— О, это было бы… — начала Пандора, но к её раздражению, идущий позади них лорд Сент-Винсент, вмешался в разговор.

— Я уже запланировал сегодня днём позвать леди Пандору на прогулку.

Мгновенно нахмурившись, Пандора бросила взгляд через плечо.

— Я бы предпочла экскурсию по дому вместе с герцогиней.

— Не могу позволить вам находиться в окружении мебели, — сказал лорд Сент-Винсент. — Это может закончиться катастрофой. Что, если мне придётся вытаскивать вас из шкафа или, не дай бог, из комода?

Смутившись из-за напоминания о том, как произошла их первая встреча, Пандора чопорно заметила:

— С моей стороны было бы неправильным отправляться на прогулку без компаньонки.

— Вы же не боитесь того, что я вас скомпрометирую? — спросил он. — Потому что я уже это сделал.

Забыв о своём решении держаться с достоинством, Пандора остановилась и резко повернулась лицом к нахалу.

— Нет, это не так. Меня скомпрометировала скамейка. А вы там оказались случайно.

Казалось, лорд Сент-Винсент наслаждался её возмущением.

— Несмотря на это, — сказал он, — теперь вам терять нечего.

— Габриэль, — начала герцогиня, но замолчала, когда он бросил на неё озорной взгляд.

Герцог с сомнением посмотрел на сына.

— Если ты пытаешься быть очаровательным, — сказал он, — должен сказать, что дела твои идут не очень хорошо.

— Мне не нужно быть очаровательным, — ответил лорд Сент-Винсент. — Леди Пандора только притворяется равнодушной. Несмотря на показное безразличие, она от меня без ума.

Пандора разозлилась.

— Это самая напыщенелепая вещь, которую я когда-либо слышала! — однако, прежде чем она закончила предложение, Пандора заметила, что в глазах лорда Сент-Винсента танцуют дьяволята. Он просто её дразнил. В растерянности краснея, Пандора опустила голову. За несколько минут пребывания в Херон-Пойнт она растянулась на подъездной дорожке, потеряла шляпку и самообладание и употребила выдуманное слово. Хорошо, что здесь не присутствовала леди Бервик, иначе у неё бы случился апоплексический припадок.

Лорд Сент-Винсент поравнялся с Пандорой, а герцогиня с герцогом теперь шли позади.

— Напыщенелепая, — с улыбкой в голосе пробормотал он. — Мне нравится это слово.

— Мне бы не хотелось, чтобы вы меня дразнили, — пробурчала Пандора. — Вести себя как леди и так сложно.

— Вам не обязательно это делать.

Пандора вздохнула, сиюминутное раздражение утихло и превратилось в покорность.

— Нет, обязательно, — серьёзно сказала она. — Хорошо у меня это всё-равно не получится, но важно продолжать пытаться.


Это заявление принадлежало молодой женщине, которая знала о своих недостатках, но была полна решимости им не поддаваться. Габриэлю не нужно было смотреть на родителей, чтобы понять, как сильно их очаровала Пандора. Что касается его самого…

Он едва узнавал сам себя, пока с ней общался. Она была полна жизни, такая яркая, словно подсолнухи на инее во время осенних морозов. По сравнению с томными и застенчивыми девушками на ежегодном лондонском брачном рынке, возможно, Пандора являлась представительницей абсолютно другого вида. Так же красива, как он и помнил, и такая же непредсказуемая. После того, как на неё прыгнула собака на подъездной аллее, она рассмеялась, хотя любая другая девушка на её месте разозлилась или оскорбилась. Когда Пандора захотела поспорить с ним о морковке, Габриэль мог думать только о том, как сильно он хочет отвести её куда-нибудь в прохладное, тёмное, тихое место и завладеть её безраздельным вниманием.

Но, несмотря на всю неотразимую привлекательность, она, несомненно, плохо подходила для той единственной жизни, которую он мог ей предложить. Жизнь, для которой он родился. Габриэль не мог отказаться от своего титула, отвернуться, от зависящих от него, семей и служащих. В его обязанности входило управление родовыми землями Шаллонов и сохранение их для следующих поколений. Его жена будет обременена управлением хозяйств в нескольких домах, выполнением обязанностей при дворе, посещением заседаний комитета благотворительных организаций, созданием новых и тому подобными делами.

Пандора это возненавидит. Абсолютно всё. Даже если она дорастёт до этой роли, ей никогда не будет в ней комфортно.

Они вошли в летнюю гостиную, где Рэвенелы непринуждённо болтали с его сёстрами, Фиби и Серафиной.

Фиби, старший ребёнок в семье Шаллонов, унаследовала сердечную и глубоко любящую натуру матери и остроумие отца. Пять лет назад она вышла замуж за свою детскую любовь, Генри, лорда Клэра, который страдал хроническими заболеваниями большую часть жизни. Ухудшающиеся симптомы постепенно превратили его в тень человека, которым он когда-то был, и, в итоге, привели к смерти, в то время как Фиби была беременна их вторым ребёнком. Хотя первый год траура закончился, Фиби всё ещё не вернулась к прежней жизни. Она выходила на улицу так редко, что веснушки на её лице исчезали, а сама она выглядела бледной и худой. Во взгляде всё ещё присутствовал призрак скорби.

Их младшая сестра Серафина, искромётная восемнадцатилетняя рыжеватая блондинка, разговаривала с Кассандрой. Хотя Серафина была достаточно взрослой, для того чтобы уже выйти в свет, герцог и герцогиня уговорили её подождать ещё год. Девушка с её кротким нравом, красотой и гигантским приданым станет мишенью для всех холостяков в Европе и за её пределами. Для Серафины лондонский сезон будет чередой испытаний и чем больше она к этому подготовится, тем лучше.

После того, как всех представили друг другу, Пандора взяла стакан лимонада со льдом и оставалась тихой, не принимая участие в беседе. Когда дискуссия перешла к теме обсуждения экономики в Херон-Пойнт, туризма и рыболовства, Габриэлю стало очевидно, что направление мыслей Пандоры не имело ничего общего с происходящим вокруг. Что творилось в этой беспокойной головке?

Подойдя к ней поближе, Габриэль тихо спросил:

— Вы когда-нибудь бывали на пляже? Ходили по океану и чувствовали песок под ногами?

Пандора взглянула на него и отсутствующее выражение на её лице исчезло.

— Нет, я… здесь есть песчаный пляж? Я думала, он должен быть из камешек и гальки.

— В поместье есть частная бухта. Мы ходим туда через холлоуэй.

— Что такое холлоуэй?

— Так называют природные тоннели в южных графствах. — Габриэлю безумно понравилось, как её губы бесшумно повторили это слово… холлоуэй… будто смакуя его, как леденец. Взглянув на Серафину, которая стояла неподалёку, он сказал: — Я собираюсь сегодня днём показать леди Пандоре бухту. Думаю, Айво тоже пойдёт. Присоединишься к нам?

Пандора нахмурилась.

— Я не сказала…

— Это было бы чудесно, — воскликнула Серафина и повернулась к Кассандре. — Вы должны пойти с нами. В такой день купание в океане очень освежит.

— На самом деле, — извиняясь, сказала Кассандра, — я бы предпочла вздремнуть.

— Как ты можешь хотеть спать? — недоверчиво спросила Пандора. — Мы весь день ничего не делали, только сидели.

Кассандра мгновенно заняла оборонительную позицию.

— Безделье утомляет. Мне нужно отдохнуть на случай, если позже мы продолжим ничего не делать.

Уязвлённая Пандора повернулась к Габриэлю.

— Я тоже не смогу пойти. У меня нет купального костюма.

— Вы можете надеть один из моих, — предложила Серафина.

— Спасибо, но без компаньонки, я не могу…

— Фиби согласилась сыграть её роль, — прервал её Габриэль.

Его старшая сестра, ставшая свидетелем их перепалки, приподняла брови.

— Правда? — холодно спросила она.

Габриэль многозначительно на неё посмотрел.

— Мы обсуждали это сегодня утром, помнишь?

Серые глаза Фиби сузились.

— Если честно, то нет.

— Ты сказала, что в последнее время слишком много сидела дома, — ответил ей Габриэль. — Ты сказала, что тебе необходима прогулка и свежий воздух.

— Боже, какой же я была болтливой, — едко откликнулась Фиби, в её взгляде читалось обещание возмездия. Но она не стала спорить.

Габриэль ухмыльнулся, увидев мятежное выражение на лице Пандоры.

— Не упрямьтесь, — уговаривал он полушёпотом. — Обещаю, вам понравится. А если нет… вы получите удовольствие, доказывая, что я не прав.


Глава 5 | Дьявол весной | Глава 7



Loading...