home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

– Невероятно, – прошептала я, глядя на мужчин и женщин, окруживших нас.

– Отчего же невероятно, красавица?

– Я думала, вы сказка. Плод чужой фантазии.

– Во всякой сказке есть доля правды, но, увы, увидеть ее может не каждый. А кто-то не хочет видеть, предпочитая жить в собственном маленьком мире, где нет места волшебству.

– Откуда вы здесь? – спросил Константин, снова привлекая к себе внимание старца.

– Это долгая история, которую лучше рассказывать у костра с кружкой чогги. Будьте нашими гостями, странники!

– Почтем за честь! – чуть поклонился Костя и пошел следом за Батькой, при этом удерживая меня за руку.

Каменный коридор, по которому мы шли, постепенно расширялся. Я любовалась разводами аллюита и других неизвестных металлов, сплетающимися в удивительные узоры на стенах. От некоторых из них шел мягкий голубоватый свет, помогающий лучше видеть неровную дорогу, постепенно выходящую на поверхность. Когда за очередным поворотом показалась огромная пещера, я на мгновение зажмурилась. Солнечный свет, льющийся из проема в потолке, был слишком ярким для привыкших к темноте глаз. Проморгавшись, я сделала несколько шагов вперед, да так и замерла, в восхищении разглядывая невероятный живой ковер, простирающийся под нашими ногами. Все пространство было засажено диковинными кустарниками, мягкими травами, радующими глаз буйной зеленью с разноцветными точками цветов. Их сладкий аромат приносил с собой ветер, свободно гуляющий под сводами пещеры.

– Пойдемте, – позвал нас Батька и первым начал спуск по каменной лестнице, которую я поначалу даже не заметила.

Спускаясь следом, я то и дело ловила на себе любопытные взгляды людей, выныривающих из-за деревьев. Сколько же их здесь! Поравнявшись со встречающими, мы с Костей поздоровались и последовали дальше, в центр пещеры, где под солнечными лучами на небольшом возвышении плясало золотое пламя.

– Не нравится мне это, – шепнула я, когда мы подошли ближе.

– Не бойся, это всего лишь проверка.

– Это действительно проверка, девочка. Жизнь научила нас не верить внешности и красивым словам и быть осторожными. Если вы пришли к нам с добром, пламя Душ Предков не тронет вас. Наоборот, поможет восстановить силы и залечить раны. А коли пришли со злым умыслом…

Договаривать Батька не стал, но и так было ясно, что ждет злодеев. Что же, нам с Костей скрывать было нечего. Мы вообще не ожидали встретиться с дивным народом и даже не догадывались о его существовании. Так что и намерения у нас были самыми обычными – узнать побольше о сказочных людях и попросить у них помощи.

Поднявшись следом за Кощеем, я немного испугалась, поняв, что перед нами не обычный костер, вроде тех, через которые прыгает молодежь в ночь на Ивана Купалу, а словно огненное море перетекало по ограниченной загадочными знаками площади. Но испуг быстро прошел, стоило протянуть руку вперед. Я неотрывно следила за пламенем, в котором плясали золотые песчинки. Эта пляска завораживала, чаруя маленькими вихрями, что возникали среди языков желтого пламени. Прикоснувшись к одному из вихрей, я осторожно провела по нему пальцами, чувствуя ласковое тепло.

Когда испытание прошел и Константин, Батька довольно крякнул.

– Действительно добрые гости! – сказал он, отвлекая меня от созерцания маленького чуда. – Как себя чувствуете?

– Замечательно. Это энергетический источник или…

– Или, – усмехнулся старец в бороду. – Это древняя магия Дивьего народа, о которой я не могу рассказать. Зато с удовольствием расскажу другие истории и послушаю вашу. Идемте.

Бросив короткий взгляд на пламя, которое всего за несколько мгновений напитало меня силой и позволило взять под контроль эмоции, я поспешила за мужчинами. В соседнем помещении, у обычного очага нас и вправду ждал накрытый стол с ароматным напитком в глиняных кружках, горячими хлебными лепешками и разнообразными фруктами. Чогга, о которой говорил Батька, готовилась из соцветий Алого Куста, что и придавало напитку кровавый оттенок и чуть сладковатый вкус. По весне женщины собирали соцветия и сушили на солнце. Впитывая в себя тепло небесного светила, заваренные травы делились им со всеми в чогге. Вкупе с добавленными листьями лимонника этот напиток получался на диво вкусным, а еще тонизирующим.

– Простите, что не потчуем вас плотными блюдами. Мы не едим животные продукты, предпочитая питаться фруктами и солнечной энергией.

– Мы благодарны за пищу, которую вы разделили с нами, – ответил Константин и перешел к вопросам: – Скажите, уважаемый Батька, как вы здесь оказались?

– Здесь, это в пещерах или на Острове? – усмехнулся старец. – История, в общем-то, старая и обычная для нашего народа. В далекие времена предки наши жили у подножия Забытых гор. Мы, как обычные люди, обрабатывали поля, взращивали сады и жили в мире, не зная горестей и бед. Наш многочисленный народ был счастлив, водя дружбу с волшебными существами и от них получая вести из Закатных земель и не только. Разными были те новости, некоторые радостными, а некоторые тревожными. Однажды предки услышали о столкновении магов. Мы, дивный народ, владеющий изначальными стихиями, прекрасно знали, чем может грозить война магов, и начали постепенно готовиться к ее последствиям. Так и вышло: когда грянула первая магическая гроза, мы уже были под землей, скрываясь от разбушевавшейся непогоды в отстроенных городах. Вот только мы не учли, что земли наши, напитавшиеся магией, отреагируют на буйство стихии… Произошел огромный выброс энергии, в результате которого весь наш град переместился сюда, на остров Буян. Вот так мы и оказались на Живой Земле, приспособившись к новым условиям жизни.

– Но почему вы не вышли на поверхность? – не удержалась от вопроса я.

– Отчего же не вышли? Часть нашего народа покинула пещеры и обосновалась в Светлом Граде. Остальная часть предпочитает уединенную жизнь вблизи пламени Душ Предков и в надежде, что мы когда-нибудь вернемся домой.

– А это место – не ваш дом?

– Дом, но лишь отчасти. Да и есть у нас, стариков, такая особенность – желание вернуться на родную землю, чтобы быть ближе к тем, кого уже давно нет рядом.

– Не только старики мечтают об этом, – тихо произнесла я и отвернулась, не желая встречаться взглядом с царевичем.

– Теперь ваша очередь, гости добрые. Какими ветрами вас занесло на Буян?

– Видимо, попутными. Мы искали одно место, о котором Тая вычитала в древних свитках. Открыли портал, чтобы переместиться туда, а оказались на Буяне. Не ожидали, что здесь настолько сильные магические грозы, за что чуть не поплатились жизнью. На нас напали волкодлаки, от которых мы чудом отбились. А затем Тая провалилась под землю, отыскав дорогу к вам.

– Как провалилась, так и отыскала? – усмехнулся Батька.

– Не совсем. Вначале мы пошли другой дорогой, но повстречали василиска, – ответила я. – Как вы уживались с ним все это время?

– Очень просто, красавица. Он наш страж, который бережет подземный город вот уже много лет.

– Ох, – выдохнула я, закрывая рот ладонью. – А мы его…

– Не охай, девочка, ничего вы ему не сделали. Наш Змей бессмертен, и никакая магия или оружие не могут это изменить.

– Но мы ведь его…

– Умертвили, да, вот только с первыми лучами солнца он ожил и продолжил свое дело. А раз вас не тронул, значит, и обиды не держал.

– Надеюсь на это, – тихо ответила я. – А большой у вас город, Батька?

– Большой, красавица. Как раз не так давно закончили строить третий подземный ярус для новых семей. Да вы, коли захотите, можете сами прогуляться и посмотреть на него.

– Мы бы с радостью, уважаемый Батька, да только дела у нас есть. Нам бы выбраться к Светлому Граду.

– Эх, что же вас всех к нему тянет?

– Дык разве на этом острове еще какой город есть?

– Сколько через нас гостей прошло… – Батька будто не услышал моего вопроса. – Были среди них и обычные путники, заблудившиеся, как и вы, в дороге. А были и те, кто пришел со злом, но пламя Душ Предков их не отпускало.

– А что с ними стало? – настороженно спросила я.

– Так остались с нами, с новой памятью и новой жизнью. Мы не убивцы, девонька.

Это заявление порадовало, однако мы все равно не спешили расслабляться. После сытного застолья нас все-таки уговорили посмотреть подземный город. Вернее, ту его часть, которая поднималась к поверхности и вела прямо к Светлому Граду.

Поблагодарив Батьку за помощь и интересный рассказ, мы с Кощеем открыли неприметную деревянную дверь. Выглянув наружу, я огляделась. Напротив нас возвышалась белокаменная стена. Откуда-то сверху доносились голоса, но разглядеть говоривших не представлялось возможным. Стоило сделать шаг за порог, как дверь за нашими спинами растворилась, словно ее и не было.

– Где все?

– Не имеет значения. Нас все равно обнаружат, так что можно либо посидеть здесь и подождать стражу, либо прогуляться по городу, пока есть возможность. Что предпочитаешь?

– Мне все равно, – спокойно отозвалась я, пожимая плечами.

– Тенья? – нахмурившись, Кощей подошел ко мне и пристально посмотрел в глаза. – Снова…

– Да, – кивнула, чувствуя уже привычное безразличие ко всему происходящему.

Магические потоки, от которых я до этого была отрезана, наполнили заклинание хозяина до отказа, и оно вновь активировалось. Я была этому невероятно рада, не желая бередить память и думать о том, что чувствовала.

– Значит, подождем здесь, – решил за нас обоих царевич и опустился на зеленую траву.

Усевшись напротив Кощея, я стала внимательно его разглядывать, одновременно пытаясь понять, что со мной случилось в подземелье. В этот раз возвращение чувств было несколько… другим. Раньше, если заклинание ослабевало, приходили воспоминания, от которых я так стремительно бежала. Но в этот раз… В этот раз меня отвлек Константин и его поведение, которое лишний раз напомнило о чувствах, что он испытывал. И от этого было почему-то горько.

Рядом со мной этот мужчина становился другим – мягким, нежным… слабым. Он проявлял заботу, которой я была недостойна. Подобный диссонанс вызывал неприязнь. Значит, стоит разобраться с этими глупыми чувствами и подсказать царевичу верный путь. Не зря ведь я была советником Кощея-старшего так долго.

– Идут.

Поднявшись на ноги, я повернулась на шум и закрыла глаза руками. Свет, что исходил от явившихся за нами магов, резал глаза, вызывая жгучее желание вернуться обратно в подземелье. Я даже сделала несколько шагов в том направлении, но была перехвачена Константином. А затем меня и вовсе подхватили на руки, отрезая все пути к отступлению.

– Что с девушкой? – раздался над головой раскатистый голос.

– Истощена магическим переходом, – ответил Кощей, пряча мое лицо у себя на груди.

– А ты сам в состоянии идти?

– Вполне.

– Тогда следуй за нами.

Царевич так и последовал, неся меня на руках. Попытка высвободиться не увенчалась успехом.

– Отпусти, пожалуйста, – шепотом попросила я.

– Рано. Отпущу, когда останемся одни.

– Я сама в состоянии дойти.

– Знаю, но перед защитной магией золотой стражи ты беспомощна. Если я отпущу, то тебе снова станет плохо. А растянуть свой щит на двоих я пока неспособен.

– Ясно, – спорить с такими аргументами было бессмысленно.

Шли мы долго, то останавливаясь, пока стражники с кем-то переговаривались, то снова возобновляя путь. Вынужденное бездействие заставило задуматься о том, что я как-то не сталкивалась с упоминаниями золотой стражи в летописях. Стоило при случае узнать о них подробнее.

Когда мы добрались до пункта назначения, я почувствовала, что эмоции вновь пытаются вырваться из-под контроля. В груди нарастало недовольство. Пока еще отголосками, но это был повод для беспокойства.

– Ждите здесь, – произнес зычный голос, и сразу за этим раздался стук закрываемой двери.

Только тогда царевич поставил меня на ноги, но не отступил, придерживая за плечи.

– Ты в порядке?

– Да, спасибо. Интересно, где мы?

– Предполагаю, что в кабинете князя. Когда он придет, разговаривать буду я. Надеюсь на твое благоразумие и невмешательство.

– Как скажешь, – не стала спорить я.

– Если бы ты только знала, как меня раздражает твоя покорность, – недовольно произнес Константин, гипнотизируя взглядом зеленых глаз.

– Ты бы предпочел, чтобы я устроила истерику и взяла инициативу в свои руки?

– Знаешь… Да. Любое проявление эмоций лучше холодного равнодушия!

– Я не умею…

– Врешь, – оборвал царевич. – Там, в тоннелях, я видел тебя настоящую. И я хочу, чтобы она вернулась вновь.

– Поверь, для тебя лучше, чтобы этого никогда не произошло, – качнула головой я и отступила от Константина на шаг. – Кто-то идет.

В кабинет вошел высокий мужчина. Золотые кудри вились из-под княжеского венца, подчеркивая смуглость лица и обозначая резкие черты. Он смотрел на нас чуть прищуренными глазами, и у меня появилось подсознательное желание спрятаться где-нибудь подальше. От бегства меня спас Кощей, закрыв от прожигающего взгляда своей спиной.

– Здрав буде, княже, – произнес Константин, почтительно кланяясь.

– И ты здрав будь, – ответил мужчина низким голосом. – Как тебя величать?

– Константин.

– И с чем ты пожаловал на мои земли?

– С добром. Мы путники, которые из-за магической грозы сбились с пути.

– Да, гроза в этот год разыгралась не на шутку, – задумчиво протянул Гвидон. – Кто твоя спутница?

– Тая – моя жена.

От этих слов я дернулась и попыталась возразить, но царевич не дал, ловко меня перехватив.

– Что ж, добро пожаловать в град. Будьте нашими гостями.

– Благодарствуем, княже. Мы постараемся не злоупотреблять вашим гостеприимством и, как только гроза минует, покинем остров.

– Добре, – кивнул Гвидон, после чего вышел вон.

Буквально пару минут спустя появился один из стражников и поманил за собой. Он проводил нас до небольшого дома с красивым палисадником. Рядышком на скамье среди цветов сидела пожилая женщина.

– Теть Матрена, здраве! – произнес стражник, низко кланяясь. – Принимай гостей!

– И тебе того же, – чуть улыбнулась бабушка, переводя взгляд бесцветных глаз на нас. – Отчего же не принять. Гостям я завсегда рада.

– Тогда оставляю их на вас, а мне пора бежать на службу.

Попрощавшись, бабушка медленно поднялась со скамейки и приглашающе махнула в сторону входной двери.

– Проходите, ребятушки, в ногах правды нет.

– Спасибо, – отозвался Кощей, ведя меня следом за собой.

Убранство дома было весьма простое, но при этом уютное. Каждая мелочь выбиралась с любовью. Во всем чувствовалась забота хозяйки. На подоконниках стояли горшки с фиалками, радующие глаз разнообразием цветов. На стенах висели удивительные картины, расшитые атласными лентами. Все было такое живое, теплое, что на мгновение защемило сердце, воскрешая в памяти одно из позабытых воспоминаний.

«Я сидела на стуле и уже второй час упорно пыталась вышить цветочек. Увы, ничего не выходило. Нитки путались, то ли испытывая терпение рукодельницы, то ли, согласно примете, обещая долгую жизнь. Сделав еще несколько стежков, я решительно отбросила пяльцы в сторону и с завистью посмотрела на тетю, которая уже заканчивала свою картину. На полотне была изображена арка, увитая виноградной лозой, в густой зелени которой проглядывали сочные грозди. В центре картины на небольшом стульчике сидел мальчик с сахарным петушком в руках. Маленький белокурый ангелочек, в котором без труда угадывались черты братишки.

– Ну и чего ты нос повесила? – спросила Бажена, отвлекаясь от своего занятия.

– Завидую, – честно призналась я, тяжело вздыхая.

– Было бы чему, – усмехнулась тетя. – У каждого человека свой талант, свое призвание. Твое – создавать уникальные зелья, которые славятся на всю округу.

– Славятся, но… Я хочу чего-то другого. Чего-то большего, чем просто зелья.

– А именно? – замерев, тетя перевела на меня внимательный взгляд.

– Не знаю, но я чувствую, что способна на нечто большее!

– А ты уверена, что и это «большее» не надоест тебе через некоторое время?

– Уверена! – твердо ответила я, для наглядности еще и качнув головой.

– Значит, так тому и быть. Но помни, девочка, это было твое решение.

– О чем ты, тетя Бажена?

– Скоро узнаешь…»

Воспоминание схлынуло, а на его место пришли усталость и легкое головокружение. Открыв глаза, я осознала себя лежащей на небольшом диванчике, неподалеку от которого суетилась бабушка. Константин сидел рядом, крепко сжимая мою руку и делясь энергией.

– Как ты?

– Уже в порядке, – тихо ответила я, снова прикрывая глаза.

– Я могу тебе чем-нибудь помочь?

– Все хорошо, правда. Надо просто немного отдохнуть.

– Отдыхай, девонька, отдыхай, – раздался рядом голос тети Матрены. – На вот, попей отвара, а я вам пока постелю в гостевой.

– Спасибо, – пресекая мои возражения на корню, поблагодарил царевич, затем помог сесть и протянул кружку с ароматным отваром.

Определив по запаху составляющие компоненты, я выпила половину, а остальное протянула Косте. Этот сбор был схож с моим восстанавливающим зельем и должен был хотя бы немного подпитать ослабший от потери энергии организм.

– Что с тобой происходит? – спросил Кощей, когда мы остались наедине.

– Побочное явление пребывания в подземелье.

– А именно?

– Неважно.

– Еще как важно, Тенья. Сейчас важно все. Мы с тобой оказались в чужом княжестве, где любая мелочь может сыграть против нас. Если это произойдет, последствия будут не самыми приятными.

– Для нас?

– Для них. Я сделаю все, чтобы защитить тебя.

Его словам я поверила сразу, безоговорочно. Константин не красовался, не пытался покорить бездумными обещаниями. Он действительно мог многое, в чем я уже убеждалась и не раз.

– Я знаю, что сделаешь. Именно поэтому прошу – не надо. Цена твоей жизни не сравнима с моей. Ты царь…

– Тенья, я сказал, ты услышала, – оборвал меня Константин, а затем подхватил на руки и понес в ту сторону, где скрылась хозяйка дома.

Пройдя по небольшому коридору, Кощей вошел в открытую дверь и замер напротив кровати, уже застеленной белой простыней, по краю украшенной интересными узорами.

– Ну вот, опускай женушку – пусть отдыхает. А мы с тобой пойдем обедать, – произнесла тетя Матрена, удерживая в руках лоскутный плед.

– Спасибо, но я не голоден.

– Ничего с твоей драгоценной не станется, не переживай. Отобедаем и вернешься.

– Кость, иди, – мягко попросила я, заглядывая в зеленые глаза. – Со мной правда все хорошо.

– Позже. Подскажите, пожалуйста, где у вас можно смыть дорожную пыль?

– Вон дверца прямо за ковром, там и можно. Ладушки, пошла я кушать, а вы как надумаете – присоединяйтесь.

Бабушка ушла, прикрыв за собой дверь, а мы отправились в купальню. Я ожидала увидеть деревянную лохань или бадью, но все оказалось гораздо привычнее.

– Сможешь немного постоять? – спросил Константин, замерев напротив ванны.

– Смогу и много. Я в порядке.

То, что мои слова проигнорировали, я поняла, когда попыталась отойти в сторону, стоило ногам коснуться пола. Мне не дали. Удерживая меня за талию, Кощей сначала открыл краны, чтобы набрать ванну, а затем встал за спиной, щекоча дыханием шею. Положив ладони на плечи, он огладил руки до запястий, а затем снова вверх, неожиданно вызывая легкую дрожь в теле. Ненадолго замерев, пальцы мужчины скользнули вперед и запорхали по пуговицам моей рубашки.

– Царевич, – позвала я, впрочем, не пытаясь остановить или помешать.

– Я тебя очень внимательно слушаю…

От прикосновения горячих губ к мочке уха я вздрогнула.

– А что ты делаешь?

– Помогаю тебе избавиться от одежды, – ответил царевич, разводя полы рубашки в стороны.

– А зачем?

– Чтобы смыть пыль и грязь подземелья.

– Спасибо, конечно, но я и сама могу помыться.

– Прости, но с некоторых пор я не очень доверяю твоим словам.

Это заявление вызвало возмущение, которое я с трудом подавила, а вслед за ним пришло беспокойство по поводу появления эмоций.

Скинув на пол верхнюю рубашку, Кощей на некоторое время замер, шевеля неровным дыханием волосы на макушке, а затем снова вернулся к плечам, медленно сдвигая в сторону тонкие лямки нижней рубахи. От прикосновения прохладных пальцев по коже побежали мурашки, я снова попыталась вырваться. На этот раз почти успешно – на целый шаг вперед. Только победа оказалась короткой, завершившись новыми объятиями, но теперь лицом к лицу.

– Зачем ты это делаешь? – выдохнула я, не в силах подавить новую волну непонятных чувств.

– Что именно? Забочусь о тебе? Потому что хочу и могу.

– Ты прекрасно понял, о чем я говорю. И «заботой» это можно назвать в последнюю очередь!

– Как же это тогда называется? – с легкой улыбкой уточнил Кощей, явно поддразнивая.

– Ты меня соблазняешь!

– Даже если так, то что? Разве я не имею права оказывать знаки внимания женщине, которую люблю?

– Костя, это не любовь… – тихо прошептала я, касаясь мужской щеки. – Это мания, одержимость… Желание. Что угодно, но только не любовь.

– Ты действительно так считаешь?

– Не считаю – знаю. Мы с тобой не умеем любить.

Прозвучало жестоко, очень подло и некрасиво, но подобрать других слов не удалось. Мы с ним действительно были далеки от любви и всего, что с ней связано. Он – просто потому, что привык играть людьми и их чувствами, извлекая выгоду из любых слабостей, любых привязанностей. А я… Потому что уже однажды была наказана за свои чувства, которые принесли только боль и горе.

– Тогда я ошибался, считая тебя умной женщиной, – без толики злости произнес Константин, перехватывая мою ладонь и целуя внутреннюю сторону.

Затем молча раздел и помог забраться в ванну. Мне бы возмутиться, попытаться объяснить и отстраниться, но я не смогла. Усталость взяла свое, оставляя на душе холодное равнодушие с горьким привкусом отчаянья. Я не сопротивлялась, когда он мыл мне голову, осторожно перебирая и распутывая белые пряди. Не протестовала, когда вытирал льняным полотенцем и закутывал в простыню. Только смотрела на него и понимала… Время пришло.

Когда мы выберемся с этого острова и исполним обещание, данное Кощею-старшему, я уйду. Уйду туда, где меня уже давно ждут. За Грань…


* * * | Тень Кощеева | Глава 7



Loading...