home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

За те несколько часов, что я провела в царстве сновидений, мои силы полностью восстановились. Не было даже головной боли, что обычно сопровождала такого рода магию. Я знала наверняка, кого стоит благодарить за такую помощь, вот только пока не понимала причину столь пристального внимания, и это настораживало. Живая Земля могла потребовать любую плату, и не факт, что она будет посильной.

Обитель Энастель встретила нас привычным гомоном учеников, прохладой древнего камня и странным чувством в груди. Не совсем тревога, но что-то давящее, щемящее. Это ощущение усилилось, стоило увидеть улыбающегося Мастера Ульсана, который вышел к нам навстречу.

– Так вот где вы скрывались, – немного удивленно произнес Константин, оглядываясь. – Хитро.

– Самое безопасное место, когда бежишь ото всех, – пожала плечами я, а затем поклонилась Главе Обители. – Приветствую вас, Мастер!

– И я приветствую вас, дети. Рад, что с вами все хорошо. Ученики очень переживали и хотели отправиться на ваше спасение.

– Премного благодарен, что вы их не пустили, магистр, – произнес царевич, кивая Ульсану. – Давно не виделись.

– С самого твоего выпуска, – приветственно кивнул Мастер в ответ.

– Почему я об этом не знаю? – Удивление в голосе мне скрыть не удалось, слишком я привыкла полагаться на заклинание, блокирующее эмоции, и совсем разучилась контролировать их самостоятельно.

– Как выяснилось, мы многое друг о друге не знаем. Но у нас все впереди, – улыбнулся Костя, а затем перевел взгляд на Главу Обители. – Как мой отец?

– Хотел бы сказать, что с ним все хорошо, но, увы. Чаровница поддерживает его силы, но сам понимаешь – это не жизнь и даже не существование. Ему требуется помощь.

– Именно поэтому мы и вернулись. Но эта информация не должна покидать пределы Обители. Во всяком случае, пока.

– Хорошо, – кивнул Ульсан. – Тогда не смею вас задерживать. Пусть судьба будет к вам благосклонна.

Я знала, что эти слова Мастера – не простое пожелание, но на уточнение подробностей времени не было. Попрощавшись, я поспешила в сторону жилых комнат, туда, где нас ждал царь Кощей. Но быстро достигнуть цели не удалось: по пути нам то и дело попадались ученики. Оказалось, многие были наслышаны о том, что с практики группа вернулась без наставницы, и поэтому, завидев меня, ребята останавливались поприветствовать или справиться о здоровье. Как ни странно, но там минутка, тут пара слов – и время до покоев значительно увеличилось. Царевич не мешал, словно вовсе никуда не спешил, что немного удивляло, и в то же время настораживало. Однако и его невозмутимость дала трещину, когда нам на пути попался Богдан. На загорелом лице ученика сверкала широкая улыбка, которая была предназначена мне одной. Правда, она чуть померкла, когда Константин положил руку мне на талию и притянул к себе.

– Вернулись! – поравнявшись с нами, облегченно выдохнул Богдан. – Вы не представляете, как мы волновались!

– Я тоже очень за вас переживала. Все ребята целы? Никто не пострадал?

– Все хорошо, мастер, не переживайте. Ваш спутник вытащил нас оттуда, за что я выражаю благодарность от всей нашей группы.

С этими словами парень почтительно поклонился Константину, вызывая у меня улыбку. Нет, уже не парень – мужчина. Взрослый человек, который ценит чужие жизни и умеет быть признательным даже тому, к кому испытывает антипатию.

– Рад, что с вами все хорошо, – чуть улыбнулся царевич, – но, к сожалению, нам надо спешить.

– Да, конечно, – кивнул Богдан и снова посмотрел на меня. – Надеюсь, что вскоре вы сможете вернуться к занятиям! Мы соскучились!

– И я надеюсь, что смогу снова увидеться с вами.

Когда мы отошли на приличное расстояние, я укоризненно посмотрела на царевича, ожидая от него объяснений.

– Что?

– Что это была за демонстрация?

– Никакой демонстрации. Просто обнял любимую женщину.

– Константин! – устало выдохнула я, качая головой.

Ну и что мне с ним делать?

– Ты не возражаешь, если мы не будем больше ни с кем здороваться?

Не успела я уточнить, что Костя имеет в виду, как нас окутал полог невидимости. Это значительно ускорило передвижение и позволило сосредоточиться на цели визита и предстоящем общении. Стоило нам войти в покои, предназначенные для гостей Обители, как Чаровница вышла навстречу из спальни. Мы только поприветствовали друг друга легкими кивками, как, не говоря ни слова, Санавер быстро собрала свои вещи и покинула комнаты, оставляя нас наедине с Кощеем-старшим.

Проводив чаромага задумчивым взглядом, я посмотрела на Костю и отошла на пару шагов, рукой указывая на дверь в опочивальню.

– Что? – непонимающе спросил он, переводя рассеянный взгляд с двери на меня.

– Иди. Я подожду здесь.

– Нет.

– Кость, иди. Вам надо поговорить.

– У нас еще будет время.

– А если не будет? Если что-то пойдет не так?

– Значит, так пожелали высшие силы. Тенья, не заставляй меня. Я не готов с ним разговаривать. Не после всего, что он сделал.

– Неужели ты не можешь его простить?

– Возможно, когда-нибудь и прощу, но не сейчас.

– А меня?

– Тебя мне не за что прощать. Ты действовала по его указу.

– Не всегда.

– Тебе я прощу все, – царевич усмехнулся, – поэтому можешь не прятаться и раскрыть мне все свои тайны.

Я тяжело вздохнула.

– Твоими бы устами да мед пить…

– Хм, можем попробовать. – Константин подошел вплотную.

Его губы растянулись в предвкушающей улыбке, а в глазах плясали такие бесенята, что я покраснела. Однако здесь было не место и не время для флирта.

– Ты даешь мне слишком большую власть над собой, царевич, – укоризненно покачала я головой.

– Потому что доверяю тебе и знаю, что ты не предашь.

– Не надо. Не верь мне. Так будет проще нам обоим.

– Поговорим об этом позже. Нам пора возвращаться на Буян.

– Да, – кивнула я, первой входя в темную натопленную спальню.

Сейчас, когда эмоции вновь были доступны мне, я почувствовала острую жалость при виде лежащего на кровати скелета, обтянутого тонкой, словно пергамент, кожей. Мне было безумно жаль некогда великого волшебника, который довел себя до такого состояния в погоне за могуществом и нелепыми легендами. Мужчину, что предал свой народ и семью в попытке вернуть ускользающую сквозь пальцы магию.

А ведь когда-то он был столь же могущественен, как сейчас Константин. Столь же красив и пользовался неимоверной популярностью у женщин. Опять же, как и Костя…

От этих мыслей я вздрогнула, невольно оглядываясь назад. Что, если ему уготовлено повторить судьбу отца? Что сделать, чтобы не допустить этого? Как защитить этого безумно дорогого человека от самого себя?

Ответ напрашивался сам собой – быть рядом. Вот только хватит ли мне сил помочь, если могущество начнет туманить разум? Смогу ли остановить его и не дать совершить ошибки отца? Не пожалеет ли он о своих чувствах, когда узнает меня настоящую?

– Здравствуй, отец, – прозвучал ледяной голос царевича, врываясь в мои мысли.

– Константин… – прошелестел живой скелет и закашлялся. – Ты пришел.

– Пришел, чтобы выполнить свою часть сделки. Но для этого нам нужно переместиться в одно место. У тебя хватит сил?

– Хватит, – решительно отозвался Кощей. – Поможешь старику?

Вместо ответа царевич склонился над кроватью, а затем поднял отца на руки. Именно сейчас некогда всемогущий волшебник выглядел настолько жалким, что я не выдержала и отвернулась, стирая слезы с лица.

– Душа моя, портал, – мягко произнес Константин, явно заметив мое состояние.

– Да, сейчас!

Вытащив из кармана переданный Гвидоном кристалл, я приблизилась к мужчинам и активировала его. Короткий миг перехода – и мы вышли в просторном зале подземного этажа из вычурной арки. Нас встречал сам князь. Он стоял, прислонившись плечом к одной из опорных колонн, и выглядел абсолютно расслабленным.

– Ну, здравствуй, старый враг, – произнес Гвидон, глядя на Кощея-старшего.

– И тебе не хворать, – скрипуче ответил царь, искоса поглядывая на князя. – Не ожидал тебя увидеть.

– Не поверишь, но я тоже. И не увидел бы, если б не твоя помощница. Хорошая девочка, – с полуулыбкой произнес Гвидон, бросая на меня короткий взгляд.

– Хорошая, – подтвердил хозяин, – но уже не моя. Впрочем, об этом мы можем потолковать и позже. Меня больше интересует причина моего пребывания на острове. Кто бы мог подумать, что Источник находится на Буяне…

– Мало кто, и я надеюсь, что так будет и впредь. Остров у меня маленький, трупы прятать негде.

– Не переживай, князь, больше никто не узнает, – качнул головой Константин.

– Это радует. Что же, раз все в сборе – прошу.

Развернувшись, он размашистым шагом направился к единственному выходу из зала. Переглянувшись с царевичем, мы последовали за ним. Кощей затих на руках сына, прикрыв глаза, видимо, беседа отняла последние силы.

После зала переходов был длинный каменный коридор, освещаемый тусклым светом магических огней да заплутавшими бродячими светлячками. Затем пришлось спускаться по крутой, но широкой лестнице, уходящей глубоко под землю. Несколько раз я порывалась остановить процессию, чтобы дать Косте передохнуть, но всякий раз одергивала себя. Не любят мужчины, когда вслух говорят об их слабости. Все, что мне оставалось, это внимательно следить за царевичем, отмечая любое изменение его состояния.

К счастью, мои переживания оказались напрасны. Кощей-младший был не только сильным магом, но и сильным мужчиной. Он мог стать опорой для любой женщины, превратив ее жизнь в сказку. Вот только среди всех красавиц, которые его окружали, он отчего-то выбрал меня. Понять это было выше моих сил.

– Пришли, – услышала я эхо голоса князя, донесшееся от самых нижних ступеней, скрывающихся за каменной аркой.

Там, в глубине, разливалось мягкое синее свечение, разгоняющее подземную тьму. Сделав последний шаг, я замерла под аркой, с интересом рассматривая знаки. Знакомые символы, уже виденные на простыне, которой была застелена наша с Константином постель.

– Князь, позволь узнать? – спросила я, не отрывая взгляда от рисунка. – Что означают эти узоры?

– Это символы жизни. Древний язык Буяна, наполненный силой.

– А для чего их вышивают на вещах?

– Они встречаются очень редко. Либо на одежде беременной женщины, чтобы поддержать ее и малыша. Либо на белье молодоженов, чтобы помочь зачать здоровое потомство.

– А-а-а, – пробормотала я, сразу же покраснев и потеряв интерес. – Спасибо.

На Константина, который прислушивался к нашему разговору, я старалась не смотреть. Не потому, что было стыдно. Я неожиданно поймала себя на мысли, что не отказалась бы стать матерью его детей. Осознание этого напугало. От всколыхнувшихся воспоминаний я вздрогнула всем телом, инстинктивно прижимая руки к животу. Нет, не хочу! Больше не хочу…

Поздно поняла, что Константин все видел и запомнил. Была уверена, что, когда мы останемся наедине, от него последуют вопросы. Возвращающиеся чувства мешали мыслить трезво и контролировать собственное тело, что невероятно раздражало и… радовало.

– Добро пожаловать в сердце острова Буяна! – нарушил тишину голос Гвидона, отвлекая от невеселых мыслей. – Перед вами Источник – сгусток древней магии, которая пришла к нам из другого мира.

– О чем ты? – спросил царевич, подходя ближе к светящейся субстанции.

Перед нами словно расстилалось небольшое подземное озеро, источающее слабое салатовое свечение. Крутой берег был выложен белыми камнями с высеченными на них рунами.

– Твой отец знает, о чем я, – ответил Гвидон, присев на край камня и запуская руку в эту жидкую энергию. – Он гонялся за этой силой около двух десятков лет. Взращивал ее, усиливая с помощью своей магии и силы светлых. Придумал гениальный план, который в итоге разлетелся вдребезги. И все ради чего? Ради силы Путешественников, которая все это время была так близко.

– То есть этот Источник…

– Это колодец жизни. Колыбель Путешественников, из которой они появились на свет. А остров – их дом. Не просто Живая Земля – живой сгусток магии, который кочует из мира в мир. И мы вместе с ним. В вашем мире мы – легенда, которой несколько сотен лет. За это время легенда обросла слухами и историями, что позволило ей скрываться в тихих глубинах острова. С одной стороны, нашу жизнь продлевает Источник, и мы ему безмерно благодарны. С другой – многочисленные миры, в которых время течет гораздо медленнее. Собственно, светлые в свое время пытались склонить меня на свою сторону не случайно. Им была нужна не моя сила, а острова.

– Я так долго искал спасения, даже не подозревая, как близко оно было… – хрипло пробормотал Кощей-старший. – И ты молчал?

– Тогда было не время.

– А сейчас?

– Сейчас все встало на свои места. История Сказочного мира пошла по единственному верному пути. Осталась лишь самая малость.

– О чем вы? – спросила я, чувствуя непонятный холодок, заскользивший по коже от этих слов.

– Неважно. Время. Опускай его! – приказал Гвидон, и царевич повиновался, бережно погрузив отца в светящийся омут.

Сила на мгновение расступилась, принимая немощное тело, а затем накрыла с головой, забурлив и задымившись. Постепенно цвет из светло-голубого становился синим, даже черным, словно магия Источника вытягивала из тела хозяина отраву, которая мешала тому жить. Освобождала от тяжкого бремени, тем самым излечивая и тело, и душу.

Это было настолько невероятное зрелище, что я невольно подалась вперед, встав на самый край. Я полностью отрешилась от реального мира, за что и поплатилась… Толчок. И я полетела вперед. Туда, где клубилась древняя магия Путешественников, распахнувшая свои радушные объятия.

Свет. Он был повсюду, обволакивая тело и впитываясь в него. В какой-то момент он стал мной, слившись в единое целое. Странное ощущение, но очень приятное, оставляющее после себя тепло в груди и мечтательную улыбку на губах. Я летела сквозь этот свет, играла с ним и снова была им, распадаясь сотней кусочков и становясь цельной вновь.

– Нравится? – спросил женский голос, в какой-то момент выдергивая из эйфории, в которой я потерялась.

– Очень, – улыбнулась я и повернулась в ту сторону, откуда доносились слова.

– Здравствуй, дитя.

– Здравствуй… – прошептала я, и свет исчез.

Прошла эйфория, ушла радость и легкость. Исчезло все, кроме этого родного и одновременно ненавистного лица. Лица женщины, которая подарила мне весь мир, а затем жестоко отобрала его. Женщины, которая растила меня и раскрыла секрет рода. Моей тети…

– Прости, дитя, что выбрала эту форму. Но мне показалось, что она для тебя ближе всего.

– Вам показалось… – с трудом выдавила я, а затем сделала шаг вперед. – Кто вы?

– Душа Источника. Его сила. Его магия.

– А я?

– А ты моя гостья, милая девочка. Моя избранница, к встрече с которой я так долго шла.

– Не понимаю, – честно призналась я, еще не до конца придя в себя.

– Знаю, но мы это исправим. Я расскажу тебе одну историю, длинную, запутанную, и ты поймешь. Все станет на свои места, главное слушай. И верь…

Я помню, как зарождался этот мир. Помню тех, кто создал его и наполнил магией, черпая мою силу. Я видела, как появился первый человек. Чувствовала, как в нем просыпалась магия. Я была этим миром, разделяя с духом планеты все радости и горести. Так стоит ли удивляться, что в какой-то момент именно он стал моим любимым пристанищем среди сотни других миров?

Именно сюда я возвращалась чаще всего, наслаждаясь чистыми потоками силы. Питалась светлыми эмоциями своих созданий и была счастлива. Вначале одна, иногда беседуя с духами природы, а затем с юным мальчиком, который стал моим ребенком.

Я делала все для этой планеты, чтобы она жила и процветала. Берегла ее, как могла, но… В какой-то момент ошиблась и ушла в другой мир на слишком долгий срок, чтобы по возвращении найти свой маленький рай разрушенным.

Первым ударом для меня стала война магов, которая изменила магический фон и ослабила энергетические потоки мира, сделав его уязвимым для чужой силы. Вторым стало появление инородной силы других систем, которых привлекла моя частичка в духе планеты. Это была моя ошибка, которая теперь угрожает самому существованию мира.

К сожалению, все это я поняла слишком поздно, почти на самой грани разрушения. Тогда я начала вмешиваться в вероятности будущего. Делала все, чтобы привести эту землю к единственной верной спирали, следуя по которой мир выживет. В этой реальности у моих созданий было много мучений и боли, были потери и лишения. Но вы выжили. Смогли преодолеть все и зацепиться за новый виток, который постепенно стал раскручиваться. Основной контрольной точкой была Грань, которую вы закрыли, разделив наш мир и Умирающий.

Хотелось бы сказать, что это конец, но увы. Это было только начало нового пути. Брешь, которую закрыли, была первой из десятка, которые откроются в будущем. И я боюсь, что одна из них собьет мир с правильной дороги и вернет к хаосу. Поэтому ты и здесь. С твоей помощью мы пройдем вторую контрольную точку и окончательно закрепимся в полотне судьбы, выплетая для этой планеты новый узор.

– Но при чем здесь я?

– Ты станешь моим орудием. Моими руками и устами, которые вернут покой этой планете.

– А князь? Почему не он?

– Гвидон слишком стар для этого. Его жизнь поддерживается Источником, и я не хочу рисковать своим мальчиком. Ты же, в отличие от него, свободна и полна сил. Теперь полна. Я вернула всю твою магию, добавив к ней частичку своей сущности. Для наглядности – теперь ты так же сильна, как твой темный избранник. И даже чуточку сильнее.

– Он не мой! – воскликнула я, но затем отвернулась, не выдержав насмешливого взгляда духа.

– Как хочешь, дитя. Все зависит только от тебя.

– Что от меня требуется?

– Найти истинного наследника империи Светлых.

– Что? – удивленно выдохнула я.

– Ты ведь знаешь, что нынешний правитель занял трон не по праву. Он предал императорскую семью и уничтожил ее. Вернее, почти уничтожил, упустив из виду главное – младшего сына императора, которого успели выкрасть и спрятать.

– Это сделали вы?

– Не совсем. Я лишь подтолкнула людей к нужной мысли.

– Но если вы знаете, что истинный наследник жив, разве вы не можете найти его?

– Не могу. Он скрыт ото всех, и причина кроется в нынешнем правителе. В заговоре против императорской семьи ему помогали не только Жрецы Света, но и выходцы из другого мира, которые хотели разобщить магов. Ослабить их, а затем нанести сокрушительный удар, который бы уничтожил все живое. Частично мне удалось не допустить этого: я свела нужных людей в нужное время и помогла закрыть брешь. Но маги все равно разделились, и это необходимо исправить. Именно поэтому ты должна найти истинного наследника и помочь ему.

– Но как? Граница со светлыми закрыта.

– Она закрыта для темных, дитя.

– Нет…

– Да, милая. Я вернула твою истинную силу. Магию, что была дарована тебе от рождения. Не бойся, все будет хорошо. Тебе помогут друзья, и даже враги. Ты справишься, ведь от этого зависит жизнь всего мира.

– Не надо… Не возлагайте на меня такую ответственность!

– Прости, дитя, но механизм уже запущен. У тебя просто нет выбора.

– Но что мне делать? Как искать его?

– Я рассказала все, что могла, – покачала головой женщина, намекая, что больше помощи ждать не стоит. – Удачи, моя милая. И пусть Вселенная хранит тебя…

Я хотела остановить духа. Задать еще вопросы и попытаться разобраться в происходящем, но опоздала. Свет снова наполнил мое тело, ласково гладя по волосам, словно с сожалением прощаясь, а затем был очередной толчок и я вынырнула.

Открыв глаза, я медленно оглядывалась, пока не зацепилась взглядом за трех мужчин, что стояли у самого края. Двое из них руками и магией держали третьего, не давая ему сделать последний шаг и прыгнуть в Источник. Осторожно ступая по каменному дну, я приблизилась к ним и, не сводя взгляда с лица Константина, протянула к нему руки. Гвидон и Кощей-старший отпустили его мгновенно, позволяя вытащить меня из колодца жизни.

– Душа моя… – прошептал царевич, крепко обнимая и целуя в макушку. – Как ты? Ничего не болит?

– Все хорошо, – тихо ответила я, наслаждаясь крепкими объятиями. – Теперь уже хорошо.

Я нежилась в руках дорогого мужчины, тая от его прикосновений и ласковых слов. Впитывала его тепло и нежность, не понимая, как все это время могла его отталкивать. Как находила в себе силы противостоять обаянию и отнекиваться от чувств. Сейчас же, когда ко мне вернулись все ощущения, все эмоции, я внезапно поняла, что пропала. Влюбилась в самого неподходящего на свете мага и нисколько об этом не жалею…

– Ну надо же… – ворвался в наш маленький мир голос князя. – Светлая.

Эти слова были подобны ушату ледяной воды. Вздрогнув, я нехотя отстранилась от Константина, а затем отступила, чтобы видеть его лицо. Чтобы понимать, как он отреагирует на эту новость.

– Вот оно как, – хмыкнул Кощей-старший, приближаясь. – Значит, Источник вернул тебя прежнюю.

– Как и вас. – Я посмотрела на красивого и статного мужчину, полного сил. – У нас все получилось.

– Получилось, и я невероятно рад этому, Тенья.

– Больше не Тенья, – хмыкнула я, а затем перевела взгляд на Константина. – Мирослава.

– Что? – не понял он, медленно пропуская сквозь пальцы прядь моих медных волос.

– Меня зовут Мирослава. – Я отчего-то смутилась и опустила взгляд.

– Давно я не слышал этого имени, но ты права. Наш с тобой договор больше недействителен, и ты перестала быть моей тенью. Но если вдруг захочешь снова поработать вместе…

– Ни за что! – ответил за меня царевич, а затем подхватил на руки и повернулся к Гвидону. – Спасибо тебе, князь, и за помощь, и за гостеприимство, но хорошего понемногу. Если ты не возражаешь, мы с невестой хотели бы вернуться домой.

– Ступай, царевич. Переход в твоем распоряжении. Что же касается твоей невесты… она всегда желанный гость на острове.

– Спасибо, князь.

– Ну, а ты, верный враг? Тоже спешишь?

– Пожалуй, сегодня сыну будет не до старика. Так что, с твоего позволения, останусь потолковать. А заодно не откажусь от стаканчика вашего местного вина.

– Даже не сомневался, – усмехнулся Гвидон и спросил что-то еще, но я уже не слышала, вместе с Костей поднимаясь вверх по ступенькам.

Он молчал, пока мы шли по коридорам. Молчал, когда ступали в переход. Не проронил ни слова, пока следовали по коридорам его терема. И только войдя в свою спальню и осторожно поставив меня на ноги, произнес:

– Сейчас принесу поесть, а ты пока собирайся с мыслями.

– Какими?

– Со всеми. Я долго откладывал этот разговор, но теперь пришло время. Я хочу знать твою историю, душа моя. А еще жажду подробностей, зачем ты понадобилась Источнику.

– Хорошо, – покладисто кивнула я, а затем забыла, как дышать.

Меня поцеловали. Так сладко, что закружилась голова, а все мысли растворились, будто соль в воде. Так неистово, что кровь мгновенно вскипела, заставляя медленно плавиться и просить пощады. Но вместо этого я ответила, с не меньшим жаром лаская мужчину, который стал для меня всем.

– Еда. Затем рассказ, – произнес Константин через некоторое время, словно самому себе напоминая, что нужно сделать. – Я скоро.

Снова коснувшись моих губ, на этот раз мимолетным касанием, он отстранился и вышел, оставляя наедине со своими мыслями. Вот только их не было. Была странная радость от того, что я вернулась. Снова стала той беззаботной девушкой, для которой счастье состояло в тихой семейной жизни, рядом с дорогими людьми. Но все же что-то было иначе.

Опыт никуда не делся, и прожитые годы не прошли зря. Я стала сильнее. Не мудрее, но хитрее и искуснее. Именно на эти качества я надеялась в предстоящем деле, от которого Костя наверняка будет не в восторге.

Подойдя к окну, я выглянула на улицу и улыбнулась. Здесь, в царстве Кощеевом, весна полностью вступила в свои права, украсив мир сочной молодой зеленью. В закатных сумерках слышались тихие трели птиц и журчание небольшого ручья. Так хорошо и спокойно. Жаль, что этот миг так скоротечен и совсем скоро все изменится…

– О чем задумалась, душа моя?

– О будущем, – честно ответила я и подошла к царевичу, чтобы помочь составить тарелки на столик. – Прости, что заставила волноваться. Я не хотела…

– Знаю. И ты прости, что не вытащил тебя сразу. Гвидон не пустил.

– Не вини его, Костя. Нам с Источником нужно было время, чтобы пообщаться.

– И о чем вы говорили?

– Он попросил помощи, и я была вынуждена согласиться.

– Что нужно сделать?

– Отыскать настоящего наследника Светлой империи и объединить светлых и темных магов. – А дальше я пересказала весь разговор с духом Источника, надеясь на понимание Кощея.

– Одна ты никуда не пойдешь! – изрек он, в общем-то, ожидаемую фразу.

– Мне придется, Кость. Граница пропускает только светлых. Я смогу пройти, а ты – нет.

– Значит, и ты никуда не пойдешь!

– Я не могу отказаться. Уже не могу. Но, поверь, я сделаю все, чтобы вернуться к тебе.

– Мирослава, – выдохнул он мое имя, а я невольно улыбнулась. – Ты ведь не отступишь?

– Не отступлю. Просто не имею права. У меня долг перед силой, которой не отказывают, и я обязана его вернуть.

– Это из-за твоего преображения?

– Скорее, возвращения. Ты… расстроен?

– Почему ты так решила? Из-за того, что ты светлая? Разве это что-то меняет?

– Многое. В светлых сейчас видят врагов, которые чуть не уничтожили весь мир.

– Мне все равно, кто и что думает. Ты часть моей жизни, и только это имеет значение.

– Спасибо тебе, Костя. За все спасибо.

– Тебе не за что меня благодарить. Отец разрушил твою жизнь и превратил в свою тень. Я лишь исправил содеянное.

– Ошибаешься. Твой отец спас меня от безумия. Знаешь, время действительно пришло. Сегодня я расскажу тебе свою историю. Все, как было на самом деле…


* * * | Тень Кощеева | Глава 10



Loading...