home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

Весна… Волшебный миг пробуждения всего живого после долгого зимнего заточения. Самая древняя и чудесная магия, о которой уже мало кто помнит. Стерлись из летописей слова обрядов и таинств, которые когда-то проводили боги, наполняя этот мир жизнью. Потерялись в петлях времени сказки и предания, хранящие в себе невероятную силу Слова. Остались только понятия, странные ощущения, которые несли с собой эмоции и ожидание маленького чуда. От первого зимнего снега? Нежных зеленых почек? Или жаркого летнего ветра с дурманящим запахом разнотравья?

Не важно.

Значение имеет лишь короткий, порой незаметный момент счастья, когда мы неожиданно выныриваем из своих мыслей и дел, замираем и оглядываемся. Вдыхаем полной грудью свежий воздух, удивляемся ярким краскам мира и понимаем, что вот она – настоящая красота. Не рукотворная, а созданная силами, что нам никогда не постичь. Именно тогда приходит вдохновение, желание творить и жить! Жаль, что эти моменты так редки…

Вздрогнув всем телом, я схватилась за перила и закрыла глаза, пытаясь прийти в себя. А когда открыла, все исчезло. Передо мной, с высоты самой высокой башни – Иглы, простиралось царство Кощеево. Не величественные леса, только-только зашумевшие молодой листвой, не чудесные сады, что с приходом весны покрылись розовыми цветами. Передо мной раскинулись владения моего повелителя, вмиг ставшие серыми, унылыми и безразличными. Такими, какими и должны быть для темной, лишенной чувств и эмоций.

– Какая неожиданная встреча… – Раздавшийся за спиной голос был холодным, даже слегка злым.

– Здравствуй, царевич.

– Зачем ты пришла?

– По поручению хозяина, – тихо ответила я, вынимая из складок платья свиток и поворачиваясь к мужчине лицом. – Твой отец просил передать послание в надежде, что ты его прочтешь и дашь ответ.

– Отчего же он не пришел сам?

– Не время, да и не место для встречи. Возьми. – И я протянула пергамент Константину – будущему правителю царства Кощеева.

Зеленые глаза, чуть прищуренные от яркого весеннего солнца, смотрели с подозрением, но оно и понятно. Слишком много лишнего было сделано и сказано отцом и сыном. Последствия оказались очень непредсказуемыми для обоих.

– Где он сейчас? – наконец спросил царевич, забирая у меня послание.

– Далеко. Там, где нет места темным.

– Значит, сбежал к светлым, – с толикой неприязни произнес мужчина, а затем сорвал печать и развернул свиток.

Читал он быстро, жадно и чем ближе подходил к концу, тем больше хмурился. Я знала содержание письма. Сама записывала слова хозяина. Его просьбы… Его мольбы.

– Нет. – Короткий ответ, которого так боялся Кощей-старший и ожидала я. – Но ты ведь и так это знала.

– Знала, – не стала отпираться я, – поэтому получила позволение царя говорить от его имени.

– Как и всегда. – Показалось или нет, но в словах Константина появилась горечь. – Я слушаю.

– Ты хороший правитель. Заботишься о своем народе, пытаешься наладить связь с соседями и даруешь этим землям новую жизнь, но… Ты всего лишь царевич. Марионетка в руках отца, без согласия которого все твои дипломатические миссии – пустые слова, законы – ничего не значащие клочки бумаги, а власть – дань уважению. Но все это можно изменить. Если ты дашь свое согласие и поможешь отцу, то он официально отречется от престола, и это царство станет твоим. Заманчиво, не правда ли? И, как я погляжу, ты нисколько не удивлен моим предложением, значит, и сам обдумывал его.

– Нет, Тенья, не обдумывал, но, зная тебя, ожидал нечто подобное.

– Так что мне передать хозяину?

– Я подумаю. Удивлена?

– Ты ведь знаешь, что нет.

– Действительно. Успел подзабыть о твоем равнодушии. – Тонкие губы скривились в подобии улыбки, а затем прозвучал приказ: – Уходи и передай отцу, что я дам ответ через три дня.

– Как пожелаешь, царевич. Я вернусь на третьем закате и надеюсь, что услышу ответ, который спасет и твоего отца, и все царство.

Не прощаясь, я проскользнула мимо мужчины, спиной чувствуя задумчивый взгляд. Впрочем, от меня этот мальчик никогда не умел скрывать своих истинных эмоций. Да и не только он. Когда глаза не затуманены собственными чувствами, чужие эмоции и желания оказываются как на ладони. Ими так легко манипулировать, чем я чаще всего и занималась.

Последняя роль оказалась для меня самой сложной. Может, оттого, что заклинание, блокирующее чувства, дало сбой. А может, из-за фрагментов прошлой жизни, которые в последнее время стали всплывать все чаще. Как бы то ни было, но впервые за все время служения Кощею я вспомнила значение слова «сожаление». А все началось с того, что по приказу хозяина я приняла от Василисы – дочери Кощея – дар Яги.

Удивительная магия, которая в хороших руках и при должном обучении могла многое. Перед ней открывалось прошлое и будущее. Не имели границ аспекты волшебства, но главное ее достоинство было в единстве.

Магия рода Яг не просто объединяла – она связывала судьбы своих детей и прогоняла прочь такое мерзкое чувство, как одиночество. Ёжки были не подругами – сестрами, способными горы свернуть друг за друга.

Когда я впервые оказалась среди них, попав в Школу Сказок вместо Василисы, то эта странная магия тяготила. Она заставляла привязываться к девочкам и вызывала давно забытое желание защищать. Было невероятно тяжело бороться с чувствами, каждый раз напоминая себе, для чего именно меня послал хозяин. И я справилась.

Смогла отрешиться от эмоций и помочь Кощею выкрасть одну из Ёжек. Девочку, лишенную магии Яг, но принятую в семью благодаря своему удивительному дару. Именно за ним и охотился мой повелитель. Вернее, за кровью, полной живительной силы и энергии.

Путешественники… Сильнейшие маги миров, которых нередко сравнивали с богами, а многие и вовсе уверяли, что это они и есть. Их власть была настолько велика, что они могли гулять среди звезд, посещая разные планеты, реальности и миры. За этой силой и охотился Кощей.

Когда-то он был одним из могущественнейших магов наших земель, одно упоминание о котором нагоняло страх и на светлых, и на темных. Он вершил великие дела, иногда добрые, а иногда злые. Любил воровать принцесс, упиваясь их страхом, а иной раз и восторгами. А еще всецело отдавал себя силе и опытам, не думая о будущем и том моменте, когда придется платить по счетам. Зато время помнило…

Оно медленно подкрадывалось к царю, постепенно отнимая все, что составляло его суть. Кощей думал, что бессмертие – это дар, но жестоко ошибался, а когда спохватился, было уже слишком поздно. Пять артефактов, которые питали царя и даровали бессмертие, стали постепенно истощаться, выбрасывая в окружающий мир смертельную энергию. Она оказала губительное влияние на полотно мира. Кощей смог выстроить вокруг артефактов защиту и прекратить спонтанные выбросы, но магия уже ушла, а вместе с ней дряхлеющее тело стала покидать и жизненная сила. Некогда красивый мужчина начал превращаться в беспомощного старика.

Я помню, как мы встретились впервые. Молодая и гордая целительница, и он – уставший, но не потерявший надежду колдун. Помню его просьбу о помощи и свой отказ. Не потому, что не захотела, а потому, что не могла. Магия, о которой просил Кощей, была запретна для меня. Тогда еще запретна, и я боялась кары предков, даже не подозревая, что она настигла бы меня вне зависимости от помощи…

Но, как бы то ни было, Кощей все же смог найти способ вернуть себе силу. Узнал о нем от Жрецов Света – фанатиков Светлой империи, которые мечтали уничтожить всех темных. Ради этого они даже были готовы объединиться с царем Кощеем, который тоже легко предал своих.

Тогда я уже была тенью хозяина и присутствовала при беседе. Видела блеск надежды в глазах царя и насмешливые улыбки Жрецов, которые не верили в удачу темного. Однако она ему улыбнулась. Он встретил маленькую девочку – Янику, в которой почувствовал кровь Путешественников. Вначале девочка должна была стать приманкой для магов, которые, по преданиям, очень хорошо чувствовали родную кровь и не бросали своих.

Для усиления ее силы Жрецы Света даже помогли создать специальные яблоки, которые на протяжении долгих лет питали ребенка. Затем Василиса по велению отца заманила Янику в Сказочный мир, а дальше все пошло своим чередом.

Один из Путешественников действительно прибыл в наш мир и заинтересовался девочкой с родной магией. И все бы ничего, но эта самая магия неожиданно усилила дремлющий дар, наделяя Янику силой. Именно тем, что нужно было хозяину.

Новый приказ был ожидаем. Я помогла похитить Ёжку и подготовить ее к обряду «Ашшра Нтэль» – ритуалу наполнения силой. Что я чувствовала в тот момент? Ничего… Кощей вовремя заметил, что со мной происходит неладное, и подправил заклинания, вновь отключая эмоции, но, даже несмотря на это, я не пожелала участвовать в обряде и ушла.

Лишь потом узнала, что планы хозяина сорвались, а Янику спасли, но опять же не испытала абсолютно ничего. Да и некогда мне было: сначала помогала повелителю сбежать из плена, а затем выхаживала обессилевшего Кощея. Впрочем, именно этим я занималась и по сей день.

Мало кто знал, но хозяин в тот день все же вернул бессмертие. Оно заключалось в одном из яиц-артефактов, которое питало четыре других, по крупицам отдавая магию стихий. Многие славные воины полегли в царских подземельях, пытаясь отыскать эти сокровища и уничтожить Кощея, но ни одному из них это так и не удалось. Артефакты были надежно спрятаны в укромном месте и ждали своего часа, чтобы снова засветиться магической силой.

– Те-э-энь, – раздался тихий скрипучий голос из соседней комнаты. – Это ты?

– Да, господин, – отозвалась я, убирая в шкаф связку с бусинами переноса.

– Что? Что он сказал?

– Сказал, что даст ответ через три дня.

– До-о-олго, – протянул царь и закашлялся.

Набрав в кружку восстанавливающего отвара, я создала маленький светлячок и юркнула в темное, жарко натопленное помещение. Подошла к лежащему на кровати колдуну, вернее, к тому, что от него осталось. Мумия… Тонкая, словно пергамент, кожа обтягивала выступающие кости. Лицо с впалыми глазами почернело, покрывшись маленькими темными точками. Свободная рубаха только подчеркивала болезненную худобу. Кощей дышал тяжело, с хрипом, постоянно сжимая иссохшими пальцами одеяло. И не переносил света, даже такого слабого, как мой светлячок.

– Другого выхода у вас нет, хозяин.

– Есть… Ты могла бы… Ты…

– Не могла бы. Мы уже пробовали мои силы, и они оказались бесполезны.

– Не так уж бесполезны, раз ты смогла узнать про источник вечной молодости.

– Мой повелитель, это была всего лишь сказка. Старая легенда, которую изрядно приукрасили. Я не уверена, что он вообще существует.

– Не важно, Тень, не важно. Сейчас мне хватает и этой надежды, чтобы держаться за остатки разума.

Отвечать я не стала, да от меня этого и не требовали. Кощей был слишком слаб, и долгие разговоры утомляли его. Поэтому, как только он выпил весь отвар, я развеяла светлячка и покинула спальню.

– Госпожа Тенья, – учтиво склонил голову молодой мужчина, когда я вышла из отведенных нам с хозяином комнат. – Мастер просил зайти к нему.

– Благодарю, – так же учтиво кивнула я и пошла по слабо освещенному коридору до лестницы, чтобы спуститься на первый этаж.

Я не солгала Константину, когда сказала, что в это место нет хода темным. Только и светлым здесь не особо рады. Оно вообще не принимало ничью сторону, отторгая вынужденное разделение по виду силы. Сюда мог прийти каждый, вот только переступая порог Обители, он перерождался. Не в прямом смысле, но… изменение сознания ведь тоже можно назвать рождением?

Обитель Энастель специализировалась именно на этом. Живущие здесь презирали все условности и законы. Были далеки от политики и войны, что назревала между темными и светлыми. Энастель проповедовала силу разума, искренне веря, что именно в голове зарождается магия. Что наше сознание, повинуясь мыслям, само принимало решение, какой магией наделить тело, какую силу в него вложить.

«Есть только один Бог во вселенной – Я!» – гласило главное правило Обители.

Здесь был свой уклад, пусть немного странный и не всегда понятный, но в настоящее время играющий мне на руку. Энастель приняла нас с распростертыми объятиями, в обмен на кров и защиту выпросив Знания. Я согласилась, сразу оговорив, что расскажу и покажу все, на что имею право. Глава Обители, Мастер Ульсан, был согласен и на это. Он невероятно высоко ценил любые сведения, особенно те, что считались давно утерянными. Именно такими обладала я, и это мирило мастера со всеми моими просьбами.

Дойдя до кабинета Мастера, я коротко постучала и вошла, не дожидаясь ответа. Маг сидел за небольшим столом, медленно скользя взглядом по тонким, почти рассыпающимся листам пергамента – очередной находкой учеников Энастель, которые разлетались по всему миру в поисках древних свитков. Коричневая мантия свободно висела на худом теле, подчеркивая бледность кожи.

– Здравствуйте, Мастер, – поздоровалась я, приблизившись к столу.

– Здравствуй, Тенья, – со скупой улыбкой отозвался Ульсан, поднимая на меня взгляд. – Присаживайся.

– Спасибо, но у меня не так много времени. Скоро начнутся занятия.

– Знаю и именно о них хотел бы с тобой поговорить. Ты всего год преподаешь в Обители, но за это время успела заработать любовь своих учеников. Старшая группа и вовсе тебя боготворит, чему я бесконечно рад.

– Спасибо, Мастер. Приятно слышать, что я оправдала ваши ожидания, – бесстрастно отозвалась я.

– Более чем. Поэтому хотел попросить тебя об одолжении… – Судя по тому, что руки Мастера слегка дрогнули, а глаза заблестели, просьба была неординарной. – Тенья, я хочу, чтобы ты сопровождала выпускников на практике.

– Я вынуждена отказаться от этой чести, Мастер Ульсан. Во-первых, у меня недостаточно практического опыта. А во-вторых, я не могу бросить своего спутника одного. Мне жаль.

– Что касается первого пункта – мы с тобой оба знаем, что ты гораздо старше, нежели выглядишь, и опыт любого наставника в Обители вряд ли сравнится с твоим. Так что за это я даже не переживаю. А вот твой спутник – это да, это проблема. Однако и здесь есть решение – мы пригласим к нам Чаровницу. Она присмотрит за стариком и облегчит его боль.

Честно говоря, предложение Мастера сумело всколыхнуть мой эмоциональный барьер, вызывая легкое эхо удивления. Чаровницы – маги очень высокого порядка, обладающие редкими способностями. Возможно, слухи приписывали им больше, чем они могли, но все равно – привлечь такого специалиста к работе считалось высшей степенью удачи. Если одна из Чаровниц действительно согласилась бы поухаживать за хозяином, это бы существенно развязало мне руки.

– Спасибо за предложение, Мастер. Я могу поговорить со своим спутником и… подумать?

– Конечно, Тенья. До практики еще две седмицы, так что время есть. Но, я надеюсь, ты не станешь затягивать с ответом.

– Не стану, Мастер. Позволите идти?

– Ступай, а я буду ждать.

Поклонившись на прощание, я покинула кабинет главы Обители и направилась к учебным классам. Путь мой пролегал по длинному коридору, затем, свернув налево, я спустилась этажом ниже. Как я и говорила, главной ценностью в этом месте считались знания, которые по крупицам стекались в древние стены. Основными их добытчиками были именно ученики, которых засылали в самые отдаленные уголки земли на поиски затерянных городов, легендарных артефактов или вовсе невероятных мест. Пожалуй, источник вечной молодости можно было считать одним из них.

Об этой реликвии я узнала здесь, в стенах Обители, в одном из хранилищ, куда иногда спускалась. Упоминание источника я встречала несколько раз, причем в абсолютно разных хрониках. Но при этом точного описания нигде не было, что наводило на определенные мысли. Например, звание источника вполне мог получить сад с молодильными яблоками, который охраняли жар-птицы. Помнится, когда я училась в Школе Сказок, нас отправляли на сбор этих плодов, но проверить действие волшебных фруктов никто из девочек так и не решился.

Еще один вариант – живая и мертвая вода, но в случае с хозяином она оказалась бессильна – восстановление тела, увы, не гарантирует восстановления магии. А Кощей страдал именно от потери энергии, которая, как вода, утекала сквозь пальцы.

Три котла… Живой огонь… Все это лечило лишь телесную оболочку, а вот для магии было бесполезно. Но источник вечной молодости – он иного порядка.

В его силах было буквально повернуть время вспять в пределах одного организма, возвращая телу молодость, силу и энергию. А еще он восстанавливал душу, но это заявление было совсем на грани.

Как бы то ни было, я не смогла промолчать и рассказала о прочитанном Кощею. И он загорелся… Снова обрел надежду на спасение, а вместе с тем цель, на пути к которой для него не существовало преград. Оттого и было составлено письмо Константину, в котором хозяин умолял о помощи. Потому и позволил мне сделать предложение, от которого Кощей-младший вряд ли сможет отказаться. Осталось лишь дождаться, когда он сам свыкнется с этой мыслью и даст свое согласие…

– Здравствуйте! – раздался нестройный хор голосов, когда я вошла в учебный зал.

Мои ученики уже заняли свои места и успели разложить конспекты, готовясь записывать все, что я скажу. Они действительно были очарованы всегда спокойным преподавателем, который никогда не ругал за ошибки. С жадностью впитывали новые знания, нетерпеливо ожидая практики. И, кажется, были готовы сутками просиживать в кабинете, выполняя различные задания.

Иногда такое рвение вызывало подобие улыбки. Иной раз – странное чувство, отдаленно напоминающее гордость. Но чаще – безразличие, как и все остальное в моем существовании.

– Добрый день, ученики. Прежде чем приступим к изучению новой темы, предлагаю повторить пройденный материал. Работаем в обычном режиме: вопрос-ответ. Готовы?

– Да, мастер!

Последние два месяца мы изучали флору леса Забвения, подспудно разбирая все виды лекарств и ядов, которые можно было приготовить из растений и корней. Помимо этого лес Забвения изобиловал редкими видами нежити, нечисти и просто диковинными существами, которые также использовались в качестве ингредиентов.

Тема была интересной, но сложной и даже опасной в практическом плане. Впрочем, профессия зельевара трудна сама по себе. Для подобной работы нужно иметь не только отменную память, но и море терпения. Зато и без дела такие специалисты не сидят. По крайней мере, раньше так и было. Сейчас же все, что я могла – это передать свои навыки и знания следующему поколению.

– Мастер? – подал голос один из учеников, когда я закончила опрос.

– Да, Богдан.

– А правда, что вы будете нашим куратором на выпускной практике?

– И кто вам это сказал?

– Один из мастеров… обмолвился.

– Полагаю, этим мастером был Валлей?

Судя по дружному молчанию, я попала в точку, но догадаться было не сложно: с младшим мастером металла отношения не сложились в первый же день знакомства. Валлей являлся консерватором, свято верившим, что удел женщины – дом и семья. И с ученицами не работал принципиально, считая ниже своего достоинства обучать искусству боя девочек.

Когда же он узнал, что среди преподавательского состава будет пополнение в моем лице, то и вовсе устроил скандал. Единственная женщина-мастер? Нонсенс и личное оскорбление ему, Валлею. В общем, разговоров и разбирательств было много, но все это прошло мимо. В тот момент меня больше заботило состояние хозяина и поиск способа помочь ему.

Со временем Валлей чуть успокоился, но не упускал возможности бросить в мой адрес колкую шпильку. И возможное кураторство выпускников, по всей видимости, снова всколыхнуло недовольство мужчины.

– Пока это всего лишь слухи и бестолковые разговоры. Мне действительно предложили кураторство, но… не все так просто.

– Вы не хотите возиться с нами, да? – с толикой обиды спросила самая младшая девочка в группе.

– Не в этом дело, Нисса. У меня есть обязанности, от которых невозможно отказаться или переложить их на чужие плечи.

– А мы? Нас тоже нельзя перекладывать! Тем более на мастера Валлея!

– То есть, если я откажусь, вас передадут ему?

– Не знаем точно, но он обмолвился, что будет настаивать на этом.

– Любопытно, – протянула я, задумавшись.

– Так вы нас возьмете?

– Не могу ничего обещать. Все зависит от того, как сложатся обстоятельства. Но и Валлею вас не отдам, будьте уверены. А сейчас давайте вернемся к уроку. И наша новая тема: «Растительный мир острова Снежбрег».

– А там есть растения? – удивленно спросил Миробор.

– Вы себе даже не можете представить, насколько они разнообразны!


* * * | Тень Кощеева | * * *



Loading...