home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

– Здравствуйте, мастер! – радостно поздоровались ученики, занимая свои места в классе.

– Здравствуйте! Есть вопросы по вчерашнему материалу?

– Нет, мастер, – ответила за всех Марьям, теребя черную косу.

– У меня есть, – перебил ее Велимир. – Вы рассказывали про флору леса Забвения, которая оказалась на удивление богата галлюциногенными растениями. После занятий мы решили узнать историю возникновения самого этого места, но… ничего не нашли. Даже мастер Алес развел руками и сообщил, что это закрытая информация. А почему так – не сказал.

– Поэтому мы хотели попросить… – взяла слово Нисса, глядя на меня большими голубыми глазами. – Расскажите нам про этот лес.

– Пожа-а-алуйста! – последовал нестройный хор голосов, после чего все пять учеников состроили просительные мордашки.

– Это действительно закрытые знания. Лес Забвения неспроста считается одним из самых опасных в Закатных землях. Издревле он принадлежал роду Яг, пропитываясь их магией и силой. Кстати, что вы знаете о самих Ёжках?

– Если верить записям в наших архивах, то первая Яга была приемной дочерью богини Макошь. Она получила материнское благословение и стала Светлой Богиней, которая всячески помогала добрым людям и отводила от них беды. Позже сосватал ее бог Велес – правитель Трех миров. Вместе они дали начало роду Яг, которые получили возможности управлять Правью, Навью и Явью.

– А вот о том, как Яги стали злыми, ничего нет, – вздохнула Нисса.

– Что же, давайте я вам расскажу одну историю о Ёжках, которую сама услышала, будучи ученицей Школы Сказок. В далекие времена, когда по земле гуляли Создатели, жила-была прекрасная юная богиня с малахитовыми глазами и длинной русой косою – Йогиня. Прекраснее и добрее ее не было женщины на свете! Путешествуя по миру, Йогиня собирала осиротевших деток и спасала от гибели. В каждом многолюдном граде или поселении Богиню-Покровительницу узнавали по нарядным сапожкам, украшенным узорами, и люди сами показывали ей, где живут дети-сироты.

По-разному в народе называли Богиню: кто – Йогой-Златой-Ногой, а кто и совсем попросту – Йогиней-Матушкой, но любой произносил ее имя с нежностью. Детей-сирот Йогиня доставляла в свой предгорный Скит, который находился в самой чаще леса, у подножия Забытых гор. Там Йогиня-Матушка проводила детей через Огненный обряд посвящения Древним Вышним Богам, даруя новую жизнь. К сожалению, не все люди могли понять этот обряд, и злые языки извратили саму его суть, со временем превратив красавицу Йогиню в злую старуху Бабу-Ягу.

Но есть и еще одно толкование, которое намного ближе к правде. Ваши архивы не врут, и Ягиня действительно была Светлой Богиней, которая вышла замуж за мудрого Велеса. И родились у них две дочки, одна из которых получила возможность управлять Явью и Правью, а другая – Навью. Как известно, любая сила несет свой отпечаток, оставляя след на душе хранителя. Старшая дочь, Ягуня, унаследовавшая Правь и Явь, росла добрым и милым ребенком, со временем став помощницей матери и основательницей Ордена Яг. А вот младшая, Ага, слишком часто соприкасалась с загробным миром и тварями, что обитали в Сумерках. Желая вырваться из древнего заточения, сумеречные существа постепенно порабощали Агу, окутывая ее сердце тьмой злобы. И когда младшая дочь оказалась в полной власти Навьих детей, они заставили ее пойти против старшей сестры. Так началась битва Трех миров…

Во время столкновения, в результате магической трансформации волшебного леса Йогини и Велеса образовался лес Забвения. Часть его все еще хранит в себе первозданную красоту старины, питая Ёжек и радуя их своей красотой. А часть, что была поглощена Ягами-отступницами, каждый год порождает новых сумеречных тварей, с которыми Ордену Яг приходится бороться.

– А вы бывали в том лесу?

– Бывала и видела обе его стороны. Каждая из Яг отвечает за свой участок, отслеживая магические всплески и контролируя вырвавшихся тварей. Увы, в последние двадцать лет ситуация ухудшилась. Из-за близости к землям Хаоса прорывы сумеречных монстров учащаются, и гадость, что лезет с другой стороны, все опаснее и свирепее.

– А сколько сейчас Ёжек?

– К сожалению, намного меньше, чем нужно для защиты этого мира. Есть наследницы главного рода, которые являются прямыми потомками Йогини и Велеса, а есть Ёжки, которых выбрала магия Макоши. Дар Богини получает каждая седьмая дочь, и после пробуждения силы девочка отправляется к наставницам Ягам, чтобы научиться ею пользоваться.

– Здорово! – выдохнула восторженно Нисса. – Жаль, что я не седьмая дочь…

– У каждого из нас свой путь и своя магия, так что не стоит жалеть. Ну что, я ответила на ваши вопросы, ребята? Можем приступать к опросу по теме?

– Можем! – кивнул Миробор, сдувая с лица рыжую челку, а затем ойкнул и странно дернулся.

– Что с тобой?

Вместо ответа парень извлек из кармана небольшой коробок, который прямо в руках засветился и начал мелко дрожать.

– Мир, ты взял артефакт с собой?! – рыкнул на парня Богдан и вскочил с места.

– Мне нужно было наложить закрепитель. Я хотел закончить его на перерыве…

– Что это такое? – стремительно приблизившись к Миробору, уточнила я.

– Его дипломная работа. Артефакт спонтанного переноса без использования заданных векторов координат, – ответил мне Богдан, встав рядом. – Мир, его надо дезактивировать.

– Надо, но я не знаю как! – прошептал парень, а затем начал стремительно бледнеть, в то время как коробочка с артефактом разгоралась все ярче.

– Все на выход! – скомандовала я, и ребята даже успели сделать несколько шагов в сторону двери, когда артефакт активировался.

Вытянутая из Миробора сила подпитала устройство, наполнив контуры и позволяя создать брешь в материи мира, в которую нас стремительно начало затягивать. Я пыталась блокировать портал, но все, что мне удалось, это выровнять векторы перемещения и стабилизировать их, чтобы всех ребят выкинуло в одном месте и целиком.

Несколько ударов сердца, ощущение невесомости – и нас всех вместе с несколькими столами, стульями и учебными пособиями выбросило в неизвестном месте. На ногах удалось устоять только Богдану, который придержал и меня, не позволяя позорно упасть. Остальные кряхтели, медленно поднимаясь с земли и оглядываясь по сторонам. Я тоже решила осмотреться и то, что увидела, мне категорически не понравилось.

– Мир, ты как? – присев рядом с лежащим парнем, спросил Богдан.

– У него магическое истощение, – ответила я за него и тоже присела. – Миробор, как работает твой артефакт?

– По сути, это структурированная кристаллическая сетка, которой для перемещения достаточно впитать в себя мысленный приказ о конечной точке выхода. То есть теперь магу не обязательно расчерчивать схему переноса, достаточно просто представить место.

– И о чем ты думал, когда артефакт активировался?

– О лесе Забвения, – тихо признался ученик, а слышавший это Богдан выругался сквозь зубы.

– Не переживай, все хорошо. Лучше скажи, мы сможем открыть новый переход обратно в Обитель?

– Сильно сомневаюсь, – покаянно выдохнул Миробор. – Во-первых, он исчерпал все силы, а для новой зарядки понадобится не меньше суток.

– А если его зарядит кто-то из ребят?

– Не выйдет, мастер. Данный артефакт был создан именно под меня. Простите!

– Ничего страшного – выберемся, – постаралась успокоить учеников я. – К тому же можно сказать, что нам повезло! Выездная практика с возможностью пополнить запасы Обители диковинными растениями.

– Честно говоря, я уже жалею, что задала вам этот вопрос, – покаялась Марьям и огляделась, зябко передернув плечами то ли от страха, то ли от холода. – Куда нам сейчас?

– На юг. Если повезет, то выйдем к домику одной из Яг.

– А где юг? – смущенно уточнила Нисса, глядя на серое небо, с низкими темными облаками, грозящими в любой момент разразиться потоками мелкого холодного дождя.

– И чему вас только учил мастер Овий? В лесу, даже таком старом и мертвом, всегда можно найти мох. Это растение растет только с северной стороны деревьев, потому что очень не любит прямых солнечных лучей. Итак, где у нас мох? Значит, идем в противоположную сторону!

Закивав, ребята решительно двинулись следом за мной. Пока Богдан и Велимир помогали идти обессилевшему Миробору, девочки бегали от куста к кусту, по виду и запаху определяя растения и рассказывая мне об их свойствах. По большей части девочки ответили все верно, споткнувшись лишь дважды, когда встретились с растениями-обманщиками. Они приняли за грибы разновидность плотоядного кустарника из Сумерек. И не распознали яркий цветок Глюна, который был похож на своего безобидного соседа Тарута. Только если Тарут рос на бывших могильниках, то Глюн мог выскочить в любом месте и реагировал на приблизившуюся жертву облаком пыльцы, вызывающей галлюцинации. Остановить Ниссу от близкого знакомства с этой гадостью я сумела буквально в последний момент, оттащив подальше от желтого облачка дурмана.

Дальнейший путь тоже протекал не без осложнений: многочисленные корни деревьев то и дело норовили подлезть под ноги, вынуждая спотыкаться. Корявые ветки кустарников цеплялись за одежду, будто хотели оставить себе кусочек на память, а в результате сами ломались, повиснув причудливым украшением.

– Мастер, а кто населяет лес Забвения? – спросил Богдан, чутко прислушиваясь к звукам окружающего мира.

– Самые разные существа и зачастую опасные. А что такое?

– Мне кажется, впереди кто-то есть. Но не могу понять, живое оно или не очень.

– В таком случае поступим следующим образом. Ребята, лезьте на дерево. Оттуда и вид лучше, и редкая тварь сможет достать. А я схожу на разведку и узнаю, что ждет нас впереди.

– Я с вами, мастер Тенья!

– Даже не обсуждается, Богдан! Лезь со всеми.

– Вот именно, что не обсуждается, – качнул головой парень.

Он приблизился ко мне и пытался давить, глядя с высоты своего немалого роста.

– Я не отпущу вас одну!

– Думаешь, вдвоем убегать от чудища будет веселее?

– Думаю, что хотя бы вас я смогу защитить. Мастер, хотите вы того или нет, но я все равно пойду с вами.

– А остальные ребята? Кто будет защищать их, если ты уйдешь?

– Велимир справится. Пойдемте, учитель. Чем быстрее разберемся, тем быстрее двинемся дальше.

Я задумалась, не зная, как лучше поступить в данном случае.

– Хорошо, но в Обители нам с тобой предстоит серьезный разговор!

Кивнув, Богдан решительно направился вперед, и мне ничего не оставалось, как последовать за ним. Через десяток шагов мы нырнули в густые заросли фиолетового можайника[1], и с другой стороны нам открылась занимательная картина.

В небольшом овраге, прямо под нами, по опавшей листве каталось с два десятка шаров, похожих на Колобка Батьковича. Размер они имели поменьше, чем директор Школы Сказок, но зато превосходили его в количестве ртов с множеством острых зубов. Накатываясь друг на друга, они начинали грызться, чтобы через мгновение с визгом раскатиться в стороны. А затем снова и снова…

– Вы знаете, что это такое? – шепотом спросил Богдан, почти касаясь губами моего уха.

– Предполагаю, что создания Хаоса. Видимо, на границе был прорыв, и мелкие низшие смогли пробраться через него.

– Уверены, что они из Хаоса, а не Сумерек?

– Сумеречные твари в большинстве своем имеют туманные очертания, которые являются их отличительной чертой. Эти же вполне четко выглядят, так что определенно Хаос.

– Мерзкие создания. Интересно, это их максимальный размер?

– Боюсь, что нет, – шепнула я и указала на противоположную сторону оврага, где показался огромный зубастый шар. – Кажется, это мама с выводком.

– Если есть мама и дети, то где их папа…

Словно в ответ на это, со стороны оставленных ребят послышался крик. Первым в обратную сторону бросился Богдан, на ходу извлекая из-за пояса нож. Я же в этот момент формировала в руках сеть тьмы, очень надеясь, что она сможет остановить низшего.

Стоило нам выскочить из можайника, как все внимание зубастого шарика, который до этого грыз одно из деревьев, переключилось на нас. Зарычав, это странное существо стало раскачиваться из стороны в сторону, то ли пытаясь нас загипнотизировать, то ли не зная, в какую сторону покатиться. Недолго думая, Богдан начал обходить зубастика с левой стороны, в то время как я двинулась с правой, постепенно оплетая существо тьмой. В какой-то момент, видимо определившись с жертвой, зубастый шар неожиданно подскочил вверх почти на два локтя, а затем бросился на меня. Затянуть последний узел заклинания и активировать сеть я успела буквально в последний момент. Подвесив получившуюся сумку за силовую нить к дальней сосне, я раскинула поисковую сеть, ожидая в гости шарообразную мамашу с детками. Но нет. Она не только не собиралась спасать – наоборот, повела выводок в глубь леса.

– Я так понимаю, этот отвлекал нас от своих детишек? – предположил Богдан, пока остальные ученики спускались с дерева.

– Скорее всего, так и было.

– Да уж, вроде безмозглая тварь, а такая забота о потомстве, – хмыкнул Миробор.

– Защита потомства – один из основных инстинктов, для которого даже интеллект не нужен. Однако не стоит оценивать порождения земель Хаоса по аналогии с простыми животными. Несмотря на кажущуюся обособленность, каждый из низших связан с другими, и все вместе они подчиняются Кукловодам.

– Кукловодам? – удивленно спросила Нисса, подходя ближе и с интересом рассматривая пойманное существо.

– Именно. О них мало что известно. Это порождения иного мира, обладающие колоссальной ментальной магией. Во времена Смутной войны они подчиняли себе тварей Хаоса и натравливали на нас, чтобы поработить Сказочный мир. Их мало кто видел – это были существа высшего порядка, некие энергетические сущности, о которых мы не знали до недавнего времени. Ни в одной книге по истории вы не найдете полных сведений о Смутной войне. Советом Магов было решено уничтожить некоторые данные, чтобы не пугать будущие поколения. Но еще живые очевидцы до сих пор помнят то, что порой хотелось бы забыть… Из-за Кукловодов многие наши воины оказались перебежчиками, потеряв свою волю, они стали частью вражеской армии. Нашим бойцам приходилось сражаться со вчерашними союзниками и биться до последнего, потому что порабощенных Кукловодами соратников нельзя было спасти. Многие полегли от когтей и зубов тварей Хаоса, но еще больше от рук своих же… Это было страшное время, и я очень надеюсь, что оно не повторится.

– Вы говорите так, как будто были там, – тихо произнесла Марьям, не сводя с меня темных глаз.

– К сожалению, была. Но это уже другая история, для которой не место и не время. Нам нужно идти, чтобы до темноты добраться до Ёжек. А то мало ли что еще за твари пробрались сюда с земель Хаоса.

– Мастер, а что будем делать с этим… этим…

– Колобком! – подсказала Нисса.

– Колобком? – переспросила Марьям и окинула существо оценивающим взглядом. – Нет, ну если его делали из зерна, пораженного рожками спорыньи…

– Вперед! – приказала я детям. – Что касается Колобка из Хаоса, то оставлять его нельзя. Я уже запустила уничтожающее заклинание.

– Жа-а-алко, – протянула младшенькая ученица, бросая назад последний взгляд. – Его бы на опыты.

– Кого мы растим, – неслышно вздохнула я, погнав ребят вперед.

Благо что больше на нашем пути никто не встретился. Когда окружающий мир стал потихоньку темнеть, мы вышли к небольшой поляне, украшенной в лучших традициях Ёжек-отступниц. Старые корявые деревья с сухими сучьями украшали свисающие почти до земли лохмы серой паутины. Сквозь это полупрозрачное покрывало за каждым нашим шагом следило множество красных глаз. Оставалось надеяться, что это по большей части пауки, приглядывающие за избушкой на курьих ножках. Совсем ветхий маленький дом вселял необъяснимый ужас. Над входной дверью красовался череп невиданного существа, а около правой куриной ноги в будке на цыплячьих ножках сидел скелет, очертаниями напоминавший собаку.

– Эт-то чт-то? – икнула Нисса и спряталась за Богдана.

– Это обитель Яги – Избушка-на-курьих-ножках. Эй, избушка-избушка, повернись к нам передом, а к лесу – задним фасадом! – сделав несколько шагов вперед, попросила я.

В это же мгновение раздался жуткий скрип – плод чужой магии пришел в движение. За время, пока обитель Бабы-Яги делала оборот, пауки попрятались, а скелетик активно вилял отростком, заменяющим хвост.

Когда избушка сделала последний шаг, деревянная дверь отворилась и из нее вышла старая, даже древняя старушка с темной морщинистой кожей. Иссохшее лицо обрамляли седые спутанные волосы, выбившиеся из-под грязного платка. Лохмотья, которые с трудом можно было назвать одеждой, мешком висели на тщедушном теле, а довершала образ улыбка во весь рот, светившийся одним-единственным золотым зубом.

– Хто энто к нам забрел? – проскрипела старушка, обводя взглядом нашу группу. – Хто пожа… Тенья?

– Здравствуйте, Ядвига Еловна, – произнесла я и поклонилась бывшей наставнице.

– Здравствуй, Ёжка, – прошептала она в ответ, сбрасывая морок с себя и поляны.

В то же мгновение окружающий мир поплыл, меняясь прямо на глазах. Трухлявая избушка стала добротным домом на курьих ножках, одетых в гетры, из окна смотрела наглая морда раскормленного кота Баюна. Лес наполнился красками, радуя зеленью, а в траве показались яркие пятна маргариток. Скелетик собаки превратился в милейшего мопса Шарика, которого девочки очень любили тискать. Как же давно это было…

– Ну, что же вы там стоите, гости дорогие? – улыбнулась красивая женщина в ярком, расшитом бисером сарафане. – Проходите, будем пить чай с плюшками!

– А заодно устроим пытки, мур-р-р!

– Баюн! – возмутилась Ядвига Еловна, глядя на черного толстопуза.

– Что? Мне интересно, где эта блудная Ёжка столько пропадала и что за цыпляток с собой привела! Так что да, не стойте, заходите!

– Мастер? – тихо спросил Богдан, явно ожидая моего разрешения.

– Идемте, здесь нам нечего бояться.

Мы дружно пошли в дом, оставляя позади страшный лес Забвения. Расположившись за большим столом, ученики с интересом разглядывали внутреннее убранство избушки, полной грудью вдыхая дурманящий аромат сушеных трав, и отвечали на расспросы Баюна, который с удовольствием взялся за истязание подрастающего поколения. Я же в это время помогала Ядвиге Еловне нарезать пирог и ждала вопросов, которых было не избежать.

– Как ты поживаешь, Тенья?

– Все хорошо, наставница, спасибо. А вы как? Как девочки?

– Сейчас уже хорошо.

– Сейчас? – уточнила я.

– Темные времена наступили, Тенья. И, увы, не без участия Кощея. Ты ведь знаешь, что он послал свою дочь в земли Хаоса? Так вот, вместе с ней туда угодила и Радомила. Бедные девочки много всего натерпелись.

– Я видела Раду… и Василису тоже.

– Знаю, Тенья, они рассказали. Но знаешь ли ты, что происходит на Границе и что Светлая империя готовится к войне?

– К этому все шло изначально, – вздохнула я, прикрывая глаза.

– А ты ничего нам не рассказала…

– Я не могла, Ядвига Еловна, и сейчас не могу. Есть клятвы, которые не обойти и не нарушить. Простите.

– Не извиняйся, девочка моя, я все понимаю, но от этого не легче, – покачала головой Яга, а затем посмотрела на моих учеников. – Славные дети. Я так понимаю, ты сейчас в Обители?

– Наставница…

– Я интересуюсь не для мести Кощею и не из праздного любопытства. Грядет великое событие, Тенья. Мы собираемся закрыть Границу и уничтожить земли Хаоса.

– Но как?

– Нам помогает Путешественник, так что шансы на победу весьма высоки. А еще мы хотим отделить Закатные земли от Светлой империи. Так что если вы с Кощеем-старшим вдруг решите сбежать…

– Не решим, наставница. Кощей слишком слаб для путешествий.

– Прости меня, но я не могу сочувствовать магу, который подверг наш мир такой опасности.

– Если вы имеете в виду прорыв материи из-за артефактов Всевластия, то это не его вина. Вернее, не только его.

– Прорыв материи – полбеды. А вот то, что он помогал Джамалу свергнуть императора Светлых земель, а затем отдал им Белые Пики с живущими там Ар-сакайя…

– Повелитель не знал про магов смерти. Он считал желание Жрецов прихотью, за что уже поплатился. Царство Кощеево пострадало не меньше остальных земель.

– И что, оно того стоило?

– Мне нечего ответить на этот вопрос.

– Знаю, и от этого горше вдвойне. Тенья, неужели нет ни единой возможности освободить тебя от влияния Кощея?

– Нет, наставница. И он не так плох, как все о нем думают. У хозяина были великие цели…

– Которые разбились о его одержимость силой.

– Он хотел сделать этот мир лучше.

– Не оправдывай его, девочка. У каждого злодея благие цели, вот только никто из них никогда не задумывался, чем они оборачиваются для других. Ладно, не будем больше спорить на эту тему. Лучше покорми своих учеников и расскажи, как вы попали в лес Забвения?

– Небольшой эксперимент одного из учеников. В целом весьма удачный, хоть и сработал не вовремя. Ядвига Еловна, а можете рассказать чуть больше про уничтожение земель Хаоса?

– Могу, хотя и не должна.

– Если боитесь, что Кощей может помешать, то напрасно. Он выполнил все обещания перед Жрецами Света.

– Что же, Тенья, ты ведь в курсе всех планов Кощея. Знаешь, что он послал Василису в Сид-Ахай – самое сердце земель Хаоса, чтобы она уничтожила артефакт, удерживающий Границу? Ей это удалось, и барьер, отделяющий наши миры, пал. Сейчас объединенные войска удерживают натиск тварей, но все осложняется угрозой нападения Светлых. Поэтому было принято решение возвести между Закатными землями и Светлой империей новую Границу, а вот земли Хаоса мы перенесем в другое место.

– Но как это возможно?

– Благодаря знаниям Путешественника. И что-то мне подсказывает, что у нас все получится.

– Знаю, что вы мне не поверите, но я желаю вам удачи. Наш мир не заслужил всех тех испытаний, через которые ему пришлось пройти.

– И по чьей вине? – пробурчала наставница, явно намекая на Кощея.

Что же, у нее было полное право на это. Хозяин действительно был виноват, что вовремя не распознал опасность, исходящую из древних артефактов силы. Увлеченный своими опытами и любовными подвигами, он упустил момент, когда главный артефакт – яйцо Смерти – начал излучать энергию, разрушающую мировую материю. Многие считают, что именно из-за этого произошел прорыв. Я тоже так думала, пока не узнала всей правды и того, насколько во всем были замешаны Жрецы Света. Но что тогда, двадцать лет назад, что сейчас – переубеждать Совет магов было бессмысленно. Они нашли виновного в своих бедах и не желали ничего слушать, а Кощей устал говорить и доказывать, предпочитая тратить оставшуюся энергию на спасение собственной жизни.

– Тенья, сколько Кощею осталось? Он ведь умирает?

– Не знаю, – честно призналась я, потому что действительно не ведала, сколько хозяин проживет с учетом вернувшегося бессмертия.

– Когда его не станет, ты вернешься домой? Девочки скучают по тебе.

– После всего, что я сделала? Сильно сомневаюсь, Ядвига Еловна. Встреча с Радомилой в царстве Кощеевом лишь подтверждает мои предположения. Они не простили и никогда меня не простят.

– Ошибаешься, Тенья, но я не буду тебя переубеждать. Ты сама все поймешь, когда встретишься с ними.

– Если встречусь…

Я направилась к столу, за которым сидели ребята, с открытым ртом слушая рассказы черного кота. Поставив в центре блюдо с пирогом, несколько видов булочек, а так же конфеты и печенье, я устроилась возле окна и с легким отголоском грусти оглядела избушку. Как же давно я здесь не была. Столько всего произошло за это время, но… я ни о чем не жалела. Кончилась пора, когда совершенные поступки довлели надо мной. Свобода от чувств подарила свободу от сожалений, позволяя уверенно идти вперед.

У наставницы мы пробыли до самой ночи. Ядвига Еловна вместе с Баюном рассказывали моим ученикам жизненные и весьма нравоучительные истории, которые наверняка пригодятся ребятам в будущем. А после этого мне выдали портальный камень, настройку которого я доверила Богдану как самому старшему и опытному среди учеников. Напоследок распрощавшись с наставницей, я попросила ее не рассказывать остальным Ёжкам о моем визите. Не хотелось напоминать девочкам о своем существовании, да и не стоило оно того: у нас с ними были разные пути.

– Вот это приключение! – выдохнула улыбающаяся Нисса, когда мы вышли в портальном зале Обители. – Почаще бы!

– Уверена, что переживешь еще одну встречу с Колобком Хаоса?

– Нет, но как же это интересно! А еще поучительно! Мастер, спасибо, что познакомили нас с настоящей Ягой!

– Мы познакомились с настоящей Ягой гораздо раньше, – тихо, чтобы слышала только я, произнес Богдан, глядя на меня с высоты своего роста.

– У каждого в этой Обители свои тайны, – ответила я и отправила учеников по комнатам.

Мне предстояло проверить состояние Кощея и отобрать свитки для Константина. Впереди ждало еще одно не менее захватывающее путешествие.


* * * | Тень Кощеева | Глава 3



Loading...