home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Идти было тяжело. В основном из-за грязи, чавкающей под ногами. Густые ветви деревьев то и дело пытались зацепиться за волосы или одежду, царапали кожу, оставляя на нас зеленоватую пыльцу. Я ненадолго остановилась, чтобы собрать ее во флакон для дальнейшего изучения. Не нравился мне этот остров, да и лес не внушал доверия. Все время казалось, что по телу скользит чей-то злой жадный взгляд. Догнав Богдана, который замыкал наш небольшой отряд, я пристроилась рядом.

– В чем дело? – спросила я, глядя на сосредоточенное лицо ученика.

– Не знаю, мастер, но мне как-то неспокойно.

– Поэтому я хочу, чтобы ты шел впереди меня.

– Нет.

– Что значит «нет»?

– Простите, мастер, но вы женщина. В случае нападения от вас будет мало проку, поэтому замыкающим останусь я.

– Богдан, – мягко начала я, – твое желание защищать очень похвально. Я ценю проявляемые тобой качества, но пойми, на практике именно я несу за вас ответственность.

– Несите, а я немного помогу и облегчу вашу ношу, – открыто улыбнулся ученик и подтолкнул меня вперед. – Мы отстаем, мастер.

Спорить я не стала, тем более мы действительно отстали. Но поведение ученика взяла на заметку. Столь ярое желание защищать и оберегать могло привести к печальным последствиям, когда смельчак идет на безумные подвиги, стараясь спасти других ценой своей жизни, при этом в запале не рассмотрев все возможные варианты спасения. На практике я такого допустить не могла.

– Мастер, расскажите, пожалуйста, для чего именно мы прибыли на остров? Только ради практики или…

– Совмещаем. У вас будет уникальная возможность получить тайные знания об острове Буяне, порадовав ими Мастера Ульсана. А я постараюсь помочь одному магу, который очень нуждается в чуде.

– Хорошему магу?

– Мне сложно ответить на этот вопрос. Каждый из нас по-своему понимает значение слов «хорошо» и «плохо». При этом вряд ли найдется среди живущих хоть кто-то без греха за душой.

– Но только не вы. Вы очень хорошая и добрая!

– Внешность обманчива, – грустно улыбнулась я, а перед мысленным взором появилось лицо.

Знакомое до боли, до каждой черточки и морщинки. Образ, который я пронесла с собой сквозь годы и по вине которого стала такой…

– Мастер, – тихо позвал Богдан, к чему-то прислушиваясь, – вы ничего не чувствуете?

Я настороженно остановилась, пытаясь понять, что вызвало тревогу ученика. Лес немного пугал звенящей тишиной, не нарушаемой ни птичьими трелями, ни шелестом листьев, но это было обычным явлением после грозы. Магические потоки тоже молчали, а вот нехорошее предчувствие возникло неожиданно.

– Чувствую, но пока не могу сказать, что именно. Не зевай и не отставай, – поторопила я, глядя вслед ушедшей вперед группе.

С учетом того, что Богдан был почти на две головы выше меня и больше раза в полтора… Хмыкнув, парень подхватил меня на руки и стремительно рванул вперед, сокращая расстояние до поляны, на которую как раз вышли остальные и поджидали нас. Под ледяным взглядом Кощея-младшего меня поставили на землю, а затем еще и придержали за плечи.

– В чем дело? – недовольно спросил Константин.

– Не уверена, но кажется, за нами следят.

– Моя сигнальная сеть молчит, – отрицательно покачал головой царевич.

– Магические потоки тоже, однако я все равно чувствую чужое присутствие. Только пока не могу сказать, кто или что это.

– Что ты предлагаешь?

– Продолжить путь, но надо активировать защитные амулеты на детях.

«Дети» недовольно поджали губы.

– Не выйдет. После магической грозы окружающий фон нестабилен. Артефакты могут либо дать сбой, либо совсем выйти из строя. Не стоит рисковать.

– Хорошо, тогда поступим иначе. Богдан, ты лучше знаешь ребят. Сможешь построить их так, чтобы в случае нападения они друг друга подстраховывали?

Кивнув, Богдан неприязненно покосился на Константина, а затем отошел к остальной четверке. Пока они разговаривали, я услышала в свой адрес весьма странное замечание.

– Тебе не кажется, что заводить отношения с собственным учеником – не этично?

– К чему ты это сказал?

– Тенья, только слепой не заметит, как на тебя смотрит этот мальчишка.

– И как же?

– Так, как когда-то смотрел и я, – обезоруживающе честно произнес царевич, не сводя с меня взгляда изумрудных глаз.

– В таком случае должна тебя огорчить.

Он вопросительно изогнул бровь.

– Ты и сейчас на меня так смотришь, – ответив честностью на честность, я поспешила отойти, не имея никакого желания и дальше продолжать разговор.

Вот только мое мнение в данном случае никого не интересовало. Перехватив мою руку, Константин осторожно вернул меня на место и нахмурился. Он молчал, непонятно чего ожидая, а я думала. Вот дернула нечисть за язык, а теперь в голове ни одной умной мысли, как замять неприятную тему.

– Царевич, что еще ты хочешь от меня услышать? – наконец не выдержала я, спиной чувствуя любопытные взгляды учеников.

– Знаешь, на сегодня действительно хватит. Уже есть пища для размышлений.

– Не о чем размышлять.

– Это уже мне решать, – качнул головой Константин и отпустил.


Больше ни на кого не обращая внимания, он двинулся вперед. Нам ничего не оставалось, как отправиться за ним следом. Процессию снова закрывали мы с Богданом, только на этот раз на все попытки парня заговорить, я отвечала коротко и односложно, задумавшись над словами Кощея.

Если проанализировать поведение Богдана, то ничего предосудительного в нем не было. Весьма любознательный ученик часто оставался после занятий, задавал много вопросов. Я наблюдала в нем интерес к неизведанному и восхищение мной как мастером, но не как женщиной. Возможно ли, что это чувство Константин и принял за увлечение?

Покосившись на Богдана, я была вынуждена признать, что на мальчишку он походил меньше всего. Скорее на молодого мужчину, весьма симпатичного и улыбчивого, но при этом рассудительного и ответственного. Небольшая татуировка на шее и смуглая кожа выдавали в нем выходца приморского края, и тонкая косичка с бусинами, выделявшаяся на фоне короткого ежика волос, лишь подтверждала это предположение.

– Богдан, если не секрет, как ты оказался в Обители? – тихо спросила я, не сумев сдержать неожиданное любопытство.

– Меня нашел и привез один из бывших учеников Мастера Ульсана.

– Нашел?

– Когда-то я жил на Севере, но не среди вечных льдов и снега, а там, где Альма-река впадала в море. Эту небольшую часть берега круглый год оберегало Огненное течение, принося с собой тепло и стаи крупных рыб. С морского дна мы добывали жемчуг с мой кулак, – согнув пальцы, парень продемонстрировал поистине огромные размеры камней, – целебные водоросли и морских обитателей. У нас была налажена торговля с соседними поселениями и островами, к которым мы ходили на лодках. Мы регулярно устраивали праздники в честь Огня – нашего покровителя – и наслаждались жизнью. Моя деревня была райским местом, пока не произошел прорыв… В него хлынули твари Хаоса. Мне едва стукнуло три года, когда это произошло, но я помню все: кровь, крики и чавкающие звуки от пожирающих плоть монстров. Чувствую запах гари и соленый вкус маминых слез, когда она прятала меня в разломе скалы и закрывала своей спиной. Помню, как угасла жизнь в ее глазах и побелела кожа. Она спасла меня ценой своей души, позволяя узнать этот мир и познакомиться с людьми, которые сделали его ярче.

– Пусть ее душу хранят боги, – прошептала я, на мгновение прикрывая глаза. – Понимаю, что не имею права просить о таком, но все же – не повторяй судьбу матери. Не рискуй своей жизнью понапрасну. Умереть легко, это может каждый. А вот сражаться за жизнь дано лишь единицам, и я очень надеюсь, что ты окажешься в их числе.

Разговор не мешал следить за магическими потоками и окружающим миром. И когда на миг, всего одно короткое мгновение, силовые нити зазвенели, я тут же активировала защитные амулеты учеников. Успела…

Первое человекоподобное существо появилось сверху, прыгнув на спину Миробора. Вцепившись руками и ногами, оно стало стремительно изменять свои конечности, оплетая парня тонкими веточками, стараясь обездвижить. Таким образом Оплетай – а это был именно он – получал доступ к беззащитной шее жертвы, куда впивался острыми клыками ради свежей горячей крови.

Девочки завизжали. Я не успела подскочить к Миробору, как на поляне появились собратья нежити, причем были среди них и женщины со свисающей до пупка грудью, и мужчины с отвратительными наростами по всему телу, напоминающими гнойные волдыри. Оплетаи бросались на тех, кто оказывался ближе всего, пытались забраться на спину или повалить на землю, при этом отчаянно повизгивая.

Нападающих было значительно больше, поэтому мои ученики не смогли полностью избежать контакта с нежитью. Девочки кричали и пытались сначала оттолкнуть, а потом хотя бы сбросить с себя нежить. Велимир использовал магию, которая, впрочем, не причиняла Оплетаям никакого вреда. И только один человек оставался спокоен. Вытащив из ножен меч, он легко раскидывал нежить, на лету перерубая существ пополам и не обращая внимания на брызжущую во все стороны зеленую слизь.

Оплетаи визжали и шипели, но отступать не собирались, нападая снова и снова. Подкравшаяся ко мне со спины особь чуть не захватила в свои силки, но вовремя среагировавший Богдан оттолкнул меня в сторону и поймал уродливую женщину на свой меч. Схватка продолжалась не меньше четверти часа, пока последняя тварь не опала наземь двумя половинками. После этого пришел черед тех, кто успел оплести ребят ветками и заключить в непроницаемый деревянный кокон. Благо артефакт защиты сработал как надо, и ученикам ничего не угрожало. В физическом плане. А вот морально…

Забрав у Богдана охотничий нож с диковинной костяной рукоятью, я поспешила к обездвиженной Ниссе. Оттянув назад голову визжащего Оплетая, который пытался пробить защиту, перерезала ему горло и с силой дернула на себя, отделяя ее от тела. После этого облила деревянный кокон одним из имеющихся в запасе составов, который за десять секунд уничтожил силки. Присев рядом с подрагивающей девочкой, я прижала ее к себе и стала гладить по волосам, стараясь успокоить. Миробор, освобожденный Богданом, спокойнее отреагировал на нападение, а вот Марьям залилась слезами и бросилась на шею царевичу, который ее освободил. Она непрерывно шептала слова благодарности.

Убедившись, что все остались целы, я в принудительном порядке заставила их достать из сумок успокоительное зелье и принять.

– Не ожидал от вас, – произнес Богдан тихо, когда мы двинулись в путь.

– Чего именно?

– Ловко вы с ножом…

– Я уже говорила и не раз – внешность обманчива.

– Действительно. Иной раз она преподносит удивительные сюрпризы.

– Не то слово, – пробурчала я, прикрывая глаза.

Очередная вспышка воспоминаний накрыла совершенно неожиданно, принося с собой поток сожаления, боль в сорванном от крика горле и вкус крови на губах. Оплетай был не первым существом, которое я убила…


До самого вечера все было спокойно. Мы нашли новую поляну – небольшую, но окруженную соснами и неподалеку от реки. Пока мальчики ставили защиту и разбивали лагерь, мы с девочками занялись ужином. Все это время я наблюдала за Ниссой и Марьям, стараясь оценить их состояние. Если младшенькая выглядела испуганной, дергаясь от каждого шороха, то старшая настораживала задумчивостью и рассеянностью.

После того как все поели, кто-то из ребят подал идею поплавать. Вечер был довольно теплым, а речка спокойной. Попросив Константина проверить ее магически, я дождалась одобрения и позволила купаться только в проверенном месте. Еще и охранные кристаллы рядом активировала. Удивительно, но даже Кощей поддержал общий энтузиазм, правда, уединиться решил выше по течению, за ивовыми кущами.

Наблюдая, как парни входят в воду, а Нисса робко топчется у кромки, я поняла, что кое-кого не хватает. Марьям дольше всех копалась в вещах, а сейчас ее не было видно. Убедившись, что охранка работает исправно, я наказала ребятам следить друг за другом и отправилась на поляну. Здесь никого не было. Интуиция молчала, и беды ничто не предвещало, однако чем быстрее найдется ученица, тем лучше. Я создала маленький зеленый огонек и пустила его над землей, слегка подсвечивая себе дорогу, так легче было идти вдоль берега, обходя кусты и топкие места. Чутко прислушиваясь к колебанию магических потоков, я пыталась определить, не притаилась ли поблизости очередная диковинная нечисть или, не дай Прядильщицы, хозяева острова.

Когда за очередным пушистым кустом раздался тихий, но знакомый голос, я с облегчением выдохнула. Осторожно раздвинув ветки, выглянула из своего укрытия и понимающе, немного грустно, улыбнулась.

Константин стоял по пояс в воде. В ярком свете месяца было видно, как с черных распущенных волос стекала вода тонкими струйками по обнаженному телу. Но при этом весь облик его казался скучающим. Как и всегда, когда очередная легкая добыча падала к ногам.

Марьям… Она стояла в одной нижней рубашке, чуть прикрывающей бедра, почти вплотную к царевичу, и преданно заглядывала в его глаза. От воды ткань плотно облегала тело, но она будто не замечала этого, продолжая шептать что-то неразборчивое. Затем резко замолчала, смущенно опустив голову. Протянув руку вперед, Кощей осторожно коснулся девичьего подбородка, приподнял лицо, и…

Я сделала шаг назад. Потом еще один и еще, не желая и не имея права подглядывать. Мне было безумно жаль: внезапная влюбленность редко бывает счастливой, но все же… Не царевич должен был стать для Марьям первым мужчиной. Не тот, кто привык брать, ничего не отдавая взамен. Не тот, кто считал, что не умеет любить.

Но это не мое дело. Хоть я и воспринимала своих учеников детьми, но Марьям была уже взрослой девушкой. Она была вправе сама решать, с кем ей быть. И если это станет ошибкой, то лишь одной из многих на жизненном пути. Рано или поздно она вспомнится либо с улыбкой, либо с чувством сожаления.

Зеленый светлячок медленно плыл над землей, уводя меня все дальше от пары. В какой-то момент я вновь вышла к берегу реки у небольшой запруды. Проверив магические потоки, я не почувствовала ничего необычного, поэтому разделась и погрузилась в воду. Раньше, кажется уже в прошлой жизни, я очень любила плавать. Будучи ребенком, частенько бегала с соседской детворой на речку, порой часами просиживая в студеной воде. До синих губ, до сморщенной кожи на руках и ногах. А затем, изрядно замерзшая, вылезала на берег и отогревалась на палящем солнце, жадно вдыхая неповторимый аромат луговых трав.

Позже, будучи шестнадцатилетней девушкой, променяла речку на зеркальную озерную гладь. Туда мы ходили с подругами, большую часть времени посвящая уже не купанию, а разговорам о парнях. Там же я впервые повстречала мужчину, который стал для меня смыслом жизни и с уходом которого она оборвалась…

Сделав глубокий вдох, я с головой ушла под воду, позволяя течению ласково касаться тела и играть с волосами. Мелкий песок приятно перекатывался под ногами, лишь иногда обнажая скользкие камни. Здесь, под мерцающей гладью, было невероятно тихо и спокойно. Все звуки и мысли исчезли, оставляя после себя звенящую тишину. Кажется, я могла бы просидеть так целую вечность, если бы неожиданно сильные руки не дернули меня на поверхность, заставляя вынырнуть.

– Мастер, вы в порядке? – взволнованно спросил Богдан, убирая с моего лица налипшие пряди.

– Все в порядке, – вздохнула я, стараясь не демонстрировать свое разочарование от утраченного одиночества.

– Простите, не хотел вам мешать, но… Вас слишком долго не было на поверхности, и я заволновался.

– Спасибо, – мягко поблагодарила я и попыталась вывернуться из мужских рук, которые обжигали своим жаром сквозь тонкую ткань сорочки.

– Осторожно, здесь скользко, – качнул головой Богдан, а затем аккуратно вывел меня на берег.

Развернув свой плащ, Богдан накинул его мне на плечи, а затем отступил, отводя взгляд медовых глаз. Смущался, что выглядело смешным и милым одновременно. Он не пытался продлить прикосновение, хотя явно этого хотел. Не пробовал соблазнить, используя свое обаяние. Просто был рядом, подозрительно оглядывая ближайшие кусты, и терпеливо ждал, пока я оденусь. Такая трогательная забота вызвала очередной приступ сожаления, только на этот раз по поводу чувств ученика. Некоторое время назад я жалела Марьям и ее безответные чувства, осуждая поведение Кощея. Теперь же… сама оказалась на его месте, не имея права, да и возможности ответить на чувства Богдана.

– Спасибо. – Я вернула плащ.

– Мастер, мы вас чем-то обидели?

– С чего ты так решил?

– Я не могу понять, почему вы ушли так далеко, да еще одна! Это… из-за вашего спутника?

– Вовсе нет. – Я покачала головой, услышав в вопросе нотки ревности. – Иногда людям необходимо одиночество, чтобы собраться с мыслями и принять правильное решение.

– Нужно, но только не в такое время и не в таком месте. Простите, но это был безответственный поступок!

– Кажется, сегодня днем мы уже выяснили, что я не так беззащитна, как кажется.

– И все же я вас очень прошу больше так не делать. Не хочется следить за вами тайком.

– Я бы попросила тебя вообще за мной не следить и прекратить опекать. Хотя подозреваю, что это бесполезно.

– Бесполезно, – пожал могучими плечами Богдан, обезоруживающе улыбаясь. – Если вам так хочется, я создам иллюзию одиночества, но оставлять вас не намерен. Уж простите меня мнительного.

– Ты бы лучше об остальных ребятах подумал, прежде чем бросать их совсем одних.


Когда мы вернулись, все уже спали. Оглушенная воспоминаниями и заботой ученика, я легла на самой границе защитного полога, подальше от пляшущих язычков пламени. Уже проваливаясь в сон, я поняла страшное – заклинание хозяина, напитанное силой всего несколько дней назад, снова переставало действовать.

Не помню, что мне снилось ночью. Вначале был холод и тьма, которые медленно подкрадывались со всех сторон, затягивая в свою пучину, а затем пришло тепло. Оно окутало совершенно неожиданно, принося с собой покой. За этим теплом я и потянулась, в какой-то момент осознав себя лежащей не на тонком одеяле, а на мужской груди.

– Зачем? – тихо спросила я, не поднимая головы и не имея никакого желания выбираться из теплого кокона в холодное серое утро.

– Ты дрожала, – ответил Кощей равнодушным голосом.

– Костя…

– Пожалуйста, просто помолчи. Ты замерзала, я не дал тебе простудиться. Никакого подтекста, никаких намеков.

– Ты никогда не умел врать.

– Умел, только не тебе. Пора вставать.

Я молчала. Не открывая глаз, вдыхала мужской аромат и думала. Пыталась вспомнить, когда все это началось, и не находила ответа.

С Константином я впервые встретилась, когда он был десятилетним мальчиком. Несчастный ребенок, лишенный родительской любви. Его окружали наставники, призванные воспитать будущего правителя. Он не играл со сверстниками, все время отдавая учебе и поездкам по царству. Никогда не слышал похвалы от отца – тот был слишком занят собственными проблемами. Все время ходил с ушибами и ссадинами, полученными на тренировках. Никто не видел, как он плакал, замазывая раны мазями. Не слышал, как он шипел сквозь зубы от боли. А я знала…

Обычно никто из окружающих не мог пошатнуть моего равнодушия, но, кажется, тогда заклинание хозяина впервые дало сбой, и я пожалела ребенка. Вначале обрабатывала ушибы, одновременно заживляя наговором особо глубокие раны. Затем беседовала с мальчишкой, отвечая на многочисленные вопросы. А после…

– Гроза приближается, – раздалось над головой.

Константин осторожно посадил меня и отошел к костру. Вернулся уже с кружкой травяного сбора.

– Сколько у нас времени?

– Около двух часов. Может, меньше.

– А сколько нам идти до места?

– Дольше.

– Тогда предлагаю немедля выдвигаться, а прямо перед грозой снова сделать привал. Не хочу задерживаться в этом месте дольше необходимого.

– Как скажешь.

Царевич не стал спорить, а вернулся к костру, у которого уже сидели мальчики. Я перехватила взгляд, которым сверлил Константина Богдан, и мне это очень не понравилось.

Собрались все быстро, а вот двигались чрезвычайно медленно. Лес неожиданно стал гуще, а земля словно засасывала, мешая нормально переставлять ноги. Девочкам, не привыкшим к физическим нагрузкам, приходилось особенно тяжело. К тому моменту, как раскаты грома начали сотрясать землю, мы не прошли и половины намеченного. Самое неприятное заключалось в том, что гроза застала нас прямо в лесу, среди покосившихся от старости деревьев и сломанных веток.

– Царевич, нужно останавливаться!

– Впереди есть поляна, осталось совсем немного. – Он с трудом перекрикивал шум ветра.

Спорить я не стала, доверившись в этом вопросе более опытному человеку. В подростковом возрасте Константина часто отправляли в походы вместе с дружиной, чтобы он знакомился с владениями и теми, кто проживал на его территории. Частенько после возвращения домой он закрывался в своих покоях и подолгу сидел в одиночестве, а могучие дядьки за кружкой медовухи отзывались о будущем правителе уважительно.

Это были смутные времена для царства Кощеева. Правитель метался по свету в поисках спасения и в своих владениях появлялся лишь для очередного обряда. Приближенные к трону прихлебатели постепенно распустились, обворовывая, мухлюя, повышая налоги. Соседи, глядя на бесхозные земли, потихоньку совершали набеги, явно готовя полный захват. Царство приходило в упадок и беднело.

В наследнике зрела злость на отца, который бросил царство в угоду собственным желаниям. Помню день, когда спустя месяцы скитаний с хозяином я вернулась в Иглу, чтобы забрать несколько книг для царя. Тогда Косте было не больше четырнадцати, но взгляд изумрудных глаз уже казался не по годам мудрым и усталым. Закрыв за собой дверь отцовского кабинета, Константин долго не решался заговорить, обдумывал, подбирал слова.

– Тенья, скажи, когда отец вернется?

– Прости, царевич, но у меня нет ответа.

– Значит, очередные эксперименты, – с грустной улыбкой покачал головой наследник. – Он знает, что творится в царстве? Или его это больше не волнует?

– Ты сам ответил на свой вопрос.

– Тенья, ты его правая рука, советник. Ты знаешь о царстве все, и тебя знают все приближенные. Они прислушиваются к твоему мнению. Прошу, помоги мне.

– Чего ты хочешь, царевич?

– Спасти то, что мне предстоит унаследовать.

– И ты знаешь как?

Он кивнул, доставая из-за пояса скрученный в тугой свиток пергамент.

– Я составил ряд указов на ближайшие три года. Это поможет замедлить упадок и наладить сотрудничество с соседями. Посмотришь?

Приняв из рук Кощея-младшего документ, я долго вчитывалась в ровный, красивый почерк, оценивая и ум подрастающего наследника, и его желание защищать свои владения. Тогда, втайне от хозяина, я помогла Константину встать у власти и получить поддержку знати. И он не подвел, дав царству Кощееву новую жизнь.

В реальность меня вернула огромная капля, упавшая на лицо. Вздрогнув, я вытерла ее рукавом и посмотрела на почерневшее небо, в котором все чаще мелькали фиолетовые молнии. От силы грома в ушах неприятно звенело, а по телу расползалась мелкая вибрация. Шум приближающегося ливня нарастал, заставляя идти быстрее. Туда, где можно спрятаться от беснующейся стихии и отдохнуть от тяжелого пути.

На поляну, о которой говорил Кощей, мы с ребятами выскочили именно в тот момент, когда с неба хлынула стена дождя. Спасибо царевичу, который немного опередил нас и активировал кристаллы, тем самым обеспечив поляне сухость. Запустив всех под купол, я нырнула сама, с удовольствием снимая с себя насквозь промокший плащ. Рубашка тоже вымокла, облепив тело и холодя его, но я старалась не обращать на это внимания, в первую очередь озаботившись состоянием учеников.

Мальчики под руководством Богдана занялись костром, пока девочки топтались неподалеку и зябко растирали плечи. Оглядевшись, я приметила небольшой кустарник, который попал под защиту купола. Поманив учениц, я дала им разогревающую мазь и отправила переодеваться.

Заметив, что девчонки скрылись, парни тоже решили сменить рубашки, тем самым вызывая невольную улыбку. Ведь и не поймешь, то ли настолько воспитанные, что не хотели смущать одноклассниц своим видом, то ли сами стеснялись. Но в любом случае это говорило в пользу мальчиков.

Окинув поляну быстрым взглядом, совершенно случайно зацепилась за Богдана, который как раз надевал рубашку. Почти всю верхнюю половину тела украшали диковинные татуировки, часть из которых напоминала причудливые вязи рун, а другая – огромные, незнакомые мне символы. Засмотревшись, я пропустила момент, когда ко мне приблизился Кощей, своим телом закрывая обзор.

– Что-то случилось? – спросила я, переведя взгляд на хмурое лицо.

– Ты дрожишь, – ровно ответил Константин, а затем опустил мне на плечи свой плащ.

– Не надо, промокнет. Сейчас девочки выйдут, и я переоденусь.

– Я подожду.

– Чего? – не поняла я.

– Пока ты переоденешься, а то здесь слишком много желающих тебе помочь.

– Царевич, это мои ученики. Вполне естественно, что они уважают меня и стараются услужить.

– Не уверен, что поступки некоторых из них обусловлены только этим.

– А чем обусловлены твои? – глядя в горящие зеленью глаза, спросила я.

– Заботой о ценном помощнике.

– Спасибо, если это действительно так, – вздохнула я и попыталась растереть замерзшие руки. Константин отреагировал сразу, взяв мои ладони и согревая дыханием, от которого поднялось облачко пара. – Странно…

– Что?

– Температура воздуха падает, хотя под куполом она должна держаться на одном уровне.

– Вряд ли его создатели брали в расчет влияние магической грозы.

– Возможно, но это плохо. Ребята и так промокли, а если температура продолжит опускаться, то они наверняка простудятся. Это в лучшем случае, потому что я понятия не имею, какая зараза водится на этом острове.

– Справимся, – спокойно произнес царевич, а затем кивнул на кусты, из которых выбрались девочки. – Иди.

Достав из сумки сухую рубашку, я нехотя отдала плащ Кощею-младшему и скрылась за густой растительностью. Наспех втерев мазь в кожу, я надела рубашку и бросила косой взгляд в сторону леса – почудилось, что за куполом мелькнула тень. Чем больше времени мы проводили в этом месте, тем меньше оно мне нравилось. Кто знает, какие еще существа, давно уничтоженные в Закатных землях, могли сохраниться здесь? И почему Гвидон не истребил их, отдав почти половину острова? Может, он специально разводит этих тварей, чтобы они встречали нежданных гостей?

Вынырнув из своего укрытия, я поблагодарила Константина за плащ, а затем направилась к огню. Нужно было приготовить травяной сбор, чтобы предотвратить возможную простуду. Приблизившись, я с некоторым удивлением посмотрела на Марьям, которая отчаянно прижималась к Миробору, дрожа всем телом. На Константина она демонстративно не обращала внимания, что всколыхнуло внутри легкое любопытство, но я быстро сосредоточилась на важных делах.

– Ребята, доставайте одеяла и укутывайтесь, – попросила я, когда заметила изморозь на траве за куполом. – А затем все выпиваем по кружке отвара.

Пока ученики выполняли наказ, я подошла к краю защитной преграды и стала наблюдать за крупными хлопьями снега, падающими с неба.

– Как думаешь, что будет, когда гроза пройдет? – тихо спросила я у подошедшего царевича.

– Этот остров находится в южных широтах, так что, скорее всего, выглянет солнце. Снег начнет таять, и земля превратится в болото, что снова замедлит нас. Вернее, нас замедлят твои ученики.

– Не наговаривай на них, – вступилась я за ребят, испытывая легкое раздражение. – Они справляются с переходом не хуже нас.

– Но без них мы двигались бы гораздо быстрее. Тенья, они обуза, которая тормозит наши поиски и увеличивает вероятность обнаружения.

– И что ты предлагаешь? Отправить их обратно мы все равно не сможем.

– Но можем оставить здесь. Внутри купола им ничего не угрожает, а запасов еды хватит на неделю. Мы успеем осмотреть остров и вернуться обратно.

– Ты хочешь, чтобы я бросила их одних? Константин, они еще дети!

Царевич нарочито медленным взглядом обвел моих учеников, самой младшей из которых было шестнадцать лет, а затем выразительно посмотрел на меня.

– Даже слушать ничего не хочу! Я не оставлю их.

– Ты привела их для практики, но пока, кроме скитаний по лесу, они ничего не видели.

– Видели, – не согласилась я. – Они столкнулись с Оплетаями, которых считали вымершими существами. Добыли его ткани, что поможет им поупражняться в зельеварении. Также собрали редкие травы. Кто знает, какими свойствами они обладают?

– Не уступишь?

– Нечего уступать. И… – договорить я не успела, замолчав из-за прикосновения мужских пальцев к губам. – В чем дело?

– У нас гости. Собери своих учеников и следи за ними.

Повторять дважды не пришлось. Сгруппировав ребят так, чтобы слабые оказались внутри круга, сама стала наблюдать за Константином. Его поведение откровенно пугало, потому что даже в момент нападения Оплетаев он был спокоен, а сейчас…

– Бегите! – приказал Кощей и нырнул за деревья, откуда раздался леденящий душу рык.

В следующее мгновение наш защитный купол схлопнулся. Повторять дважды не пришлось. В противоположную от царевича сторону первым побежал Миробор, увлекая за собой девушек. За ними рванул Велимир. Только Богдан оставался рядом, отказываясь идти без меня. Пришлось припустить, задавая темп. Пронизывающий ветер свистел в ушах, мешая расслышать хоть что-то, кроме звука собственного сердца. Гром над головой, кажется, сотрясал землю, вызывая глупое желание пригнуться и закрыться руками, а чувство опасности упорно гнало вперед. Я то и дело оборачивалась, надеясь увидеть следующего за нами Константина.

– Куда бежать? – перекрикивая очередной раскат, спросила Марьям.

– Надо найти укрытие!

Самой мне не верилось, что нам удастся спастись. Пугали меня не только неведомые чудовища, с которыми остался расправляться Константин, но и молнии, сверкающие прямо над головой. Они били в высокие деревья, и, если бы не мокрый снег, уже начался бы пожар.

– Осторожно!

После предупреждения меня дернули в сторону, спасая от твари, что подкралась сбоку. Прыжок волкодлака закончился у ближайшего дерева, но его это не остановило. Соскочив с места и отряхнув налипшую листву, он пригнулся к земле для нового нападения.

Спрятав меня за спину, Богдан достал меч и приготовился к атаке. Я же в это время быстро перебирала склянки с зельями. Достав нужное, открыла и попыталась кинуть в тварь, но она выбрала именно этот момент для прыжка. Отскочив в сторону, чтобы не мешать ученику, я снова попробовала прицелиться, но… Не учла, что волкодлаки – стайные хищники, и там, где один, будут и другие.

От резкого удара в спину я упала лицом вперед, при этом еле сдержав крик боли – когти нежити глубоко впились в плоть. Через силу прикрыв шею одной рукой, второй, в которой держала остатки зелья, плеснула назад. Судя по неистовому вою и пропавшим когтям, попала. Кое-как перекатившись, я извлекла еще одну склянку и бросила в одного из волкодлаков, атакующих Богдана. С двумя другими он расправился сам, но на подходе были еще монстры, и мы не знали, сколько их.

Выудив остатки зелья, я с трудом поднялась на ноги и даже сделала несколько шагов в сторону ученика, но неожиданно земля стала уходить из-под ног. Причем в прямом смысле этого слова. В яму я падала лишь с одной мыслью – детей не уберегла…


* * * | Тень Кощеева | Глава 5



Loading...