home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Владимир Петрович Дементьев не мог сказать, что увольнение из Следственного комитета, где он проработал много лет, стало для него таким уж сюрпризом. Пожалуй, к этому все шло с того самого момента, как он впервые познакомился с чокнутой компанией, возглавляемой странноватым чехом Войтехом Дворжаком, в октябре 2012 года. Просто еще два с половиной года он об этом не знал. Но именно тогда, расследуя дело о похищении и убийствах молодых девушек, Дементьев понял, что не все в этом мире поддается логическому объяснению, и иногда нужно отбросить все свои «верю не верю», чтобы докопаться до истины. Его желание всегда знать правду, какой бы она ни была, широкие взгляды на мир и возможность добывать информацию стали поводом к тому, чтобы и после того расследования чокнутая компашка обращалась за помощью к нему, а он к ним.

Каждое их общение приближало тот момент, когда однажды на его пороге появился Ваня Сидоров с заявлением, что не известная Дементьеву организация ЗАО «Прогрессивные технологии» похитила его сестру, Нева и Сашу. А также с флешкой, полной доказательств, какими именно прогрессивными технологиями занимается ЗАО, среди которых похищение людей было мелкими белесыми цветочками на летнем альпийском лугу. Ягодки удивили Дементьева гораздо больше.

С этой флешкой тогда еще следователь и пошел к своему начальству. Уж больно хорошими были собранные Ваней доказательства, против них не попрешь. Стоит начальству потянуть за ниточку, и клубок распутается сам по себе, без особых усилий. Громкое могло бы быть дело! Однако вечером того же дня начальство само вызвало Дементьева, велело срочно собираться в отпуск, съездить отдохнуть в Турцию или Грецию и вообще забыть о существовании этой флешки и стереть из памяти название ЗАО.

Пересказывая все это Ване, сидящему на его кухне, Дементьев понял, что иногда стоит отбросить не только «верю не верю», но еще и «могу не могу» и «должен не должен». Разрабатывая с Ваней план операции по спасению чокнутой компашки, Дементьев знал, что в Следственном комитете ему больше не работать. Если вообще живым вернется, а шансов на самом деле было не так много. И когда его задела пуля, казалось, их не осталось совсем. Черт его знает, как они все выбрались. Мало того, что без потерь, так еще и деньги со счета ЗАО поперли, организацию по изучению аномальных явлений создали и крышу в виде депутата Государственной думы получили. Если бы Дементьев верил в бога, он бы не сомневался, что Дворжак у него на особом счету. И все, кто рядом с ним, тоже. А потому он почти не раздумывал, когда чех позвал его в ИИН. Да и идти-то все равно было некуда. Не охранником же в супермаркет.

В общем, так и получилось, что бывший следователь Владимир Петрович Дементьев, раскрывавший громкие убийства, переквалифицировался в менеджера проекта «Поймай чупакабру» и шел сейчас по грунтовой дороге к дому охотника Андрея, который, по уверениям местных, первым столкнулся с неизвестным зверем.

Охотник жил возле самой реки, в конце улицы. Его дом выгодно отличался от других домов в деревне: был обложен кирпичом, накрыт металлочерепицей, окружен ровным забором. Сразу становилось понятно, что хозяин Андрей умелый. Еще издалека Дементьев услышал удары топора. В окруженной лесом деревне все громкие звуки разносились быстро и были слышны далеко. Охотник нашелся во дворе, за домом. Перед ним лежала груда бревен, а позади – еще большая куча уже нарубленных поленьев. Мальчишка лет десяти собирал готовые дрова и уносил их в небольшой сарайчик в самом конце двора.

Андрей оказался еще довольно молодым человеком, которому едва ли исполнилось сорок пять. Для пасмурной и прохладной погоды одет он был слишком легко, всего лишь в холщовые брюки и рубашку, но и та уже промокла насквозь. Физический труд не давал ему замерзнуть. И тем не менее, несмотря на молодой еще возраст, вся голова мужчины была седой, как будто принадлежала столетнему старику.

– Я слышал, что вы приедете, – хмуро отозвался Андрей, когда Дементьев представился.

На бывшего следователя он даже не посмотрел, но орудовать топором перестал. Дементьев не помнил его среди встречающих, хотя обычно лица запоминал хорошо, профессия накладывала отпечаток. Наверное, его там и не было.

– Говорят, вы были первым, кто столкнулся с этим животным.

Это был не вопрос, а утверждение. Дементьев вытащил сигарету, прикурил сам и протянул пачку Андрею. Тот наконец бросил на него быстрый взгляд, вытащил из пачки сигарету и посмотрел на мальчишку, который как раз подошел за новой порцией дров.

– Пашка, иди погуляй пока.

Мальчик обрадованно кинул обратно полено, которое уже взял в руки, и ускакал прочь со двора. Наверное, где-то его уже ждали друзья, и он был только рад, что помогать отцу не нужно. Дементьев еще помнил себя в его возрасте, хоть это и было очень давно. Он жил в городе, но летом непременно выезжал с родителями на дачу, где его уже ждала компания таких же городских мальчишек. Любая помощь отцу отнимала драгоценное время, когда можно вдоволь носиться по проселочным дорогам, купаться в реке, ездить на велосипеде и ловить светлячков в спичечные коробки.

Андрей положил топор на землю, прикурил и только тогда снова посмотрел на Дементьева.

– Я мало что помню, – признался он, выпуская в воздух струю сизого дыма.

– Расскажите, что помните, – предложил Дементьев. – Любые сведения не будут лишними.

– Пошли с Джеком на охоту еще утром. Это собака моя… бывшая. Бигль. Золотой пес был, охотник отменный, дичь за версту чуял. Я за ним в саму Пермь ездил, денег сколько отдал, страшно сказать. Ларка, жена, неделю кричала. Но пес был отменный, – повторил Андрей, снова нервно затягиваясь. – Пошли мы с ним, значит. Капканы проверили, нигде ничего. Он вроде след возьмет, бежит, а потом теряет. Как будто нет зверей вокруг. Уж если бы были, Джек бы почуял. Я уже устал, думал возвращаться, как он наконец что-то почуял. Бросился вперед, в самую чащу. Я за ним почти сразу поспевать перестал. Потом слышу – лает. Я туда, выбежал на поляну. А дальше, верьте не верьте, ничего не помню. Что там увидел – словно кто-то ластиком стер.

Андрей заметно разволновался, и Дементьев торопливо кивнул, давая понять, что верит его словам. Ободренный этим, охотник продолжил:

– Поначалу вообще помнил, только как в доме у Гавриловича проснулся. Это доктор наш. Но теперь иногда вспоминаю, как нес Джека на руках. Его тяжесть, горячую кровь. Потом уже проснулся дома у доктора, в обед следующего дня. Джека похоронил… и вот. Потом эта тварь в деревню стала приходить.

Дементьев снова кивнул.

– А когда шли домой, ничего странного не замечали?

– Да я не смотрел. – Андрей судорожно вздохнул и торопливо затянулся сигаретой, Дементьев видел, как дрожат у него руки. – Вообще воспоминания смутные, как сквозь дымку. Словно лет двадцать прошло. Я примерно так школьные годы вспоминаю. Знаете, помнишь какой-то отрывок, а что было до и после – уже нет. Только вот еще…

– Что?

Андрей посмотрел на него, как будто сомневался, говорить или нет, но затем все же признался:

– Я когда к поляне шел той, было светло еще. А когда Джека домой нес, темно, будто ночь, понимаете? Там ведь всего несколько минут должно было пройти, а уже стемнело. И до деревни полчаса ходу, а я утром вернулся только, когда уже рассвело. Почему я так долго шел?

Теперь пришла очередь Дементьева задумчиво курить.

– А место это можете показать? – спросил он.

– Только завтра. Темнеет уже, а я в лес в темноте теперь не сунусь. Пока оно там.

Дементьев понимающе кивнул.

– Тогда завтра я попрошу вас отвести нас туда. Посмотрим, может, что интересное увидим. А что насчет смерти вашей свояченицы, как я понимаю?

Андрей снова понурился, затянулся длинно, выпустил в воздух сизую струю и смотрел на нее, пока она не растворилась в воздухе.

– Нюша была не совсем нормальная. Не помню, как точно называется диагноз, но она как дитя малое была. Когда Ларкины родители умерли, она ее к себе забрала, сестра все же. Нюша в тот день грибы собирала, далеко не уходила. Ларка не разрешала, да она и сама боялась. Несколько лет назад ушла так, заблудилась, три дня искали. МЧС приезжало, еле нашли. Та опушка, где ее нашли, от нас далеко, но Алена Степанова говорила, что видела ее. Ходила, ходила, а потом вдруг пропала. Алена решила, что она домой ушла. Только вечером нашли уже. Алена дома была, но ничего не слышала. Если и напал на Нюшу кто, то она даже не кричала.

– А сами-то вы что думаете? Какое животное это могло бы сделать?

Андрей пожал плечами, бросил окурок на землю и растоптал его ногой.

– Не знаю я таких. Вы сюда приехали разбираться, вы и разбирайтесь.

Взяв с Андрея обещание, что завтра часов в одиннадцать утра он отведет их в лес на то место, где все произошло, Дементьев попрощался с хозяином и направился к выходу со двора.

– Владимир Петрович, Пашку там если увидите, кликните домой, – попросил Андрей. – Надо дальше помогать.

Дементьев пообещал так и сделать. Пашку он действительно увидел. Тот с еще одним парнишкой, чуть постарше на вид, сидел во дворе, казалось, брошенного дома и с увлечением что-то вырезал из большого полена. Дементьев уже остановился, чтобы передать мальчишке слова отца, но передумал. Пусть поиграет ребенок, он ведь мог его и не увидеть.


* * * | Сотканная из тумана | * * *



Loading...