home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

1 ноября 2015 года

Пермский край

– Да как вы могли ничего не видеть? Оно же шло откуда-то с вашей стороны!

– Айболит, не шуми. Без тебя голова болит.

Саша растерянно замолчала, сверля взглядом спину Вани. Утром, едва только рассвело и вся деревня начала потихоньку оживать, она тоже вскочила с постели, собираясь выяснить, что произошло ночью. Первым делом Саша обошла вокруг дома, выискивая следы того, кто так напугал ее и Нину. К сожалению, двор Матвея Гавриловича даже поздней осенью был покрыт травяным ковром, на котором не осталось следов. Грязно-серая, высохшая трава, никогда в жизни не видевшая газонокосилки, была примята, но ими или кем-то другим, выяснить не представлялось возможным. Лишь в одном месте под кухонным окном, где у доктора располагалось нечто вроде дикой клумбы, беспорядочно заросшей цветами летом, а сейчас представлявшей собой голую землю, Саше удалось найти след. Он действительно был похож на собачий или волчий, только принадлежал очень крупной особи. Сашу даже в дрожь бросило, когда она представила, что могла встретиться ночью лицом к лицу с этим зверем.

Закончив со своим двором, она направилась в дом, где остались Ваня и Дементьев. Деревня уже жила своей обычной утренней жизнью: люди копошились во дворах, дети еще спали. День обещал быть солнечным, хоть и немного прохладнее, чем накануне. Красновато-желтое солнце уже почти наполовину показалось из-за края леса, зажгло верхушки деревьев, разлило багряные краски, однако легкий туман еще стелился по воде, а прохладный утренний ветерок разносил по окрестностям влажный запах осеннего леса. Ничто не напоминало о ночном происшествии.

Добравшись до дома Ильи Пантелеевича, Саша с удивлением обнаружила, что проснулся только хозяин дома, а бравые исследователи дрыхнут без задних ног. Пришлось будить.

– Как тебя Дворжак только терпит? – ворчал Дементьев, отхлебывая из чашки горячий чай, морщась и дуя на него перед следующим глотком.

– Роса на траве еще не высохла, а ты уже будишь честных людей, – вторил ему Ваня.

Оба выглядели не просто невыспавшимися, а откровенно помятыми, и ночью ничего не слышали и не видели, хотя собирались по очереди следить за камерами. Причину этого Саша выяснила уже тогда, когда Нина ушла в библиотеку, Дементьев отправился выяснять, не случилось ли чего ночью в деревне, староста тоже ушел по каким-то своим делам, а они с Ваней вдвоем остались дома, чтобы посмотреть ночные записи.

– Да это все Пантелеич, – признался Ваня, хмуро склонившись над ноутбуком. Саша, задавшая возмущенный вопрос, стояла прямо за его спиной. – Пришли домой, а он еще своей настойки вытащил. По рюмашке хлопнули – и все, только ты утром и разбудила.

– Офигеть исследователи, – пробормотала Саша. – Тебе плохо не станет?

– Если б могло, уже бы стало, – хохотнул Ваня, активно щелкая клавишами. – Сходи лучше на кухню, принеси молока. На столе банка стоит.

Саша помнила, как в самый первый раз, когда они, тогда еще почти незнакомые между собой любители аномальных явлений, отправились на поиски целителя в сибирской тайге, и Ваня, желая выудить информацию у местных мужиков, выпил лишнего. Тогда наутро ей пришлось делать ему укол, однако сегодня он выглядел вполне бодро, потому она решила не переживать. Молча принесла из кухни банку, на две трети заполненную молоком с упругой пенкой сверху, и кружку и протянула Ване. Тот проигнорировал кружку, отхлебнул прямо из банки. Саша как завороженная следила за движением кадыка при каждом глотке, отстраненно понимая, что молоко только из-под коровы, даже не кипяченое. Ваня заметил ее взгляд, перестал пить и протянул ей банку, в которой еще оставалось немного молока.

– Будешь?

– Оно ведь даже не кипяченое.

– Тьфу на тебя, дитя цивилизации, – беззлобно фыркнул Ваня, залпом допил остатки и поставил банку на край стола. – А я вот однажды продам квартиру и перееду в деревню. Буду вот так молоко по утрам пить, петухов слушать.

– Да ты пока квартиру не продал, хотя в Питер переехал. В деревню он переедет, как же, – фыркнула Саша.

– Вот возьму и перееду!

– Аня за тобой не поедет.

– В Питер же поехала.

– Так не за тобой же. Она тебя даже главным на это дело не назначила.

Ваня недобро посмотрел на Сашу.

– Мстишь?

– Глупо было бы не воспользоваться, – честно призналась та.

Предыдущие три года Ваня часто бесил ее придирками к Войтеху и неуместными шутками, порой крайне обидными, поэтому она действительно не могла не воспользоваться его слабостью: какими-то чувствами к директору Института. Саша пока не решалась назвать это влюбленностью, уж слишком давно и хорошо знала Ваню Сидорова.

– Иди сюда, будем видюшки смотреть, язва, – вздохнул Ваня.

– Кто бы говорил!

На первой камере, закрепленной в соседском дворе, где жил пчеловод Степан с женой, ничего интересного не оказалось. Ваня промотал ее на быстрой скорости, замедлив лишь незадолго до того времени, когда, по словам Саши, что-то появилось в их дворе. Но даже если там действительно что-то было, то на эту камеру оно не попало. Дом доктора находился у реки, на другом конце деревни.

– Давай поделим записи, – предложил Ваня, потягиваясь в неудобном кресле. – А то мы так до вечера будем их смотреть и все равно пропустим что-нибудь важное. Мало ли когда и где эта хрень вышла из леса.

Саша открыла второй ноутбук и устроилась рядом. Меланхоличный просмотр записей, на которых ничего не происходило, навевал сон, и оба уже почти клевали носом. Возле дома доктора камеры не устанавливали, поскольку в том конце деревни раньше ничего не происходило, и только теперь Ваня раздосадованно подумал, что следовало поставить там хоть пару камер. Пусть они не будут передавать трансляцию онлайн на его компьютер, поскольку он настроил вайфай ближе к лесу, откуда и появлялось неизвестное существо, но лучше бы иметь возможность просмотреть записи.

Саша уже почти задремала, когда на экране мелькнула какая-то тень. Мелькнула и мгновенно пропала.

– Что это было? – Саша тут же выпрямилась в кресле, бестолково глядя на клавиатуру и не зная, как промотать запись обратно.

– Покажи.

Ваня подтянул стул к ней поближе и защелкал клавишами. Тень снова мелькнула на экране, но ни один из них не успел ее разглядеть. Пришлось покадрово пересматривать момент, чтобы вычленить тот, где перед камерой мелькнула рука с длинными тонкими пальцами.

– Интересно, – пробормотал Ваня, переключаясь на другие окна. – Что это у нас за камера? Хм, так я и думал…

– Что за камера? – с любопытством спросила Саша.

– Последняя по улице. В том конце один обитаемый дом, там живет девушка, которая не захотела с Ниной разговаривать, помнишь? Парни, которые помогали мне ставить камеры, сказали, что у нее из живности вообще ничего нет, даже кота, поэтому наша чупакабра туда и не захаживает.

– Рука явно женская. Интересно, что она делала на улице в… – Саша посмотрела на таймер внизу экрана, – без четверти три ночи.

– Давай дальше посмотрим, возможно, будет видно.

И действительно, несколько секунд спустя девушка появилась на экране полностью, как будто до этого она шла не по дороге, а вдоль забора, потому и мелькнула перед камерой только ее рука. В черно-серой ночной съемке нельзя было разглядеть нелепость ее наряда, о которой Ване рассказывали Сергей и Ярослав, поэтому девушка казалась весьма обычной, даже довольно симпатичной.

Ваня вытащил карту деревни, которую еще вчера нарисовал вместе с Ильей Пантелеевичем. Синими точками здесь были отмечены установленные камеры.

– Что ты ищешь? – тут же поинтересовалась Саша.

– Пытаюсь понять, откуда она шла, раз попала всего на одну камеру, – пояснил Ваня, что-то рисуя на карте простым карандашом. Как чуть позже поняла Саша, обозначал площадь съемки. – Смотри, – наконец позвал он. – Если бы она шла от центра деревни, то попала бы на эти камеры. Если бы шла из леса, то на эти. Выходит, она появилась примерно в этом районе, – Ваня обвел карандашом два двора на противоположной от ее дома улице. – И скорее всего вышла из этого двора, как раз задела камеру, а потом поднялась на дорогу и уже направилась к себе.

– Но что ей делать в этом дворе? – не поняла Саша. – Там же никто не живет.

Ваня почесал кончиком карандаша макушку и нахмурился.

– Может быть, она через этот двор просто проходила? Это ближайший путь от того места на берегу реки, где мы сажали вертолет.

Саша закусила губу, молча глядя на карту.

– Знаешь, что самое интересное? – медленно произнесла она. – Я почти уверена, что этой ночью Матвей Гаврилович тоже куда-то ходил.

Ваня удивленно посмотрел на нее, и она продолжила:

– Он был слишком хорошо одет для простого похода в туалет. Был ли он дома, когда мы выходили с Ниной, я не знаю, он спал в другой комнате, но вот вернулся явно незадолго до нас. И, кажется, тоже шел огородами. Иначе мы встретились бы у калитки. По времени примерно на десять-пятнадцать минут раньше девушки.

– Интересно. Уж не нашли ли мы парочку любовников?

– Да ну! – Саша даже рассмеялась от такого предположения. – Ей же на вид не больше двадцати пяти, а Матвею Гавриловичу скоро семьдесят!

– И что? Ты посмотри на мою сестру с Невом. Тоже разница будь здоров.

– Нет, – упрямо повторила Саша, хотя теперь в ее голосе слышалось уже не так много уверенности. – У Лили с Невом разница меньше. Да и не сравнивай Нева с Матвеем Гавриловичем. Доктор обыкновенный старик, а Нев…

– Что – Нев? – Ваня посмотрел на нее с долей вызова. – Еще скажи, что три года назад ты про него не думала «обыкновенный старик»?

– Я думала «мужчина в возрасте», – не сдавалась Саша. – Но ладно, ладно, я поняла твою мысль. Возможно, ты прав, и мы всего лишь выяснили, что Матвей Гаврилович встречается с этой девушкой. Как бишь ее? Алла?

– Айя.

– Айя. Помнишь, как он за ужином ее защищал? Наверняка не просто так. И в принципе понятно, почему они возвращались домой огородами. Доктор знал про камеры, мог и ее предупредить.

– Почему скрываются, тоже понятно, – кивнул Ваня. – Наверняка в деревне на такую связь смотрели бы косо. Особенно если учесть, что Айю и так недолюбливают.

Саша согласно кивнула.

– В таком случае и нам лучше помалкивать, – предложила она. – Пусть их тайна останется тайной. Нам нет до этого дела.

Она, возможно, продолжила бы говорить, но в этот момент Ваня бросил взгляд на свой ноутбук и перебил ее:

– А там что?

Оба повернулись ко второму ноутбуку, где тоже происходило кое-что интересное. Ровно по центру дороги, как будто по линейке, летели вперед сухие листья, гонимые невидимым ветром, а следом за ними, пока еще будто несмело, стелился туман. С каждой секундой он становился все гуще, поднимался выше, расползался по сторонам, однако во дворы не заходил. Если бы камера стояла чуть ближе к дороге, туман закрыл бы весь обзор.

– Оно как будто живое! – восхищенно выдохнула Саша.

– И теперь понятно, как попадает за закрытые двери: туман в любую щель просочится, – кивнул Ваня.

Саша поймала себя на мысли, что пытается разглядеть в тумане ту призрачную фигуру, которая почудилась ей в нем ночью, но на этот раз ничего такого не видела. Не прошло и трех минут, как белесая пелена начала тускнеть и рассеиваться, а вскоре и вовсе исчезла. Ваня быстро переключился на следующую камеру, которая снимала улицу дальше, и отмотал на нужное время. Туман двигался к центру деревни и уже готовился снова исчезнуть из поля зрения, а Ваня почти начал рвать на себе волосы, помня, что дальше камер нет, когда вдруг остановился, замер, как будто привлеченный чем-то. Перестали переливаться тонкие нити в лунном свете, а затем туман вытянулся вверх, наклонился верхушкой вправо и стремительно поплыл в один из дворов.

Саша взглянула на время в углу экрана: 1.01. Примерно за час до того момента, как Нина разбудила ее с просьбой отвести в туалет, и за полтора часа до того, как оно вошло в их двор.

Не говоря ни слова, Ваня снова посмотрел на карту и нашел нужный двор, куда ночью заглянуло неведомое существо.

– Грицаевы, – прочитал он подпись.

Саша посмотрела на карту, а затем на него.

– Пойдем проведаем?

– Пойдем проведаем, – согласился Ваня.


Глава 6 | Сотканная из тумана | * * *



Loading...