home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Ближе к полудню Дементьев зашел к охотнику Андрею, чтобы выяснить, когда тот сможет отвести их в лес, и внезапно застал его за упаковкой вещей.

– Вы куда? – не понял он.

Андрей лишь бросил на него быстрый взгляд и принялся заворачивать в газету посуду еще тщательней, как будто ему было совестно даже смотреть на собеседника.

– Мы уезжаем, – коротко бросил Андрей.

– Куда?

– Пока в Бережное, у меня там сестра живет, она нас приютит на некоторое время. А потом посмотрим. В Краснокамск или еще куда подальше.

Дементьев сложил руки на груди и привалился плечом к стене, некоторое время наблюдая за Андреем. Тот то запаковывал посуду, то бросал ее и принимался неаккуратно складывать в большой потрепанный чемодан одежду из шкафа, то вообще брал ружье и ставил его обратно.

– А где ваша жена? – наконец спросил он.

– У соседки, помогает по хозяйству.

– Значит, она еще не знает, что вы собрались сбежать?

Андрей отставил в сторону чайник, который как раз взял в руки, словно раздумывая, упаковывать его или бросить так, и резко обернулся к Дементьеву.

– Владимир Петрович, у меня пятеро детей. И я не собираюсь ждать, пока эта тварь доберется до них!

– Но вы можете помочь остановить ее. Вы охотник, Андрей. Вы первым с ней столкнулись. Вы можете показать нам, где это произошло. Ваши соседи собираются ночью устроить засаду, и ваши навыки наверняка им пригодятся. А вы хотите трусливо сбежать и бросить их без шанса на спасение? Подумайте о чужих детях.

Андрей криво усмехнулся и снова занялся вещами, но на этот раз без суеты и спешки, наоборот, медленно, как будто раздумывал над словами Дементьева.

– Я спасаю свою семью. Так поступил бы любой мужчина на моем месте.

– Вы можете отправить их к сестре одних, а сами помочь нам. Чтобы потом они могли вернуться домой, а не скитаться по чужим домам. Чтобы не считали своего отца трусом. Вот как поступил бы мужчина. Но даже если не захотите оставаться, у вас еще есть время хотя бы показать нам место в лесу. Сделать хоть что-то для своей деревни. Паром только завтра.

Андрей некоторое время молчал, о чем-то думая, и Дементьев уже почти не сомневался в том, что он откажется, но он все же кивнул:

– Хорошо, я отведу вас. Только быстро. Еще кучу вещей собирать.

Сборы много времени не заняли. Саша отказалась идти в лес: они с Матвеем Гавриловичем как раз утащили пару погибших кролей, намереваясь сделать им вскрытие, чтобы эта любопытная Варвара лично убедилась в причинах смерти и отсутствии крови, Нина все еще пропадала в библиотеке. Этому Дементьев был чрезвычайно рад, не хватало отвечать за ребенка. Он не думал, что днем в лесу с ними может что-то случиться, но лучше ей не путаться под ногами. Местные были заняты обычными для деревни делами и подготовкой к ночной засаде, поэтому в лес выдвинулись втроем: он, Ваня и Андрей.

Дементьеву не так уж часто доводилось бывать в лесу. Еще когда работал следователем, где только ни находили жертв преступления, но поскольку в его ведении был город, а не область, максимум это мог быть парк или сквер. В лес его раз в пару лет мог вытянуть только сосед по дому, страстный грибник. Не то чтобы Дементьеву нравилась вся эта тихая охота, но побродить по лесу, прочистить мозги и легкие он не отказывался. И все же лес в Ленинградской области сильно отличался от здешнего. То ли они с соседом не отходили далеко от дороги, то ли лес кишел людьми, как болото комарами, но там постоянно можно было кого-то встретить. Здесь же стояла такая тишина, словно на много сотен километров они были одни. Даже звуки оставшейся позади деревни сюда не долетали.

Если вначале попадались редкие следы пребывания людей в виде вытоптанной земли, аккуратно уложенных бревен, тропинки, то чем дальше они уходили, тем дремучее становилась местность. Ближе к поселку деревья росли не так густо, иногда встречались проплешины и поляны, на которых трава была вытоптана ногами местных ребятишек. С каждым метром в глубь леса количество деревьев увеличивалось, снизу их подпирали кусты, порой образуя непроходимые джунгли. Тропинка давно растворилась, поэтому ноги проваливались в вязкий, как кисель, мох, то и дело цеплялись за корни деревьев и ягодные кустарники. Попадались поздние грибы, иногда достигали гигантских размеров, и становилось понятно, что здесь их никто не собирал. Андрей был прав: местные не рисковали заходить так далеко.

Несмотря на отсутствие всяких ориентиров, охотник шел вперед уверенно, не останавливаясь и не сверяясь с внутренней картой. Он хорошо знал эти места. Только иногда поправлял ружье на плече да оглядывался, как будто искал кого-то взглядом, но потом вздыхал, сжимал крепче челюсти и ускорял шаг. В такие моменты Дементьев понимал, что он, забываясь, искал свою собаку.

Что еще удивляло в этом лесу, так это отсутствие любой живности. Если на окраине вокруг них противно зудели поздние озверевшие комары, хищно высматривая незащищенные участки тела и приземляясь на них с точностью снайпера, щебетали птицы, перелетая с ветки на ветку, то чем глубже они уходили в лес, тем меньше слышали жужжание насекомых и шорохи пернатых. За полчаса пути они не встретили никаких следов зайцев или белок, не слышали даже пения птиц.

– Как-то это все ненормально, – шепнул Дементьеву Ваня, шедший чуть впереди, но притормозивший специально, чтобы поделиться своим наблюдением. – Даже следов зверей не видно.

– Мы не охотники, – не слишком уверенно возразил Дементьев. – Вот ты сможешь найти следы зайца среди кустарников черники, а не на снегу?

– Но я не глухой, пение птиц услышу.

На это Дементьеву ответить было нечего.

– Андрей, – позвал он, чуть ускоряя шаг, чтобы догнать охотника, – а у вас тут живности не осталось, что ли?

Тот странно повел плечами, помолчал немного, а потом сказал:

– Мне кажется, оно многих съело. А остальные сами ушли. Я после смерти Джека охотиться перестал, но еще и до того случая зверей в лесу заметно поубавилось. Я сначала не понимал причину, а теперь так вот думаю.

Еще через десять минут Андрей замедлил шаг, затем и вовсе остановился. Его спутники сделали то же самое. Охотник некоторое время рассматривал лес вокруг, иногда хмурясь, как будто в его голове что-то не сходилось.

– Что случилось? – наконец решился спросить Ваня.

– Как-то странно здесь все, – пробормотал Андрей, рассматривая верхушки деревьев, которые возвышались над путниками и терялись среди глубокого неба. Невозможно было отличить одно от другого. – Ветки сломаны, хотя рубить дрова здесь нельзя, да и не ходят сюда местные, слишком далеко от деревни.

Ваня и Дементьев оглянулись по сторонам. И на самом деле, вокруг них то тут, то там возвышались аккуратные горки веток, в основном тонких, не пригодных для изготовления дров, больше похожих на хворост. Ваня подошел к одной такой кучке, взял пруток и внимательно осмотрел его.

– Сруб ровный, – задумчиво проговорил он. – Не похоже, чтобы их обламывали. Скорее, срубили.

Андрей приблизился к нему, взял еще одну ветку.

– И правда…

– А когда вы здесь были в последний раз, такого не было?

– Я в этих местах не охочусь. В тот раз неподалеку оказался чисто случайно. И то не этой дорогой шел, вас сюда повел, потому что короче.

– А почему здесь не охотитесь? – поинтересовался Ваня.

Андрей пожал плечами.

– Да как-то… привык в других местах. Там дичи хватало, чего себе изменять? А про это направление еще в детстве рассказы разные слышал, дескать, болото тут когда-то непролазное было. Никто сюда не ходил, вот и я не привык. Хотя, видимо, болото-то давно высохло.

– Вы посмотрите на это, – внезапно окликнул их Дементьев.

Его спутники обернулись и посмотрели в сторону, куда он указывал. За деревьями, чуть дальше вправо, возвышалось что-то, похожее на шалаш. Ваня рванул туда первым, Дементьев, на ходу вытаскивая из кобуры пистолет, следом. Андрей замялся на минуту, но затем тоже снял с плеча ружье и поторопился за ними.

Внезапной находкой действительно оказался шалаш. Не слишком крепкий и надежный, но точно сделанный чьими-то руками. Или лапами. Не природного происхождения. Вход в него закрывало старое, грязное, рваное в нескольких местах покрывало.

– Аккуратно, – едва слышным шепотом приказал Дементьев, когда до шалаша осталось всего несколько шагов, – оно может быть еще там.

Он остановился и прицелился, чтобы выстрелить сразу, если что-то вырвется наружу. Андрей сделал то же самое. Ваня медленно, старясь наступать как можно аккуратнее, подошел ко входу сбоку, чтобы не перекрывать его и не попасть под пули. Задержал дыхание, боясь лишним звуком спровоцировать того, кто может находиться внутри, вытянул руку и быстро рванул в сторону край покрывала.

Все облегченно выдохнули, увидев, что шалаш пуст. Дементьев опустил пистолет и тоже подошел к шалашу, в то время как Андрей предпочел ружье пока не опускать.

Тонкие ветки устилали пол шалаша, видимо, чтобы не сидеть или лежать на голой земле.

– Первый раз вижу животное, которое способно не просто соорудить шалаш из веток, но еще и прикрыть вход покрывалом, – признался Андрей.

Ваня вытащил из кармана небольшой фотоаппарат и сделал несколько снимков. Теперь, когда они стали официальной организацией, возникла необходимость документировать все расследования. Дворжак и раньше, конечно, снимал все интересное, но они тогда думали, что просто для себя.

– А никто из людей не мог этого сделать? – Дементьев, выбравшись из шалаша, посмотрел на Андрея, который немного расслабился и опустил ружье, но держал его так, чтобы в любой момент снова вскинуть и прицелиться.

– Едва ли, – покачал он головой. – Далеко очень, мы почти час шли. Дети предпочитают играть поближе, из охотников в селе только я. Другие деревни слишком далеко отсюда, а через несколько километров болото все-таки начинается, через него пройти сложно.

Они еще раз осмотрели шалаш и следы вокруг него, все фотографируя. Было похоже, что шалаш построили давно, пару месяцев назад точно, и как минимум последние несколько недель им не пользовались. Затем Андрей поторопил их идти дальше. До того места, где существо напало на Джека, оставалось еще около нескольких сот метров, а ведь до темноты нужно было вернуться в деревню и помочь местным с засадой. Андрей уже не вспоминал о том, что собирался сбежать вместе с семьей, и это не могло не радовать сотрудников ИИН.

Поляна, где все произошло, показалась впереди внезапно. Густые деревья расступились, зато кустарники, стелющиеся по земле, наоборот, увеличились. Они хватали путников за ноги, стараясь задержать и как будто специально не пуская вперед. Осложняло дело еще и то, что местность началась холмистая, взбираться вверх было довольно трудно. Порой деревья уступали место голым камням, за которые приходилось хвататься руками и скользить по ним подошвами ботинок.

– Вот еще и поэтому я не охочусь в этой стороне, – ворчал Андрей, соскальзывая вниз.

Зато на поляне не было ни деревьев, ни кустарников. Пожухлая трава стелилась под ногами и едва слышно скрипела при каждом шаге, а кое-где даже валялись непонятно откуда взявшиеся камни. Они походили на те, через которые Ване, Дементьеву и Андрею пришлось пробираться раньше, но в то же время были округлыми, гладкими, безо всяких следов мха, каким должны были бы порасти, если бы лежали здесь давно.

– Вот тут все и произошло, – мрачно сказал Андрей, останавливаясь. – Я был там, – он указал рукой за спину Вани, – когда услышал лай Джека. Прибежал сюда. Он был примерно здесь. – Андрей шагнул к центру поляны и остановился, глядя себе под ноги, как будто перед его мысленным взором все еще лежала истекающая кровью рыжая собака. – Здесь все в крови было. Сейчас уже не видно, дождями смыло.

Ваня все равно сделал несколько снимков, а затем огляделся вокруг, понимая, что до ближайших деревьев слишком далеко, кто бы ни сотворил такое с собакой, он не успел бы скрыться от глаз охотника. Значит, Саша была права, Андрей должен был видеть напавшего, просто по какой-то причине это воспоминание стерлось из его памяти.

– Вы так больше ничего и не вспомнили о той ночи? – спросил он.

Андрей пожал плечами.

– Нет. В голове пусто, как в глиняном горшке. Но ваша коллега пыталась мне доказать утром, что я мог видеть, но забыть, а она может попробовать помочь мне вспомнить. Мы договорились на вечер.

Дементьев бросил укоризненный взгляд на Андрея, но промолчал, однако тот и так понял, что он имел в виду: он собирался сбежать и оставить их даже без этих воспоминаний.

Ваня сделал несколько общих снимков поляны и отошел чуть в сторону, за деревья, куда ранее указывал Андрей, чтобы попробовать увидеть поляну его глазами и понять, что он мог разглядеть в тот день. Деревья росли, конечно, густо, а в условиях темной ночи наверняка и вовсе сливались в сплошное черное полотно, но ведь, по словам охотника, на собаку напали еще засветло. Просто пока он дошел, внезапно стемнело. Интересно, где он лежал без сознания, еще здесь или на поляне? Если здесь, то Сашин гипноз может ничего и не дать.

Ваня на всякий случай взглянул на часы, убеждаясь, что ход времени не нарушен, а затем обернулся вокруг своей оси и остановился, глядя под ноги. Пожухлую траву в некоторых местах кто-то будто вырезал с корнем. Даже не так: в некоторых местах вместо травы виднелись проплешины с очень ровными краями: квадраты и прямоугольники. Кто-то как будто очень аккуратно снял верхний слой почвы.

– Идите сюда! – позвал он.

Дементьев и Андрей тут же подошли к нему.

– Интересно, – присвистнул Дементьев, разглядывая проплешины. В поле видимости попадали три большие и с десяток поменьше. Сами же куски земли с травой ковром были сложены друг на друга чуть дальше.

Андрей присел на корточки, положил ружье на землю и потрогал рукой первый кусок, затем приподнял его, заглянул под низ, и в конце засунул руку в середину.

– Кто бы это ни сделал, это произошло уже давно, – наконец заключил он, выпрямился, отряхнул испачканные руки и вытащил из кармана пачку сигарет. – Земля уже совсем сухая, даже дожди не смогли смочить нижние пласты.

– Но зачем? – недоумевал Ваня.

Дементьев тоже потрогал траву рукой, положил на нее широкую ладонь и чуть прижал к низу.

– Мягко, – прокомментировал он. – Возможно, хотели выстлать пол в шалаше? Все удобнее, чем на ветках спать.

– Вариант, – кивнул Ваня.

– Возможно, я его спугнул? – предположил Андрей. – Что, если оно уже давно тут обитало, питалось лесными зверями или птицами? К деревне не приближалось. Собиралось сделать здесь себе лежанку, обустроить… кхм, логово.

– А затем просто проследило за тобой и поняло, что в деревне тоже есть чем поживиться, – подхватил Ваня. – Не исключено, что, если мы тщательно обойдем лес вокруг деревни, найдем новую лежанку.

Дементьев мрачно посмотрел на Ваню.

– Надеюсь, ты не прав.

– Я тоже, – кивнул тот.

Андрей закурил, затянулся глубоко, выпустил в воздух сизый дым.

– До темноты еще есть время, – заметил он. – Мы можем попробовать обойти лес вокруг деревни, вдруг на самом деле найдем?

– А на сколько вы с Сашей договорились на гипноз? – уточнил Ваня, но прежде, чем Андрей успел ответить, Дементьев сказал первым:

– Если не успеем, завтра с утра проведут свой гипноз. Сейчас найти логово важнее.

Андрей согласился, и обоим сотрудникам ИИН показалось, что искать лежанку зверя ему нравится больше, чем проводить сеанс гипноза. Не то было что скрывать, не то он просто опасался того, чего не понимал.


* * * | Сотканная из тумана | * * *



Loading...