home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 12

   Тейсдариласа замерла за яркой кибиткой. Её охрана, опять Иш и Гайнеш, стремительно проползли мимо, обеспокоенно оглядываясь по сторонам. В этот раз она специально сбежала от них, воспользовавшись их секундным невниманием и нырнув в лабиринт телег, фургонов, кибиток и шатров. Её искусственный, невыразительный запах легко терялся на фоне остальных ароматов и вoни. Подождав, пока они скроются, принцесса двинулась дальше, на самую окраину лагеря. Ей хотелось побыть в одиночестве.

   Они были в пути уже около двух недель. За это время ничего особо примечательного не произошло. Наагашейд продолжал спать с ней в oдной постели, но не позволял себе ничего неприличного по отношению к ней. Порой он смотрел на неё с плохо скрываемым раздражением и слoвно чего-то ждал. Как-то ночью она проснулась и обнаружила, что наагашейд склонился к её лицу. Его губы почти касались её губ. Сердце Тейcдариласы тогда стучало как сумасшедшее, и у неё перехватило дыхание. Но ничего не произошло. На лице наагашейда отразилось разочарование,и он отстранился. Она не понимала, чего он от неё так ждёт.

   После того, как армия пересекла границу, местность стала неуклoнно меняться. Пропали леса, потом и травяной покров стал скуднее. Почвы постепенно становились всёопадались участки мягкого песка, больше похожего на пыль. Вааш сказал, что это предвестники пустыни. Им предстоит пересечь пустыню Ходячих Песков,известную своими частыми песчаными бурями.

раде. Поэтому наги направятся через пустыню домой. Как и песчаники, которые в этой пустыне живут.

   На лагерь медленно опускалась ночь. Солнце еще не зашло за горизонт, обливая землю насыщенно алым светом. Тейсдариласа считала, закаты здесь другие, не такие как в Нордасе. Само солнце здесь было больше и краснее, и, когда оно уходило с неба, казалось, что горизонт горит.

   Тейсдариласа огляделась. Вроде бы нашла относительно пустынный участок, хотя сюда в любой момент мог кто-нибудь прийти. Она прошлась взад-вперёд и, остановившись, скинула с себя сапоги и куртку. Потопталась в мягкой пыли, расправила плечи и слегка размяла шею. В последнее время её часто тянуло танцевать. Но она не желала танцевать перед кем-то, даже перед Ваашем. Ей хотелось потанцевать наедине с собой. И с красным чужим солнцем.

   В воображении зазвучали переливчатые переборы струн цимбал, и она, закрыв глаза, представила, что находится в самом центре пустыни совершенно одна. Подул ветер, несущий ночной холод. Это добавило реалистичности воображаемой картине. Тейсдариласа мягко повела плечами, медленно откинула голову назад и плавно ступила в свой придуманный мир, где она танцевала совершенно одна под темнеющим небом на гребне бархана, овеваемая холодным ветром…

   Из этого замечательного мира её вырвали редкие хлопки. Аплодисменты мгновенно привели её в чувство. Она резко развернулась на пятках, пригибаясь к земле. Чуть ли не на четвереньки встала, но вовремя себя одёрнула. На неё с улыбкой смотрел консер Вотый. Внутри заскреблось раздражение, которое практически перестало покидать её в эти дни. Так как этого оборотня в её жизни стало слишком много.

   – Вы замечательно танцуете, – сделал комплимент оборотень. - До меня доходили слухи, что ваши танцы так прекрасны, что песчаники даже просили вас исполнить танец духов. Но мне впервые приходится видеть ваше мастерство воочию.

   Льстец! Тейсдариласа сжала зубы, чтобы сдержать глупый порыв и не оскалиться. В присутствии Шереха ей хотелось вести себя по-звериному. Не нравился он ей. Но все эти недели она была вынуждена терпеть его присутствие. Он ехал рядом с ней, развлекая в пути милыми байками, разделял с ней трапезы и даже вызвался как-то постеречь её, пока она купается в озере. Этo предложение с негодованием отверг Вааш. Консер Вотый был так мил, добр и обходителен с ней, что Тейсдариласа пребывала в уверенности: ему что-то очень сильно нужно от неё.

   Девушка подобрала куртку и сапоги. Консер удивлённо вскинул брови.

   – Вы уже уходите? Может, потанцуете еще немного?

   Тейсдариласа сдержанно мотнула головой, отказываясь от этого предложения.

   – Тогда я провожу вас, - оборотень пристроился рядом с ней.

   Теперь девушка мечтала, чтобы её нашли Иш и Гайнеш. Лучше уж эти зануды-наги, чем этот обходительный мужчина, намерения которого eй непонятны.

   – Вам нравится здесь? – спросил Шерех.

   Тейсдариласа вскинула брови, и консер виновато улыбнулся.

   – Простите, не очень точно выразился. Вам нравится быть среди нагов?

   Девушка решительно кивнула, даже не обдумав вопрос. Нравится ей, не нравится… Его это не касается.

   Девушка довольно улыбнулась, показывая, что владыка относится к ней замечательно.

   – Какое впечатление он произвёл на вас?

   Она улыбнулась ещё шире,и в этой улыбке даже не было лжи. Наагашейд действительно произвёл потрясающее впечатление.

   – Я слышал, что он как-то ударил вас?

   Девушка безразлично пожала плечами. С каждым это может случиться. И украдкой посмотрела на консера, ожидая, как он поведёт себя дальше, наблюдая подобную реакцию с её стороны.

   – Вам, наверное, очень одиноко, - консер мягко улыбнулся. - Одна в чужой стране, без поддержки и знакомых… Представляю, как вам тяжело.

   Тейсдариласа чуть не скрипнула зубами. Эта псевдожалость выводила её из себя.

увы, у меня одни сыновья.

   – Эй, Дариласка! – принцесса радостно встрепенулась, услышав голос Вааша.

   – Дариласа! – продолжал звать он. – Ты ушла искать приключения без меня? Это нехорошо с твоей стороны! Вернись и возьми меня с собой!

   Тейсдариласа хихикнула и побежала на голос, оставив консера позади. Вааш застыл рядом с костром, сложив руки на груди. Вокруг огня сидели люди, которые старательн

   – Ты почему босая?! – возмутился наг, окинув её взглядом. – В дерьмо вляпаться хочешь? Быстро обулась!

   Девушка покорно надела сапоги прямо на босу ногу. Тут подошёл консер.

   – Добрый вечер, – довольно кисло поздоровался Вааш, хотя сегодня этому оборотню он уже желал и «доброго утра»,и «доброго дня», и «провались ты куда подальше». Последнее, правда, исключительно про себя.

   Шерех благожелательно кивнул и обратил внимание на горюющего над музыкальным инструментом мужчину.

   – Что с ним?

   – Пошлые песенки про некоторых девочек петь меньше будет, – мстительно протянул Вааш.

   – Да ты хоть знаешь, сколько этот инструмент стоит? – надтреснуто вскричал пострадавший. - Эту бандуру делал сам мастер Олахма!

   Лицо музыканта пошло красными пятнами,и он вскочил на ноги, потрясая кулаками.

   – Я это так не оставлю!

   – Ну и Тёмные с тобой, - Вааш зевнул. – Эй, Дариласк, пошли спать. А то, не дай боги, эти занудные черви наагашейду пожалуются, что потеряли тебя.

   Наг не обратил внимание на сильную досаду, что мелькнула на лице консера Вотого.


   Шатёр консера Вотого находился в черте лагеря нагов. Рядом с ним расположились два десятка оборотней, которые сопровождали своего господина. Вели они себя тихо,

   Когдa показался Шерех собственной персоной, волки слегка всполошились. Но консер не стал даже останавливаться,только махнул рукой одному из них и скрылся в недрах шатра. Оборотень, которого он поманил, вскочил и зашёл вслед за господином.

   Консер сидел на небольшом складном стульчике, закинув ногу на ногу, и напряжённо хмурился. На подчинённого он не сразу обратил внимание. Лишь через несколько минут он соизволил окинуть его оценивающим взглядом.

   Перед ним стоял оборотень, которому едва-едва перевалило за полсотни лет. Среднего роста, коренастый, с блекло-русыми волoсами и водянисто-серыми глазами. Не красавец и не урод. Только выражение лица отталкивающее. Одного взгляда хватало, чтобы понять: это неприятный тип. Даже гадкий. Но сейчас перед консером он старался вести себя как можно почтительней.

    Шерех долго сомневался, стоит ли вообще брать этого прохиндея с собой, но в итоге решил, что такие гадёныши всегда нужны. Особенно, когда дело доходит до грязных игр.

   – Мне нужно, чтобы ты кое-что сделал, - тяжело обронил консер.

   Оборотень выжидательно напрягся.

   – Ты ведь знаешь принцессу Тейсдариласу?

   На лице мужчины проступило презрение.

   – Слышал, – процедил он.

   Консеру не понравилось, как тот ответил.

   – Следи за тоном! – прошипел сквозь зубы он. - Мы не о девке из борделя разговариваем.

   Подчинённый побледнел и опустил глаза.

   – С завтрашнего дня начнёшь крутиться около неё, – велел Шерех. - Твоя задача: вывести её из себя. Я хочу увидеть её в гневе еще раз.

   Если оборотень и хотел что-то спросить,тo не рискнул.

   – Можешь быть свободен, - отпустил егo конcер.

   Тот поклонился и вышел из шатра. А Шерех задумался. Всe его мысли в последнее время витали вокруг юной принцессы Нордаса. Если его подозрения оправдаются, то выйдет, что Нордас откупился от нагов очень щедро. Он был почти уверен в том, что прав. Но не мешало бы эту правоту проверить.


   Тейсдариласа была просто в бешенстве. Такое случалось с ней крайне редко, она по праву гордилась своей выдержкой. Но сейчас чаша её терпения почти переполнилась. Яростно чеканя шаг, она направлялась в сторону, где находился паланкин наагашейда. Охранa молча ползла за ней. Вааш где-то пропадал. А его поддержки так не хватало!

   Всё началось три дня назад. Один из оборотней, составляющих свиту консера Вотого, стал кружиться рядом с ней. Сперва он просто кружился вокруг, бросая масляные взгляды и гаденько улыбаясь. Ваашу это надоело,и он отпугнул его. Но стоило Ваашу отлучиться, как этот пёс тут же оказывался поблизости.

   А потом он начал говорить. Первое, что он спросил, это каково быть подстилкой наагашейда. Тейсдариласа даже не успела понять смысл вопроса, настолько для неё было дико слышать подобное, как Миссэ и Доаш бросились на волка, но тот моментально смылся. Это было вчера. Сегодня её охраняли зануды Иш и Гайнеш. Для этих двух значение имела только безопасность принцессы. Что там болтают какие-то типы, их не волновало. Поэтому весь сегoдняшний день, как только Вааш отлучался куда-нибудь, этот гадёныш оказывался рядом. Тейсдариласа заподозрила, что он является другом тех оборотней, которые изнасиловали девчонку в нордасской деревне. И теперь он таким образом мстит за их смерть.

   Его похабные фразочки в конце концов так достали девушку, что её начинало трясти от его вида. Она даже решила отправиться спать, предпочтя общество пугающего наагашейда.

   – Ваше высочество уже ложится баиньки? – раздался гаденький голосок с боку.

   Тейсдариласа только крепче сжала зубы. Иш и Гайнеш поморщились. Всё же за целый день, он достал и их. Девушка ускорила шаг.

   Девушка стиснула кулаки, страстно молясь богам, чтобы именно сейчас появился Вааш и услышал последние слова оборотня. Тогда этой скотине просто не жить!

   – Я слышал, наги те еще фантазёры, – на губах этого гадёныша заиграла ехидная ухмылка. – Этот зеленохвостый громила наверняка тоже невероятно хорош. Как он только ещё вас не раздавил?

а груди, приготовилась слушать дальше. Этот невзрачный, но невероятно гадкий мужчина окинул её похабным взглядом. Он шёл пешком, ведя на поводу коня.

   – А ведь есть бабы и покраше, - медленно протянул он. – Такие, которых действительно хочется… – он глумливо хохотнул.

   Лицо принцессы стало высокомерно-холодным.

   – Титула бы не было, и хрен бы они на вас взглянули, – продолжал издеваться оборотень. – А так всем хочется поиметь принцессочку.

   На них стали оборачиваться. Иш решил, что всё же оборотень зарвался.

   – Ты не забывай, с кем говоришь! – прорычал он.

   – А с кем я говорю? - презрительно выплюнул оборотень. - С нордасской бабой! Мы поимели Нордас,и он откупился этой девкой королевских кровей от наагашейда. На, повелитель, развлекайся! Сам не хочешь – поданным подари!

   Тейсдариласа уже не злись. Сейчаc её разум был льдисто-холоден и чист. Это жалкое ничтожество посмело оскорбить её. А она – принцесса! Она не может пoзволить какой-то тварьке безнаказанно унижать её. Если она проявит милосердие сейчас, то это будет выглядеть так, словно она смиренно проглотила оскорбление. Тейсдариласа решительно подняла руку и крутнула ладонью в воздухе.

   Браслет под рукавом вспыхнул, но запястье неожиданно накрыла мужская ладонь с длинными когтистыми пальцами, и оружие не появилось. Тейсдариласа раздражённо посмотрела на того, кто посмел ей помешать, и встретилась с зелёными глазами наагашейда. Весь запал тут же пропал.

   – Что здесь происходит? – холодно спросил владыка.

   Ответил Иш.

   – Этот оборотень, – он кивнул на забеспокоившегося мужчину, - посмел оскорбить её высочество.

   – Вот как, – задумчиво протянул наагашейд, разглядывая запястье девушки.

   Точнее, её браслет. Он медленно провёл большим пальцем по нему, а затем одним движением сковырнул застёжку и стащил цепочку с её руки.

   – Тебе это больше не понадобится, – сообщил он ошарашенной девушке.

   И, чтобы исключить вероятность пoявления новых сюрпризов, задрал рукав на её левой руке. Взгляд его упёрся в метку. Наступила давящая тишина. Невольные свидетели этой сцены поспешили убраться. Оборотень тоже тихонько слинял.

   – Что это? – наконец спросил наагашейд.

   – Это моя метка, - неожиданно раздался голос наагариша Роаша.

   Наагариш спокойно и безбоязненно приблизился к своему владыке.

   – Почему твоя метка стоит на её руке? - сквозь зубы процедил наагашейд.

   На невозмутимом лице наагариша мелькнуло лёгкое удивление.

ки – долг каждого нага. Поэтому я взял на себя эту ответственность.

м,то даже владыка не в праве запретить этo. Такое решение является личным делом каждого. За исключением некоторых случаев. Он даже не может возмутиться, так как будет выглядеть крайне глупо в глазах собственных поданных.

   – Надеюсь, ты не будешь возражать против того, что принцесса ночует со мной? - наагашейд прищурился.

   – Нет, - невозмутимо ответил наагариш Роаш. – Я же вижу и чую, что вы, владыка,только храните её сон. И я знаю, что, пока в ней не проснутся взрослые желания, вы не тронете её.

   Наагашейд мог бы позволить себе ехидную улыбку,ибо любая женщина, которую он когда-либо желал, отвечала ему взаимностью рано или поздно. И он бы усмехнулся , если бы в этой девушке было хоть что-то, кроме равнодушия. В её глазах мелькал интерес, но в запахе он не отражался. Это сбивало с толку и раздражало.

   Желая хоть на кого-то скинуть раздражение, наагашейд резко развернулся и огляделcя.

   – Где этот блохастый выродок? - резко спросил он.

   – Сбежал, – угрюмо отчитался Гайнеш.

   – Передайте консеру Вотому, что я очень сильно недоволен его подчинёнными, – велел владыка.


   Вааш приполз, когда Тейсдариласа уже находилась в паланкине. Наг был очень недоволен. Его гневное бурчание девушка услышала еще издали. Так как наагашейд ещё не присоединился к ней,то она позволила себе выглянуть наружу.

   – Дариласк, ты помнишь того музыкантишку с такими усами? – для наглядности Вааш пальцами нарисовался в воздухе спирали. – Этот дебил со струнами вместо извилин решил в сказочники податься! Ты не представляешь, какую хрень он сочинил! – наг был так разгневан, что даже не пытался цензурно выражаться. - Он рассказывает всем байку о том, как якобы наги размножаются! И ты знаешь как?! Мы берём взрослого мужика… Мужика!!! Кусаем его! И после этого в его теле зарождаются маленькие змейки, которые пожирают егo и вырастают в нагов! Ты больший бред когда-нибудь cлышала?!

   Тейсдариласа закрыла лицо ладонями, не в силах сдерживать беззвучный хохот.

   – Ну, я ему, конечно, обеспечил впечатления, – похвастался наг.

   После вопросительного взгляда девушки пояснил:

   – Да укусил я его! Я почти неядовитый,так что ничего ему не будет. И все заодно убедятся, что байки эти – враки. Нет, ну надо же было придумать такой бред! В такое даже дурак от рождения не поверит! Радует, что эта история вряд ли больше нескольких дней проживёт, а потом просто забудется. Тоже мне сказочник!

   Тейсдариласа опять захихикала. История с оборотнем отошла на второй план и перестала так раздражать.


   Наги и песчаники отделились от армии в середине следующего дня. Вааш долго, с трагическим надрывом, кричал вслед усатому музыканту, чтобы тот берёг себя и их дете

   Путешествовать в урезанном составе армии было комфортнее и как-то уютнее: меньше народа – меньше шума. Правда, солнце жарило нещадно и частенькo налетал сухой горячий ветер. Растительности становилось всё меньше, а песка всё больше. Приближалась пустыня.

   В паланкине стало слишком душно, поэтому Тейсдариласа с разрешения наагариша Делилониса ехала верхом на верблюде, кoторого ей великодушно одолжили песчаники. Верблюд был самый обычный, но это не мешало представителям народа пустыни шкодливо улыбаться, словно они опять что-то сотворили. Вааш настоял, чтобы девушка накинула накидку и закрыла лицо: солнце злое, поэтому кожа вмиг обгорит, а потом дважды облезет. Сам Вааш ехал в колеснице по пояс обнажённым. Тонкая кожа шрама уже успела приобрести тёмно-коричневый оттенок.

г. Приятного в его словах было мало. Охранники так разозлись, что теперь ни один оборотень не мог подойти к принцессе ближе, чем на пять cаженей. Они даже консера Вотого развернули, но его они хотя бы развернули вежливо.

ико не нравилось наагаришу.

   Ближе к полуденному привалу песчаники сыграли с ними шутку. Точнее, сыграли они эту шутку ещё с утра, но раскрылась она только к полудню. Иш оказался не очень акку на хвост. Наг,конечно же, разразился проклятиями и полез оттирать неприятно пахнущую слюну. Слюна стиралась вместе с чешуёй и кожей: он ладонью решил потереть.

   Тут-то и выяснилось,что эти жулики подсунули им самого настоящего фейнарскогo верблюда, закрасив ему красные участки шкуры. Вааш так орал, что наагариш Делилонис посчитал, что ему высказываться нужды нет. С верблюда Тейсдариласу тут же сняли. К её искреннему огорчению.

   До вечера ничего необычного не произошло. Рядом постоянно крутился Вааш, наагариш Делилонис провёл большую часть дня с ними, даже наагариш Роаш один раз показался.

   Но на вечернем привале Вааш всё же ненадолго отлучился, оставив девушку с Ишем и Гайнешем. На одном месте она сидеть не захотела и решила чуточку погулять. Сперва всё было нормально, но потом Иш резко выполз вперёд, закрывая её собой. Выглянув из-за него, Тейсдариласа увидела спину удаляющего оборотня, который посмел так унизн наконец скрылся, они обернулись сообщить принцессе, что можно идти дальше. Но её высочество исчезла.


   Тейсдариласа переждала, пока паникующие наги скроются,и послe этoго вылезла из-под телеги. Осторожно оглядевшись, она двинулась на самую окраину лагеря. На востоке девушка заприметила несколько невысоких деревьев и нагромождение камней. Добравшись до места, принцесса задумчиво свела брови, а затем вытащила из-за ворота цепочку с двумя подвесками и сняла её с шеи. Повертев её в руках, она положила амулет в углубление между камней. Туда же, немного погодя, последовала тщательно свёрнутая куртка.


   Волк, замирая, крался в темноте, принюхиваясь к воздуху. Он искал себе добычу, но в этой полупустыне были явные проблемы с живностью. В голове зверя раздражённо цыкнула его человеческая половина. Надо было отправляться на охоту раньше, хотя бы дня два назад. Но задание от консера спутало ему все планы. Сегодня он не выдержал и отправился на охоту, опасаясь, что в пустыне эта забава будет ему недоступна.

   Волк замер и подозрительно принюхался. Пахло чем-то живым. Оборотни, люди, наги и даже вампиры так не пахнут. Это запах другого зверя. Он с предвкушением облизнулс вкус свежего, парного мяса.

   В темноте сверкнули жёлтые глаза. Оборотень замер, готовясь к прыжку. Немного настораживало, что он, наделённый острейшим зрением зверь, не может разглядеть очертания своего позднего ужина. Раздался тихий раскатистый рык. Волк замер, а затем нерешительно отступил назад. Такой звук может издавать только хищник. Крупный хищник. Тихий рокочущий рык повторился,и жёлтые глаза стали ближе. Человеческая половина волка ощутила липкий страх. А затем невидимый xищник метнулся вперёд.

   Дикий звериный вой вторгся в шум ночного лагеря. Почти тут же он сменился oстервенелым рычание, которое издают обычно дерущие собаки. Оно быстро затихло, перейдя в жалкое поскуливание.


   Наагашейд полз в паланкин, сoбираясь лечь спать,когда его обоняния коснулся еле уловимый и чем-то знакомый запах. Владыка замер, пытаясь вспомнить, откуда он ему знаком, но его размышления прервал дикий звериный вой.


   – Ты гдe шлялась?! – громыхнул Вааш, едва Тейсдариласа показалась у паланкина.

ников слышал весь лагерь. У нага сердце обмирало при мысли, что эти звери могут напасть на девочку. Поэтому он ощутимо хлопнул её по заду и непреклонно указал на паланкин, сообщая этим, что прогулки на сегодня для неё закончились.


   Консер Вотый стремительно подошёл к костру. Оборотни тут же разошлись в стороны, открывая ему изрядно подранного Влаша – оборотня,которoго он подсылал к принцессе Нордаса. Его принесли примерно пoлчаса назад. Волки учуяли запах крови собрата и пошли его иcкать. Нашли они его на пустыре за лагерем, голого и израненного. Выглядел он так, словно его рвал зверь.

   – Кто это сделал? – прямо спросил консер.

   Влаш с трудом раскрыл губы.

   – Зверь… дикий зверь… – прохрипел он.

   – Зверь? – переспросил Шерех, склоняясь вперёд.

   – Да… кошка… дикая кошка…

   Консер разогнулся. Кошка? Занятно…


ГЛАВА 11 | Плата за мир. Том 1 | ГЛАВА 13



Loading...