home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 4

   Кошка широко зевнула и опять уcтавилась на вход в храм. Солнце жарило почти как в пустыне, хорошо хоть крона дерева, в ветвях которого она сидела, спасала от палящих лучей немного. Жутко хотелось спать: сказывались несколько бессонных ночей. С тех пор, как она начала следить за младшим братом Вааша, нынешним наагалейем Вхашаром део Онсаш, поспать ей удавалось редко.

а, раскроившему ему грудь?! Странно очень.

   Не зная, с какой стороны подойди к этому делу, Тейсдариласа решила начать со слежки за наиболее вероятным подозреваемым – за братом Вааша. А что? Тот стал после изгнания брата из семьи наагалейем. Стремление к власти – чем не мотив? И вот она уже девятый день, можно сказать, живет на территории поместья рода Онсаш. Зря наагашейд сказал, что она ночью пропадает, а днём где-то отсыпается. Не спит она.

   Послышался шум, и кошка напряглась. На пороге храма показался наг.

   Когда она впервые увидела брата Вааша,то поразилась тому, насколько тот красив. В отличие от своего огромного брата Вхашар был более изящен. У него широкие плечи, узкая талия, вызывающие уважение бицепсы, но рядом с Ваашем он, как и большинство нагов, казался тоньше. Черты лица его тонкие, изящные, гармоничные, ничем не напоминающее грубое и брутальнoе лицо её друга. Похожи они были только «окрасом»: оба зеленохвосты, желтоглазы и волосы светло-русые. Глаза у наагалейя Онсаша примечательные: слегка раскосые, удлиненные к вискам и насыщенно жёлтого цвета. Более поразительные глаза она видела только у наагашейда.

   У наагалейя Вхашара был всегда очень аккуратный вид: одежда опрятна, без единой складочки, длинные волосы уложены в строгую косу. Поведение нага также соответствовало его внешнему виду: он был очень сдержан, гдe-то суров и холоден, отстранён и немногословен. С некоторым замешательством девушка вдруг поняла, что наагалей похоже религиозен: он каждый день посещал храм богини жизни Айвасариты.

у принцессы не сложилось о нагах представления как о религиозной расе. Единственное, они поминали Тёмных, но их, наверное, все расы в сердцах поминают.

   Впервые она услышала о богине нагов, когда в очередной раз присутствовала при встрече Вааша с дочерью. Девочка пожаловалась, что госпожа Таврида велела прочитать ей о создании мира и сотворении расы нагов, но ей жутко этого не хочется. Мечтающий хоть что-то сделать для дочери Вааш тут же вызвался почитать вслух. И вот, вися на стене, он старательно читал им историю создания мира по-давридански, чтобы и Дариласа тоже понимала.

   Начало для Тейсдариласы было вполне знакомо. То, что мир сoздали четверо богов-основателей, она знала. Как и то, что потом они создали тринадцать главных богов – первых детей, а затем и остальных богов. И уже эти боги создали все расы в мире. После этого боги-основатели покинули мир, оставив его своим детям,и лишь изредка наведывалиcь, чтобы проверить порядок и при необходимости поправить его.

   У нагов было два бога: богиня жизни Айвасарита и бог смерти Чанвашар, муж и жена. Но созданием нагов занималась именно богиня жизни. Согласно легенде, она создавала их народ многие века, пытаясь сделать идеальную расу. Если верить той же легенде, то боги-основатели высоко оценили её труд, признав нагов лучшими из всех сотворённых рас.

   Но Чанвашар был завистлив. Слава жены не давала ему покоя, поэтому он тоже сотворил свой народ,использовав в его создании многие идеи жены. Так появились наагашехи – одна из самых разумных, сильных и жестоких рас. Он наделил их более устрашающим видом, более чистым разумом, отяготил их меньшим количеством эмоций… Наагашехи были одновременно более просты и куда более сложны, чем наги.

   В отличие от тех же нагов они не могли оборачивать хвост ногами, но имели острые костяные наросты на локтях, спине и хвосте. И они обладали жуткими совершенно чёрными глазами с красноватым зрачком. А расцветка чешуи у них была исключительно чёрной. У нагов, кстати, полностью чёрных хвостов не бывает. Хвост такого цвета имеет только наагашейд, что являeтся признаком того, что он не cовсем наг. Но на данный момент он единственный оставшийся потомок наагашехов, которых уничтожили в результате кое-каких событий.

ому они велели Чанвашару наделить свой народ эмоциями и удалились из мира.

   Амбициозный Чанвашар был очень оскорблён подобным отношением. Чтобы доказать превосходство своей расы, он разжёг войну. Наагашехи благодаря своей силе и беспринципности быстро заняли лидирующую позицию среди других рас. Противостоять им могли только наги. Боги-супруги окончательно рассорились. А потом один из сыновей повелителя наагашехов перешёл на сторону нагов и возглавил их, став первым наагашейдом. И с этого момента наги начали активно теснить наагашехов. А через полтора века от этой расы осталось только воспоминание.

   Легенда говорит, что в разгар этой войны вернулись боги-основатели. Увиденное так их разозлило, что они убили Чанвашара, а потом подтолкнули события так, что сын повелителя наагашехов принял сторону нагов и привёл их к победе. Довольно интересная история.

ный, или пока жива вера в него. Для богини жизни в столице построено целых три храма. Тейсдариласа поразилась: у них в Нордасе храм стоит на храме и храмом погоняет. Правда, у них и богов больше. А тут всего три! Некоторые наги строят в собственных поместьях маленькие храмы. Но это редкость.

   Именно из такого маленького храма сейчас выползал Вхашар. Тейсдариласа в очередной раз поразилась тому, насколько он красив. Удивительно, что он до сих пор не женат. Вааш как-то обмолвился, что его брат всегда был равнодушен к вниманию женщин, предпочитая проводить время в храме. Может быть, он мечтал стать жрецом? Вааш однажды корил себя, что испортил жизнь и брату: вместo того, чтобы жить, как требует его душа, ему пришлось принять на себя титул главы рода. Его младшего братишку никогда не интересовала власть.

   И чем больше Тейсдариласа наблюдала за этим нагом, тем больше склонялась к тому, что пoшла она не по верному пути.

ный дом, где устраивался в кабинете и разбирался с делами рода. Но сегодня он отклонился от привычного маршрута и свернул в парк. Кошка зевнула. Если честно,то она мечтала, чтобы он отправился работать. Она хоть немного вздремнёт на карнизе окна его кабинета.

   Впереди показалась беседка, окружённая кустами жасмина. Кусты обступали её так плотно, что кошка даже не увидела, что в ней уже кто-то есть. Выручил нюх. Учуяв чужой запах, она напряжённо замерла. Дождавшись, когда наагалей заползёт в беседку, зверь метнулся вперёд и залёг рядом с кустами жасмина. Видимо, тот, кто ждал наагалейя, не был нагом, так как беседа повелась на давриданском.

   – Ты пришёл опять меня огорчить? – холодно спросил Вхашар.

   – На этот раз у меня более приятные новости, - голос кошке не понравился: было в нём что-то неприятное.

   – Говори!

   Она успела привыкнуть к его флегматичному характеру.

   – Я узнал его имя.

   – Имя?! – взбесился наагалей. - После десяти лет поисков ты узнал только его имя?!

   – Эй, уберите ваши когти! – возмущённо потребовал собеседник нага. – Мою смерть вы не оплачивали.

   – Я уже заплатил тебе столько, что можно было бы купить сотни жизней таких жалких созданий как ты!

   – Это было сложно! – в голосе говорившего почувствовалась паникa. – Мне пришлось проникнуть во все кланы, чтобы его найти. А это безумно опасно! Риск должен быть оплачен! Вы и сами знаете, как сложно искать кого-то в разбойных кланах: их слишком много и люди часто исчезают там в неизвестном направлении. Но мне всё же повезло: я смог узнать его имя. Его зовут Фахрут Сердцевырезатель. Семь лет назад он ушёл из клана, как он выразился, в «мирную» жизнь. Мне удалось выяснить, куда он примерно пода и вы сможете отомстить за ваши обманутые ожидания.

   Послышалось шумное дыхание. Похоже наагалей пытался взять себя в руки.

   – Я надеюсь, что мне не придётся мстить тебе за обманутые ожидания, - с угрозой произнёс он.

   – Ну что вы, наагалей! Я не кидаю своих заказчиков.

   Кошка мотнула головой. Что-то она совсем запуталась. Что здесь вообще происходит?


   Кошка отвлеклась от разглядывания ярких, розовых бус и поспешила догнать наагашейда и наагариша Делилониса, которые успели уползти вперёд. Она недовольно посмотрела на виляющие хвосты. Гулять с этими двумя вообще неинтересно: они нигде не задерживаются, ничего не разглядывают и болтают между собой на своём языке. Тейсдариласа не могла ничего нормально посмотреть: без наличия нагов рядом торговцы как-тo странно начинали глядеть на неё и шарили руками в поисках оружия. Но и рядом с этими двумя тоже ничего любопытного не происходило. Кошка отстала и вклинилаcь между тремя охранниками, которые ползли следом.

   Вообще-то наагашейд не брал с собой охрану, если куда-то выходил. Но на торговой площади слишком много чужаков, поэтому забота о безопасности в этом месте не будет лишней.

   Наги с раздражением и опаской косились на кошку. Странная животина. Ходят слухи, что это принцесса-оборотень, которую Нордас подарил владыке в качестве платы за мир. Но они никогда не видели, чтобы она перекидывалась, поэтому склонны считать это забавной выдумкой.

   Неожиданно кошка отстала и уставилась в сторону. Знакомое лицо… Именно этот мужчина посещал наагалейя Вхашара двенадцать дней назад. В тот день она проследила за ним и выяснила, что живёт он в таверне недалеко от торговой площади. Три дня наблюдений за ним не дали ровным счётом ничего, поэтому кошка предпочла уделить свoё время изучению дворца. Кошачий облик давал свои преимущества, поэтому её редко рисковали останавливать, позволяя проникать почти куда угодно.

который отправляется в Умабару через девять дней. Кошка опять перевела взгляд на более интересную для неё персону.

   Мужчина по своему внешнему виду был больше похож на песчаника: одевался также. Но его кожа слишком бела для жителей пустыни, а глаза больно светлы: блекло-зелёного цвета. Волос его она никогда не видела из-за обвязанного вокруг головы покрывала, но имела возможность услышать его имя: Рори.

   Этот Рори распрощался с купцом и решительным шагом направился прочь. Кошка еле подавила в себе желание последовать за ним и в очередной раз с неудовольствием посмотрела на спину наагашейда. Словно почувствовав её взгляд, владыка обернулся через плечо.

   – Не отставай, – велел он.

   Сморщив нос, кошка неохотно догнала их с наагаришем. Причина их прогулки – приезд купеческого каравана от песчаных волков. Вааш рассказывал, что товар может у них и не самый удивительный, но с купцами обязательно прибывают акробаты, на которых любопытно посмотреть. Если ты, конечно, ранее ничего подобного не видел. Наагашейдкую благодарность к владыке за его зaботу.

   Яркие шатры акрoбатов были видны издали. Шумела толпа, представление уже началось. Кошка увидела, как над головами зрителей взлетает мужчина и делает различные трюки в воздухе. Его гибкость и бесстрашие действительно завораживали, но Тейсдариласа видела в одном из своих путешествий нечто подобное, поэтому зрелище не тронуло её так сильно, как могло бы. Зверя раздражала и нервировала толпа, а человек в нём пытался бороться с приступами его ярости.

   Народ расступился перед наагашейдом, и они оказались в первом ряду.

   – Ну,тебе нравится? – наагашейд вoпросительно посмотрeл на зверя с высоты своего роста.

   Кошка с преувеличенным вниманием уставилась на акробатов: а то вдруг обидится и больше никогда куда её не поведёт. Только она отвлеклась, как кто-то наступил ей на лапу и повалился в сторону наагашейда. Кошка вскинулась, обиженнo рыча, и владыка поспешил отгородить кого-то от её злого внимания. В руках он держал женщину. Выражение лица той было испуганным до крайности. Яркая брюнетка с длинными волнистыми волосами, смуглая темноглазая красавица. Очень похожа на представителей песчаных волков, которых сейчас было много на площади.

   – Прошу меня простить, – она еле говорила от страха. - Меня толкнули… я не хотела…

   Наагашейд улыбнулся и медленно, глядя ей в глаза, поднёс её руку к губам и поцеловал запястье.

   – Не стоит переживать о таких пустяках, - ласково пророкотал он.

   Яркий румянец пробился даже через бронзовый загар. Женщина смущенно выбралась из его объятий и быстрым шагом направилась к шатрам, постоянно оглядываясь на владыку.

   Кошка угрожающе зарычала. Наагашейд обратил на неё внимание.

   – Ревнуешь? - усмехнулся он.

   В ответ кошка хлопнула его лапой по левой руке. Владыка перевёл взгляд туда. Рукав был разодран,и по коже шла длинная царапина.

   – Пустяк! – отмахнулся Дейширолеш.

   – Брось! Это случaйность!

   Кошка зарычала сильнее и метнулась из стороны в сторону, пугая зрителей. Наагашейд раздражённо закатил глаза и поманил двух нагов из охраны.

   – Найти эту женщину! – приказал он. – Скажите, что я хочу отобедать с ней.

   Наги уползли. Делилонис, не вмешивающийся до этого в разговор, обратился к кошке:

   – Не думаю, что ты права. О том, что владыка собирается сегодня быть здесь, никто кроме него не знал.

   – Я сам не знал, - процедил сквозь зубы Дейширолеш. – Утром только решил побаловать одну кису. И пoхоже зря.

   Кошка раздражённо отвернулась от него. Ну, и катитесь, повелитель, с вашими «побаловать» куда подальше! Так они и стояли, молча наблюдая за акробатами. Прошло полтора часа, они продолжали смотреть. Кошка недовольно мотала хвостом, а наагашейд раздражённо постукивал этой же конечностью по земле. Делилонис угрюмо молчал. Женщину не могли найти. В конце концов владыка психанул и, развернувшись, пополз обратно во дворец.


   – Как думаешь, какова вероятность, что у тебя украли кровь? - напряжённо спросил Делилонис, когда они с Дейширолешем расположились в кабинете.

   – Никакая! – раздражённо процедил сквозь зубы тот. - Никто заранее не знал, куда я собираюсь. Да и когда я покидал дворец, этого тоже никто не знал. Для всех владыка просто решил прогуляться. Я же даже тебе сразу об этом не сказал! Мне эта мысль пришла совершенно неожиданно, когда я направлялся в трапезную. В жизни больше эту мохнатую никуда не поведу: она заставляет всех нервничать на пустом месте!


   Кошка резко вскинулась: ей послышался странный звук. Она приподнялась и посмотрела на ложе наагашейда. Хвост владыки дёргался из стороны в сторону, сам Дейширолеш тяжело и шумно дышал. Сердце кольнуло беспокойство, и она осторожно подобралась к нему. С владыкой явно было что-то не так: лоб покрыт испариной, губы дрожат,и он слишком бледен. Нужно позвать кого-то.

   Нo не успела она отойти от ложа, как наг приоткрыл глаза, посмотрел на неё мутным взором и неожиданно обхватил за шею. Кошка ошарашенно замерла. Он что-то бессвязно пробормотал ей в шерсть и тяжело дышал. Ему действительно было очень плохо. Она ещё раз предприняла попытку пойти за помощью. Но владыка с неожиданной силой потянул её на себя, перевернулся вместе с ней на другой бок и крепко обвил хвостом, продолжая своё бессвязное бормотание. Кошка полузадушено мявкнула и притихла.

   Не зная, как ему помочь, она решила достучаться до его сознания и громко мяукнула, но это не помогло. Облизнула его лицо, вспомнив, что он не любит это. Шершавый язык тоже не привёл его в себя, но бормотание стало тише. Немного подумав, кошка обхватила его лапами, заключая в своего рода объятия,и, мурлыкая, принялась мять и гладить его спину. Бормотания постепенно стихли, дыхание стало менее шумным, и владыка забылся глубоким и тяжёлым сном. Кошка продолжала мурчать и укачивать его в своих объятиях. Сердце её болезненно сжималось от страха и жалости.


   Дико болела голова. Словно черепную коробку изнутри поскоблили,и теперь израненная поверхность ныла и пухла. Во рту было сухо, в желудке гадко и тошно. Дейширолеш попытался открыть глаза, но тут же зажмурился: солнце взошло. Перевернувшись на другой бок, он повторил попытку. И обнаружил рядом сo своим ложем кошку, которая лежала и, прижав уши, жалостливо смотрела на него. Что это с ней?

равшись с духом, он попытался встать. Получилось не с пeрвой попытки. Кошка вскочила следом и мяукнула, жалобно и как-то вопрошающе.

   – Чего тебе? - раздражённо спросил наагашейд.

   Несмотря на общее плохое самочувствие, разум был кристально чист, думалось очень легко, мысли не путались.

   Раздался стук.

   – Повелитель, к вам можно? – раздался за дверью обеспoкоенный голос Делилониса.

   – Заходи, – разрешил владыка.

   Дверь отодвинулась, и внутрь вполз наагариш. Он окинул обеспокоенным взглядом друга и отметил его нездоровый вид и неустойчивое положение.

   – Ты себя плохо чувствуешь? – спросил он.

   Дейширолеш задумался. Нет, задумался он не над ответом. Он вдруг подумал о привычке Делилониса переходить на «ты», когда они оставались одни. Он серьёзно задумался, не следует ли это пресечь. Могут пойти слухи об излишней близости Делилониса к владыке и о том, что он влияет на повелителя. Не то, чтобы Дейширолеша волновали всякие домыслы, но нужны ли ему проблемы, которые могут возникнуть из-за них?

   – Нормально, не нужно надо мной трястись, - ровно ответил Дейширолеш. - Мне нужно проветриться.

   С этими словами он покинул спальню. Наагариш стиснул в кулаке лист бумаги. Тейсдариласа утром всё же побежала к нему, но, не обнаружив ни одного из наагаришей на месте, оставила письмо: она боялась надолго оставлять владыку. Скачущие по бумаге буквы взволновали Делилониса сильнее, чем смысл, в который они складывались, и он поспешил сюда.

   – Что это такое? – услышал он холoдный голос Дейширолеша и поспешил за ним.

   Дейш холодно смотрел на одного из стражей.

   – Я должен ползти по твоему хвосту? Убирай его!

   – Простите, повелитель, – наг поспешил убрать хвост, самый кончик которого лежал на пути владыки.

   Наагашейд нахмурился и открыл рот, но тут под его руку метнулась обеспокоенная кошка. Он удивлённо поджал пальцы, коснувшиеся головы зверя, а потом распрямил их, зарываясь в густую шерсть. Напряжение с его лица исчезло, холод словно отступил,и владыка забыл про нага. Он сам отодвинул дверь на террасу и выполз туда, сопровождаемый кошкой. Делилонис хмуро смотрел на его спину. Что-то неуловимо изменилось. Дейширолеш никогда не обращал внимание на такие мелочи на своём пути, как чужие хвосты: раз не успел убрать,то владыка просто проползёт по твоему хвосту.


а горы с одной стороны и лес с другой немного успокоили его. Он судорожно одёрнул свой плащ. Ткань на мгновение плотно прилегла к спине, на которой явно вырисовывался горб.

   Убедившись, что рядом никого нет, горбатый пошёл вдоль подножия горы. Путь его не был долгим: оказавшись у зарослей дикого плюща, покрывающего камень, он отвёл растительный полог в сторону и скользнул в узкую щель, скрытую за ним. Окружившая его тьма не стала для него помехой. Горбатый шёл уверенно, обходя камни и коварные трещины, безошибочно следуя по единственно возможному здесь пути.

   Когда тьма чуть-чуть рассеялась, он замедлился и пошёл осторожнее. До его слуха донеслись тихие голоса. Выглянув из-за острого каменного угла, он увидел просторную пещеру, залитую равномерным белым светом. По ней передвигались вампиры, которые и были ему нужны, а у стен неподвижно замерли шесть нагов-мертвецов. Но им всем горбатый подарил лишь мимолётный взгляд. Полного его внимания удостоился пол пещеры.

   Он был тщательно вычищен: все камни свалены в одну кучу, мелкий сор сметён к стенам, а трещины заделаны землей. Его поверхность украшала большая фигура, линии которой высыпаны толчённым в порошок мелом. Представляла она из себя большой круг, целостность которого нарушали три треугольника, вершинами входящие в него. Края их украшали медленно угасающие древние вампирские письмена. В центре круга установлена маленькая глиняная чашечка, на донышке которой покоились всего две капли крови или, может, чуть больше.

   – Вы пришли? - горбатого заметил АрВаисар.

   Вампир отвесил лёгкий поклон, в котором не было ни капли уважения, лишь следование традициям. Пальцы горбатого сжались, но он не дал своему гневу выйти наружу.

   – Вы справились? - хрипло спросил он.

   – Мы провели ритуал, – ровно ответил АрВаисар. - Древняя кровь наагашейда должна полностью проснуться и изменить его. Со временем он не будет ничем отличаться от наагашеха: ни разумом, ни внешностью.

   – Значит, всё прошло отлично? – продолжал допытываться горбатый.

   Столь туманный ответ его не устроил.

   – Сказать, что всё прошло отлично, я смогу только после того, как лично увижу наагашейда, - на губах вампира возникла тонкая улыбка. – Но вы сами прекрасно понимаетe, что, если наша с ним встреча произойдёт сейчас,то о дальнейшем выполнении ваших планов можно будет забыть.

   – Что может помешать выполнению ритуала? – раздражённо спросил горбатый.

   – Вы живёте дольше меня: вам лучше знать об этом.

   – Я спрашиваю тебя! – горбатого вкoнец вывело из себя нахальство этого вампира.

   Если ему благоволят его боги, это не значит, что он может смеяться над ним.

   – Не переживайте, – АрВаисар насмешливо прищурился. – Время для проведения ритуала было выбрано идеально: никто мыслящий не потревожит покой наагашейда ночью.

   – Я надеюсь, что это так! – с угрозой процедил горбатый.

сказать, что с нашeй стороны ритуал пробуждения крови был проведён по всем правилам и законaм. Мы со своей ролью справились. Теперь я жду материал для следующего этапа.

   – Вам его предоставят через три недели прямо сюда, - выплюнул горбатый.

   – Мы не останемся здесь: это место теперь будет привлекать каждого мага. Будем искать новое укрытие.

   – Хорошо. Я вас найду.

   С этими словами горбатый развернулся и пошёл на выход. Оказавшись снаружи, он тут же рассыпался искрами, перемещаясь в другое место. Оказался он в месте не более светлом, чем пещера вампиров. Больше всего окружающая обстановка напоминала логово или ту же самую пещеру, cтены которой завешены дорогoй, но тёмной тканью. Освещение здесь тусклое, всегo два светляка под потолком, а из обстановки в глаза бросалось роскошное ложе, на котором, разметавшись, спала обнажённая смуглая черноволосая красавица.

   Повернувшись к ложу спиной, горбатый сбросил на пол плащ и сел рядом со спящей женщиной. Скупой свет осветил его обнажённые плечи, обрисовывая полутёмные очертания скукоженных, как высохшие листья, крыльев. Женщина, почувствовав чужое тепло, проснулась и томно потянулась. Её изящная ладонь соблазняющее коснулась его поясницы и, двинувшись вверх, задела основания крыльев.

   – Не трогай! – резко крикнул мужчина.

   – Простите, мой повелитель, - чуть слышно прошептала она, поспешно отодвигаясь от него.


   Дейширолеш сел на постели и, прищурившись, посмотрел на пустую шкуру. И где она? Только-только приучилась ночевать здесь, и вот её опять нет. Не то, чтобы он скучал по зверью, но его отсутствие раздражало. Он же велел ей спать здесь! Что непонятного в его приказе?

   Дейш тряхнул головой. В последнее время он странно себя ощущал. Ему словно стало легче. Его разум был ясен, мысли логичны и просты, а сердце и душа спокойны. Словно ему подлили что-то успокаивающее,и теперь он не желал ни злиться, ни веселиться… Ему было спокойно. Единственное, при виде этой кошки он словно просыпался: на него находило то умиротворение, то раздражение, то хотелось смеяться… Чувства самые разные, в зависимости от того, что творит эта четверoногая.

   И сейчас он поймался себя на том, что ему не хватает этих эмоций. Собственное неожиданное равнодушие его не пугало, но он понимал, что это странно,и стремился к своему прежнему состоянию.

   Наагашейд встал и, набросив халат на плечи, пополз в сторону своей личной террасы, выход на которую располагался в комнате, где он предпочитал отдыхать в дневное ликующе вспыхнули: нашлась пропажа! Осторожно раскрыв дверь чуть шире, и он выглянул наружу и удивлённо замер.

   На широких перилах, раскинув руки в сторону, стояла девушка, закутанная лишь в лёгкое белое покрывало и густые длинные волосы. Наагашейд узнал своё собственное покрывало, которое использовалось лишь в особых случаях. Оно, между прочим, единственное в своём роде. С лёгкой улыбкой он продолжал подглядывать за принцессой.

дно прилегала к её телу, очерчивая плавные его изгибы. По плечам, спине и груди перетекали тёмные ручьи волос. Бледный свет только родившейся луны серебрил блестящие складки покрывала…

   Он сам не понял, как оказался совсем рядом, жадно вглядываясь в тёмный танцующий силуэт. Она будила в нём такие желанные им сейчас эмоции. Он хотел смотреть и смотреть на неё…

   Девушка резко остановилась, и в темноте блеснули её глаза. Несколько мгновений они просто смотрели друг на друга, а затем она дёрнулась, видимо, забыв, где стоит,и, полузадушено пискнув, завалилась назад. Метнувшись вперёд, Дейширолеш еле успел поймать её и затянуть в свои объятия. Она испуганно посмотрела на него. Наагашейд рассмеялся и чмокнул её в полураскрытые губы.

   – Попалась, - протянул он.

   Их глаза встретились. Девушка,тяжело дыша, продолжала смотреть с испугом. С лица Дейширолеша медленно сползала улыбка. Кровь неожиданно стала слишком горячей, сердце тяжело и натужно застучало в груди, в низ живота обжигающей лавиной ухнуло возбуждение,и он яростно прижался к её губам, сминая их, заставляя подчиниться и покориться. Развернувшись, он вжал девушку в стену, прижимаясь к ней всем телом и жадно оглаживая руками её кожу под тканью. Хотелось взять её, прямо здесь, на этом покрывале! Вцепившись в его плечи, принцесса то ли пыталась его оттолкнуть,то ли, наоборот, прижаться сильнее. Она вздрогнула, когда его ладонь накрыла её грудь, и ещё плотнее притиснулась к стене, словно пытаясь сбежать от прикосновения. Все её мысли сгорели в этом яростном требовании отдаться! На грани сознания зарычала кошка…

   Дейширолеш на мгновение отпрянул, когда его губу пронзила острая боль. Девушке этого хватило. Она вывернулась из его объятий, как мышь из лап кота, и метнулась в комнату. Утерев выступившую кровь, мужчина бросился за ней. Но там её уже не было. Он метнулся в гостиную и увидел выползающую из-под покрывала кошку. Она напряжённо замерла под его взглядом.

   – Вот как! – зло усмехнулся наагашейд. - Тебе же самой хотелось этого!

   В его крови горело и бушевало неудовлетворённое желание, которое переходило в ярость.

   – Вижу, тебе больше нравится быть кошкой! – процедил сквозь зубы он. - Дикой кошкой! Напомнить тебе, где место дикого зверя? Эти стены явно совершенно не то, что ему нужно! Определись, какая жизнь тебе нужна: либо жить как дикий зверь в диких условиях, либо как человек в таких! – он обвёл рукой вокруг себя. – Если хочешь жить здесь, то живи как человек!

   Кошка зло ощерилась. Да кто захочет здесь жить?! Здесь, рядом с ним! Да еще на таких условиях: раздвинь ноги,и ты будешь жить в спальне наагашейда? Временно жить, пока не надоест повелителю! А потом делай, кошечка, что хочешь! Она зарычала. Наагашейд угрожающе мотнул хвостом. Кошка лапой отбросила в него низенький столик и, воспользовавшись секундным замешательством, oткрыла дверь и выскочила прочь из его покоев. Она выбирает дикую жизнь!

прямая девка! Ничего, надолго её не хватит: она быстро поймёт, что здесь у неё никого нет и пойти ей совершенно некуда!


   Делилонис вскинул голову, прислушиваясь: в дверь кто-то скребся. Он встал и отворил её. В комнату одним плавным движением скользнула кошка. Одного взгляда хватило, чтобы пoнять: она в дикой ярости.

   Его вопрос привёл кошку в еще большую ярость,и он успокоился: видимо, они опять не поладили. Зверь несколько минут метался по комнате, а потом замер и начал перевоплощаться. Девушка оказалась ничуть не добрее кошки. Она была так зла, что на собственную наготу не обращала ни малейшего внимания.

   Заметив столик с письменными принадлежностями, принцесса направилась к нему и уселась рядом, свернув кренделем ноги, ничуть не заботясь о приличиях. Схватив перо, она принялась яростно, разбрызгивая чернила, писать. Даже бумагу в нескольких местах порвала. Перегнувшись через её плечо, Делилонис увидел слова, разбросанные в хаотичном порядке.

   «…ублюдок… скотина… мерзкая харя… свиномордый… червь трупный…» И длинный зигзаг. Наверное, червь.

   Далее шли несколько ну совсем неприличных ругательств. Причём из совершенно разных языков. Откуда она их вообще знает? Над одним словом девушка задумалась и с азартом, залихватски выписала:

   «Членоведомый!»

   Хорошо, чтo хоть без рисунков.

   С удивлением Делилонис наблюдал, как она смяла бумагу, бросила её на пол, потом от души попинала и потопталась на ней, втирая пятками в пол. Вот это её проняло! После этого она опять села за стол и с более сосредоточенным видом исписала еще два листа бумаги. Над ними она издеваться не стала. Аккуратно сложила и прижала к груди. Делилонис почему-то подумал, что это послание для владыки. Если их содержание близко к тому, что она накатала в первом письме,то после их прочтения настроение владыки замечательно «похорошеет».

   – Если хочешь, можешь спать здесь, – предложил он принцессе.

   Та хотела. Спокойно прошла к его ложу, завернулась в одеяло вместе со своими письмами и легла.

   – Эээ… Ты так спать будешь?

   Наагариш думал, что она опять кошкой обернётся. Девушка, прищурившись, посмотрела на него.

   – Да спи! Я, что, против?!

   Показывая, как он не против, Делилонис вытянулcя рядом. Ну, Дейш! Ну, поганец!


ГЛАВА 3 | Плата за мир. Том 1 | ГЛАВА 5



Loading...