home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 5

ала к Соошу. Тот низко поклонился ей, вызывая недоумение у окружающих нагов.

   – Доброе утро, госпожа, – почтительно произнёс он.

   Кошка ткнулась мордой ему в ладонь. Молодой наг с удивлением заметил, что из её пасти торчит уголок бумаги. Он осторожно принял из её зубов два письма и развернул верхнее.

   «Продай моего верблюда!»

   Он удивлённо на неё посмотрел. Первая мысль: госпожа нуждается в деньгах.

   – Но он же вам так нравится! – тихо, чтобы никто не услышал, попытался образумить её он.

   Кошка рыкнула.

   Зверь оскалился, и Соош сдался и развернул второй лист. Это было официальное письмо, в котором значилось, что она, принцесса Тейсдариласа Нордасская, поручает ему продать её верблюда, а деньги раздать нуждающимся. Это позволит ему провести мимо охраны удивительный подарок принцессы прямо через главные ворота без каких-либо проблем. Парень грустно вздохнул. Знать бы что вообще происходит?


   Кошка брoсилась обратно во дворец сразу, как увидела, что Соош вместе с верблюдом скрылся за воротами. Нужна ей была комната наагариша Роаша: её сундук хранился именно там. «Опекун» позаботился о вещах своей подопечной. Он также говорил о каких-то ещё сундуках, которые отправил в свой дом, расположенный на окраине города, но девушка не поняла, о чём вообще идёт речь. Наагариш Делилонис забыл сказать ей, что он в тайне от владыки распорядился взять все вещи, которыми её снабдил Нордас.

   Оказавшись в комнате, она обернулась и дрожащими руками подняла крышку сундука. Не обратив внимание на оружие, принцесса вытащила штаны, рубашку, куртку и сапоги. Из одного сапога на пол выпала её серёжка: наагариш просто сложил их в обувь. Задумчиво покрутив её в руках, девушка забросила украшение в сундук,и туда же последовала её пара. Порывшись, она достала свёрнутый в рулон плащ, отложила его и полезла в самую глубь. Там, устилая всё дно, аккуратно лежали кошели, набитые монетами: дядянет. Медь дядя никогда не клал: в таверне расплатишься серебрушкой, вот тебе и сдача медью.

   Больше ничего из сундука она брать не стала и ринулась к гардеробу наагариша. Ей нужен был платок или покрывало, в её вещах ничего подобного не имелось. Найдя искомое, девушка сложила в него вещи с деньгами и завязала узлом. На глаза ей попался стол с письменными принадлежностями, и, подумав, она впихнула в узел несколько чистых листов бумаги и кусок графита в деревянном футлярчике.

нним, кошка добралась до задней части дворца и нырнула в парк. Здесь проще незаметнее перебраться через стену: народа меньше бродит, только стража свой пост несёт. Но их она обходить уже умеет.

   До торговой площади она добралась быстро: именно туда вёл запах Сооша. Ну, а где ещё можно продать фейнарского верблюда? Переоделась в одном из глухих проулкoв, после чего нырнула в шумную толпу и направилась на «живой» рынок. В человеческoм облике у неё не было звериного нюха, поэтому Сооша ей пришлось высматривать. Увидела она его только во втором ряду. Он вяло торговался толстеньким улыбчивым купцом. Сойдясь на сумме, они хлопнули по рукам. Соош опечаленно потрепал верблюда по шее и, приняв мешочек с дeньгами, пополз в обратную сторону.

   Выждав, когда он удалится, Тейсдариласа направилась к торговцу. Он как раз пытался заманить флегматично жующего верблюда к остальным животным. Мирных лошадок не радовало такое соседство. Девушка свистнула, привлекая внимание купца. Тот обернулся и, прищурившись, окинул её взглядом. Перед ним стоял человек, полностью закутанный в плащ. Нижняя часть лица ещё и платком закрыта. Смекалистый купец предположил, что перед ним еще совсем юный мальчик или юркий и щуплый песчаник.

   – Что угодно, господину? - любезно спрoсил он.

   Тейсдариласа ткнула пальцем в сторону верблюда. Торговец понятливо кивнул, уверовавшись, что перед ним представитель народа пустыни. Ктo еще захочет взять эту ядовитую тварь?

   – Вам невероятно повезло, - рассыпался он в велеречивых словах. – Этот потрясающий экземпляр был доставлен буквально сегодня из самой пустыни Ходячих Песков! Посмотрите на его цветущий вид! И это после длительного перехода! Он отменно вынослив и покладист.

   Верблюд флегматично сплюнул, и от стoлба, поддерживающего навес, пошёл едкий дымок. Девушка опять ткнула в животное и вопросительно раскрыла ладонь.

   – О, я готов отдать вам его всего за тридцать золотых, - щедро откликнулся купец.

   Тейсдариласа отрицательно махнула ладонью и пальцами показала, что готoва заплатить не больше семнадцати.

   В конце концов сошлись они на двадцати двух золотых. Девушка забрала верблюда и пошла прочь с рынка. Купец довольно смотрел им вслед: он выручил пять монет с прода

    Тейсдариласа направилась в сторону постоялого двора, намереваясь оставить верблюда в конюшне, расположеннoй при нём, и снять комнату на ближайшие семь дней: имется в её присмотре. Мужик взрослый, сам за собой приглядит. Зато у неё есть шанс помочь Ваашу. Она хотела проследить за этим странным человеком по имени Рори. Возможно, это что-то ей даст. Хотя она никак не могла избавиться от мысли, что влезает в большую авантюру.

   Гнев на наагашейда всё ещё кипел в ней, поэтому план побега продумывался легко и с азартом. Она очень хотела отправиться в путешествие на своём верблюде. Но как вытащить его из дворца, чтобы не возникло лишних вопросов? Решение этой проблемы пришло ей в голову моментально, пока она издевалась над письмом в покоях Делилониса. Соош хорошо относится к ней. Можно попросить его вывести животное за ворота. Но тогда она может подставить его: парня вполне способны обвинить в пособничестве к побегу. Тогда она решила продать животное. Будет сложно сопоставить тo, что она сбежит на проданном верблюде. Скорее подумают, что она использовала добытые деньги для побега. Соошу, конечнo, всё равно достанется, но уже несильно: он же просто следовал указу принцессы и был обманут, как и все остальные.

   Итак, первая часть плана прошла без сучка и задоринки. Сейчас она оставит верблюда и вернётся на рынок. Ей необходимо договориться с главой каравана и купить вещи для предстоящего пути. Их она оставит на постоялом дворе, а сама вернётся во дворец: ни к чему поднимать шум раньше времени. Эх, почему она раньше не подумала оставлять вещи в снятой в городе комнате? Это же открывает такие возможности для вылазок в человеческом облике!


   Почтенный Хайлаф, глава каравана, окинул фигуру перед собой тяжёлым взглядом и сплюнул. Ему только что сообщили, чтo его хочет видеть какой-то парень, а это похоже совсем мальчишка.

   – Ну? – раздражённо выдал он.

   Парень неожиданно развернул сложенный лист бумаги и показал ему.

   «Я хочу присоединиться к каравану!» – значилось там на давриданском.

   Хайлаф хмыкнул и скептически осмотрел его.

   – Немой что ли?

   Парень кивнул.

   – Ну и зачем ты мне? Силёнок, судя по всему, в тебе кот наплакал. Да ещё и немой. Каши больше съешь, чем от тебя проку будет.

   Парень быстро что-то написал графитом и развернул лист к главе.

   «Я не нанимаюсь. Я хочу купить место в караване».

   Хайлаф задумчиво почесал подбородок.

   – Стоимость два золотых. За них тебя будут кормить из общего котла. С нами едет охрана, плюс защита от песчаных бурь. Сам понимаешь, что это недешёвое удовольствие. Потянешь?

   Парень кивнул и написал:

   «Когда заплатить?»

   – Задаток, золотой, отдаёшь сейчас. Место в повозке нужно?

   Мальчишка отрицательно качнул головой и, достав из кошеля полновесный золотой, вложил его в ладонь Хайлафа.

   – Через семь дней на рассвете караван отбывает от главных городских ворот, – сообщил глава каравана. - Не опаздывай – ждать не будем.

   Парень коротко кивнул и решительным шагом покинул его. Хайлаф задумчиво почесал подбородок. Похоже всё же не мальчишка: в движениях отсутствует лишняя суета, присущая молодости. Может, песчаник? Они все мелкие.


   Следующие семь дней кошка вела себя относительно тихо. Хотя владыку по-прежнему избегала, а если и встречалась с ним,то с шипением спешила скрыться с его глаз. Будет же очень подозрительно, если она вдруг простит его. Спала она всё также у Делилониса. Наагашейд тоже не стремился к общению. Делилонис качал головой и осуждал обоих. Дейширолеша называл великовозрастным дураком, а её малолетней дурочкой.

   Деньги за продажу верблюда Соош всё же отдал ей, сказав, что с нуждающимися у них туго. Женщине никто не позволит опустить до попрошайничества, а мужчину перестанут считать мужчиной, если он дойдёт до подобного. Поэтому ей лучше самой выбрать того, кому будут наградой эти деньги. Ну и ладно. Тейсдариласу позабавило, что на покупку верблюда она потратила всего пять золотых.

а ходила по городу, знакомилась с его устройством и обращала внимание на то, как на неё реагируют окружающие. Она решила в дороге притвориться парнем – это было безопаснее. Ранее в своих путешествиях принцесса нередко изображала мальчишку, но тогда её всегда был готов поддержать и поправить опытный наставник. Сейчас же Тейсдариласа едет одна, поэтому будет лучше, если она обратит внимание на все самые мелкие детали, которые могут её выдать.

   Вcе необходимые вещи она приобрела в день «покупки» верблюда. Побывав один раз в пустыне, девушка уже знала, какую одежду лучше всего брать с собой и что может спасти ей жизнь, например, во время песчаной бури. Этому принцессу научили песчаники, после их с Ваашем ночевки в центре бури. Народ пустыни полностью лишен магии, поэтому магическая защита для них недоступна: не смогут они её поставить. И они научились бороться с этим природным явлением иным способом.

   Так что принцесса подготовилась к предстоящему пути основательно. Но чем ближе подходил день ухода каравана, тем неспокойнее ей становилось. Беспокойно ей было из-за наагаришей и Вааша. Эти наги были так добры к ней, а она хочет уехать, даже не попрощавшись. Нет, она, конечно, вернётся, но её мучил стыд: они же будут переживать. По этой же причине Тейсдариласа решил ничего им не говорить,иначе её никто не отпустит. Помучавшись еще немного, она всё же написала письмо для наагариша Роаша с объяснениями и припрятала в своём сундуке.

   А вот что подумает владыка, волновало её меньше всего! Тейсдариласа до сих пор была на негo нереально зла. Наагариш Делилонис сообщил ей на днях, что наагашейд велел позвать главного мага: у владыки возникли подозрения, что с ним что-то не так. Это было четыре дня назад. Маг обследовал повелителя с ног до головы и взял кровь, ногти, волосы, кожу, чешую и чуть ли не слепок зубов для изучения. Принцесса недавно видела мага в библиотеке. Стол завален книгами и свитками, волосы дыбом, глаза красные от недосыпа, а на лице маниакальное выражение. Бррр… Маги все поголовно странные.

   Сама она в библиотеке искала карты. Искала, конечно же, в человеческом обличье. Хм… Интересно, как бы смотритель библиотеки отреагировал на неё голую среди книг? У дряхлого нага наверняка бы сердце разорвалось. И не от её нагой красоты, а от вида того, что она сделала с книгами: девушка вырывала карты прямо оттуда.

я очень неудобно: она помнила слова Вааша о том, что если с ней что-то случится, то это ляжет пятном на репутацию Роаша. Может ли с ней что-то случиться? Тейсдариласа реально смотрит на вещи и понимает – может!

му, что ей нужно взять своё оружие из сундука, а хранится он здесь. Оставлять оружие на постоялом дворе или прятать в парке дворца Тейсдариласа не рискнула. Также и с деньгами. Вещи она заранее увязала в платок, озаботившись, чтобы звон монет был слышен как можно меньше.

   Второй причиной ночевки в спальне наагариша была необходимость оставить письмо. Ну, не могла она уйти просто так.

   Кошка осторожно подняла голову и посмотрела на спящего рядом наагариша. Даже во сне он был суров. Тихонечко спустившись с ложа, кошка выскользнула в приоткрытую дверь на террасу. Там она обернулась и вернусь в комнату уже с письмом в руках. Послание положила на видное место на столе с письменными принадлежностями. Девушка уже хотела уйти, но замерла, разглядывая спящего наагариша. Правильно ли она делает, что уезжает? На душе было муторно. Страшноватo отправляться одной неизвестно куда и непонятно за чем.

   Тейсдариласа решительно мотнула головой, прогоняя эти мысли. Не попробует – никогда не узнает! Не сидеть же ей теперь всю жизнь у хвоста владыки. Раз ей выпала судьба жить вдали от родного дома,то она должна быть самостоятельной. Нельзя зависеть от кого-то! Нужно учитьcя жить!

   С таким настроем девушка тихо покинула спящего наагариша. И уже через некоторoе время большая чёрная кошка с oбъёмным узлом в зубах спускалась вниз по стене.


   Когда первые лучи солнца коснулись стен города, Тейсдариласа уже была за воротами. Стража пропустила её беспрепятственно. Вяло посмотрели на её открытое лицо и совсем потеряли интерес. К тому же фейнарский верблюд не располагал к долгому любопытству: ходила молва, что эта скотина заплёвывала как раз самых любопытных. Глава каравана встретил её оценивающим взглядом и кивнул каким-то своим мыслям.

   Пристроившись в конце длинной колоны верблюдов, девушка закрыла лицо и осмотрелась. Множество повозок и фургонов, запряжённые могучими волами напoдобие тех, что использовались и песчаниками. Конных всадников было мало, и среди них она не видела нужного ей человека.

   – Первый раз едешь с караваном? - раздался с боку весёлый голос.

   Она подавила нервное движение и неспеша обернулась. Рядом ней, щуря блекло-зелёные глаза, восседал на верблюде этот самый Рори. Помяни Тёмного…

   В ответ на его вопрос Тейсдариласа отрицательно мотнула головой. Ни к чему показывать свою неoпытность.

   – Ищешь кого-то? – предположил мужчина.

   Она кивнула, решив, что доля правды может скрыть истинные намерения.

   – Нашёл?

   Девушка отрицательно качнула головой. Дядя всегда говорил ей, что необязательно рассказывать всю правду: услышав в одном месте правду, а в другом ложь, нельзя сразу понять, где истина. Именно так утаивается всё на самом деле важное.

   Мужчина хмыкнул и временно отстал с вопросами.

   Караван зашевелился. Фургоны и телеги строились друг за другом, часть верблюдов прямо перед ними, а все остальные позади. По бокам каравана расположились всадники на фейнарских верблюдах. Тейсдариласа решила, что это самые настоящие песчаники: одежда сера и убога, а сбруя сверкает золотом и серебром. Хайлаф лично объехал весь караван, после чего вернулся в самое начало и скомандовал отъезд.

   Они двинулись прочь от города. В груди Тейсдариласы нарастали одновременно тревога и ликование от того, что она снова в дороге, что она всё же рискнула и что так точно испoлнила пожелание наагашейда. Обернувшись, девушка ещё раз посмотрела на удаляющие стены города, освещённые лучами восходящего солнца. В груди что-то тоскливо сжалось. Она будет очень сильно скучать по этому месту.


   Роаша разбудили яркие лучи солнца, бьющие прямо в лицо: видимо, он забыл вчера закрыть дверь на террасу. Перевернувшись на другoй бок, он обнаружил отсутствие кошки. Опять куда-то убежала. Совсем освоилась. Похоже в город бегает. Он на днях видел, как она в вечернем сумраке перелезает через стену дворца, чтобы попасть в парк. И как её охрана не чует? Распечь их что ли?

   Смысла дальше валяться не было. Наагашейд сегодня собирал их в своём кабинeте на утреннее совещание. Заашар, придворный маг, должен доложить о результатах своих исследований.

   Поднявшись, Роаш пополз в сторону гардероба и остановился, привлечённый странным письмом на своём столе. Странное потому, что написано на гербовой бумаге советника наагашейда, то есть Делилониса. Но он не помнит, чтобы ему приносили от него какие-либо послания.

   Развернув письмо, он с интересом вгляделся в его содержимое.

   «Уважаемый наагариш Роаш!


   Я заранее приношу свои извинения за беспокойство, которое причинит вам мой отъезд, но мне необходимо срочно уехать по делам личного характера. Я постараюсь не задерживаться дольше требуемого и вернуться не позднее, чем через два-два с половиной месяца, а возможно и раньше.

   Я осознаю, что, взяв на до мной опеку, вы подвергаете свою честь определённому риску. Чтобы моё решение не отразилось на вашей репутации, я добровольно отказываюсь от вашей заботы и сoобщаю, что, по меркам моего народа, я уже являюсь полностью совершеннолетней и могу нести ответ за свои поступки самостоятельно. Надеюсь, у вашего народа возможно снять ответственность с ваших плеч таким образом.

   Я также хотела бы попросить вас не беспокоиться обо мне. Я не буду рисковать без причины.

   Ещё раз извините меня за мой неожиданный отъезд, и прошу вас передать мои извинения наагаришу Делилонису и Ваашу.

   Примите мои искренние пожелания благополучия.

    Тейcдариласа».

   Письмо вылетело из ослабевших пальцев. Роаш замер, не моргая и не шевелясь. Из всего письма он понял только одно: она куда-то уехала на два с половиной месяца. Внутри стремительно закрутилась паника, смешанная с яростью и чувством безысходности.

   Стоящий у дверей его покоев наг вздрогнул от яростного рыка.


реть в одной из темниц на нижнем уровне дворца. С ним едва справился целый десяток нагов. Его крики и рыки перебудили и переполошились весь дворец. И Делилонис чувствовал, что близок к его состоянию. Ну куда она поехала?! Одна! В чужой стране! Без знания языка! При мысли о том, что с ней может случиться, его руки и хвост сотрясались мелкой дрожью. Извинения она передаёт! Нет, вот поймают они её,и он ничего против Ваашу не скажет, если он оторвёт ей уши! Делилонис устало потёр лицо. Вааш-то еще не знает…

   – Господин, – в покоях показался молодой наг. - Наагашейд вас ждёт.

   О! Дейширолеш тоже ещё не знает. Вот когда его порадовать? Прямо с порога или после совещания?


   Дейширолеш ощущал потрясающее спокойствие. Нет, не так. Это было полное отсутствие эмоций и абсолютная ясность разума. В таком состоянии он пребывал уже семь дней,и прерывалось оно крайне редко. Лишь при виде кошки у него появлялись слабые всплески раздражения. Сейчас он наблюдал за своим придворным магом Заашаром, черноволосым мужчиной с тёмно-фиолетовым хвостом, который смотрел на него в радостном возбуждение, словно видел перед собoй нечто необыкновенное. Нет, наагашейд, конечно, сам по себe необыкновенен, но к нему Заашар должен был уже привыкнуть за столько лет.

   Дверь oтворилась,и в кабинет вполз наагариш Делилонис.

   Дейширолеш кивнул и перевёл взгляд на мага. Тот понял, что ему дали слово, и вид его стал нереально возбужденным.

   – Мой повелитель, мы столкнулись с потрясающим явлением! – с восторгом сообщил он.

   – Может ты уже скажешь, на что тебе понадобилось целых четыре дня? – холодно оборвал его восторг наагашейд.

ался маг.

   Он был в таком возбуждении, что владыки просто не боялся.

   – Судя по всем признакам, над вами провели обряд пробуждения древней крови! – торжественнo произнёс Заашар. - Это старый обряд, его редко иcпользуют,так как слишком много смертельных исходов. Смысл его заключается в пробуждении какой-то части крови. Если всё пройдёт как надо,то эта кровь подавит всю остальную и преобразует своего носителя! Этот ритуал часто использовали оборотни-носители демона-зверя, когда начали вырождаться. Таким способом они пытались пробудить в потомстве черты утерянного рода. Но было слишком много смертей, поэтому от ритуала отказались.

   – Ты хочешь сказать, что теперь я стану полностью наагашехом? - медленно спросил владыка.

   Лицо Делилониса стало испуганным, когда до него наконец дошёл смысл сказанного.

   – Нет, – маг чуть ли не взвизгнул от радости.

   Похоже он перешёл к самому интересному.

   – Вы должны были в течение некоторого времени, например, года, им стать. Ваше тело изменилось бы, разум стал острее, а эмоции притупились. Но ритуал сбился! И я выяснял причины этого. В хрониках гориптиц говорится, что рядом с пробуждаемым в момент ритуала не должно быть никого разумного. Посторонний может повлиять на ход процесса и стать чем-то вроде якоря, который удержал бы пробуждаемого во время ритуала.

   Брови влaдыки слегка приподнялись. До него стало кое-что доходить…

   – Якорем может стать не каждый, - продолжал маг. – Якорь – это олицетворение того, за что держится пробуждаемый. То, что он не хoчет терять. Например…

   – …эмоции, – тихo произнёс наагашейд.

   – У каждого своё, – отмахнулся маг. – Я рискну предположить, что тот, кто стал вашим якорем, слабее вас, мой повелитель. Простите мою дерзость, но я склонен думать, что вы бы не приняли никого, кто хоть немногo силён. Может быть с вами в ту ночь была женщина?

   Наступила тишина. Владыка думал. Делилонис тоже думал. Думал о том, как они теперь все «радоваться» будут отъезду этой глупышки. И тому, что её не будет рядом с повелителем-наагашехом.

   – Что вы помните о той ночи? – маг нетерпеливо перебирал пальчиками в воздухе.

   – Много боли, - Дейш сказал, как отрезал. Но затем всё же добавил: – А потом покой, умиротворение и… почему-то всё дрожало.

   – Мурлыканье? – предположил наагариш, имеющий совместный опыт ночёвок с кошкой.

   – Да, – Дейш медленно кивнул. - Похоже на мурлыканье. Где эта кошка?

   Ну, вот они и подoшли к самому интересному.

   – Нет-нет, – неожиданно вскинулся маг. – Якорь должен быть разумен!

   – К чему ты это? - холодно спросил Дейширолеш.

   – Повелитель, Заашар просто не знает о её природе, - вмешался Делилонис. – Принцесса почти не оборачивается, поэтому многие здесь считают её просто зверем.

   – Так… – поражённо отрыл рот Заашар.

   – Так где кошка? - повторил вопрос владыка.

   Делилонис тяжело вздохнул и протянул Дейширолешу письмо, оставленное Тейсдариласой для Роаша.

   Дейширолеш вчитался в уже знакомый почерк. По мере прочтения его брови поднимались всё выше и выше.

   – Вот как, - только и произнёс он и отложил письмо. - Куда она могла направиться?

   – Пока не могу сказать, но я вызову Вааша,и мы вместе её найдём…

   – Нет, – спокойно сказал владыка.

   Наагариш удивлённо посмотрел на него.

   – Вааш отправляется на южную границу княжества в крепость Доваша, – пояснил Дейширолеш. - Делать ему здесь всё равно нечего,так что пусть служит на благо родины.

   Добавлять, что это наказание для одной не в меру наглой кошки, он, конечно, не стал.

   – Но она к нему привыкла! – вскипел Делилонис.

   Дейширолеш поднял на него холодный взгляд.

   – Делилонис, я всё ещё помню, что ты мой друг, но сейчас я не способен относитьcя к тебе так, как прежде. Поэтому не переходи черту, – спокойно произнёс он. – Этой мой приказ. Вааша – на границу, а за кошкой никто не едет. Я сомневаюсь, что она сбежала далеко. Юная принцесса просто проявляет характер. Через неделю, максимум две она вернётся. Какие дела у неё могут быть здесь?

   Делилонис опустил голову, с трудом принимая его слова.

   – То, что успел сделать ритуал, можно убрать? - спросил наагашейд у мага.

   – Можно, - маг кивнул. – Но на это потребуется не менее года.

   – У нас есть маг лучше тебя?

   – Если поискать, то наверняка найдётся, - радостно откликнулся Заашар.

   Наступила тишина. Владыка думал.

   – Хорошо, приступай к своим обязанностям, – решил он.

   – Мой господин, простите мою дерзость, – маг почтительно подался вперёд, - но нельзя ли эту… мммм… кошку всё же вернуть? Видите ли, мы уберём последствия ритуала, но за это время вы можете привыкнуть к безэмоционaльности наагашехов. Вам и так приходилось бороться со своей сущностью все эти годы.

   – Мои подданные боятся меня-наагашеха?

   – Ваши подданные всегда вас боятся, - с гордостью заявил маг.

   В глазах владыки даже мелькнуло удивление: не ожидал такой откровенности.

   – Ладно, – сдался он. – Вышлите небольшой отряд на поиски.

   – Будет исполнено, - тут же отозвался наагариш.

   – Нет никаких мыслей, куда она могла податься? – спросил владыка. - Может она еще что-то кроме этого письма оставила?

   На лице Делилониса возникла нерешительность.

   – Ну, она ещё кое-что писала, ¬– протянул он, – но я сомневаюсь, что это послание что-то прояснит.

   – Где оно?

   Наагариш достал из-за пояса измятый листок бумаги и почтительно протянул его, с трудом сдерживая пакостную улыбку. Наагашейд принял его, развернул и вчитался. Глаза его скакали с одного слова на другое, а брови медленно и изумлённо поднимались.

   – Членоведомый? – вырвалось у него.

   Делилонис с каменным лицом смотрел прямо перед собoй, а маг лишь удивлённо хлопал глазами. Дейширолеш положил лист на стол.

   – Не подозревал в ней таких талантов, – признался он.

   В душе Делилониса вяло шевельнулась гордость за девочку. Но её тут же придавило беспокойство за неё же и за его друга.


ГЛАВА 4 | Плата за мир. Том 1 | ГЛАВА 6



Loading...