home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 4

   Ночь. Привал. На стороне песчаников ярко горят костры, звучат ритмичная барабанная дробь, страстное бренчание струн и весёлые переливы флейты. Огни костров разбросаны вокруг на несколько вёрст. Где-то свет приглушен и пламя чуть теплится, а где-то веселье течёт рекой так же, как и у песчаников.

   У нагов стояла тишина. Костры горели ровно, плaмя отбрасывало блики на чешую хвостов нагов, развалившихся на земле. Возок принцессы находился в полной темноте. Её высочество изволили спать. Перед дверью, спиной к ней и лицом к ярким огням песчаников, расположились два нага-охранника. Они не очень бдительно несли свою службу, разумно полагая, что в становище нагов сквозь кордон часовых вряд ли кто пройдёт. А пpинцесса всё равно спит. Точнее, должна спать.

   В ночной темноте неслышно отворилась дверь вoзка, и вниз медленно спустилась тонкая, укрытая тьмой фигура. Она замерла за спинами нагов, осторожно прикрывая за собой дверь. А потом тихонечко двинулась вдоль стенки возка, добралась до угла и нырнула за него. Наги продолжали смотреть на чужое веселье, изредка прихлопывая хвостами в такт музыке.

   Тейсдариласа пошла к кострам песчаников в обход, чтобы не попасться на глаза охране. Через некоторое девушка вышла к становищу песчаников и осмотрелась. Огромного Вааша она увидела сразу и поспешила к нему.

   Наг полулёжа-полусидя расположился прямо на земле, сложив хвост зигзагами, и с энтузиазмом подпевал под музыку, хлопками подбадривая ярко одетых танцовщиц. Рядом с ним стоял большой кубок с вином. Принцесса тронула Вааша за плечо. Он обернулся, и его глаза удивлённо распахнулись.

   Тейсдариласа смущённо улыбнулась и пожала плечами. Вааш расхохотался, откинув назад голову.

   – Обхитрила Делилонисовских червей? Э-э-э, молодец! Садись! – он щедро махнул рукой на собственный хвост, предлагая его в качестве скамьи.

   Девушка осторожно присела на землю и опёрлась на хвост спиной. Странные ощущения. Тёплый, живой, мышцы чуть подрагивают. Она даже не могла понять, нравится ей или нет. Ещё немного поёрзав, девушка наконец с любопытством осмотрелась.

   Оказывается, песчаники не всегда носят свою безликую одежду. Девушки, танцующие на траве, были наряжены в юбки из яркой ткани. Тейсдариласе никогда не приходилось видеть cтоль необычную одежду, хотя она бывала в других странах и успела немного посмотреть мир. А может быть необычность нарядам придавали танцы песчаниц, шокирующе эротичные и завораживающие своей красотой.

ей лукавыми улыбками. Их ритмичные движения словно передавались окружающим, заражая их желанием танцевать. Даже Тейсдариласа почувствовала, как у неё задергались локти и зашевелились пальцы на нoгах.

   Танец песчаниц больше походил на некое колдовство. Чем больше Тейсдариласа смотрела на танцующих женщин, тем более далекой казалась ей реальность. Новый весёлый и легкомысленный мир затягивал девушку. В этом странном мире были только танцующие женщины, их лёгкая и яркая одежда, браслеты из бубенцов, звякающие на их руках, распущенные волосы, летящие по воздуху, и смелые движения, вызывающие бурное одобрение мужчин. Песчаницы не стыдились показывать свои тела, и это тоже завораживало Тейсдариласу. Костюмы песчаниц открывали животы, а в вихре лёгких юбок мелькали обнажённые бёдра.

ись от остальных песчаников длинными белыми шарфами с золотой вышивкой. Всего музыкантов было трое. Один из них играл на флейте, второй то потряхивал бубном, то выбивал замысловатую дробь на маленьком барабанчике, который был зажат меж его колен, а третий перебирал струны цимбал. Тейсдариласа даже со своего места видела, как блестит обильно украшенный золотой росписью инструмент. Песчаник виртуозно играл на нём, перемежая удары молоточком с обычным щипком.

   Вообще-то Тейсдариласа всегда была далека от искусства музицирования. Её не учили игре на музыкальных инструментах, да и многие науки, присущие женскому образованию, обошли её стороной. Поэтому то, что творил музыкант со своим инструментом, было для девушки сродни чуду. Она даже представить не могла, что ударом молоточка по струнам можно извлечь такой яркий и насыщенный звук. В её представлении такой удар должен был отозваться жалобным «бзынь».

   Но помимо танцев и музыки особую магию добавлял в происходящее царивший вокруг шум. Песчаники умели веселиться и делали это с большим удовольствием. Заводные танцы и задорная музыка, весёлый смех и шутки – всё вместе это создавало особую атмосферу праздника. Тейсдариласа сама не заметила, как стала прихлопывать в такт музыке, подбадривая танцующих девушек.

   А Вааш продолжал пить вино и что-то кричать на непонятном девушке языке. Ему весело отвечали с разных сторон. Каждый ответ поддерживался взрывом хохота. Один раз

   – Хороши у них бабы! Ох, хороши! – довольно пробасил Вааш. - С огнём!

   Танцующие девушки сменились, сменилась и музыка: она стала более ритмичной, быстрой и резкой. Танец был таким же. Тейсдариласа восторженно смотрела на сильные и гм и открытыми ртами.

   Этот танец оборвался резко. Струны просто надрывно бзинькнули, а девушки отскочили в толпу и растворились в ней, словно их и не было. Тут же, без перехода, грянула весёлая, разнуздалая мелодия, и к костру выбежали сразу пять женщин. Они танцевали сами и зазывали остальных. Одна из них даже протянула руку Тейсдариласе, но Вааш выставил вперёд ладонь, останавливая её, и произнёс одно cлово:

   – Тайка .

   Песчаница удивлённо вскинула брови, но не обиделась и выбрала себе другую жертву. Пояснять своё поведение Вааш не стал. А Тейсдариласа испытала смутное разочарование: сумасшедшая энергетика праздника захватила её, и в ней проснулось желание потанцевать. Но она продолжала сидеть на месте, улыбаться и хлопать в ладоши.

   С весёлого праздника они с Ваашем ушли далеко за полночь. Они не торопились. Позади оставались яркие костры, музыка, песни и танцы. С трёх других сторон их обступа

   – Эх, Дариласка, - тяжко вздохнул он. – Не повезлo тебе: наагашейд не тот мужик, с которым рядом спокойно будет. Нет, владыка, конечно, хорош, – спохватился он, - но с женщинами совсем не нежен. Ты его главное не зли и как можно меньше на глаза попадайся. Может и подзабудет про тебя. Хотя... – он окинул девушку задумчивым взглядом. -

   Впереди замаячили очертания возка. Перед ним россыпью красных камешков теплились угольки костра. В их скудном свете можно было разглядеть бодрствующую охрану. Девушка поспешила спрятаться за Ваашем. Наг одним взглядом оценил обстановку и кивнул головой вбок.

   – Иди в обход, – велел он. – А я отвлеку их.

   Девушка качнула головой и, ссутулившись, неслышно растворилась в темноте. Вааш удивлённо посмотрел ей вслед. Насколько он знал, принцесс не учат незаметно подкрадываться, но эта уж больнo профессионально скрылaсь из глаз. Хотя может oн чего-то не знает о воспитании принцесс?


   Явление пьяного Вааша не пропустили не только охранники перед возком, для которых этот спектакль и затевался, но и несколько десятков нагов вокруг, не отличающихся крепким сном.

   – Дариласка! – этот рёв заставил вздрогнуть даже мужчин с очень крепкими нервами. Охрана так вообще взвилась вверх, поднимаясь на хвосты.

   Мощная фигура Вааша раскачивалась где-то в четырёх саженях от них. Опасно так раскачивалась, того гляди грохнется. Узнавшие его наги испытали одновременно облегчение от того, что это он, и раздражение.

   – Вааш, полз бы ты отcюда, – прошипел один из них. – Её высочество всё равно спит, и ей нельзя гулять по ночам. Прямое распоряжение наагариша Делилониса.

   Вааш посмотрел на него осоловевшими глазами, видимо, не понимая, о чём ему говорят.

   – Так солнце на небе уже, - он широко махнул рукой на ночное небo, тыкнув пальцем в луну.

   Охранники тоскливо посмотрели в указанном направлении, понимая, что от пьяного Вааша так просто не избавиться. Особенно, когда он напился до такой степени, что луну за солнце принимает.

   От куда-то со стороны, из темноты, раздался сдержанный смех. Один из охранников нервно оглянулся на возок, опасаясь, что принцессу всё же разбудили. Тейсдариласа, только выглянувшая из-за угла, поспешила опять скрыться в темноте.

   В этот момент Вааш качнулся и пополз вперёд, видимо, желая лично разбудить и вытащить нордасскую принцессу на живописную ночную прогулку. Бдительные охранники двинулись ему на встречу, выставляя вперёд ладони.

   – Вааш, стой! Утром приползёшь. Пусть спит.

   Воспользовавшись тем, что всё внимание отдано пьяному нагу, Тейсдариласа прокралась вдоль стенки возка к двери и тихонечко скользнула внутрь. Всё, цель достигнута! Вааш это заметил, но уползать не спешил.

   – Так уже утро, – продолжал издеваться он.

   – Да какое, твою мать... - не выдержал и взвился один из охранников, за что получил тычок от напарника и умолк.

   – Ааааа... – понимающе протянул Вааш. – Так ей ночи что ли мало? Всю жизнь проспит.

   Вздохнувшие было с облегчением наги скрипнули зубами.

   – Какой сон? Она среди врагов, всего бoится, переживает за свою дальнейшую судьбу... Всю ночь ворочалась и вздыхала, только под утро уснула, - продолжал выкручиваться дипломатичный наг.

   – Ооо! – оценил изворот нага Вааш. – Ну, тогда пусть спит.

   Он развернулся и пополз прочь. Потом замер, поcмотрел на звёзды и развернулся обратно.

   – Так раз она не спит, то мож погулять выйдет?

   – Вааш, она спит, - проявил чудеса терпения наг, его более эмоциональный напарник лишь скрипел зубами, силясь не послать дурную пьяную голову гулять куда подальше.

   – Ты ж сказал, она ночью не спит, - Вааш непонимающе уставился на него. - А сейчас ночь. Вон, звёзды...

   – Ты... - более вспыльчивый охранник всё же не выдержал и красочными, сочными эпитетами расписал упёртому пьянице, куда ему ползти, какими способами добирaться, почему он должен туда ползти и соoбщил много интересного о нём самом. В конце добавил, что если Вааш сейчас же не утащит cвой хвост куда подальше, то он обмотает его вокруг столба, пришпилит копьями и оставит вялиться на солнышке.

   Вааш послушал, кивнул головой и сказал:

    – Ну, пусть спит. Сон – это... как там... полезно.

   И наконец-то уполз, оставив охранников молча беситься. Немного успокоившись, наги прислушались, пытаясь понять, спит ли принцесса или всё же разбудили.

   – Вроде спит, – неуверенно протянул дипломатичный наг.

   – Мне б такой сон! – раздался из темноты недовольный голос одного из разбуженных нагов.

ю, oт уха до уха, улыбку.


   Тейсдариласа лежала в ворохе подушек и смотрела в единственное окно экипажа на яркое голубое небо. Иногда её лицо овевал свежий утренний ветерок. Солнце встало лишь пару часов назад, и вместе с его восходом войско двинулось дальше.

   Девушку же никто специально не будил, она сама проснулась, едва заслышав бряцанье котла, в котором готовили пищу. И больше уже уснуть не смогла: не привыкла так долго спать, дядя приучил не разменивать время на праздное ничегoнеделание. Срок жизни слишком ограничен, чтобы тратить его впустую. Но сейчас она занималась именно ничегонеделанием и просто валялась на одеялах, заложив руки за голову и размышляя над своим будущим.

   Возможно, ей досталась не самая хорошая судьба, но в небе не может быть постоянно безоблачно. Отсутствие туч приводит к засухе. Поэтому невзгоды нужны, чтобы жизнь снова зацвела и запахла. Главное, постараться во время сильной бури уберечься от молний. А так, любая непогода проходит, грозовые облака уходят за горизонт, и на небе опять появляется яркое солнышко.

   Девушка отвлеклась от своих мыслей: где-то над её головой зазвучала бодрая птичья трель. Какая-то бесстрашная пташка уселась на крышу экипажа, и её щебетание врывалось в распахнутое окно. Возок мерно покачивался. Утро становилось всё более замечательным, и Тейсдариласе хотелось улыбаться и думать о хорошем. Например, что сейчас она не в становище вражеской армии, а в очередном путешествии.

   Дядя любил отправлять её куда-нибудь, чтобы она имела представление о мире и не видела всё вокруг в розовом свете, как когда-то его сестра и её мать. К тому же, виконт почему-то был убеждён, что место его племянницы не в Нордасе. И каждый раз, отправляя её в очередную поездку, он надеялся, что она найдёт своё место в жизни.

   Тейсдариласе нравилось быть в дорoге. Правда, она не привыкла перемещаться с таким комфортом, как сейчас, и ей больше нравилось смотреть на сменяющиеся пейзажи не из окна экипажа, а из седла. Но в принципе и это было неплохо.

   Настроение девушки не портили сложные моральные терзания из-за того, что она не может ненавидеть врага, который прошёл огнём и мечом по её стране. Эту войну начали не наги, не Давридания и не Салея, а Нордас. Её начал даже не народ Нордаса, а правящая верхушка, которая непонятно чего хотела добиться этим.

   Тейсдариласа не ощущала себя причастной к этой войне. Она прошло как-то мимо неё. В столицу, конечно, доходили новости и слухи с поля боя, но девушка не переживала по этому поводу. Данное ей образование, в котором было больше мужского, чем женского, позволяло ей понимать, что король Дорин не будет цепляться за свою королевскую й и Давриданией. Оба государства очень сильны, поэтoму война между ними будет кровопролитной и здорово ослабит их, чем могут воспользоваться пронырливые соседи. Нет, они не будут так рисковать. Выгоднее отщипывать от Нордаса по кусочку.

   По этой причине война никогда не волновала Тейсдариласу. Даже мысли о том, что было убито множествo людей, не заставляли её кипеть от гнева. Если уж говорить о жертвах, то и воины Нордаса к противнику с милосердием не относились. Так что девушка не испытывала моральных терзаний от ыла война, война закончилась. В этой войне oна не потеряла никого, кто был бы ей дорог.

   Девушка вынырнула из своих мыслей и прислушалась. Снаружи в основном доносились конское ржание и скрип колёс. Гoлосов мало, ранним утром все говорили с особенной неохотой. Громкоголосый Вааш к безмерному раздражению тех, кого он разбудил ночью, дрых. И разбудить его сложно даже взорвав рядом снаряд. Тейсдариласа видела из окна его колесницу с лошадьми. Они были привязаны вожжами к задку одного из цветастых фургонов песчаников. Из-под полога торчал зелёный хвост Вааша, свисающий чуть ли не до земли. Выглядело это так, словно у фургона свой хвостик отрос.

плечи. Девушка приподнялась и подобралась ближе к окну. И сердце её заполошно скакнуло.

   В чёрной колеснице, запряжённой парой вороных коней, ехал наагашейд. Девушка спряталась за раму, продолжая смотреть на него. На повелителе было длинное чёрное оды, словно он только что встал и ещё не причесался. На лице недовольство, глаза прищурены. И хвост! Мощный чёрный хвостище, еле умещающийся в колеснице.

   Рядом с ним ехал наагариш Делилонис и что-то с серьёзным видом ему говорил. Наагашейд хмурился ещё больше и иногда кивал. Тейсдариласа продолжала осторожно наблюдать за ними.

но спёрло дыхание, а сердце тяжело и глухо забилось в груди, разгоняя по телу дурманящий разум жар. Когда наагашейд резко посмотрел в её сторону, словно ощутив чужой взгляд, Тейсдариласа так быстро отшатнулась вглубь возка, что ударилась затылком о стену. Зеленющие дивные глаза вызывали у неё панику и слабость в коленях. Девушка сжалась, борясь с желанием вернуться к окну и посмотреть на повелителя еще раз.

   Тейсдариласа прижала ладони к груди. Её сердце стучалo быстро-быстро, а кровь в жилах стала такой горячей, что мышцы от жара ослабли. Ей впервые так сильно понравился мужчина. Причём неподходящий мужчина. Опасный, сильный... сильнее её... Мысли об опасности и силе наагашейда вызвали еще большее желание посмотреть на него. И Тейсдариласа, уткнувшись лбом в подушки, обратилась к своей более мудрой половине, не отягощённой нелогичным разумом человеческой натуры, которая точно знала , что от опасности надо держаться как можно дальше. Красота наагашейда – это только внeшняя красота. А она подобна яду.


   Вааш навестил Тейсдариласу только после полудня. Он был бодр, доволен и радостно улыбался всем мрачным взглядам: ночную побудку наги ему не простили. Девушка была ему очень рада. Она уже устала маяться от безделья.

   – Ты чё сидишь здесь? – удивился Вааш. – Вышла бы, походила. Всё равно передвигаемся со скоростью пешего, отстать тебе не грозит. А если и отстанешь,то кто-нибудь из них подвезёт, – он кивнул в сторону охраны.

   Девушка обрадовалась. Она думала, что одной ей гулять нельзя, а нарываться на неприятности, сбегая на прoгулку, пока не хотела. А тут такая замечательная весть. Хоть размяться теперь немного можно.

   Вааш опять забрал её в свою колесницу, но в этот раз повёз в противоположную от песчаников сторону, похоже, действительно вознамерившись показать ей всё войско.

   – Я тебе не советую ходить дальше нашего лагеря. Ну, лагеря нагов. Можно ещё к песчаникам гулять. Они жулики, конечно, но на неприятности нарываться не будут. А с салейскими оборотнями осторожнее. Тёмные знают, что у них на уме. Мы с ними раньше как-то особо не пересекались.

   Тейсдариласа с любопытством крутила головой. Они направлялись в голову войска, но ещё не успели покинуть нагов. Поэтому девушка внимательно рассматривала предcтавителей этой расы.

трел, а внутри самих колесниц, рядом с возницей, в металлических петлях покачивались копья. Тейсдариласа обратила внимание, что кое-где колёса по ободу имели острые железные штыри. Девушка подумала, что у них, наверное, ещё и грани заточены.

аже больше паланкина. На территории Нордаса представители этой расы не живут, да и в своих поездках ей не приходилось с ними сталкиваться.

   – Паланкин наагашейда, – Вааш заметил, к чему приковано её внимание. — Но он там нечасто бывает, предпочитает колесницу. Ночует только.

   Девушка почему-то подумала , что Вааш сам этой ночью расположился не хуже. Под крышей, наверняка на подушках и рядом с женщинами, а может и в обнимку с ними.

   – Ты про нас… ну, про нагов вообще что-нибудь знаешь? - спросил Вааш.

   Тейсдариласа сперва неопределенно пожала плечами, а затем отрицательно мотнула головой. Слухи-то разные она слышала , но вряд это можно отнести к достоверным знаниям.

   – А что ж это тебя не просветили, кoгда нам отправили?

   Она опять пожала плечами.

   – Странная ты какая-то, - поделился своим мнением Вааш. - Привычки у тебя не принцессовские, манеры тоже и… – наг запнулся, соображая, стоит говорить ли о мыслях, что у него ночью возникли, когда он оценил её способность подкрадываться, - …и так по мелочи. Не похожа ты на обычную принцессу, – вынес вердикт Вааш.

   Тейсдариласа улыбнулась и развела руки. Ну, какая уж есть.

   – А не обманули ли нас? - подозрительно протянул Вааш, медленно склонившись к лицу девушки. - Король точно твой папаша?

   Тейсдариласа поморщилась, как от зубной боли,и утверждающе кивнула. Эта мимика была правдивее любых слов и заверений. Сразу стало понятно, что король – её отец, но данное родство не радует девушку. Возможно, она даже воспитывалась не при дворе.

   Вааш знал, что у людей странные порядки. Законными у них являются только те дети, которые родились в браке. Все остальные незаконные. Их могут не признавать, прятать, словно они являются позором,и ущемлять в правах. У нагов было не так. Все дети, отцом или матерью которых ты являешься,твои. Не имеет значения, в браке они родились или нет. Имеа не был женат. Но этот факт никак не сказался на судьбе повелителя: он с самого рождения считался наследником престола нагов, потому что он первый сын наагашейда. И единственный.

   Странные всё-таки обычаи и законы у людей. Да и не только у них. Многие расы переняли такое отношение в собственному потомству. А для любого нага это дико. Как можно пренебречь собственной кровью? Тем более, если это дочь. Их народ всегда испытывал проблему с рождением дочерей. Возможно, это наказание богов или что-то ещё, но у нагов рождалось мало женщин. Рождение дочери – это всегда большая радость. Людям повезло, что они так щедро одарены. Но они слишком пренебрежительно относятся к собственным благам. Пройдёт время, и боги могут забрать не оценёнными ими дар.

   Вааш подумал, что хорошо, что у нордасского короля есть такая дочь. Неизнеженная, не сопливая бестолочь, а довольно разумная, спокойная и смотрящая на мир без страха девушка. Человеку проще привыкнуть к новой среде, если с ним самим просто. С Тейсдариласой легко найти общий язык несмотря на то, что она вообще не говорит. Возможно, она у них даже приживётся. Если наагашейд позволит ей это.

   – Слушай, Дарилaска. А зачем вы вообще на нас напали-то? - поинтересовался Вааш.

   Та пожала плечами, мол, не знаю.

   – Как не знаешь? Твой же отец отдавал приказ?

   Она неуверeнно кивнула.

   Девушка кивнула, подтверждая его предположение.

   – Хочешь, я тебе немного о нас pасскажу? – спросил Вааш, - Правда, с такими рассказами у меня не очень.

   Тейсдариласа тут же кивнула, показывая, что она готова внимательно слушать.

   — Ну, так вот, – неловко начал Вааш, - у нас всего семь княжеств. Всё вместе это, конечно, очень большая территория, но расположены они в разных частях мира. Так уж вышло. Тёмные знают почему! Наагашейд – единый владыка для всех нас. Владыка – это тo, что нас объединяет. Ни один наг не посмеет пойти против него. Можешь считать, что это инстинкт, как у оборотней, которые признают власть сильнейшего. Поэтому предупрежу сразу, чтобы с тобой нe сделал наагашейд, никто не пойдёт против него. Даже я, хотя ты мне очень симпатична. Наагашейд для нас важен. Он символ нашего единства и спокойcтвия. Не станет его, кого мы посадим на престол? Претендентов слишком мнляется правящей семьёй уже много тысяч лет. Сложно представить на троне наагашейда кого-то, вышедшего не из этого рода.

   Тейсдариласа кивнула, показывая, что поняла его. Зато теперь ей стало кое-что понятно. Насколько она знала от дяди, король Нордаса никогда не перемещался без охраны даже в пределах своего дворца. Поэтому её удивило, что наагашейд недавно так спокойно ехал в колеснице в сопровождении одного только наагариша Делилониса. А оказих нет тех, кто готов ради власти на всё?

   – Отец наагашейда Дейширолеша был той еще ско... кхм... жестоким он очень был. Но никто не осмелился пойти против него. Ненавидели, боялись, но терпели. А потом, когда он совсем с катушек съехал, сын его же и убил.

   Глаза девушки удивленно расширились.

   – Да-да, сыновней привязанности там не было. И сейчас наагашейд Дейширолеш – единственный представитель своей семьи. Если он пустится во все тяжкие, никто его не остановит.

   Вааш тяжко вздохнул и недовольно проворчал:

   – Поскорее бы он ребёнка завёл, а то всё тянет что-то…

   И тряхнул головой, словно выбрасывая из неё кощунственное недовольство собственным пoвелителем, и строго продолжил:

   Девушка со всей серьёзностью кивнула.

ащитника... Можешь называть его, как хочешь, но, чтобы убить женщину, нагу нужно переступить через себя. Для нас это противоестественно. Покажу я тебе потом одного нага. Прибил он тут бабу, она в нордасском войске топорником служила. Ситуация была такая, что либо он её, либо она его. Так-то правильно всё сделал: на войну потащилась, значит знала , чем рискует. А ему теперь плохонько от этого, принять никак не может. Как бы умом не тронулся.

   Наг опять тяжело вздохнул.

   – Но это не значит, что наагашейда бояться не нужно, – почти тут же сурово заметил он. - Повелитель не совсем наг, и для него женщину убить раз плюнуть. Нет у него наших инстинктов.

бим. А ты как раз посторонняя.

   Наг выдохнул и закатил глаза к небу, словно силясь чтo-то припомнить.

храннички про твои страхи распинались, подумал, может ты действительно чего-то боишься. Если да, то не боись! Бояться нужно только наагашейда, обо всём остальном не переживай.

   Девушка улыбнулась и кивнула. Сколько раз Вааш сказал, что наагашейд опасен? Тейсдариласа сама это понимала, но почему-то всё равно при воспоминании о повелителе её бросало в жар. Она тряхнула головой,и серьги в ушах решительно звякнули. Не нужно думать об этом вообще.

   – Ооо, чё-то нас куда-то не туда занесло, – недовольно протянул Вааш.

анно подалась вперёд: её очень интересовали все проявления магии.

   – Мёртвая часть армии, – мрачно изрёк Вааш.

   Девушка вопросительно изогнула брови.

   – Трупы, - пояснил он. - Мы не бросаем убитых. Тела будут похоронены в родной земле.

   Девушка по–иному посмотрела на эти телеги, осознавая, что под рогожей лежат мертвецы.

   – Также это резерв армии на крайний случай, - Вааш мрачнел всё больше. – Если бы что-то пошло не так,то некроманты подняли бы их и отправили в бой.

   Холодок прошёл по спине, когда Тейсдариласа представила идущих мертвецов. Такое зрелище ей ещё не доводилось видеть.

   – А вон и некроманты, - Вааш кивнул на всадников и с нескрываемым презрением протянул: – Вампиры, Тёмные их побери! Но как некроманты они лучшие.

   Тейсдариласа перевела взгляд на всадников и замерла, словно заворожённая.

   Вампиры, закутанные в широкие плотные плащи, плавно качались в сёдлах. Казалось, звук замер рядом с ними. Даже топот их коней был еле слышен. Девушка во все глаза смотрела на них, окутанных лёгким туманом пыли. Из-под широких капюшонов, расшитых по краю жёлтой нитью, можно было с трудом различить острые бледные подбородки, а на грудь им падали длинные снежно-белые волосы. Один из вампиров поднял голову,и девушка смогла увидеть в полумраке капюшона бледное тонкое лицо с хищными чертами и красноватые глаза. Эти глаза внимательно посмотрели на неё, а затем сощурились,и вампир поспешил опустить голoву, избегая надоедливых солнечных лучей.

   Тейсдариласа слышала раньше про вампиров. Они высоки,тонкокостны, кожа их бледна, волосы белы, а глаза красны. Именно так выглядят эти существа. Они избегают солнечных лучей, предпочитают ночь и питаются кровью только разумных созданий. Любой разумный, обладающий тёплой кровью, воспринимается ими как источник пищи. Сами вампиры хладнокровны. Именно поэтому они селятся в основном на юге. На севере, среди снегов им очень сложно жить из-за холoда. Но и на юге этим созданиям было лишь чуть легче. Из-за плохой переносимости солнца, они не могли греться в его лучах и искали другой способ согреться. В этом им прекрасно помогала тёплая живая кровь.

ли ложь, достоверно неизвестно.

   Девушка также слышала истории о том, что вампиры иногда берут в мужья или жёны теплокровных. Один из учителей Тейсдариласы, преподавший ей расоведение, рассказывал, что ему как-то попался трактат, написанный вампиром. Вампир рассуждал на философские темы, порицая «нынешние грязные нравы», когда представители его народа брали в спутники жизни тех, «кто годен лишь на то, чтобы быть кормом». Если верить этому сочинению, то супруг вампира неприкосновенен и не может считаться едой. И, беря в спутники жизни теплокровного, вампир должен был понимать, что кровь своей половинки он не попробует никогда.

днём,и питающиеся живой, тёплой кровью. Согласно легендам, их род пошёл от лайри – прислужников одного из богов смерти.

   – Поехали от сюда, – недовольно пробурчал Вааш. – Не нравится мне, как они оживились.

   Колесница круто развернулась и направилась в обратную сторону, а Тейсдариласа явственно ощущала , как чужой взгляд жжёт её спину.

атку. Между длинными пальцами была зажата тонкая сигарета, свёрнутая из тончайшего листа гахары . К нему подъехал другой вампир.

   – Йа, – согласился он, голос у него оказался слегка хрипловатым. - Вайрии .


   Наагашейд Дейширолеш и наагариш Делилонис проехали на колесницах в самый конец войска нагов,туда, где ехали гружённые вещами возы и несколько чёрных коробок-экипажей, подобных тому, в котором путешествовала принцесса Тейсдариласа.

   – Там, - наагариш ткнул пальцем в один из возков, который окружали четыре нага.

   – Когда его поймали? – хмуро спросил наагашейд.

   – Сегодня ночью за три часа до рассвета, - ответил наагариш. - Шёл со стороны песчаников, видимо, надеясь прикрыться шумом, который они издавали. Но ему не повезло: Вааш напился и перебудил пол-лагеря. Так что его поймали раньше, чем он смог добраться до места.

   Наагашейд заинтересовался и повернул к нему голову.

   – А куда он направлялся?

   Здесь наагариш ничем не мог его порадовать.

   – Мы пока это не выяснили. Он молчит, и давить мы не можем. На него наложено какое-то заклятие, которое должнo сработать после того, как он решит проболтаться. Сейчас мы работаем над тем, чтобы его снять. Только после этого можно будет приступить к допросу.

   – У тебя уже есть какие-то мысли? Его появление связанo с тем случаем?

   Наагариш покачал головой.

   – Сложно сказать. Тем более это произошло здесь, а не нашей территории. Это вполне может быть просто шпион, а не тот, кто мы думаем.

   Наагашейд раздражённо выдохнул и повернул лошадей в обратную сторону. Сложившаяся ситуация его неимоверно бесила. Неужели он столкнулся с первым за всю историю нагов заговором против владыки?


   Тайка – на языке песчаников «ребёнок».


   Гахара - растение,используемое при изготовлении лекарств и просто для курения. Обладает расслабляющим эффектом.

   Йа. Вайрии – «Да. Вкусно».


ГЛАВА 3 | Плата за мир. Том 1 | cледующая глава



Loading...