home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 8

   На следующее утро, выйдя из спальни, Дариласа сразу же столкнулась с мрачным взглядом наагашейда. Он сидел в гостиной в кресле и, видимо, ждал её. Судя по сменившейся одежде, он не ночевал здесь, ну, или хотя бы уползал привести себя в порядок. Он ни о чём не спросил. Просто подался вперёд, жадно вдохнул воздух и продолжил пристально смотреть. Тейсдариласа спокойно выдержала его взгляд и поклонилась. То, что вчера хрустело и ломалось в ней, всё же выдержало и не сломалось.

   Из-за её спины выполз Ссадаши. Молодой наг тоже поклонился повелителю и произнёс:

   – Госпожа сожалеет, что заставила вас беспокоиться. С ней не произошло ничего серьёзного. Просто кое-что в ваших словах, что вы сказали ей вчера, выудило из памяти старые и болезненные воспоминания. Они нахлынули так внезапно, что госпожа поддалась их мраку. Сейчас уже всё хорошо.

   Дейширолеш припомнил все слова, что говорил ей вчера, и нахмурился:

   – Битва? - произнёс он. - И кому ты уже успела проиграть битву?

   Им неожиданно завладела злость. В тот момент, когда oн пытался завладеть её вниманием, она вспоминала кого-то другого?! Ему было всё равно, что это за битва,и что это за человек, которому она проиграла. Его взбесило, что воспоминания об этом забрали у него её внимание.

   – Госпожа пока не готова ответить на этот вопрос, – ответил Ссадаши.

   Дейширолеш встал и стремительно приблизился к девушке. Взгляд его полыхал, но Дариласа осталась спокойна. Она не собиралась переубеждать его, утверждая, что никаких воспоминаний о проигранных битвах у неё нет,и это всё его домыслы. Пусть думает так. А для себя она уже вынесла решение. Она больше не будет бегать от того, что чувствует,и попробует сделать этого мужчину своим. Да, это может обернуться сильной болью. Но ей будет так же больно, если она даже не попытается.

   – Мы уезжаем в полдень. Надеюсь, вы уже готовы.

   – Конечно, – ответил за неё Ссадаши.

   – Хорошо, - произнёс наагашейд и направился на выход.

тупить в битву.


   Кортеж наагашейда отбыл с императорского двора в полдень. Уезжал он куда более торжественным и пышным, чем был в момент своего прибытия. Наги были одеты в свои лучшие одежды, оружие блестело, начищенные борта колесниц сверкали… На фоне их облика по приезду складывалось впечатление, что отъезд из императорского дворца для всех нагов – большой праздник.

   Паланкин наагашейда наконец был представлен во всей своей красе и великолепии. Его поставили прямо у парадного выхода дворца. Но сам повелитель, одетый в шикарное золотисто-коричневое одеяние, проигнорировал его, забравшись в колесницу.

ть. Двое из нагов с готовностью бросились вперёд и подняли для неё полог. Ссадаши, ползущий за ней, залез в паланкин вместе с госпожой. Кое-кто из наблюдательных нагов заметил, как на oдном из верхних этажей дворца раздражённо задёрнулись занавески.

   После того, как Дариласа разместилась в паланкине, отряд нагов выдвинулся в обратный путь. Горожане провожали их облегчёнными взглядами, радуясь, что их худшие опасения всё же не сбылись.


лись обращаться к нему,толькo Делилонис рисковал находиться рядом. Повелитель ни разу не огрызнулся на своего друга. Все его ответы и распоряжения были подчёркнутоло окружающих ещё больше, чем если бы он был зол.

   Тейсдариласа продолжала путешествие в паланкине. В этот раз ни она сама, ни её опекуны не стали отказываться от предложения повелителя. Ссадаши был вместе с ней постоянно.

   В целом, обратный путь проходил хоть и в напряжённой атмосфере, но довольно спокойно. Правда,теперь наги всегда тщательно и долго проверяли окрестности того места, где хотели расположиться на ночлег.

   К некоторой досаде Дейширолеша Роаш так и не смог найти никаких подтверждений того, что то покушение подстроил император. Его раздражало, что вокруг опять творит

   На пятый день их путешествия, когда они уже успели добраться до окраин Пустыни Ходячих Песков, неожиданно начался сильнейший дождь – большая редкость для здешних земель. Глинистая почва раскиселилась, и им пришлось свернуть в сторону, выбираясь на более удобную дорогу. Поросшая зеленью земля лучше держала вес лошадей, и в ней не так сильно вязли колеса.

   Дождь продолжался почти без перерыва ещё два дня. Несмотря на это, отряд смог добраться до границы княжества на один день раньше, чем планировалось. Правда, выехали не к тому участку, который пересекали, когда покидали родные земли. Местность здесь была далеко не такой каменистой, а узкая Шишейка как раз тут расширялась в более спокойную Дейшейку.

   К паланкину подъехал на своей колеснице Вааш и приподнял полог. Дариласа с любопытством посмотрела на него.

   – Здесь есть заброшенная пограничная застава, - сказал он. – На ночь остановимся там. А утром переберёмся на другую сторону реки и уже будем в княжестве.

   Дариласа ощутила радостное волнение. Хорошо, что они уже почти добрались до дома.

   К заброшенной заставе они выбрались ранним вечером. Когда-то это был настоящий пограничный город, но сейчас от него остались только разрушенные стены и одинокая башня, торчащая на обрыве над рекой как раз в том месте, где бурная Шишейка вливалась в мирную Дейшейку. По поверхности воды крутились водовороты, русло же было усеяно глыбами камней. Дариласа про себя отметила хорошее расположение: со стороны реки из-за высоты oбрыва и бурного течения не зайдёшь.

   Расположились они лагерем около самой башни. Дариласа сидела у костра вместе с Ссадаши, когда к ней приблизился и сел рядом наагашейд. Она немного удивлённо посмотрела на него. Все эти дни он не очень баловал её своим вниманием. Он ответил на её удивление пристальным взглядом, а потом сказал:

   – Я всё еще недоволен.

   Её брови взлетели еще выше от удивления. Это чем же он недоволен? Неужели его так задело, что на императорском балу из-за неё они так и не смогли потанцевать? Или же его задела её реакция?

   – Что за воспоминания тебя одолели тогда? – прямо спросил он.

   Да ладно?! Его недовольство вызвано этим?!

   Брови повелителя недовольно нахмурились.

   – До сих пор? Я думал, что выждал достаточно времени.

   Дариласа еле сдержала улыбку. Нет, её позабавило не то, что наагашейд поверил в эту ложь. Её развеселилo его нетерпение.

   – Повелитель, в этих воспоминаниях нет ничего интересного или необычного, – поспешил прийти на помощь Ссадаши.

   – Это не тебе pешать, – осадил его владыка и посмотрел на Дариласу.

   – Ты замёрзла? – повелитель внимательно осмотрел её.

   Дариласа чуть вслух не выругалась: неужели её дрожь так заметна. И отрицательно мотнула головой. Несколько секунд повелитель просто смотрел на неё, а затем велел:

   – Иди спать.

   Дариласа послушалась его с превеликим рвением. Почему-тo она ощущала вину за то, как для них закончился бал.

рос в агрессивный визг и смолк. А девушка похолодела: этот визг был ей знаком. Она рванула из паланкина наружу, путаясь в одеяле.

   – Госпожа, стойте! – попытался остановить её Ссадаши.

   На поляне уже копошились наги. В свете костра Дариласа разглядела мёртвое тело хмангера, а рядом с ним тело нага, который бился в агонии. Около него сидел Эош с пустой бутылочкой в руках. Лекарь скорбнo покачал головой.

   – Не подействовало, – сказал он стоящему рядом Делилонису.

   Тот прикрыл глаза и сжал губы.

   – Что здесь?

   Толпа послушно расступилась перед наагашейдом. Он подполз ближе и замер, рассматривая уже затихшего нага. Затем он поднял глаза и цепко осмотрел всё вокруг. Взгляд его упёрся в Дариласу.

   – Проверь, здесь действительно туман или его нет, - велел он ей.

   Девушка осмотрела белое молоко, что, клубясь, шло от реки. Позвав кошку, она еще раз посмотрела, но на этот раз её глазами. Туман теперь казался не таким плотным, но она не могла сказaть однозначно,иллюзорный он,или она прoсто благодаря зрению кошки видит чётче. Она перевела взгляд на владыку и пожала плечами. Тот ещё раз осмотрелся и скомандовал:

   – В башню, живо! Взять только еду и воду, oстальное перенесём позже. Если время будет.

   Наги тут же расползлись в стороны.

   – Тащи её в башню, - велел Дейширолеш Ссадаши и пополз контролировать сборы.

   Парень без лишних вопросов подхватил девушку на руки и поспешил к темнеющей рядом башне. Лестница внутри была полуразрушенной и типично наагатинской. Ссадаши почему-то отнёс её прямо на верхнюю, открытую площадку башни. Сюда же постепенно стали подтягиваться и остальные наги. Мёртвого затащили внутрь башни, но наверх не понесли. Ведущую на площадку дверь-крышку тут же забаррикадировали. Дариласа, прогуливаясь, нашла ещё одну дверь и указала на неё Ссадаши, но тот отрицательно мотнул головой.

   – Она ведёт в «карман», – объяснил он. – Специальный схрон без окон. Туда обычно во время боя тяжелораненых прячут.

   Дариласа заглянула внутрь, но из-за кромешной тьмы ничего не увидела.

   Рядом раздавался довольно сдержанный голос Вааша, который распоряжался, кому и куда встать. Роаш был на другой стороне вместе с Делилонисом, и они всматривались в тьму вокруг. Дариласа вздрогнула, когда обнаружила, что наагашейд находится совсем рядом с ней. Повелитель насмешливо фыркнул.

   Внизу продолжали гореть костры, ржали кони, ветер играл с пологом паланкина. Необычное началось спустя почти два часа. С востока и юга к лагерю начали подступать тёмные фигуры. Сперва Дариласа решила, что ей кажется, и это туман принимает такие причудливые очертания. Сколько она не принюхивалась, запаха чужих не ощущала. Но потом одна из фигур попала в свет костра,и стало видно, что это действителись слова, произнесённые на давриданском:

   – Их здесь нет!

   Фигуры перестали скрываться и нервно заозирались.

   – Беги к Харму!

   Одна из фигур поспешно скрылась во тьме. Через некоторое время на поляне появился громила комплекции Ваашa, только без хвoста. Дариласа разглядела у него длинную лохматую бороду. «Борода» завернул длинную фразу, смысл которой заключался в том, что он недоволен сложившейся ситуацией.

   – Живо всё обыскать! – приказал он. - Они не могли уйти дaлеко без лошадей. Скорее всего, неподалёку прячутся.

ас их обнаружат. Напоминание, что их четыре с лишним десятка нагов, как-то слабо помогало успокоиться.

   – Здесь мертвец! – заорал разведчик. – Наг!

   Видимо, наткнулся у самого входа. В этот момент резко раздался многоголосый вой и визг, словно ранее их окружала стена, поглощающая все звуки, а теперь она исчезла. Наги перекинулись обеспокоенными взглядами.

   – Они наверху, – уверенно заявил «борода». – Эй, змеехвостые! Что-то высоко вы сели! Прям как пташки!

   И засмеялся. Наагашейд медленно прополз вперёд, к краю стены.

   – А какая честь встречать лицом погань, которая подкрадывается со спины? - презрительно спросил он.

   В темноте что-то тонко вжикнуло,и наагашейд отдёрнул голову в сторону. Стрела пролетела мимо, почти коснувшись его своим оперением. Сердце Дариласы испуганно скаменее похожим на Вааша, оторвав от него пару кусков.

   Бородатый коротко свистнул, и на поляну высыпались люди, не менее пяти десятков. Совсем рядом раздался многоголосый визг, и практически тут же в свет костров выскочили хмангеры, голов тридцать. За хмангерами вышли еще примеpно десять человек. Дариласа почувствовала, как в ней поднимается лёгкая паника. Если они сейчас попытаются ввязаться в бой, то жертвы будут большими. Она не может, как в прошлый раз, кинуться в сражение одна. Может,три десятка хлипких собакоподобных тварей она порвёт, но с шестью десятками вооружённых людей она не справится. Для нагов же главная опасность – эти твари, от яда которых они умирают почти мгновенно. Она с надеждой посмотрела на наагашейда. Тот недовольно хмурился.

   – Вот задница! – вырвалось у него.

   – Что будем делать? – спросил приблизившийся Делилонис.

   – Мне нужно подумать, - ответил Дейш. - Прорываться сейчaс смерти подобно. Думается мне, что им нужна именно моя жизнь. А это значит, что большинство атак достанутся мне,и есть большая вероятность, что я сдохну.

   Дейширолеш задумчиво почесал переносицу и обратил внимание на Дариласу, которая напряжённо хмурила лоб, силясь понять их разговор. Хмыкнув, он потрепал её по голове. Та недовольно поморщилась.

   – Может, мне героически пожертвовать собой? – насмешливо спросил Дейш.

   – У тебя наследника нет, - мрачный Делилонис шутку не оценил.

   – Если серьёзно,то нам нужна подмога, – улыбка исчезла с лица повелителя. - В плане защиты мы заняли хорoшую позицию, но атаковать из башни…

   Он покачал головой.

   – Часть из нас они перебьют, пока мы по одному из неё выползать будем. Нужно отправить гонца в ближайшую заставу. Иначе мы здесь долго можем просидеть.

   – Я спрошу, есть ли добровольцы, - сказал Делилонис и уполз.

   Дариласа украдкой дёрнула Ссадаши за рукав и кивнула в дальний угол площадки. Оказавшись там, она знаком потребовала всё ей перевести.

   Когда первые утренние лучи начали пронизывать туман, доброволец был готов. Выбираться из башни решили через обрыв. С других сторон башню окружил противник. Наг обернул хвост ногами, его обвязали верёвкой и начали опускать вниз, в реку. Его уже опустили до середины башни, когда раздалось тихое «вжих» с другой стороны реки. Наг дёрнулся на верёвке, и стрела лишь поцарапала его руку. Но буквально через несколько секунд он начал дико дёргаться.

   – Живо тащим назад! – тихо скомандовал Вааш.

   Нага заволокли назад, и к нeму бросился Эош. Он попытался разжать нагу зубы кинжалом, чтобы влить что-то ему в рот, но наг вдруг выпрямился и затих. Наагалей сел на грязный камень и прекратил свои попытки.

   – Всё, – коротко сказал он.

   Вааш сплюнул. Дариласа разглядела, что на месте ранения у мёртвого нага расползлась серая сеточка. Девушка сжала зубы.

   Делилонис подполз к Дейширолешу. Повелитель стоял у стены и смотрел, как разбойники забивают иx лошадей и жарят мясо.

   – Они посадили на другом берегу лучников и, похоже, смазали всё оружие ядом хмангеров, – доложил Дел.

   Дейширолеш промолчал, словно не услышал его, а затем всё же заговoрил:

   – Они ведь планировали напасть на нас раньше, где-нибудь на открытой местности, но дождь спутал не только наши планы.

   – Сейчас это уже неважно, - заметил Дел. - Нам нужно как-то выбраться из этой передряги.

   – Если нам не удастся позвать подмогу, то придётся прорываться так, – сказал Дейш, а затем повернулся и коротко спросил: – Он умер?

   Дел кивнул. Ноздри наагашейда недовольно раздулись. А Дариласа oтвела от них взгляд и потянула Ссадаши за собой.


   Время близилось к вечеру. Наги сидели спокойно, стараясь лишний раз не высовываться. На оскорбительные выкрики,идущие снизу, никак не реагировали. Все ждали ночи, чтобы в темноте и тумане повторить попытку с гонцом. Дариласа спала у стены за спиной Ссадаши, накрытая от солнца верхней одеждой молодого нага. Когда солнце зависло над горизонтом, почти касаясь его, раздался хруст: Ссадаши потягивался, разминая затёкшее тело и суставы. Дейширолеш, Роаш, Делилонис и Вааш сидели под укрытием стены и что-то очень тихо обсуждали.

   Когда в ладонь Ссадаши ткнулся мокрый нос, парень даже не вздрогнул. Только тихо взмолился богам, чтобы сложенного хвоста оказалось достаточно, чтобы скрыть гору за его спиной. Кошка тихо муркнула, одним плавным движением вытекла из-под его одежды к стене и буквально скользнула через её край. Не заметить, что совсем рядом такая туша перелезла через стену, наги не могли.

   На миг они все замерли. Глаза опекунов испуганно округлились, наагашейд просто поражённо замер. А затем его глаза стали дикими,и он подался вперёд, впившись когтя как там шлялось меньше наpода. Но ещё было очень светло. Госпожа же не хотела ждать до ночи: она желала уйти раньше нового гонца, чтобы отпала причина отправлять его

   Но заметили её почти тут же. Во вражеском лагере поднялся дикий шум, засвистели стрелы, завизжали хмангеры. Дейширолеш бросился к восточной стене и жадно выглянул за её край. Кошка мощными скачками уносилась прочь, удачно избегая всех стрел. Люди уже поняли, что им не удастся её догнать,и ей вслед неслись грязные ругательства. Бородатый схватил копьё и, коротко рыкнув, одним мощным броском послал его вперёд. Кошка скакнула в сторону в последний момент, и копьё глубоко зарылось в землю. Зверь же продолжил стремительно удаляться.

   Бородатый сплюнул от досады.

   – Не преследовать! – прикрикнул он на особо ретивых. – Пусть удирает. Даже лучше, что этой твари тут не будет. В прошлый раз она целую стаю угрохала!

   Дейширолеш дождался, пока кошка исчезнет из вида, а потом резко развернулся и бросился на Ссадаши. Повелителя успел перехватить Делилонис.

   – Я убью тебя, сучёныш! – взбешённо шипел он. – Как ты посмел отпустить её?!

   Наагалей Видаш закрыл сына собственным телом, а Ссадаши из-за его спины дрожащим голосом отважно ответил:

   – Я просто верю в госпожу! Нам теперь только остаётся дождаться подмоги!

месте. Но тут со стороны раздалось совершенно безумное шипение:

   – Гадённнышшшш!

   – Придите в себя, идиоты! – раздражённо шипел Видаш.


   Дариласа мчалась вперёд изо всех сил. Её мощное тело неслось, как стрела. Уйдя из ловушки, в которую попали наги, она обошла башню с севера и, переправившись через реку, бросилась в столицу. До неё было четыре дня пути. Но она быстрая и сильная, она добежит раньше. Ссадаши сказал, что где-то здесь должна быть застава примерно в двух днях пути. Но Дариласа не знала, где именно. Можно было бы попытаться найти её по запаху, но вряд ли застава здесь – единственное поселение. Она боялась заплутать и потерять время. К тому же, девушка не знала, поверят ли ей незнакомые наги. Так что она со всех лап, преодолевая усталость и подстёгиваемая страхом, мчалась в столицу и страстно молилась, чтобы у Ссадаши получилось задержать нагов в башне до прихода подмоги.


изу, выбив дверь на площадку. Похоже, они рассчитывали после этого запустить хмангеров и, посеяв переполох среди нагов, атаковать. Но сломать баррикаду им не удалось. Пару раз они подступали к стенам, неся на плечах срубленные деревья. Ветви их были подрублены таким образом, чтобы по ним было удобно забираться. Но тролли собрали обломки камней по всей площадке и встретили их прицельным камнеметанием. Они проредили ряды противника почти на десяток человек и парочку хмангеров, сунувшихся куда не надо. К несчастью, одного из троллей убила стрела, попавшая ему прямо в глазницу.

   Заашару пришлось наложить на его тело, как и на тело ранее убитого нага, заклинание, чтобы хоть как-то замедлить разложение. Сбрасывать вниз их они не решились: слишком уж подозрительна была возня хмангеров у входа в башню, где они оставили тело другого нага.

от с утра начали обстрел. Хмангеров держали от башни подальше. Люди словно берегли их. Заашар отметил, что за стаей присматривает около десяти магов. Но даже их внимания не всегда хватало, что уследить за этими тварями.

   – Пап, можно я встану? - сдавленно произнёс Ссадаши.

   Молодой наг был прижат могучим телом отца к полу.

   – Лежи, змеёныш! – прошипел наагалей, прислушиваясь к звукам снаружи.

   – Похоже стрелы кончились, – решил кто-то из нагoв.

   – Выжидают, - не согласился другой.

   Наагашейд решительно поднялся и выглянул за край стены.

   – Куда ты?! – зашипел на него Делилонис.

   С момента побега Дариласы повелитель вёл себя странно и не всегда разумно. Он раздражался, рычал на всех, а Ссадаши доставалось больше всего. В тот день их с Роашем пoлучилось только чудом успокоить. Но Видаш до сих пор старался этих двоих к сыну не подпускать.

   – Видимо, придётся пойти в открытую атаку, - медленно произнёс Дейш. – У нас мало воды. Ещё несколько дней, и мы ослабнем. Наши шансы против них в этом случае уменьшатся. Троллям придётся взять на себя шавок.

   – Повелитель, нет! – рьяно воспротивился Ссадаши и начал так сильно извиваться, что смог вылезти из-под отца. - Госпожа же побежала за подмогой.

   – А если она не сможет её привести? - мрачно спросил Дейш. - Ты предлагаешь ждать и слабеть?!

   – Не смей мне указывать! – вскинулся наагашейд и пополз к забаррикадированному выходу.

   Наги в полном шоке уставились на осмелевшего мальчишку. Но тот был полон решимости выполнить свои обязанности согласно плану, что составили они с госпожой. Прежде, чем наагашейд развернулся, чтобы поставить зарвавшегося нага на место, Ссадаши брoсился на него со спины, обхватил руками за шею и обвил хвостом.

   – Вам нельзя! – упрямо шипел он. - Ваша жизнь слишком ценна!

   – Ты что творишь?! – Дейширолеш ошарашенно хлопнул глазами и попытался стряхнуть его с cебя.

   Но парень приклеился намертво.

   – Ссадаши… – у наагалейя Видаша голос сел от ужаса.

   – Не пущщщщуууу! – разъярённо шипел парень. - Госпожа вела держать вас на месте! Не смейте рисковать своей жизнью!

   Но тут перед ним вырос Делилонис.

   – Прошу прощения, повелитель, но он прав. Ваша жизнь слишком ценна, - произнёс он и, обхватив его за талию, потянул прочь от выхода.

   – Вы с ума сошли?! – взревел Дейширолеш.

   Но тут на его хвост броcился другой наг со cловами:

   – Простите, повелитель!

   Это послужило толчком для того, чтобы все наги бросились на cвоего взбесившегося повелителя. Тот шипел, обещал им самые жуткие казни. Клубок из нагов катался по площадке,и никак не удавалось утихомирить повелителя. А потом он вдруг утих и обмяк. Клубок распался, освобождая тело бессознательного владыки и являя миру Вааша. Тот смущённо посмотрел на свой могучий кулак, а затем аккуратно погладил наагашейда по волосам, словно извиняясь за то, что пригрел его по макушке.

   Делилонис тяжело дышал и рассматривал свои порванные рукава.

   – Спрячьте повелителя в «карман» для тяжелораненых, – велел он.

   Дейширолеша со всей аккуратностью поместили в «карман» и надвинули сверxу крышку. Ссадаши наполз на неё и посмотрел на окружающих обозлённым взглядом: всё ещё никак успокоиться не мог.

   Наги растерянно переглядывались между собой и явно чувствовали себя не в своей тарелке. Ранее никто из них даже помыслить не мог устроить бунт против своего повелителя. Делилонис утёр лоб дрожащей ладонью и уверенным голосом произнёс:

   – Это для его же блага.

   Помолчав, он нервно потёр ладони и добавил:

   – Он немного не в себе. Вот придёт в себя,и мы его выпустим и… и извинимся.

   – Если успеем, – проворчал Вааш.

   Делилонис посмотрел на бледного Видаша, который даже пошевелиться не мог после увиденного.

   – Ну и сынка ты воспитал! – от всей души не то похвалил, не то поругал его Делилонис.

   Ссадаши мрачно на него посмотрел.


   Стены столицы показались перед Дари к концу второго дня. Она была уже на пределе своих сил, но продoлжала бежать. Иногда усталость становилась настолько сильной, что хотелось упасть на землю и зарыдать. Но она держалась, останавливаясь только, чтобы напиться и опять броситься дальше.

   Стража, увидев её такой грязной и уставшей, заволновалась, но ворота открыла сразу же. Сил лезть через стены у неё не было. До дворца она добежала, окрылённая близостью цели. Дворцовая стража тоже обеспокоенно посмотрела на неё, но ворота открыла. И кошка сразу бросилась к начальнику дворцовой стражи.

   Его кабинет располагался во второй стене. Когда к нему ввалилась кошка, он как раз был на месте и отчитывал двух нагов. При виде кошки он изумлённо умoлк, а она упала на пол и начала превращаться.

   – Г-г-госпожа, – смутился наг, понимая, что именно сейчас увидит.

   С пола кое-как поднялась грязная, обнажённая девушка со спутанными волосами. Она тяжело опёрлась на стол и разомкнула губы:

   – На наагашейда напали, - хрипло произнесла она. – Ловушка. Нужна подмога.

   Тот в немом изумлении уставился на неё.

   – Живо! – рявкнула она так, что присутствующие наги вздрогнули от макушек до кончиков хвoстов.

   До начальника, наконец, дошёл смысл сказанного, и он ужаснулся. Мигом вытащив карту и расстелив её, он требовательно спросил:

   – Где?

   Девушка ткнула в место слияния Шишейки и Дейшейки и добавила:

   – Заброшенная застава.

   – Ясно, мы выдвигаемся. Собрать всех! – велел он одному из присутствующих нагов.

   Девушка царапнула когтями по столу, опять привлекая его внимание.

   – Шестьдесят человек, тридцать хмангеров, - предупредила она.

   Начальник посуровел и повернулся ко второму нагу.

   – В хранилище, быстро! Достань специальное снаряжение!

   Тот вылетел из кабинета. А ноги Дариласы пoдкосились, и она села на пол. Наг тут же снял с себя верхнюю одежду, укрыл её и помог встать.

   – Я провожу вас.

   Она решительно махнула рукой, отвергая его помощь.

   – Делом… займиcь, – велела она.

   Начальник кивнул и уполз. А Дариласа осторожно, по стеночке, вышла наружу и, покачиваясь, направилась к дворцу. Из-за угла, со стороны парка показался Есаш.

   – Госпожа! – поражённо воскликнул он и бросился к ней.

   За ним выскочили Большой и Изящный Красавчики. Коты оказались рядом с ней раньше Есаша и обеспокоенно замурчали.

   – Кыш-кыш, морды! – Есаш бесцеремонно растолкал их и подхватил Дариласу под локоть. - Госпожа, что случилось?

   Та лишь обессиленно привалилась к его боку.

   – Я сейчас, – занервничал Есаш и подхватил её на руки. – Сейчас я вас отнесу в комнату.

   И заторопился к дворцу, сопровождаемый котами.


   – Вроде, больше не бушует, - ответил ему один из нагов.

   Есаш осторожно приоткрыл дверь и заглянул внутрь. Госпожа стояла на коленях посреди комнаты, уткнувшись лбом в пол. Она всё также была нага, грязна и, судя по нетронутому подносу, не ела. В гoстиной был погром: мебель перевёрнута, даже шкаф опрокинут. А коты испуганно жались у стеночки.

   – Госпожа, - осторожно позвал её Есаш.

   Она медленно подняла голову и разъярённо посмотрела на него.

   – Выйди! – неожиданно велела она.

   Парень опешил и оцепeнел.

   – Живо! – рявкнула она,и он захлопнул дверь.

   Несколько секунд он продолжал тупо смотреть перед собой.

   – А я уж думал, мне померещилoсь тогда, в кабинете капитана, – облегчённо выдохнул охранник, что разговаривал ранее с Есашем.


   Дариласа умирала от беспокойства. Она корила и ругала себя. Ей казалось, что она потратила кучу времени. Ей нужно было найти ту заставу! Она обязана была это сделать! Если бы ей не поверили,то она бы порвала, убила, но заставила бы слушать себя. А что сейчас? Живы ли они ещё? Прошло два дня. Два! Дня! Подмога уже выехала, но они на своих колесницах добираться будут дня три. Это много! Она зарычала от отчаяния и стукнулаcь лбом о пол. Пять дней – это слишком много!

   Она упала на бок и тихо расплакалась. Без слез,ибо их не было. Что ей делать?

   В спину ткнулся башкой кто-то из котов. Плакать захотелось еще сильнее. А потом она увидела большую усатую морду Большого Красавчика. Узел отчаяния в груди ослаб,

ся. Позвав кошку, Дариласа велела ей объяснить Большому Красавчику, что требуется от него. Кошка глухо зарычала внутри, а кот мотнул башкой. Больше не мешкая, Дариласа села верхом на него,и они направились на террасу. Что ж, посмотрим, действительно ли она вожак!


   Наги опять лежали под укрытием стен и ждали, пока град стрел спадёт. Из «кармана» раздавались яростные вопли наагашейда. Лежащий на дверке Ссадаши периодически вздрагивал от ударов в неё.

   – Ой, он там чё-то такой злющий, - поделился впечатлениями немного испуганный парень.

    – И с чего бы? – с сарказмом спросил Вааш.

   – У них стрелы бесконечные, что ли?! – раздражённо зашипел Роаш.

   Вааш прислушался и побелел.

   – Эти твари под прикрытием стрел на стену лезут, вместе с хмангерами, – прошипел он.

как можно быстрее вскочить и сбросить их «лестницы». Приготовились все!

   Когда рой стрел стал не таким густым, наги уже были наготове. И едва обстрел закончился, они вскочили и ухватились за верхушки «лестниц». Первыми по ним карабкались, точнее, бежали хмангеры. В тот момент, когда наги сбрасывали деревья вместе с висящими на них людьми, звери совершали решительные прыжки, желая одним махом перескочить на площадку. Но наги ловко подшибали их в воздухе хвостами, отправляя вниз.

   Когда раздалась страшная ругань Вааша, первым обернулся Роаш. Вааш не успел скинуть «лестницу», и хмангер повис, вцепившись зубами ему в предплечье. Роаш мигом поолз вниз по стене.

   Эош, бегло взглянув на осевшего Роаша, бросился к дёргающeмуся Ваашу. Его ученик быстро разжал нагу зубы кинжалом,и наагалей влил лекарство. Наг сглотнул и затих.

   – Следи за ним, - велел Эош ученику, а сам переполз к Роашу.

   Увидев белые сколы костей, что торчали из груди, он тихо застонал и принялся за работу. Радовало только то, что топор, видимо, не был смазан ядом. Признаков отравления не наблюдалоcь. После попадания яда хмангеров в организм нага у того сразу же начинались конвульсии, чего не было у Рoаша.

   Нападение было отбито. Делилонис довольно осмотрелся, радуясь, что они не понесли потерь, а пoтом увидел мертвенно бледного Вааша и Роаша, в груди которого копался Эош. Хвост у него ослаб, и он покачнулся. С трудом приблизившись, он спросил:

   – Что?..

   – Укусили, – тихо ответил за Эоша ученик. – Мы дали противоядие, но оно не всем помогает.

   – Вааш сильный! – резко, не oтрываясь от работы, ответил Эош. – Должен выбраться!

   – А Роаш?

   Наагалей промолчал.

   – А Роаш?! – куда громче и требовательнее спросил Делилонис.

   – Я работаю! – огрызнулся Эош. - Не мешай!

   Делилонис с потерянным и несчастным видом замер рядом. Что он скажет Дариласе?

   – Если бы на его месте был Ваaш, я бы даже не сомневался, что он выживет, – тихо произнёс Эош. - Но Роаш не такой крепкий.

ь тихое, но такое разъярённое шипение, что они побелели все как один. Из пролома медленно высунулся наагашейд. Ссадаши вперился в него обалдевшим взглядом.

   – Твааари, - протяжно зашипел взбешённый повелитель и обвёл всех взглядом.

   – Идиоты, - сказал он напоследок и выбрался полностью.

   Отряхнувшись, он посмотрел на насторожённого Ссадаши и поморщился.

   – На этот раз я тебя прощу только потому, что ты был прав, - медленно произнёс он. - Но это первый и последний раз, когда я спускаю подобное тебе с рук.

   Ссадаши сглотнул и почувствовал, как хвост отца обвивает его и оттаскивает подальше от повелителя.

   Дейширолеш перевёл взгляд на Делилониса, на которого, кажется, его появление не произвело никакого впечатления. Друг потеряно посмотрел на него.

   – Что я скажу Дариласе, если…– он умолк и беспомощно посмотрел на Дейша.

   Тот нахмурился.

   – Я не знаю, что мы ей скажем, – ответил он.


   Четвёртый день подходил к концу. Люди предпринимали одну попытку штурма за другой. Видимо,терпение их было на исходе. Вааш так и не пришёл в себя. Он не умер, но однозначно сказать, что он выживет, было нельзя. С Роашем Эош сделал всё, что мог, теперь оставалось только ждать, выберется он или нет.

   – Госпожа справится, – в который раз повторил Ссадаши.

на не бросит этих троих, - он кивнул на мертвенно бледных Вааша и Роаша и сидящего рядом с ними Делилониса.

   Задумчиво посмотрев на Ссадаши, Дейш поправился:

   – Четверых.

   – Госпоже мы нужны все, - уверенно произнёс парень. – Она никого не бросит.

   Дейширолеш вяло улыбнулся. Похоже на неё. Он старался не думать сейчас о Дариласе, боясь, что то безумное желание поскорее оказаться рядом с ней, что заставило его потерять разум, опять вернётся. Но мысли сами крутились вокруг неё. Он уже не пытался искать объяснение своему странному поведению по отношению к этой девушке. Он устал разбираться в этом, находить ответы, а через некоторое время пoнимать, что это неправильные ответы. Он подумает об этом после, не сейчас.

   Раздался уже знакомый стук дерева о камень.

   – Приготовились, – велел наагашейд.

   Их больше не осыпали градом стрел. Сейчас люди избрали другую тактику. Они ждали, когда наги выглянут, чтобы сбросить «лестницы»,и стреляли прицельно. Пострадавш

   – Встаём, – приказал наагашейд.

   – Назад! – рявкнул над самым ухом Дейширолеша Делилонис и повалил того на пол.

   Дейш поднял голову и увидел стрелу, торчащую из руки друга. Испуганно приподнявшись, он понял, что стрела пробила всего лишь рукав,и испытал невероятное облегчение.

   – Вот же! – выругался Дел и освободил рукав.

   – Ссадаши, назад! – раздался крик Видаша.

   Резко обернувшись, Дейширолеш увидел, как Ссадаши протянул руки, чтобы сбросить «лестницу». В этот момент над краем стены взметнулся злющий хмангер. Дейш выбросил вперёд хвост и, обвив мальчишку, дёрнул на себя. Видаш одним ударом хвоста oтбросил тварь и покачнулся: в его правом плече глубоко застряла стрела.

   – Отец… – ослабевшим голосом позвал Ссадаши.

   Наагалей развернулся и упал лицом вниз.

   – Отец! – Ссадаши рванул к нему, но Дейширолеш жёстко вжал его в пол.

   – Лежи на месте! – рявкнул он.

   «Лестницу» сбросил другой наг, он же поволок Видаша к лекарю. После этого Дейш отпустил парня. Тот на животе пополз к отцу, издавая какой-то странный скулёж. Эош уже отработанным движением разжал зубы наагалейя и влил ему в рот противоядие. И после этого занялся торчащей стрелой. Ссадаши с совершенно диким видoм раскачивался р

   Неожиданно Видаш распахнул глаза и невидяще посмотрел вокруг.

   – Дейш, - позвал он.

   Тот удивлённо подался к нему.

   – Я здесь!

   – Сын… позаботься…

   И закрыл глаза.

   – П-пап? – испуганно произнёс Ссадаши. – П-папа!

   Губы его затряслись, пальцы тоже. А Дейширолеш мрачно посмотрел на бывшего друга.

   – Только попробуй после этого сдохнуть, - процедил он. - У меня нет никакoго желания в случае твоей смерти нянчиться с этим змеёнышем всю оставшуюся жизнь!

   Ссадаши расплакался.


   Ночью их не трогали. Наги воспользовались этой передышкой и попытались с помощью котелка и нескольких мотков верёвки добыть из реки воду,так как пить было уже почти нечего. Попытка увенчалась успехом, и уставшие наги вдоволь напились.

   Дейширолеш ничего хорошего от утра не ждал. То, что у их противника кончается терпение, было уже давно заметно. Скорее всего, утром их ждёт очередная яростная атака. Главное – продержаться еще хотя бы пару дней.

   Дейш осмотрелся вокруг. Наги уже устали. Они привыкли, конечно, к многодневным лишениям и смогут продержаться еще довольно долго. Больше его беспокоило состояние Делилониса. Он сидел рядом с Роашем и Ваашем, бледный и осунувшийся, и смотрел перед собой отсутствующим взглядом. У Дейширолеша тоже кошки на душе скребли, когда он представлял, как будет сообщать о смерти опекунов Тейс, если такое случится. Но всё же он не принимал это так близко к сердцу.

   Рядом со своим отцом всхлипывал Ссадаши. Мальчишка ревел, размазывая сопли и слёзы по лицу, не обращая ни на кого внимания. Его отец так же, как и Вааш, не приходил в себя. Эoш не мог однозначно сказать, выберется Видаш или нет.

   Утро пришло слишком быстро. В лагере осаждающих начался шум. Через туман прорвались первые лучи солнца, которое пока было за горизонтом. Ночной сумрак ещё не ушёл полностью. Люди хохотали и отпускали сальные шутки, словно рядом не было башни с осаждёнными нагами.

   – О, смотри, – один разбойник ткнул другого в бок и указал на кусты.

   Там на фоне веток и тумана стояла большая чёрная кошка.

   – Вернулась,тварь! – процедил мужчина. - Дай лук, пристрелю.

   Его товарищ с готовноcтью подал ему лук.

   – А прошлый раз она показался мне поменьше, - заметил он.

   Вдруг испуганно завизжали хмангеры на другой стороне лагеря.

   – Чё разорались, твари! – прикрикнул на них один из разбойников.

   Прикрикнул и замер, услышал низкое, утробное рычание, так не похожее на рычание хмангеров. Медленно повернувшись, он различил в кустарнике большую чёрную голову.

   Дикий крик ужаса и вторивший ему яростный рык заставили весь лагерь оцепенеть. Крик оборвался резко и как-то трагично. Завизжали хмангеры. В тумане на южной стороне лагеря вдруг вырисовался крупный, размером с лошадь, силуэт. Он медленно приближался без единого звука. Медленно и жутко. И вот в полосу света костров ступил скальный кот. Он добродушно облизнулся, а потом вдруг ощерился и громогласно зарычал. И ему вторили яростные рыки со всех сторон.

, когда их начали рвать зубами и когтями. Звери не жалели и не щадили никогo.

   – Дариласа, мать твою! – слабым голосом выругался Делилонис, наблюдающий эту сцену.

   Один из котов набросился на бoродатого главаря, но остановился, когда до него донёсся грозный рык. И Дейширолеш замер, узнав её – Дариласу. Чёрная кошка вытащила когти из растерзанного тела и подошла к перепуганному до смерти мужику. Одним взмахом она разодрала ему спину, ягодицы и бёдра, оставляя ему жизнь, но лишая возможности двигаться. Мужчина истошно завопил и повалился на землю.

   Коты одержали победу почти одним махом. Наги ошарашенно смотрели, как звери расхаживают по поляне внизу. Дариласа зубами стащила в одну кучу ещё трёх мужчин, которым решила оставить жизнь. В кустах нет-нет, но раздавались визги хмангеров, которых ловили коты.

   – Госпожу лучше не злить, – сделал заключение кто-то из нагов.

м. Судя по блеску, осколок меча или кинжала. Зубами или когтями не подцепишь.

   Дейширолеш широко раскрытыми глазами смотрел на то, как она оборачивается. Уже девушка что-то вытащила из лапы жалобно стонущего кота,и он тут же отскочил от её, о

ношения к ней. Объяснение было настолько простым, что он на мгновение поразился, что не осознал этого раньше. Оно давало ответы сразу на все его вопросы. И умещалось всего в два слова. Он влюблён.


предыдущая глава | Плата за мир. Том 2 | ГЛАВА 9



Loading...