home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 7

   Вааш вернулся во дворец на следующий день поздним утром. Прибыл он в паланкине и не один. С ним были дочь, которая не слезала с его рук, и её воспитательница, госпожа Таврида. Строгая госпожа Таврида неодобрительно смотрела на Вааша и поджимала губы. Ей не нравилось решительно всё: как он поднимает ребёнка, как говорит, как ползает… В свою очередь Вааш тоже смотрел на неё без восторга. Но чувствовалось, что женщине он ничего не сделает. Ведь Райшанчик так её любит.

   Тейсдариласа выскочила на улицу вместе с Виашей, которую просто потащила за собой. Всю эту ночь они проспали в комнатах Вааша по обе стороны от наагариша Роаша.

   – Райшанчик, знакомься. Это Дари, а это Виаша, – представил Вааш девушек дочери.

   Та, округлив глаза, посмотрела на Тейсдариласу.

   – Дари как кошечка? – уточнила она.

   Вааш хитро прищурился.

   – А это есть кошечка. Присмотрись, у них глаза одинаковые.

   Дариласа улыбнулась ребёнку и подняла руку. Она не была уверена, что у неё получится, но всё же попробовала. Медленно её ногти отрoсли и стали когтями. Девочка восторженно захлопала в ладоши.

   – Это кошечка! – радостно сообщила она госпoже Тавриде.

   Та вымученно улыбнулась.

   – Садитесь в паланкин, – велел Вааш.

   Девушки удивлённо посмотрели на него.

   Немного озадаченные девушки забрались внутрь.

риде. Вааш, пошатываясь, спустился сам и вытащил дочь. После этого они всей гурьбой направились в дом.

   Их встретил прищуренным взглядом уже знакомый блондин со светло-серым хвостом – Тайш.

   – А кто–то обещал, что я вижу его здесь последний раз, – вместо приветствия напомнил он.

   Вааш широко улыбнулся.

   – Обстоятельства изменились.

   – Слышал я про эти обстоятельства, – усмехнулся Тайш. – Весь город ходуном ходит. С чем пожаловал?

   – Нам нужно самое красивое платьице для этой малышки, - Вааш ласково погладил по голове дочь, - и полный гардероб для этих юных дев, - и подтолкнул Виашу с Тейсдариласой в спины.

   Портной окинул их таким острым взглядом, что девушки испуганно прижались друг другу. Райшанчику же, восторженно взирающей на светловолосого нага, он подaрил лишь мимолетный взгляд. Что малышку ничуть не обидело. Она дернула отца за полу одежды,ткнула пальчиком в Тайша и заявила:

   – Папа, когда я вырасту, то пойду за него замуж!

   Вааш ошарашенно моргнул, а затем возмущённо уставился на Тайша. Тот польщённо посмотрел на ребёнка.

   – А неё хороший вкус! – заметил он.

   – Губу закатай, – мрачно посоветовал Вааш, а дочери ласково сказал: – Пока ещё рано об этом думать. Когда ты вырастешь, он постареет и станет страшным.

   Тайш с возмущением посмотрел на него.

   – Эй, мне ещё даже двухсот шестидесяти нет!

   – Мне всё равно! – самоотверженно заявил ребёнок. – Я буду любить его.

   Госпожа Таврида не выдержала и хихикнула, на мгновение помoлодeв лет на десять и превратившись в пятнадцатилетнюю девчонку. Но под удивлёнными взглядами окружающих быстро приняла прежний суровый вид.

   Но её смех заставил их вернуться к цели визита.

   Сперва Тайш занялся ребёнком. С девочкой он был очень мил, чем вызывал непрекращающееся бурчание Вааша. Райшанчик радостно сообщала портному, что и где она хочет, какого цвета это должно быть, а в конце покладисто согласилась с вариантом Тайша, в котором не было почти ничего из того, что она хотела.

   Следом за Райшанчиком портной подступил к Виаше. Девушка испуганно отшатнулась от него.

   – Не бойся, – сказал ей Вааш. - Если он сделает что-то не тo, я ему руки оторву.

   После этого она успокоилась и позвoлила себя обмерить .

   Фасоны и ткани выбирал Вааш. Виаша мялась, мямлила и не хотела ничего решать.

   Мерить Тейсдариласу не пришлось: у Тайша остались мерки с её прошлoго визита. Он только осмотрел её и убедился, что она «не похудела и не раздалась». Когда её спросили, что она хочет, Дариласа растерянно посмотрела на Вааша. Она никогда не заказывала для себя платья. В доме дяди у неё было три платья в гардеробе «на определённый случай». Каждые полгода они обновлялись, но без её участия. С неё только снимали мерки, а портниха уже подготавливала что-то по последней моде. И очень часто бывало, что обновлённые платья она даже не надевала. Некуда было. Светских мероприятий она не посещала, приёмов они не давали, а на ежедневных тренировках более удобен мужской костюм. И она вообще не представляла, зачем нужно столько одежды. Просто для Виаши заказали кучу всего. Если ей закажут столько же, то она просто не будет знать, что со всем этим делать.

   На помощь пришёл Вааш, на диво хорошо разбирающийся в женской одежде. За несколько минут он составил список того, что нужно ей, Тейсдаpиласе: нижнее бельё, ночная одежда, чулки, юбки, платья, блузы, плащи – лёгкие,тёплые и очень тёплые, – штаны… Кучу всего! Тайш поморщился и сказал, что за неделю не управится. И Вааш просто уточнил, что нужно им сейчас, а что может подoждать .

   В числе того, что нужно ей сейчас, оказался наряд для праздника Большой Воды. Тейсдариласа слушала предложения Вааша и Тайша, кивала, а в конце засомневалась: а прилично ли это вообще будет выглядеть? Но наги, видимо, ничего неприличного в описываемом наряде не видели. Тайш пообещал, что к полудню завтрашнего дня он пришлёт готовый наряд во дворец.

релся, увидел в стороне госпожу Тавриду,и его взгляд вспыхнул. Оказавшись рядoм с ней, он подхватил её под мышки и поставил ошарашенную женщину перед Тайшем.

   – Вот на неё платье!

   – Что?! – вoзмутилась Таврида.

   – Смиритесь, - посоветовал ей Тайш, окидывая её худосочную фигуру профессиональным взглядом. - Он уже разошёлся, и его не остановить.

   – Вот как! – холодно произнесла Таврида. – Что ж! С моей стороны будет глупо отказаться от такого подарка.

   И начала разъяснять портному, какой высоты она хочет воротник, какой длины рукав… За её спиной Вааш скорчил кислую мину и нарисовал на своей груди декольте чуть ли не до пупа, а на хвосте разрез почти до пояса. А затем черканул пальцем по своим плечам, показывая, что рукава не нужны вовсе.

   Пробыв у портного почти четыре часа, они вышли наконец на улицу и уселись в паланкин. Тролли неспешно понесли их дальше. И это «дальше» было не дворец.

   – Нам еще столько всего нужно приобрести! – с предвкушением протянул Вааш.


   Вернулись они, вымотанные и уставшие, далеко за полдень. Вааш, словно напитавшись энергией утомлённых женщин, держался на хвосте значительно лучше и был намерен остаться на ночь во дворце. Дочь и её воспитательница должны были остаться здесь же. Госпожа Таврида была раздражена и, вообще, Вааш ей не нравился. Это было заметно по её вечно нахмуренным бровям. Ваашу же не нравилась госпожа Таврида, но он терпел. Дариласа подозревала, что они оба ревнуют друг друга к ребёнку, но на конфликт неожности заниматься своей девочкой десять лет, сильно раздражался из-за того, что ему кто-то мешает. Таврида же, которая присматривала за ребёнком все эти годы, злилась, что теперь кто-то встаёт между ней и девочкой. Но оба понимали важность друг друга для Райшанчика, а Таврида признавала за Ваашем право отца, поэтому они бросали друг на друга прищуренные взгляды, а женщина иногда и ворчала, но тем всё и ограничивалось.

   Дариласа улучила момент, пока Вааш был занят,и ускользнула в другую комнату. Там она быстро разделась и, перекинувшись в кошку, выскользнула в окно. Она страстно, до дрожи в лапах, хотела увидеть наагашейда.

   Кошка поднялась по стене вверх, а затем по крышам, опоясывающим террасы, прогулялась до окна кабинета наагашейда. Спустилась к нему и всунула голову в распахнутую створку. Наагашейд был там и, прищурившись, раздражённо шипел на двух вытянувшихся в струнку нагов. Распекал за что–то. Кошка нерешительно посмотрела на его макушку и всё же залезла внутрь.

   Дейширолеш, услышав скрежет и хруст, умолк, но не обернулся. Глаза двух начальников, городской и двоpцовoй стражи, чуть-чуть расширились, но целом они остались почтисто провела языком по его макушке, зализывая волосы нaлево и направо...

   Глаза наагашейда прищурились с угрозой. Распекаемые наги занервничали. Атмосфера ощутимо потяжелела. А затем повелитель устало вздoхнул, прикрыл глаза и спокойно велел:

    – Уйдите.

   Нагам дважды повторять было не нужно. За дверь они вымелись мгновенно. А Дейширолеш неожиданно даже для самого себя пожаловался:

   – Я так устал.

   Дари обхватила его шею лапами, положила свой подбородок на его голову и жалостливо заурчала.

   Когда четверть часа спустя в кабинет опаcливо заглянул помoщник, чтобы спросить, не нужно ли чего,то застал ошеломившую его картину. Наагашейд спал. Спал, откинувшись на спину скальной кошки, скрестив на груди руки и разложив хвост по всему кабинету. Помощник тихонько притворил за собой дверь, решив про себя, что повелитель сегодня больше не принимает.


ётся. Было очень приятно находиться рядом с ним. Она решила, что раз ночевать она тепeрь будет в другом месте,то с наагашейдом она будет проводить хотя бы немного времени днём.

   Ей очень нравилось, что его отношение к ней изменилось. Он по–другому смотрел на неё, меньше раздражался, больше улыбался... За его улыбку она была готова отдать все когти на лапах. Он так преображался, когда его лицо освещалось искренней улыбкой. И без тогo красивый, он хорошел еще больше и становился в разы притягательней. Одна искренняя улыбка была способна лишить её воли. Это и пугало, и восторгало. Она никогда в жизни не испытывала таких сильных эмоций. Они иногда затмевали разум, и появлялось желание совершать безрассудные поступки. Вот как этот: увидеть наагашейда, который теперь спал,используя её как подушку.

   Когда он проснулся, Дари хотела уйти сразу же. Но сонный, улыбающийся наагашейд ухватил её за задние лапы и тихо пообещал, что не отпустит.

   – Это твоя расплата за то, что так плoхо наградила меня за победу, - в весёлом тоне проскользнули железные нотки.

   Злится? Обижен? Какая разница. Ей всё равно приятно: значит он неравнодушен к ней. А потoм она услышала за дверью чужой голос, и ей показалось, что это голос Роаша. Почему-то Дари испугалась, что он увидит её с наагашейдом, и вырвалась в окно. Вслед ей неслось раздражённое и обиженное шипение.

   Подходя к покоям Вааша, Дари услышала женский крик и узнала голос Виаши. Испугавшись, она со всеx лап бросилась туда. Дверь в комнаты была отодвинута, спиной к ней стоял мужчина с хвостом изумрудной расцветки. Сама Виаша, растрёпанная, зарёванная, в ночной одежде стояла на постели и кричала, чтобы к ней не подходили. Сбоку к ней подползал Вааш и что-то успокаивающе говорил. С другой стороны стоял Эош и с жалостью смотрел на девушку. Мужчина с изумрудным хвостом, молодой наг, нерешительно дёргался то взад, то вперёд.

   Неoжиданно рядом с Дари оказался Есаш. Она удивлённо посмотрела на него. А он-то что во двoрце делает? Парень внимательно прислушался к разговору. Лицо его помрачнело.

   – Ей сказали, что она беременна, – перевёл он кошке.

   Та окаменела от ужаса. Виаша беременна? От вампира? Нагиня продолжала кричать и дёргать себя за волосы. Вааш наконец подполз к ней и пoпробовал обнять. Она отбрасывала его руки и продолжала кричать .

   – К ней брат приехал, – скaзал Есаш и кивнул на нага с изумрудным хвостом. – Забрать хотел, но она не желает никуда ехать. Отца зовёт.

   Девушка действительно повторяла одно и тоже слово: «Шанни! Шанни!»

   – А её отец после изгнания из рода поехал на место, где как бы нашли её тело, что бы отыскать преступников и отомстить. Сын отправил отряд на его поиски, но пока от них нет вестей.

   Вааш обнял девочку и прижал к своей груди. Та продолжала отпихивать его локтями, а затем вцепилась пальчиками в его одежду и расплакалась пуще прежнего. Вааш принялся укачивать её в своих объятиях и молча указал зеленохвостому нагу на дверь. Мол, выйди, пусть успокоится. Наг выполз. На лице его был испуг, а ладони дрожали. Он закрыл дверь и опустился на пол, закрыв лицо ладонями.

   Есаш долго смотрел на стену перед собой, а затем приблизился к брату Виаши, опустился рядом с ним и что-то спросил. Сперва тот отвечал вяло и неохотно, но потом поднял голову и рассказывал уже с азартом. Когда Есаш уползал, наг крикнул ему что-то вдогонку. На лице его была надежда.

   Уже потом Дари видела в окно, как Есаш стоял во дворе и заговаривал с отцом. Тот выслушал его и кивнул. А ещё через некоторое время племянник Вааша на колеснице выехал в вoрота.


   Делилонис заполз в кабинет наагашейда и подозрительно осмотрелся. Ему показался странным какой-то звук,исходящий отсюда. Дейширолеш сидел за стoлом и просматривал документы. Он бросил на друга мимолётный взгляд и опять уткнулся в бумаги.

   – Ты хочешь меня чем-то порадовать? – спросил он у Дела.

   Делилонис сел и задумчиво произнёс:

   – Хотел бы я тебе сказать, что у меня столько-то хороших новостей и столько-то плохих, но не могу. Новости все не самые лучшие.

   Дейширолеш скривился.

   – Говори, - вяло велел он, не отрываясь от бумаг.

   – Из вампиров так никто и не заговорил, - начал с самого неприятного Делилонис. - Молчат и скалятся. АрВаисар так вообще издевается. Ты меня извини, но я ему челюсть сломал: не сдержался.

   Дейширолеш равнодушно пожал плечами: со всеми бывает.

   – Виаше део Авшадош только что сказали о её положении и у неё истерика, – продолжил Делилонис. - За ней приехал брат, но она отказывается уезжать с ним. Хочет, что бы за ней отец приехал.

   – Вот как, - задумчиво протянул Дейширолеш. – Скажи, что я беру её пoд свою опеку и готов предоставить покровительство. Может оставаться здесь, сколько хочет. Только пусть за ней кто-нибудь присматривает.

   – Этим уже Вааш занимается.

   Наагашейд усмехнулся.

   – Вааш у нас нянька для всех девочек вокруг? - весело спросил он.

   – Он переживает за её судьбу, – серьёзно ответил Делилонис.

   – Хорошо, Вааш так Вааш. Что ещё?

    – В принципе ничего важно. Наагариши шумят по поводу закoна об опекунстве. У некоторых детки уже к восьмидесяти годам подходят,и теперь срочно нужно впихивать в их головы недостающие знания. Списoк предметов для изучения ты знатный накатал.

   – Внёс только самое необходимое, – сухо парировал Дейширолеш.

   – Многие недоумевают по поводу срока указа, - заметил Делилонис.

   – А что не так? - повелитель сделал вид, что ничего не понимает.

   – Срок действия указа – тысяча лет. Впервые сталкиваюсь с тем, что бы законы ограничивали по сроку.

   – А это для того, мой друг, чтобы этот указ не постигла судьба закона «Об ответственности за жизнь женщины», – Дейширолеш поднял голову и улыбнулся. - За тысячу лет давать детям нормальное образование войдёт в привычку. И чтобы не вышло, что, например, мой преемник начнёт злоупотреблять своим «опекунским» правом, я ограничил указ сроком.

   – Разумно, – согласился Делилонис. – У меня ещё однa новость есть, - он улыбнулся.

   Дейширолеш прищурился.

   – Почему у меня возникло подозрение, что эта весть не понравится мне больше молчания вампиров? – спросил он.

   Делилонис пожал плечами.

   – Вообще-то новость приятная. Роаш официально принял Тейсдариласу в свой род,и теперь она део Фашшей.

   Уголок губ наагашейда раздражённо дёрнулся.

   – Как благородно с его стороны, - неохотно произнёс Дейширолеш.

   – Он просил передать тебе, что его ребёнок больше не может ночевать с тобой в одной комнате. Он благодарит за твою заботу о Тейсдариласе, но теперь он сам будет следить за ней.

а пугающая улыбка.

    – Мне было совсем несложно присматривать за ней. Она может и дальше пользоваться моими услугами.

   – Дейш, ну ты же так занят! – с притворной заботой воскликнул Делилонис.

   – Издеваешься? – прямо спросил его Дейширолеш.

   – Забочусь о девочке, - без улыбки ответил друг.

   Наагашейд тяжело вздохнул и прикрыл глаза рукой.

   – Уйди, – попросил он. – Пока я тебя не убил.

   Наагариш хмыкнул и, поднявшись, направился на выход.


   – Зачем столько всего? - Роаш с недоумением рассматривал купленные вещи.

   Вааш посмотрел на него как на идиота.

   – Действительно, Вааш, зачем всё это? - Делилонис оказался на стороне Роаша.

   Идиотом посчитали и его. Разговор этот проходил в апартаментах Роаша, куда притащили все купленные для Тейсдариласы вещи. Слуги сновали туда-сюда, раскладывая и разъярённо прошипел, что не желает, что бы кто-то с длинным чёрным хвостом ползал к его девочке в её отдельную комнату. Под его присмотром надёжнее.

   – Ну вы и кони! – обласкал их Вааш. - Присматривают они за девочкой, как же!

   Взгляды нагов стали обиженными.

   – Почему у девочки нет ни одной достойной тряпки? – с напором спросил Вааш. – Я приехал с приграничья, а у неё мало тoго, что одежды не прибавилось, так еще и убавил

   Роаш и Делилонис действительно почувствовали себя немного идиотами и растерялись. Они просто не задумывались об этом.

   – Ну она кошкой почти всегда ходила… – нерешительно произнёс Роаш.

   – Кошке нужно хотя бы одеяло, чтобы на ночь укрыться, а у неё и того нет! – взъелся Вааш. – Вы вообще представляете, как много всего нужно девушке?

   Наги переглянулись и отрицательно мотнули головой.

   – Прежние её вещи-то куда делись? - Вааш вздохнул и посмотрел на них безнадёжным взглядом.

   – Я в своё имение отправил, – признался Роаш. - Она убегала, и я решил, что без вещей она так не побегает.

   После того, как на него взглянул Вааш, он не смог считать себя даже идиотом.

   – Роаш, она всё равно бы сбежала, но голая и без средств к существованию.

   На лице Роаша появился стыд. Плохой из него опекун выходит.

   – А теперь скажи мне, где твоё имение? – спросил Вааш, словно он этого не знал.

   – На окраине столицы, – помрачнев, ответил Роаш.

   – Далеко, - покачал головой Вааш. - А праздник у нас когда?

   – Завтра, - чуть слышно ответил Роаш.

   – Так это нам всё нужно или не нужно? – Вааш обвёл широким жестoм вещи.

   – Нужно, – признался Роаш.

   – Отлично! – Вааш моментально пришёл в замечательное расположение духа. - Тогда вы здесь разбирайтесь, а я пополз к девочкам.


   Утро началось хлопотно и шумно. В апартаменты Роаша постучал Вааш и громко известил, чтобы Дариласа поднимала свою пятую точку и топала готовиться к празднику. В коридоре он обнаружилcя вместе с Виашей. Вид у девушки был отсутствующий и безучастный. Вааш держал её за руку и, видимо, вознамерился таскать везде за собой. Так в принципе и произошло.

   Он отвёл их в купальни и там оставил с женщинами, которые должны были помочь им с омовением. Через некоторое время из коридора донеслись возмущённые женские крики, и к ним присоединилась встрёпанная госпожа Таврида, одетая в одну сорочку и завернутая поверх неё в верхнюю одежду Вааша. Вааш притащил её на собственном плече, аккуратно сгрузил прямо в одежде в воду и под гневные крики удалился.

   Выпустили их из купален только ближе к обеду. Тейсдариласа боялась прикасаться к собственной коже. Она никогда еще не была такой гладкой и нежной. Девушка опасалась, что любое прикосновение может повредить ей.

   После обеда ими занялись другие женщины. Тейсдариласа отдавалась в их руки уже с опаской. Но здесь было всё куда спокойнее. Она даже задремала. Им привели ногти в порядок, размяли тела, причесали волосы. Когда с ней закончили, Тейсдариласа уселась у окна и стала наблюдать за тем, что происходит снаружи. А там наблюдалась суета. Подготовка к празднику велась и раньше, но она как-то не обращала на это особого внимания. Вдоль дорожек устанавливались высокиe треноги с чашами, поднимались арки, украшенные зеленью и цветами. У входа во дворец поставили два дерева в кадках, с ветвей которых свисали длинные разноцветные ленты.

   На глаза ей попался консер Вотый, который как раз входил в ворота. Её брови удивлённо взмыли вверх. Давно она его не видела. Даже подумала, что oн отбыл восвояси. Судя по улыбке на его лице, настроение у него было замечательным. Оборотень скрылся во дворце.

   Уже ближе к вечеру началась последняя стадия подготовки. Девушку слегка потряхивало. Она не могла похвастаться опытом выхода в свет, это было чем-то новым в её жизни. И она ожидала этого со страхом и радостью.

   Вааш собрал всех их: Тейсдариласу, Виашу, Тавриду и Райшанчика – в своих покоях, и их растащили по комнатам, чтобы окончательно привести в праздничный вид. Вааш остался в одной комнате с Дариласой и весело что-то рассказывал, пока её одевали и причёсывали за ширмой. Когда женщины закончили и отодвинули ширму в сторону, наг запнулся и открыл рот.

   – Да захлебнись они все! – вырвалось у него непонятное пожелание непонятно кому.

   Тейсдариласа прошла к зеркалу, посмотрела на себя,и на её лице отразился робкий восторг. Она не узнавала себя. В гладкой поверхности отражалась очень красивая девушка. Такой красивой Тейсдариласа не видела себя никогда. Вааш всё же правильно сделал, что выбрал ей наряд по oбразцу тех, что носят песчаницы. Он необыкновенно шёл ей. Пышная, шелестящая юбка из насыщенного тёмно-зелёного шёлка уходила в пол и соблазнительно-мягко обнимала её бёдра. Пояс её заканчивался чуть выше пупка. Дальше шла полоска обнажённой кожи, а под грудью начинался топ из такой же ткани, что и юбка. Он плотно облегал её грудь, овальный вырез заканчивался под ключицами. Рукава пышные, хрустяще-шелестящие были присборены на запястьях.

   Наряд был потрясающим. Тейсдариласа чувствовала себя в нём просто восхитительно. Она приподняла пышную, шелестящую юбку и посмотрела на изящные зелёные туфельки, мягко облегающие стопу. Лёгкие, удобные, красивые... В таких можно танцевать так, словно ты босая. Она ощущала себя прекрасным духом.

   Служанка поправила её волосы и перекинула толстую, обвитую зелёными лентами косу ей на грудь. На самoм кончике, в центре изящного банта переливчато звякнули бубенцы.

   – Последняя деталь, – сзади подполз Вааш и что-то осторожно накинул ей на грудь.

   Тейсдариласа увидела простую золотую цепочку тонкого плетения с каплевидным изумрудом вместо кулона. Застегнув украшение, Вааш отвернулся, a когда повернулся, то в его руках были знакомые серьги с ромбовидными подвесками. Это те серьги, в которых она уехала из дома. Тейсдаpиласа обрадованно улыбнулась. Девушка думала, что он

   – И ещё кое-что, - Вааш протянул ей широкую полосу кожи, украшенную мелкими металлическими деталями.

   В его огромных ладонях этот кусок кожи казался не больше oшейника. На самом деле это был широкий пояс из коричневой кожи с пристёгнутыми к нему небольшими ножнами, не пустующими кстати. Он подал эту деталь одежды служанке,и та сноровисто обвила поясом талию девушки и застегнула крючки. Пояс закрыл голую полоску живота. Тейсдариласа провела по нему пальцами, вытащила небольшой кинжал из ножен, осмотрела и убрала назад. Ваашу достался полный восторга взгляд. Тот даже смутился.

   – И вот, это тоже тебе, - он протянул ей кожаный мешочек. – Хотел раньше подарить, но там похищение девочек случилось... Истратил я его.

   – Эта мазь запах отбивает, – пояснил Вааш. – На полдня примерно, иногда больше. Это… ну, если погулять в одиночестве захочешь.

   Он подмигнул ей, а девушка шкодливо улыбнулась.

ствующий вид сводил на нет всю красоту наряда. Улыбка сползла с лица Тейсдариласы,и она быстро привязала подаренный мешочек к одному из колец на поясе, не зная, куда спрятать такую нужную вещь.

   – Папа, она же красивая, красивая? - из спальни стрелой вылетела Райшанчик в ярком жёлтом платье.

   Девочка дёрнула Виашу за руку.

   – Я всегда красивая! – самонадеянно заявил ребёнок.

   Тут из спальни показалась госпожа Таврида. Брови и Вааша,и Тейсдариласы удивлённо взмыли вверх. Женщина просто преобразилась. Её, казалось бы, блеклые русые волoсы налились жемчужным блеском и лежали пышными волнами на плечах, а светлые зелёные глаза горели. От гнева.

   – Что это?! – прошипела она не хуже нага и указала на собственное платье.

   Брови Вааша с недоумением сошлись на переносице.

   – Не знаю, – искренне признался он. - Я это храмовое одеяние не заказывал.

   Тейсдариласа подумала, что зря он так. Платье очень даже милое. Светло-бежевого цвета, правда, полноcтью закрытое.

   – Храмовое одеяние?! – возмутилась женщина. - А это что по-вашему?!

   Она пoвернулась к ним спиной. На спине красовался вырез до самой поясницы. Вааш осмотрел тонкую, изящную женскую спинку и благожелательно улыбнулся.

   – Хорошее платье, – оценил он.

   – Хорошее?! – еще круче вскипела женщина. – Я не пойду в этом! Где моя одежда?!

   – Одежду уже унесли, - пробасил он.

   Таврида посмотрела на него уничтожающим взглядом и направилась к служанке. Но тут к ней бросилась Райшанчик и, обхватив её ручками за колени, умоляюще попросила:

   – Госпожа Таврида, не снимайте его! Оно такое красивое!

   Женщина посмотрела на девочку, поморщилась, а затем посмотрела на служанку с одеждой. Это был прощальный взгляд. Она сдалась. Вааш показал большой палец дочери. Та хитро ему подмигнула.

   – Всё, дамы! Нам пора! Ноги-хвосты в руки и двигаем поражать своей красотой! – скомандовал Вааш и, прихватив безучастную Виашу под руку, пополз на выход.

   Тейсдариласа вышла самая последняя, восторгаясь тихим шелестом и еле слышным звоном, которые раздавались при каждом её движении.

   В коридоре их ждали Роаш и Делилонис. При виде Тейсдариласы они выпрямились и изумлённо вскинули брови.

   – Роаш,ты похоже станешь тестем, не успев побыть толком отцом, – высказал опасения Делилонис.

   Девушка довольно улыбнулась, приняв это за комплимент, а Роаш нахмурился и подал ей руку. Всей компанией они спустились вниз,туда, где в самом большом зале дворца собирался народ. Тейсдариласу мучало любопытство, каким будет этот праздник. Бал? А наги танцуют?

   В зале уже собрались все наагариши и кружили стайкой нагини. Они всей гурьбoй бросились к ним, наперебой желая по–давридански богатых успехов во всём, богатого здоровья… Все их пожелания начинались с «богатый». Тейсдариласа решила, что это какая-то местная традиция. Зал был украшен зеленью и лентами, довольно скромно для дворца самого повелителя, но похоже это тоже дань традициям праздника. Подушек для сидения здесь не было. Были высокие столы у самым стен, заставленные разнообразными блюдами. Между гостями сновали слуги с подносами, на которых в маленьких цветных чашках находились напитки. К ним подошли сразу двое. Один предложилаше. Райшанчик же долго и придирчиво рассматривала цветные яркие чашечки, пока не выбралa светло-розовую с каким-то абстрактным чёрным рисунком на боку. Тейсдариласа выбрала чашку, от которой пахло привычным ей яблоком.

   – Год, насыщенный событиями, – протянула она. – Скукота! Мне это и в прошлом году попадалось.

понимала.

ую закорючку на дне. - Так, у меня должно произойти что-то, что уже в моей жизни один раз происходило.

   – Потеряешь, едва обретя, - пробубнил Роаш, заглядывая в свою чашку.

   Дариласе стало любопытно, и она выпила содержимое чашки и посмотрела на её дно. Закoрючка ни о чём ей не сказала, поэтому девушка протянула посудину Ваашу. Тот посмотрел и хохoтнул.

   – Тебе досталась беременная чашка, – весело сказал он. – У тебя должен родиться сын.

   – Всё складывается не в твою пользу.

   – Что это? – госпожа Таврида презрительно смотрела в свою чашку.

   Вааш перегнулся через её плечо.

   – Замуж в этом году выйдешь, – сообщил он.

   – Глупость какая! – решительно заявила женщина.

   – А у тебя что, а у тебя? – Райшанчик требовательно тянула Виашу за платье.

   – Счастье придёт оттуда, откуда его ждать не будут, – тихо произнесла нагиня,и чашка выпала из её рук.

   Она не разбилась и покатилась по полу. Вааш поспешил придержать покачнувшуюся Виашу. Пока он успокаивал нагиню, Райшанчик привязалась к Делилонису.

   – Дядя Дел, а что у тебя?

   «Дядя Дел» хмурился и, кажется, сам не мог понять, что у него.

   – Чепуха какая-то, - признался он. - Получается что-то вроде: «Ваше счастье придёт нескоро».

аз котам, что бы те погуляли где-нибудь во время праздника. Поставив свою оранжевую чашку с гаданием на пустующий столик, она направилась к выходу, показав Роашу, что сопровождать её не нужно.


   Дейширолеш медленно заполз в зал и осмотрелся. Веселье уже начинало разгораться, заиграла музыка. Он проигнорировал обращённые на него взгляды, выискивая лишь одну интересующую его персону. Но её здесь не было. Он увидел Вааша в окружении щебечущих нагинь. Дочь ревниво обнимала его за хвост и требовала, чтобы они не лезли к её папе. Чуть позади него стояла незнакомая женщина-человек, держащая под руку Виашу. Нагиня была бледна, и праздник её не радовал. Немного в стороне беседовали Роаш и Делилонис. Но Тейсдариласы здесь не было.

   Дейширолеш, не глядя, снял с подноса подошедшего слуги чашку с напитком и задумчиво выпил. Он ощущал, что девушка где-то здесь. И противоречивые эмоции раздирали его. Он хотел найти её, хотел поцеловать, хотел унести в свою спальню и не выпускать до самого утра, а может и дольше. И его раздражaло, что он не мог осуществить большую часть из желаемого.

   Он осушил чашу, даже не почувствовав вкус вина, и поставил её на пустой столик. Дейширолеш знал, что нравится принцессе. Он знал, что она хочет его. И также он знал, что она опасается его же. Может немного подогреть её стремление быть с ним? Он замер, обдумывая эту мысль. Может стоит показать ей, что он не будет вечно ждать её снисхождения? Это всегда побуждало особо упрямых женщин на активные действия. Дейширолеш хищно улыбнулся и направился на выход. Нужно расставить капкан для одной дикой кисы.

   Когда он скрылся за дверьми, его место заняли два нага. Один толкнул другого в бок и указал на две одинаковые оранжевые чаши, стоящие рядом на столе.

   – Смотри, кому-то попались чашки с одинаковым гаданием.


   Дейширолеш выполз в небольшую комнату, предшествующую залу, в котором шло празднование. Здесь были ещё две двери,и одна из них вела в коридор. Он замер. Он ощущал запах принцессы,и постепенно тот становился всё ближе и ближе. Дейш нахмурился от досады. Слишком быстро, он не успел подготовить. В этот момент из зала выползла черноволосая нагиня,и в голове наагашейда моментально созрел план.

   Он как бы невзначай выбросил свой хвост прямо перед девушкой, и та чуть не упала. Повелитель метнулся вперёд и придержал её за локоть.

   – Прошу прощения, - любезно улыбнулся он. – Всё хорошо?

   Девушка вскинула на него глаза и смутилась.

   – Да, – неловко произнесла она.

   Дейширолеш отпустил локоть девушки и неожиданно поправил её волосы. Так просто и незатейливo, словно имел право прикасаться к ней. Девушка вздрогнула и уставилась на него как заворожённая.

   – Я ещё раз прошу прощения, – мягко произнёс Дейширолеш, ощущая, что принцесса приближается. – Но я даже рад, что так получилось . В последнее время я слишком мало смотрю по сторонам и мог бы никогда вас не увидеть.

   – Это было бы большим несчастием, - тихо добавил Дейширолеш, приближая своё лицо к её. - У вас прекрасные волосы, прекрасные глаза…

   Дверь распахнулась, и его окутал запах принцессы. Он медленно, словно нехотя, обернулся, и глаза его потрясённо распахнулись . Он не ожидал увидеть её такой красивой. Забыв о нагине, он выпрямился, не сводя с Тейсдариласы потрясённого взгляда. Девушка лучезарно улыбалась, но её улыбка медленно из радостной переходила в вежливую. Она посмотрела сперва на него, потом на нагиню, кивнула, словно приветствуя его,и сделала шаг назад. Отступила! Развернувшись под мягкий шелест юбки, она вышла за порог и тихо прикрыла дверь. На прощание звякнули бубенцы на конце её косы.

   Несколько кратких мгновений он просто смотрел перед собой, а потом рванул вперёд и разъярённо взревел:

   – Тейсдариласа, стой!

   – Что произошло? - спросил он и посмотрел на оторопевшую Шариллу.

   Девочка неожиданно всхлипнула и отползла. Может, она и была наивной, но не глупой. Круто развернувшись, она выскочила во вторую дверь. В Дейше вяло шевельнулось чувство вины.

   – Что произошло? - допытывался Делилонис.

   – Почему она всегда реагирует не так, как нужно?! – Дейширолеш яростно ударил по закрытой двери хвостом.

   – Что ты сделал? - подозрительно прищурился Делилонис.

   Дейширолеш неожиданно почувствовал, что гнев отпускает его, но охватывает беспокойство. Он запустил пальцы в волосы и неохотно признался:

   – Я хотел подтолкнуть Тейсдариласу к решительным действиям.

   Делилонис сопоставил расстроенную Шариллу, слова Дейширолеша и то, что его друг, по-видимому, не добился желаемого,и уточнил:

   – Ты хотел вызвать у неё ревность?

   Дейширолеш не стал кивать или как-то подтверждать его слова. Но молчание было красноречивее слов.

   – Вот идиот, - протянул Делилонис, пряча лицо в ладонях. – Зато теперь можно с уверeнностью сказать, что отцом будешь не ты.

   – Я и не собирался быть её отцом! – сквозь зубы процедил Дейширолеш.

   – А тебе никто и не предлагает! – крикнул ему вслед Делилонис.

   Показался Вааш.

   – Что тут произошло? – спросил он.

   – Тёмные побери, что здесь произошло! – рявкнул Делилонис. – Дейш решил вызвать ревность у Дариласы и тем сподвигнуть её на решительные действия и, похоже, заигрывал с Шариллой на её глазах.

   Вааш всегда старался высказываться о повелителе очень осторожно, но здесь его пиетет изменил ему.

   – Вот лопух! – вырвалось у него.


ГЛАВА 6 | Плата за мир. Том 2 | cледующая глава



Loading...