home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


97

Зал суда – мой дом и моя крепость. В разных залах суда я, пожалуй, провела больше времени, чем со своей семьей. Но никогда еще я не чувствовала себя в этих помещениях такой потерянной и незащищенной, задыхающейся от страха, мучимой сомнениями.

Адам идет рядом со мной по коридору здания суда. Когда мы входим в зал, я вижу сперва лишь незнакомые лица. Полагаю, это в основном журналисты и, возможно, любопытные из так называемой общественности. Я ищу глазами бородатого репортера, но его не видно. Может быть, «Афтонбладет» послала сегодня кого-то другого? Деловые знакомые Кристофера Ольсена в безупречных костюмах сидят на том же месте, что и вчера. Они переговариваются громким шепотом. Судя по всему, некоторые из них проходят по делу о сомнительных сделках с недвижимостью и незаконном привлечении рабочей силы, что удалось раскрыть Микаэлю.

В самом дальнем конце на местах для слушателей я замечаю знакомое лицо. Александра только что наклонилась, чтобы достать что-то из сумочки, – ее челка падает на глаза.

Некоторое время я рассеянно обвожу взглядом зал. Потом Александра убирает с лица челку и смотрит на меня. Мы кратко киваем друг другу, и я перевожу дух, когда вижу, что Дино нет.

Александра мне всегда нравилась. Во многом мы с ней схожи. Сильная женщина, успешная в карьере, спокойно смотрящая на жизнь. Вкусная еда, пара бокалов хорошего вина и веселый смех в дружеской компании – вот и все, что нас объединяет. Однако не могу отрицать, что временами я испытывала к ней зависть, наблюдая, как легко ей было с Аминой, – порой мне даже казалось, что я согласилась бы поменяться с ней местами.


Помощник судьи вызывает первого свидетеля, и дверь открывается.

Амина направляется прямо к свидетельскому месту и садится, не поднимая глаз. Бледная и ненакрашенная, за последние недели щеки немного ввалились.

Микаэль беспокойно косится в мою сторону.

– Понимаете ли вы, что такое давать свидетельские показания? – спрашивает Йоран Лейон.

Амина кивает и шепотом произносит:

– Да. – Затем она повторяет вслед за Лейоном: – Я, Амина Бежич, клянусь и заверяю честью и совестью, что буду говорить только правду, ничего не замалчивая, не добавляя и не изменяя.

Я с тревогой кладу руку под грудью, заставив себя сосредоточиться на дыхании. Ужасное чувство надвигающейся катастрофы вдавливает меня в спинку стула.

– Слово предоставляется адвокату, – говорит Йоран Лейон.

Теперь все решится.

Микаэль говорит медленно и мягко. Стелла, сидящая рядом с ним, подняла подбородок и не сводит глаз с Амины. Они не виделись несколько недель.

– Вы не могли бы начать с того, откуда вы со Стеллой знаете друг друга? – просит Микаэль.

Амина смотрит в стол:

– Мы дружим с детского сада. С первого по девятый мы учились в одном классе и играли в одной команде по гандболу.

В груди у меня жжет будто огнем. Я вижу перед собой двух девочек.

– Как вы охарактеризовали бы ваши отношения сегодня? – спрашивает Микаэль.

Амина продолжает смотреть в стол. Время идет, и я догадываюсь, как волнуется Микаэль.

– Она по-прежнему моя лучшая подруга.

Микаэль кивает. В наступившей тишине я замечаю, как взгляд Стеллы проясняется. О чем она думает? Если бы это зависело от Амины, мы никогда не оставили бы Стеллу одну в изоляторе наедине с ужасными мыслями и страхом. Это было мое решение – сделать так, как мы сделали, мне и отвечать перед Стеллой по полной программе, как бы все ни обернулось.

– Что бы вы могли сказать о Стелле как о личности? – спрашивает Микаэль.

– Ну, это самое… Она такая, какая она есть. Она Стелла – ни на кого не похожая.

Я невольно улыбаюсь.

– Она ужасно смелая. Всегда умеет постоять за свои убеждения, поступает так, как считает нужным. Давления группы для нее не существует.

Лучшие подруги смотрят друг на друга. Узы, связывающие Стеллу и Амину, крепче, чем кто-либо из сидящих в зале может себе представить.

– Ну и потом, она еще очень умная, – продолжает Амина. – Многие этого не понимают, пока не познакомятся с ней поближе. И она самая напористая из всех, кого я знаю. Очень импульсивная, просто мотор и огонь. Некоторые считают, что в ней все через край. Думаю, Стелла – такой человек, которого можно либо обожать, либо ненавидеть.

Микаэль как раз собирается задать следующий вопрос, когда Амина поднимает руку и прерывает его:

– И я люблю ее.

Голос изменяет ей, она закрывает лицо ладонями. В горле у меня стоит ком. Даже Микаэль, похоже, тронут.

– Вы не могли бы рассказать немного о Кристофере Ольсене? – говорит он. – Как вы с ним познакомились?

Амина смотрит на Стеллу. Мое сердце готово выскочить из груди, подмышки мокрые от пота. Ужасное чувство – когда больше не можешь повлиять на происходящее. Теперь мне остается только довериться Амине. От нее зависит все.


предыдущая глава | Почти нормальная семья | cледующая глава



Loading...