home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


99

То, что Стелла любит командовать, мы заметили довольно рано. Часто она начинала стравливать нас с Адамом. На того, кто сдавался первым, изливались потоки любви, а второй не стоил ни гроша. Все могло поменяться за секунду – только что ты была лучшей в мире мамой и вот уже стала парией на неопределенный срок.

К счастью, Амина всегда была рядом как нейтрализующий фактор, посредник между нашей своенравной доченькой и остальным миром.

Гандбол тоже помогал Стелле выпускать пар. На поле она могла выплеснуть всю ту энергию, которая кипела и давила изнутри, а на шестиметровой линии ее упрямство и взрывной темперамент были настоящим кладом.

Гандбол хорошо действовал и на Адама. Вместе с Дино они образовали дружный тренерский дуэт, вскоре добившись успехов для своей команды. Во время напряженного матча случалось, что Адам совсем забывался, стоя на боковой линии. Полностью поглощенный игрой, он кричал, подпрыгивал и размахивал руками.

Однажды во время субботнего матча, когда я сидела на трибуне в Боргебю и наблюдала, как Стелла забивает гол за голом, произошло нечто, о чем я не могу забыть до сих пор. Я задумалась о чем-то своем, и когда Амина вдруг стала кататься по полу, корчась от боли, я понять не могла, что же произошло. И поскольку Александры в тот момент не было, я спустилась на поле и отвела Амину в раздевалку.

– Может быть, поедем в больницу, покажемся доктору? – спросила я.

Мы сидели друг против друга на скамейках и смотрели на ее небрежно перебинтованное колено.

Она потрясла головой:

– Я больше не могу.

В ее голосе звучало полное отчаяние.

– Чего ты не можешь? – спросила я.

– Поклянись, что не скажешь папе! Он никогда не поймет. И маме тоже. Обещаешь?

Не совсем понимая, на что иду, я дала ей обещание.

– Ты видела, как я прокололась в защите? Два раза, оба раза очень грубо?

Я вынуждена была признаться, что пропустила этот момент.

– И потом, я упустила мяч, когда пасовала Стелле. Ведь ты это видела?

– Но ведь вы ведете со счетом двенадцать – четыре! – возразила я.

– Папе плевать, – пробормотала Амина, глядя в пол, и резкими движениями сорвала повязку с ноги. – Я не могу все время быть лучше всех. Просто сил больше нет.

Ее слова болью отозвались в моей душе. Я подумала о том, как сама всю жизнь выбивалась из сил, чтобы не разочаровать других людей.

– Но это ведь просто гандбол, – проговорила я. – Это ничего не значит в жизни. Просто игра.

– Так ведь не только в гандболе такое. – Она подняла на меня полные слез глаза. – Так во всем. В школе, с друзьями, дома. Не могу больше.

Не задумываясь, я села рядом с ней и раскрыла ей объятия. Амина съежилась, стала маленькой, как ребенок, а я медленно покачивала ее вперед-назад.

К Амине я испытывала сильные чувства, точно не зная, как их назвать.

Когда несколько лет спустя, в то ужасное воскресенье в конце августа, я была поставлена между невозможным выбором между Аминой и собственной дочерью, я выбрала… их обеих.

Боюсь, этот выбор дорого мне обойдется.


предыдущая глава | Почти нормальная семья | cледующая глава



Loading...