home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


57

Строго говоря, я не собиралась никуда идти. После долгого и тяжелого дня на работе сама мысль о том, что надо вылезать из домашних штанов, мыть голову и краситься, вызвала у меня тошноту.

– Давай же, – сказала Амина, выставляя на стол маленькие бутылочки с водкой. – Давай хоть куда-нибудь сходим, раз у меня в кои-то веки нет завтра матча.

Более всего ее тянет в «Тегнерс», но она открыта к любым предложениям.

– Знаешь, чего тебе нужно? – Она протянула мне стопочку с водкой. – Кого-нибудь подцепить.

– Серьезно? Единственные парни, которые меня сейчас интересуют, – это Бен и Джерри[28].

С некоторым сомнением я повертела стопку в руках.

– Будем, – сказала Амина, и мы выпили.

Я пошла туда ради Амины. Ради дружбы и алкоголя. После двух бокалов сидра и нескольких стопочек, выпитых с уговорами, пульс участился, по телу разлилось тепло. Пью я обычно очень мало. Амина завела наш список песен «Party Like an Animal»[29] на Spotify[30], и в конце концов мы сели в такси, чтобы ехать в «Тегнерс».

Мигающие огни манили на переполненный танцпол. Каскады света обрушивались на нас со всех сторон, а басы отдавались в груди приятной вибрацией. Мы с Аминой зажигали, поставив сумочки на пол и размахивая руками над головой.

Откуда-то появились несколько парней из нашего бывшего класса – они оказались на удивление забавными. Пока я болтала с ними, Амина удалилась в сторону бара.

Через некоторое время, когда парни отправились куда-то дальше, я заметила, что она все еще не вернулась.

Я обнаружила ее в баре.

Она стояла на цыпочках. Ей всегда хотелось быть сантиметров на десять выше ростом. Глаза сияли, а губами она держала длинную соломинку, опущенную в ядовито-зеленый напиток. Рядом стоял парень в рубашке с узором «пейсли» и что-то без остановки говорил.

– Стало быть, вот где ты прячешься?

Амина вздрогнула. Парень резко замолчал и уставился на меня так, словно я испортила ему вечеринку. Это был этакий классический красавец с зачесанными назад волосами и голубыми глазами. Теперь я заметила, что он старый. Лет на десять старше нас.

– А кто этот дедуля? – спросила я, внимательно оглядывая его.

Амина застонала, но парень в пестрой рубашке непринужденно засмеялся:

– Ну не такой уж я и старый!

– Все относительно. Аль Пачино типа семьдесят пять. А Авраам дожил до ста семидесяти пяти.

– Авраам? – переспросил пестрый, одновременно делая знак бармену.

– Это из Библии, – сказала я. – Типа праотец всех религий.

Он заказал напиток и уставился на меня:

– Ты верующая?

– Нисколько. Это называется «общая эрудиция».

Он снова рассмеялся. Зубы казались слишком прямыми и белыми, чтобы быть настоящими.

– Прошу прощения за свою подругу, – проговорила Амина. – Она не привыкла пить.

– Да-да, вали все на алкоголь, – сказала я.

– У нее есть и хорошие стороны, – продолжала Амина. – Если искать достаточно глубоко и достаточно долго.

– Сколько тебе лет? – спросила я. – Ты все же староват.

Он встал в позу. Уперся руками в бока и выкатил вперед грудь, снова ослепительно улыбнувшись:

– А вы как думаете?

– Тридцать пять, – сказала я.

Парень изобразил уязвленное достоинство.

– Двадцать девять? – предположила Амина.

– Супер. С первой попытки, – сказал он, слегка прикоснувшись к ее руке. – Ты выиграла любой напиток из бара по твоему усмотрению.

Амина обернулась ко мне:

– Его зовут Кристофер.

Он протянул руку – я изобразила на лице колебание, но потом все же пожала ее.

– Крис, – сказал он, подмигивая мне. – Можешь называть меня Крис.


Мне хотелось еще потанцевать, и Амина пообещала вскоре ко мне присоединиться. Она только…

Вскинув руки над головой, я скакала под бит-музыку. В груди словно разливался гелий. У меня буквально выросли крылья.

Время шло, а Амина все не появлялась. Когда я, вспотевшая и слегка уставшая, снова отправилась на поиски, она сидела за столиком, не сводя глаз с Криса.

– Мы пьем шампанское, – сказал он, предлагая и мне бокал.

Я пыталась встретиться глазами с Аминой. Что происходит? Неужели ее так заинтересовал этот мужик? Амина не из тех, кто любит пофлиртовать. Никогда не пошла бы из бара домой к парню. В последний раз она была всерьез влюблена в пятом классе. А этот почти на десять лет старше нас. Ему уже около тридцати.

Потягивая шампанское, я не могла отделаться от чувства, что тут что-то не так, что-то не сходится.

– Чем ты занимаешься? – спросила я.

Крис широко улыбнулся, словно ему понравился мой вопрос:

– Самыми разными делами. Бизнес. Недвижимость. У меня есть парочка собственных фирм.

На мой вкус, все это звучало подозрительно.

– Амина говорит, что хочет стать врачом, – продолжал Крис. – А у тебя какие планы на жизнь?

Я пыталась привлечь внимание Амины, но она никого не видела, кроме Криса.

– Одно время я мечтала стать психологом, – проговорила я. – Но теперь я думаю, что не выдержу. У народа до фига всяких проблем.

Крис снова рассмеялся. Меня всегда раздражали люди, в которых все идеально. За всем этим безупречным фасадом должна скрываться какая-то дрянь.

– Может быть, стану юристом, – сказала я. – Мама у меня адвокат, но мне бы хотелось стать судьей. Я люблю принимать решения.

– У меня мама тоже юрист, – ответил Крис. – Сейчас стала профессором.

– Любопытно.

Это прозвучало куда более иронично, чем я предполагала.

– Вовсе нет, – рассмеялся он. – Юриспруденция – это всего лишь жонглирование словами и всякая заумь.

– Мне так не кажется.

– Сама увидишь.

– Да ладно, – сказала я и потянулась. – Наплевать на юриспруденцию, я лучше поеду в Азию. Уже много лет мечтаю съездить в Камбоджу, Лаос и Вьетнам.

– Она совсем зациклилась на этой поездке, – сказала Амина. – Только задай ей вопрос – и она будет говорить, пока у тебя голова не закипит.

– Классно. Я тоже люблю путешествовать, – ответил Крис.

Казалось, на карте мира не найдется закутка, где бы он ни побывал. Видел всю Азию, за исключением Монголии. Жил в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Лондоне и Париже. Но его детство прошло в Лунде, здесь его дом.

Я ломала голову, какими это делишками он занимается взаправду. Он держался как человек, у которого денег навалом, – у меня это вызывало и любопытство, и скепсис.

– Неплохо, наверное, иметь в семье профессора юриспруденции, когда у тебя своя фирма и все такое?

Крис кивнул:

– Да, в последнее время мне от мамы была большая польза. Но не в бизнесе. В эти мои дела она не вмешивается.

– А что тогда с тобой случилось?

Впервые за все это время он замолчал и опустил глаза в стол.

– Нас с тобой это не касается, – с важным видом произнесла Амина.

– Да нет, все в порядке, – ответил Крис. – Я подвергся всяким… нападкам. Но это долгая история.

– Они тут закрывают в три часа ночи, – сказала я.

Он взглянул на меня. Теперь его улыбка стала другой. Губы – сама мягкость.

– Меня преследовали, – сказал он.

– Преследовали?

– Серьезно?

Амина приподняла брови.

– По-настоящему больной человек, – продолжал Крис.


предыдущая глава | Почти нормальная семья | cледующая глава



Loading...