home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Лето 1845 года запомнилось как непрерывные трудовые будни. Китайцы согласились на заключение мирного договора, о чём и оповестили. Но! Решили «показать характер» — приезд полномочной делегации в Шанхай состоится не в августе, а 17 сентября, если перевести на понятный русского человеку календарь. Да и чёрт с ними — сентябрь так сентябрь. Главное, в территориальном вопросе «соседи» решили не особо упорствовать. Очевидно всерьёз приняли «дезу» которую удалось пропихнуть через прикормленного китаёзами английского полковника о тридцатитысячном корпусе спешащем на Амур выручать царского сына. Очень логично сие ложилось на небывалую активность русских в Приамурье, если учесть характер императора Николая Павловича. Да и мой наглый подлог — якобы Константин является наместником дальневосточных российских областей, сошёл за истину. «Эксперты» тут же всё «просчитали» и поняли — российский император решил выделить для каждого из четырёх своих сыновей «удел». Всё в общем-то было правильно в умозаключениях политиков, только не могли они знать, что Экспедиция цесаревича на Амур и Сахалин была спонтанной акцией, а вовсе не осуществлением долговременных планов российских милитаристов. Самоубийство Пушкина, нелепое, глупое, тем не менее «спровоцировало» очень нужное для страны начинание — на двадцать лет раньше чем в нашей реальности внимание Петербурга обратилось на тихоокеанские владения Российской империи. Ну а то, что Костику удалось тогда сманипулировать Николаем Палычем и Сашей, — невероятная удача.

Правда родитель бурчал в письмах, указывая на распыление воинских сил, мало русской армии западного и южного направлений, ещё и дальневосточное прибавилось. На что я резонно отвечал, что с турками нам нет смысла драться за интересы балканских славян — если тех притесняют башибу зуки, так пускай сербы, болгары и прочие «братушки» переселяются в российские пределы, как во времена Екатерины Великой. Не в Сибирь, не на Амур, — на благодатные земли Новороссии. Не хотят? Так и нечего взывать о помощи, их крестьяне живут куда как зажиточнее среднего русского мужика. А Амур и Сахалин безлюдны, их захватить могут и англичане и французы и американцы. Потому надо спешить, присылать в дальние края батальоны, пускай и «второй очереди». Против разбегающихся китайских армий, даже ветераны и солдатики далеко не гвардейских статей очень неплохи.

Отец терпеливо и снисходительно поучал пылкого Константина, указывая на значимость Балкан в европейской политике и неизбежность скорого развала Османской империи. Надо не оплошать, успеть занять проливы, когда извечный противник России гигнется. Ну и Святые места взять под крыло Православной церкви. Ещё батя пенял за покровительство, оказываемое старообрядцам. Я даже сначала подумал — всё, «абзац всей конспирации», раскрыли молодцы Бенкендорфа мои шашни с убийцами Клейнмихеля. Но нет, оказывается императору жаловались иерархи РПЦ, дескать великий князь зазывает староверов под своё крыло, а сам в церковь не ходит, примера благонравного не подаёт (всплыла и тема сожительства с двумя кореянками). Вот же сволочи бородатые! Припомню!

Хорошо, что расстояния сводили переписку к достаточно редким посиделкам за столом с пером в руках. Основные тексты диктовал секретарю. Никак не могу привыкнуть к нынешнему корябанию бумаги пёрышком. Но — терпеть! Не хватало начинать прогрессорствовать во всю ивановскую.

Брат жаловался — после проведения линии теле)афа между столицами государь император взял в привычку ранним утром и поздним вечером интересоваться состоянием дел в старой столице. Александр как почтительный сын и наместник вынужден был торчать у аппарата, отвечая на отцовские нотации. Прорывалось в Сашиных письмах — сбежать бы на Амур, отдохнуть от ежедневных забот государственных.

Думаю, здесь дело не только в «труде раба на галерах». Начал братец похаживать налево, — супруга что-то приболела «по женской части» а брат молодой, здоровый, к тому же хорош собой, наследник престола, ну какая устоит? М-да, у Саши и Мари родились две девчонки первыми, затем выкидыш, сейчас вот болезнь жены. В нашей истории такого не было. Хреново, если братец с супружницей отъедут поправлять здоровье «на воды» — мощного лоббиста потеряю. Едино лишь помощью и энергией Александра в наши края были буквально «выпнуты» восемь пехотных батальонов, укомплектованных или пожилыми солдатами или бестолковыми новобранцами. Да нам в принципе какая разница — каждый человек на счету. До чего дошли — японцев, пойманных за браконьерским ловом, как бы поизящнее выра зиться, определяем то ли в вечные пленники, то ли в рабы, то ли в холопы. Некому работать! Нет людей, а планов — громадьё!

«Паллада» в июне ушла на Камчатку и далее в Новоархангельск, в поддержку к «Константину», который был определён как стационар в «столице» Русской Америки. В паре фрегаты могли хоть немного но погонять браконьеров. Да и просто продемонстрировать флаг, показать заинтересованность империи в самых дальних своих уделах — дорогого стоит. Пришлось писать представителям Российско-Американской Компании, что прибуду на Аляску и в Калифорнию только в следующем году, образовались непредвиденные обстоятельства, которые именуются Владивостоком — нельзя покинуть Приморье, пока не урегулированы территориальные споры с Цинской империей.

У Невельского пришлось «отжать» «Аврору», — два многопушечных военных корабля должны действовать в паре, вот «Диана» с «Авророй» и охраняли подступы к Владивостоку, поочерёдно крейсируя в заливе Петра Великого и исследуя побережье.

— Как только родители вас отпустили в шестнадцать лет за тысячи вёрст! Немыслимо! — Невельской, оставшись без фрегата, злился невероятно, хотя старался вида не показать.

— Геннадий Иванович, вам прекрасно известно, что всю программу обучения я освоил к четырнадцати годам. И подтвердил свои знания на жесточайших экзаменах!

— Как же, сам тогда состоял экзаменатором. Но отправить юношу одного за тысячи вёрст. Хотя, гляжу на вас, Константин и мне кажется, что это я юноша в сравнении с вами. Сколько помню, вы с малых лет были суровы и серьёзны, словно строгий и дотошный столоначальник.

— Ах, господин капитан первого ранга. Я ведь читать научился в три года, в семь лет требовал серьёзных книг, которые от меня прятали, боялись — сойду с ума от обилия сведений. Потому и рос замкнутым, язвил, злословил над взрослыми. Хорошо, повезло с наставниками, — Литке, вы, Балтика, флотская дисциплина. А в семье… Отдалился от родителей, маменька болела, да и младшие братишки подрастали, требовали присмотра. Вот и привык жить наособицу, подалее от двора, от родителей — на кораблях Балтийского флота. А когда случилась размолвка с Петром Андреевичем, отец меня с удовольствием на восток отправил. Я же в Европу хотел, в университетах тамошних учиться. Но государь посчитал, — пропитаюсь там вольтерьянством, да и поляки могут покушение устроить. Вот потому я здесь, Геннадий Иванович. Да не сердитесь, «Аврора» просто необходима для усиления обороны Владивостока, здесь, именно здесь передний край противостояния с маньчжурами, в вашем разлюбезном Николаевске-на-Амуре всё-таки поспокойнее. Погоняете и на шхуне браконьеров, а как придёт эскадра с Балтики…

— Константин, можете не продолжать. Убедили, сдаюсь — Невельской театрально поднял руки, — только вот с японцами надо что-то делать, уже под четыре сотни мужчин собрано на Сахалине. Их число будет неуклонно увеличиваться — браконьерство в российских водах у жителей Хоккайдо дело обычное. Гарнизон на юге острова меньше чем число заарестованных нарушителей.

— Убедили, двести пленников можете перевезти на Амур. Из Николаевска они точно не побегут.

Невельской отбыл радостный — нашёл себя человек, основал и обустраивает город на великой реке. Почему-то каперанг начал просить не посылать его на Аляску — освоение Амура считает делом всей жизни. Да и не собирался Невельского гнать через океан, с чего он такое взял? Эх, когда же доберусь до Аляски?! А ведь в ином варианте развития событий лет через 8-10 именно Российско-Американской Компании пришлось финансировать изыскания Геннадия Ивановича, из Ново-Архангельска шла существенная помощь в освоении Амура и Сахалина.

Сейчас же, всё иначе. 17 июля во Владивосток пришёл шлюп, проделавший замысловатый путь. Ново-Архангельск — Петропавловск-Камчатский — Александровск-Сахалинский — Николаевск-на-Амуре — Владивосток. Сплошная геоп афия в названиях! Александр Гаврилович Ротчев ТАМ продавший форт Росс в 1841 году, ЗДЕСЬ оставался по прежнему управляющим колонии. По приходу фрегата «Константин» со ста двадцатью казаками и солдатами Ротчев воспрял духом — «Родина помнит», передал на время управление калифорнийской колонией лейб-гвардии Финляндского полка поручику Мезенцеву и отбыл на Аляску Там, переговорив с начальством, Ротчев направился во Владивосток. В Компании спешили выяснить, не охладел ли великий князь Константин Николаевич к утверждению державы Российской на континенте Северо-Американском…

— Многоуважаемый Александр Гаврилович, как же я рад с вами, хозяином самой далёкой от метрополии частички России, воочию ознакомиться!

— Ваше высочество! Примите слова благодарности от человека, влюблённого в Калифорнию! Воистину райские места, незаслуженно обойдённые вниманием Петербурга. Насколько нам известно, именно ваша позиция, на тот момент совсем ребёнка, убедила государя удержать форт Росс.

— Имела место такая история, не отрицаю. Попросил отца не спускать российский флаг, там, где он был однажды поднят. Чувствую теперь себя ответственным за ваше поселение, даже казаков с гвардейцами прислал.

— Воинский отряд вызвал недовольство у мексиканской администрации.

— Переживут, я же писал в сопроводительном письме, что солдаты необходимы для обеспечения безопасности сына императора, во время его путешествия, всего лишь.

— Я так и отвечал, но мексиканцы…

— К чёрту мексиканцев, испанцев и прочих. Слушайте внимательно, Александр Г аврилович, дело особой государственной важности.

— Весь внимание, ваше высочество.

— Грядёт война Мексики и США, не в этом, так в следующем году обязательно. Информация достоверная, источник очень надёжный. Мексиканцы, разумеется, будут биты. Свою дальнейшую деятельность сообразуйте с этим знанием. А теперь главное. Ваш дружок и сосед Саттер тот ещё прохиндей и проныра. Мнение о нём составили два российских разведчика, под чужой личной ведущие в Калифорнии работу. Так вот разведчики, ранее бывавшие на сибирских приисках, понимающие в золотодобыче, нашли огромные, я повторю — ОГРОМНЫЕ запасы золота в ваших краях, в том числе и во владениях Саттера. Представляете, что случится, начнись внезапно «калифорнийская золотая лихорадка»?

— Насколько достоверны эти сведения?

— Абсолютно достоверны. Поэтому, ради обеспечения безопасности российской колонии форт Росс необходимо выкупить у Саттера его участок, дать хорошую цену.

— Это непросто, он патриот Калифорнии, деньги тут не главное.

— Решим с вашим соседом, решим. В форт Росс в следующем году приедут несколько семей старообрядцев. Примите, окажите необходимую помощь. Захотят церковь свою поставить, службу вести — не препятствуйте. Если в их числе будет человек с письмом от меня, не удивляйтесь, оказывайте ему всё необходимое содействие. Подчёркиваю — ЛЮБОЕ содействие. Интересы государства, дорогой Александр Гаврилович превыше всего.

Проинструктированный и снабжённый серьёзными суммами (200 тысяч рублей серебром и золотыми монетами) Ротчев отбыл сперва на Камчатку, затем на Аляску и только потом в Калифорнию.

Больше книг на сайте - Knigoed.net

А староверы, я их по привычке из «прежней жизни» звал кержаками, добрались до Владивостока в августе. Десять семей, в каждой от пяти (самые молодые) до десяти ребятишек. Впрочем среди детей были уже и пятнадцати, шестнадцатилетние парни и девушки, которые так вкалывали — не угнаться за ними. Ехали кержаки по указке своих «авторитетов», семьи всё зажиточные, очень хорошие плотники — артель просто на загляденье. Ровно половину, знакомых с золотодобычей я собирался перевезти за океан, а пять семей — в район сучанских угольных шахт. Будет там район размещения правоверных христиан.

Поскольку в Калифорнию пойдём вместе и только в следующем году, предложил заработать — Владивосток отстраивайся, но домов, складов, казарм катастрофически не хватало. Кержаки подумали и согласились, попросив сперва поставить церковь. Да пожалуйста!

От Русской Православной Церкви уже стоит церковка, корабельные священники по очереди ведут службы, ждём приезда какого-то особо «лютого» епископа, прям жаждущего обратить в православие и нивхов и гольдов с корейцами — японцами — китайцами. Только бы не мешал «главпоп» своим усердием, не разогнал рабочую силу.

За лето лишь раз вырвался из Владивостока — проинспектировать активно прорубаемую просеку на месте будущего тракта Владивосток-Константиновская. Да, переименовать Константиновскую в Хабаровск не вышло. Станичники упёрлись — хотят и всё проживать в «именной» станице, тем более великий князь рядышком, свой, дальневосточник. А Хабаровском можно любой хутор на выбор назвать, в честь первопроходца, как же, понимаем.

Плюнул, не стал «переламывать» казаков, разве что согласился принять в подарок трёх телят, — бычка и пару тёлочек. Чтоб значит вкушал великий кня зь сливки да сметану во владивостокском «особняке». Интересно, а с чего хитромудрые казаки решили, что я во Владивостоке останусь — слухи то конечно ходят о Дальневосточно-Тихоокеанском наместничестве, сам их распускаю…

Неожиданно хорошо работал самый первый проект Константина — «Завод железных изделий К. Кузнецова». Получив огромные деньги от енисейских золотопромышленников я и забыл о заводике, просто велел управляющим, братьям Краузе, то ли немцам, то ли швейцарцам вести дело честно, прибыль, коль таковая появится пускать на расширение производства. Надобность в сельхозинвентаре в России огромная, а если уж получилось наладить выпуск качественной продукции — так тому и быть.

Краузе быстро «въехали» в переселенческую тему и повезли косы, пилы, топоры, лопаты в Москву. В старой столице «общество» подражая цесаревичу Александру и его супруге, принимало деятельное участие в помощи переселенцам, снабжая уходящих на Амур всем необходимым. И тут весьма кстати открылась лавка хозяйственных товаров «Константина Кузнецова». И пусть цена была повыше чем у конкурентов, закупиться непременно у «К. Кузнецова» считалось хорошим тоном. Управляющие докладывали, что в Москве выручка втрое превысила питерские обороты. В ответ потребовал продолжать в том же духе, не снижая качества. И даже если продажи упадут — объёмы не снижать ни в коем случае — работать на склад. Ничего, выдержит мой кошелёк. Тем более сибирские золотодобытчики воодушевились и возгордились партнёрскими отношениями с царским сыном, «положили» на губернскую администрацию и наращивали добычу, открывая новые и новые прииски. Жаль, что енисейское легкодоступное золотишко быстро иссякнет. Ну так есть и калифорнийский проект. А потом и Аляска.

Честно говоря, даже и не планировал расширять российские владения в Калифорнии, прекрасно понимал — штатовцы, как только нахлобучат мексиканцев, займутся и фортом Росс. Противостоять напору америкашек, поддерживаемых французами и англичанами будет очень сложно. В лучшем случае достойно продадим колонию и переберёмся на Аляску — оттуда-то не уйдём ни за что. А пока надо «внедрить» кержаков, умеющих отыскать и втихую от власти мыть золото, к товарищу Саттеру. Их даже и оставить можно будет в Калифорнии, — живут себе русские люди, с царём разошедшиеся по вопросам веры и пусть живут.

Особой разницы между «северянами» и «южанами» я не видел, по сути и дикси и янки — наши враги и в грядущей гражданской трудно будет определить, кого поддерживать. Да к тому же, если удастся «перевести стрелки» и избежать вступления России в войну с половиной Европы очень может оказаться, что Николай Павлович проживёт много больше чем в ТОЙ реальности. А что — здоровье у императора богатырское, режим блюдёт, заня любимым делом — по Божьему повелению управляет державой православной. Вот смеху то будет, если крепостное право отменит Николай первый.

Да, «крепостной» вопрос государь рассматривает серьёзно, слишком уж обнаглели помещички, закладывая-перезакладывая имения, не желая хозяйствовать. Но жить хотели хорошо, в долги залазили, шли на подлог, на преступления. Героические офицеры гвардии стареньких дядюшек-тётушек «заказывали», чтоб наследство поскорее получить — куда там Раскольникову. Такие вот — «господа офицеры, голубые князья». Отец искренне печалился о падении нравов среди дворянства — главной опоры трона, давал поручения брату, ответственному теперь ещё помимо множества иных дел и за «раскрепощение» Руси.

Что нравится в Николае Павловиче — думает государь о преемственности власти, «натаскивает» детей с малых лет. И не просто чтоб получили хорошее образование — ещё и нашли дело по душе, и служили отечеству, занимаясь любимым делом, всего себя отдавая России. Для брата Саши отец определил строительство железной дороги Петербург-Москва, чтоб посмотреть как справится наследник, руля огромными людскими массами и финансовыми потоками. Второго сына, моряка, император погнал «поостудиться» на Тихий океан. А тот возьми да и ввяжись в авантюру, — у ослабшего Китая изрядно территории «откусил». Вроде бы и дело хорошее и государству польза, но за своеволие Константину здорово в письмах досталось. Ладно, переживу, главное — обратно в Питер не повезли, превратились бы вмиг финляндцы из охраны в конвой, делов-то. А сейчас на Дальний Восток — идёт помощь, хоть и не так много как хотелось бы. Но — семь-восемь тысяч линейной пехоты, которая вот-вот подтянется, весомый аргумент в спорах с цинцами. Казаки уже освоились на Амуре, промышляли контрабандой, слали письма на Дон хвалясь удалью и оборотистостью. Я не препятствовал — чем больше наживутся станичники, тем сильнее похвастаются, тем больше братьев, друзей перепишутся из донских в амурские казаки. Кстати, «константиновцы» учудили. Знали, что проеду по тракту, решили угодить. И на полверсты у ручья, там где песок и галька мелкая были, отсыпали вполне приличную дорогу. Я даже остановился, настолько разительный контраст был с иными участками тракта.

— И долго мучились, — вопросил я станичного атамана.

— Дак чтоб ваше императорское высочество порадовалось, никаких трудов не жалко.

— Эх, Семён Петрович. Да глаз то порадовался — вот такой и должен быть тракт на всём протяжении. Только какой смысл так гробиться, пыль мне в глаза пуская? За то время, что здесь положили — вёрст бы двадцать просеки прошли. А сейчас проскочим эти полверсты и дальше снова продираться по тропе?

— Ваше высочество, дак попробовали — понравилось, теперь будем делать только так. Чтоб на века.

— Время дорого, атаман, лучше плохонькая дорога, но на восемь сотен вёрст, чем тридцать вёрст прекрасного тракта, упирающиеся в непроходимую тайгу.

— Так-то оно так.

— Вот и не спорь, Семён Петрович — сам понимаешь, как важна дорога от Владивостока до Амура. Маньчжуры не успокоятся, так и будут шайки засылать. А манёвр крупными отрядами возможен только при наличии дороги.

Внезапно вспомнил, как отец волевым решением принял ширину железнодорожной колеи отличную от европейской, чтоб, довелись война, вражеские корпуса топали по просторам России матушки на своих двоих, как великая армия Наполеона. Рассказал атаману.

— Такую махину в наших краях нескоро заведём, — убеждённо отвечал казак, — сколько ж чугуна на эти самые дороги потребуется. Мужики, такая сволочь, всё же поразграбят — стражников не напасёшься.

А вот тут да, проблемка. Александр писал как об анекдотах, про «растаскивание» с «чугунки» шпал и гаек — всё ж «общее», значит можно. Пришлось указать брату на серьёзность проблемы — крушение поезда есть акт террористический и всякий хоть гайку скрутивший должен быть осуждён и отправлен на каторгу. Разумеется, к нам, на Амур. Цесаревич проникся (с его-то богатым воображением представить крушение царского поезда — раз плюнуть) и составил доклад государю, а тот разразился страшным указом, приравнивавшим расхищение имущества железных дорог к злоумышлению на царскую фамилию…

— Да, нескоро. А только представь, атаман — сел в поезд и за две недели до Петербурга домчал.

Станичников очень интересовали переговоры с китайским правительством по разграничению территории. Захват лугов и пастбищ на правом берегу Амура шёл на всём протяжении реки. Я обещал тридцать-пятьдесят вёрст правобережья «забрать под Россию», но сложно, сложно будет такое провернуть. Уходить с Амура маньчжурская династия не хотела категорически. Могут и войну развязать, опираясь исключительно на личные дружины маньчжурских князей. А с нашим малолюдьем не особо то и повоюешь. Нет, на море мы китайцев даже «Авророй» и «Дианой» расколотим в пух и прах, но по дальневосточной тайге гонять вражеские отряды, удовольствие то ещё…

В августе до Константиновской добрались первые «ласточки» — батальоны призванные нести службу на Дальнем Востоке. Всего таких батальонов сформировали восемь и сейчас они прилежно маршировали, растянувшись по сибирским просторам. Пройти в неделю за двести вёрст, с батальонным обозом, да так чтоб телеги не развалились, не отстали — результат неплохой. Но это, конечно не казаки одвуконь, тем сам чёрт не брат, только и гонят вперёд. Одно плохо — казаки приходили на Амур, там где осели их друзья и родственники, на Сахалин желающих отправиться попросту не было. Хоть остров и не обрёл славу каторжного.

Была даже идея «набросить» о несметных россыпях злата-серебра на Сахалине, но, по зрелому размышлению — отказался. Зато исследовательская партия, нашедшая на севере острова нефть (ну так знал куда направить) была поощрена внеочередными воинскими званиями. Подполковник Румянцев, командир первого Амурского батальона был удивлён и обрадован, повстречав в станице Константиновской великого князя.

— Ваше высочество, как хорошо, что удалось вас встретить.

— Я тоже очень рад, Владимир Фёдорович (имя отчество прежде совершенно незнакомого мне офицера запомнил, когда изучал списки личного состава, присланные фельдъегерской почтой).

Видно, что Румянцев слегка ошалел, ищет служака объяснение, откуда его скромная персона известна Константину. Чёрт, надо как-то подыграть.

— Мне докладывали, господин подполковник, что ваш батальон отшагал образцово (ещё бы — первыми пришли, всяко есть за что похвалить) хотя и прочие молодцы, но ваши то — просто орлы! Чудо богатыри!

— Будете смеяться, ваше высочество, но причина не только в этом.

— Пройдёмте в мою скромную обитель, господин подполковник, там и расскажете. А через два часа офицеров жду в гарнизонной зале вот то двухэтажное здание со штандартом (да немало успели отстроить молодцы финляндцы, быть Скурихину из поручиков гвардии капитаном).

Рассказ Румянцева действительно повеселил. До Томска его батальон телепался ничем не выделяясь из прочих. Те же поломки телег в обозе, сдерживающие скорость движения, то же количество заболевших солдат, что и у остальных. Но именно в Томске, на недельной передышке прапорщик Фомин, худой и невзрачный малый лет двадцати трёх «запал» на дочку местного купчины. Та ответила взаимностью — страсть прям как в романах. Кинулись в ноги родителю, повинились в грехе. Прапор и рад жениться, но одобрить должен командир. А Румянцев и есть командир отдельного батальона, вершитель судеб, царь и бог…

В общем, благословил Владимир Фёдорович на брак своего офицера, а благодарный родитель невесты оказался известным перегонщиком чайных обозов, весь тракт знал как свои пять пальцев. II помог отладить телеги в батальоне и лошадок своих два десятка выделил (дочери приданое, а та всё одно едет с мужем на Амур, к месту так сказать службы).

— Вот с Томска и пошёл мой батальон быстрее прочих, тестюшка Фомина нас проводил до Иркутска, так рад был, так рад.

— Что, такая страшная невеста?

— Нет, что вы, ваше высочество, вполне даже хороша. Только высоченная и вся такая, — подполковник руками обрисовал пышные параметры госпожи Фоминой, — и ко всему прочему, старшая и з четырёх сестёр.

— Гм, однако. Ну что ж, как говорил один человек — «завидовать будем прапорщику Фомину»…

— Ваше высочество, моему батальону предписана дислокация в Николаевске-на-Амуре, но случись драка с китайцами — это же глубокий тыл, нельзя ли разместить на более ответственном участке.

— Рад, что не ошибся в вас, Владимир Фёдорович. Вы на пару недель опережаете ещё два батальона.

— Да, поспешили, оторвались, знали — каждый день дорог. Мало ли.

— Так вот, один из тех батальонов встанет здесь в Константинове кой, другой рядышком по Амуру, в полусотне вёрст. А вам топать предстоит прямиком до Владивостока.

— Любопытно будет взглянуть на новый порт России.

— Вот и полюбуетесь, красоты там действительно, зачаровывающие, но надо ещё отстоять эту землю как российскую. Весьма вовремя вы подоспели, господин подполковник. Ой как вовремя!


Глава 11 | Константинополь Тихоокеанский | Глава 13



Loading...