home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

К весне 1846 года юный град Владивосток, всего-то полутора лет от роду, ничем не напоминал младенца в колыбели. Город-крепость активно строился и рос, а проживало во «Владивостокском особом районе» более пяти тысяч человек, причём — не только военных!

В старообрядческую общину в станицу Воскресенскую, будущий дальневосточный «Угольград», нескончаемым потоком тянулись обозы старообрядцев. Их «беспроволочный телеграф» работал безотказно — вновь прибывающие семьи проходили по «цепочке» сибирских общин правоверных христиан, а по Амуру кержаки (буду их итак, по опыту прошлой жизни называть) быстро поставили «станки-заежки», превзойдя по организованности даже поднаторевших в походах и переселениях казаков.

Любопытно было прочитать петицию от солдат лейб-гвардии Финляндского полка, пожелавших остаться на постоянное жительство на Дальнем Востоке. Не хотелось служивым лишаться гордого статуса гвардейцев — просили сохранить за ними звание и всенепременно учредить в здешних краях батальон ли, полк ли лейб-гвардии. Логика вояк понятна — слухи о моём наместничестве уже и не были слухами, ближайшие соратники основательно готовились к работе Ставки Константина именно здесь, в Приморье. Уже рассчитывалось примерное время, потребное великому князю на поездку в Америку, а затем в Петербург для женитьбы. Ну и, естественно, последующего возвращения с молодой супругой и свитой на берега Тихого океана.

Года до 1851–1852 я намеревался проторчать во Владивостоке, совершая «набеги» на Аляску и Калифорнию. II чёрт с ним с Венгерским восстанием и походом русской армии на помощь неблагодарным австриякам в столь уже близком 1849 году. Отсижусь на Дальнем Востоке, попробую максимально быстро протянуть линии телеграфа до Амура и далее. Конечно, не получится связать Владивосток и Петербург за пять лет, да и за десять — вряд ли, но лиха беда начало. Проект по строительству телеграфной линии Владивосток — Константиновская — Николаевск-на-Амуре — Порт Невельской — Александровск-Сахалинский готов, в июне приступим к установке столбов от Владивостока в сторону станицы Константиновской. Пора показать всей империи, что места здесь не глухие, а очень даже передовые и прогрессу не чуждые. Вон как весело общаются Питер и Москва «по проволоке», в очередь народ стоит, чтоб телеграмму отправить. Правда, наследник престола устал выслушивать инструктажи и нотации императора, каждодневно поучающего старшего сына. Так такова Сашина доля — мудростью от отца напитываться, готовиться принять венец царский.

Несмотря на расстояния, Константину тоже доставалось — с каждой фельдъегерской эстафетой от Николая Павловича шли послания, в которых самодержец выговаривал второму сыну за авантюру с отторжением территорий у Китая. И хотя Литке и многие близкие ко двору люди писали, что император втайне гордится действиями Константина, прирастившего Россию изрядным куском земли и основавшего за тридевять земель город-порт, мне батя посылал в основном критические стрелы, указывая на гибельность для державы необдуманных действий. Ага, сам-то много чего надумал, когда по пустяшному поводу спровоцировал недругов и получил войну с европейской коалицией. Но! Императора критиковать не принято, потому я и помалкивал, лишь отписываясь о богатствах новых земель и прогнозируя открытие золотых и серебряных месторождений. Тем более сучанский (здесь воскресенский) уголь и сахалинская нефть разведаны, подтверждены их немалые запасы. А про золотишко надо именно сейчас в Петербург сообщить, даже приврав, приукрасив в разы здешние запасы драгметалла, чтоб интерес к новым российским территориям у чиновного Питера подогреть.

Кстати о «золотом запасе», если судить по фильму «Свадьба в Малиновке» — Константин ого-го какой вождь и атаман! Енисейские прииски приносят великому князю небывалые по местным меркам бырыши. В общем, по паническим отчётам Павла Артамоновича Забелина, присылаемым из Красноярска, пайщик большинства приисков в енисейской тайге великий князь Константин «весил» уже под четыре с половиной миллиона рублей! Золотом!

Почему отчёты панические? Да страшно боялся отставной флота лейтенант Забелин вооружённого налёта, считал — мало полусотни гвардейцев для защиты такой суммы и надёжной обороны городка «Сибирской промышленной компании» в Красноярске и настоятельно требовал подкрепления. Пришлось подбодрить Павла Артамоновича, обещать ещё с полсотни орлов на охрану «кассы». А ведь действительно — сумма невероятная, прям олигарх из первой десятки. Но только применить её пока особо некуда. Бегать и прогрессорствовать, поднимая промышленность и ликвидируя безграмотность, повышая урожайность да надои и учреждая университеты да начальные школы, как прочие «попаданцы», хорошо «на бумаге», когда читаешь об очередном «рывке России» при Сталине, Николае Втором или даже при Борисе Годунове.

В действительности всё упирается даже не в неграмотность, а в нищету, малую мобильность и патриархальность населения, категорически не желающего срываться с «насиженного» места. Похоже, все мои прожекты по переселению крепостных в Сибирь и на Дальний Восток в обмен на волю и существенную поддержку из переселенческого фонда обречены на провал. Цесаревич Александр уж на что сил и времени не жалеет, лишь бы помочь брату с заселением Амура и Приморья, похвастать может только отправкой тысячи с небольшим человек из числа крестьян. И это считая с ребятишками! То есть — мужиков совсем немного решило податься за долей лучшей.

Дворянство также не желало губить жизнь в тайге дремучей, предпочитая кратковременную командировку на Кавказ, за «положенным» лёгким ранением, орденом и досрочным производством. Неожиданно «выручили» земляки-сибиряки. Из Красноярска, Енисейска, Томска и Иркутска пришёл большой караван. Осмотреться и учредить филиалы торговых домов в портовом городе Владивосток прибыла внушительная делегация купцов и золотопромышленников. Многие были компаньонами Константина, точнее говоря, «отстегнули» великому князю долю в своих предприятиях за покровительство. Потому принял гостей радушно, да и разговор состоялся весьма и весьма плодотворный.

После показательной выволочки нуворишей в Красноярске и Томске, во всех сибирских городах и сёлах кутить, демонстрируя богатство, стало, мягко говоря, «немодно». К тому же и опасно — губернаторы и жандармские чины начали рьяно преследовать загулявших богатеев, которых Константин хоть и «крышевал», но проматывать деньги в гульбе не велел. Вот и отрывались власть предержащие на пьяных по полной программе.

А пить же украдкой — характер, гонор не позволяет. Анекдот, но именно помыкавшись от невозможности «показать себя», четверо крупных золотопромышленников Енисейской губернии от скуки и авантюрного склада характера скооперировались и рванули по зимнику до Тихого океана. II развеяться и с великим кня зем, победителем китайцев пообщаться. К ним томичи присоединились, а по пути и иркутские купцы «на хвост упали»…

Сибиряки ехали подготовленными — привезли во Владивосток по два-три приказчика, коим велено было здесь и обустраиваться. Участки под дома в городе-крепости-порте стараниями коменданта размечены заранее, — выкупай и стройся. А плотницкие артели вот они — хоть из староверов, хоть из финляндцев. Гвардейцы изрядно наловчились топорами махать — каждая пара рук была на счету, не с ружьями на плацу, а с топорами на быстро возводимых впрок срубах проводили солдаты большую часть времени. В свободное же время, отчего и не заработать, не подрядиться купцам дом-лавку срубить?

Персонально мне было предложено создать на паях с сибирскими золотопромышленниками ни больше, ни меньше — «Тихоокеанское пароходство». Именно ПАРОХОДСТВО! Раз есть порт, то и торговле с иными странами быть! А корабли с паровой машиной куда как ловчее парусных.

Логично, сразу вспомнился эпизод из фильма про Петра Великого, договаривающегося с негоциантами о налаживании торговых связей с Европой. Ну а тут какая-то Азия, дедов то. Удивили сибиряки своим основательным подходом — посчитали, что от ветра зависеть не есть хорошо, загорелись идеей заказать несколько пароходов в Великобритании и перегнать их во Владивосток, используя как вооружение и команды Балтийского флота, так и лоббистские возможности генерал-адмирала Константина Романова.

Согласился, а как же. Появление паровых судов на Дальнем Востоке существенно расширяет наши возможности, да и производственную базу ого как нарастит. Один ремонт пароходов вынудит завести мастерские, которые позже станут полноценным судостроительным заводом. И, главное, — народ энергичный займётся ра звитием данного направления. Скучно им в тайге золото мыть, поманил ветер дальних странствий — и прекрасно!

Кстати, Фёдор Петрович Литке, уже в ранге товарища Председателя «Русского Географического Общества» информировал Константина (Председателя РГО) о северных экспедициях, таки заложивших на Енисее порт Проточный, всё как великий князь и планировал. Ещё бы, с таким то финансированием — двести тысяч рублей, обеспеченных сибирским золотом получили отважные исследователи Арктики, в большинстве своём морские офицеры, рвущиеся из тесной мелководной Балтики на океанские просторы.

Н пусть льды сковали Северный Ледовитый океан, — экспедиции пошли, в том числе и в тундру, исследуя побережье. А Норильский промрайон, точно указанный мною на карте, уже весной-летом 1846 года начнёт изучать экспедиция из Красноярска. Забелин нашёл энтузиастов, не жалея средств снарядил (великий князь категорически приказал — не экономить!) и как наиважнейшую государственную тайну передал Василию Латкину карту с пометками Константина. Карту следовало беречь, никому не пока зывать, опасаясь шпионства иностранных держав.

Латкин в нашей реальности был фанатом освоения «северов» и тут послужит Отечеству, куда ж он денется?

Но если сибирские проекты можно было не форсировать, то спешному укреплению позиций России на дальневосточных рубежах не было альтернативы. Или мы или нас. Маньчжурские банды, хотя какие банды — полноценные воинские отряды под видом банд «шарили» по отошедшей к Российской империи территории, браконьерствовали, валили те немногие пограничные столбы, установленные отрядом прапорщика Поскрёбышева, сожгли заимку переселенцев, где семья из девяти душ приняла мученическую смерть в огне.

Приказал в каждом батальоне, стоящем по Амуру собрать команду в полсотни разведчиков, и чтоб непременно лыжников в зимнее время. Помимо непосредственного подчинения батальонному командиру эти отряды включаются в систему дальней разведки и подотчётны уже подпоручику Поскрёбышеву. Да, дал новый чин парню, — заслужил. Его «спецназом» более сотни маньчжур только за последние полгода убито и захвачено в плен, а сам новоиспечённый подпоручик усердно учится, когда не в рейдах зубрит Уставы и иные наставления, берёт книги из личной библиотеки великого князя (какое доверие!) стоит того — перспективнейший кадр! Эх, жаль, недостаточно пока сил надёжно закрыть такие огромные расстояния. Ну да ничего, года через два-три организуем конные отряды и уничтожим большинство банд. А пока — бдительность и ещё раз бдительность.

В Пекине, по данным поступающим от «английских друзей» всерьёз озаботились вопросами противостояния российской экспансии. Только вот реальных сил у династии Цин кот наплакал — их армии даже не дойдут до линии границы — разбегутся. Ну а с маньчжурскими князьками повоевать придётся. Но партизанская война всё-таки не полноценные боевые действия. Интересно получилось с корейцами, вассалами Китая. Делегация из Сеула, прибыв во Владивосток пыталась вяло протестовать против захвата части корейского побережья. Но когда увидели карту, где Россия на месте Гензана нашей реальности намерена устроить военную базу и отторгнуть от Кореи район примерно в десять тысяч квадратных вёрст, загрустили корейцы неимоверно.

Однако великодушный Константин обещал разрешить сию проблему, но потребовал ежегодно выделять две тысячи молодых и здоровых работников, которые по полгода (с апреля по октябрь) отработают на строительстве укреплений Владивостока. Взамен Российская империя обещает защищать Корею от нападок злых соседей, как Японии, так и Китая. После отбытия делегации, бросил в камин на коленке нарисованную карту. Блеф удался, рабочие руки будут. Всё чаще посещала мысль — а может, ну нафиг путешествие до Аляски и Калифорнии. И так дел громадьё, чуть позже побываю на американском континенте, ничего страшного. Тем более Российско-Американская Компания уже знает где находится штаб-квартира великого кня зя, уже «проторили дорожку» до Владивостока. С привлечением в пайщики великого князя Константина дела у Компании непременно пойдут в гору, да ещё и обещание второго сына императора и генерал-адмирала флота сделать стационарами в крепости Росс и в Ново-Архангельске три-четыре фрегата, здорово поможет в борьбе с браконьерами и прочими авантюристами, считающими заокеанские владения Российской империи чем то вроде проходного двора, откуда незазорно стащить, что плохо лежит…

Америкашки, те возмутятся, естественно, равно как и Компания Гудзонова залива, да и чёрт с ними. Подождём, пока Линкольн политический вес не наберёт. И такой ошибки как посылка эскадр Попова и Лесовского в помощь северянам, здесь точно не допустим. Кстати Степан Степанович Лесовский пришёл с подкреплением с Балтики, очень просил молодой и перспективный офицер о переводе с Чёрного моря на Тихий океан. Вот будущего «дядьку Степана» и отряжу на охрану Аляски. Пускай осваивается.

В Николаевске-на-Амуре вовсю работала судоверфь, — Невельской забрал с собой всех корабельных плотников и зимой времени даром не терял — готовились в мае начать постройку брига — борца с браконьерами. Такие кораблики Геннадий Иванович решил выпустить серией в полтора десятка килей, дабы прикрыть Охотское и Японское моря.

В феврале во Владивосток привезли тщательно укутанные ящики — три фотографических аппарата. Их доставил молодой человек, некто Игорь Вьюнков, судя по рекомендательному письму брата — фанат фотографии, готовый поехать на Дальний Восток, лишь бы не расставаться с «волшебной камерой». Первые же снимки панорамы города, бухты Золотой Рог с «Авророй» и «Дианой» во льду, великого князя с офицерами были отправлены с фельдъегерями в Петербург. Пускай папенька с маменькой полюбуются на возмужавшего Костеньку. Да и невесте «карточку» покажут. Ради такого дела пришлось даже полчаса позировать на фоне камина и шкур трёх тигров.

Огромной популярностью пользовались фото с великим князем. Особенно те, которые Константин собственноручно подписывал: «Доблестным молодцам-финляндцам Семёну Ерахтину, Петру Нечипоруку, Сергею Инину, Кузьме Голопупову на память о совместной службе. Вел. Кн. Константин Николаевич»…

Народ прям рядом с иконами сии произведения фотоискусства вывешивал, а у кого икон не было, то и вместо оных.

Вьюнков напросился на приём уже через две недели после приезда. «Расходники» тратились столь ударными темпами, что фотограф трагическим голосом пророчил скорое прекращение работы. Что делать — успокоил впечатлительного юношу, хотя он и старше меня лет на пять, с фельдъегерями же отправил и письмо к цесаревичу, кто поможет, если не брат?

Мысль создать альбом с видами Владивостока, Камчатки, Аляски, Сахалина давно витала в воздухе, вот Вьюнков и займётся этим важным делом — реклама для переселенцев нужна. А рисунков великого князя (весьма недурных рисунков, без ложной скромности скажу) здесь явно недостаточно.

Доктор Макаркин прибывший в составе «амурских батальонов» и находящийся в станице Константиновской, прислал архиинтересное письмо. В Китае по данным эскулапа, полно рассадников чумы и вдруг да решатся подлые косоглазые соседи извести северных варваров, заслав в русский плен заражённых маньчжуров. Ай да доктор! Срочно вытребовал его во Владивосток, служить в канцелярии великого князя. И медицинские таланты тут отходят на второй план — правильно мозги у Макаркина Павла Анатольевича из мещан Московской губернии заточены. Пора уже и собственную разведку-контрразведку создавать, хватит надеяться на якобы всё знающих и всё видящих агентов Бенкендорфа.

Под влиянием письма Макаркина написал Пирогову, просил Николая Ивановича уделить внимание дальневосточным территориям и выразил готовность оплатить учёбу десяти-пятнадцати военных медиков, которые затем уедут на Амур и Тихий океан. Ну и про возможное занесение чумы из Китая выразил опасение. Вообще народ здесь болел редко, больше переломы и растяжения давали работу докторам. Так ведь и ехали в края дальние люди здоровые, в большинстве молодые.

Да, необходимо в первую очередь налаживать медицинскую службу и систему начального образования, и телеграфную линию тянуть и угледобычу развивать, и корабли чинить и строить, и дороги прокладывать и продовольственный вопрос решать…

Накатило, двое суток хандрил — никого не принимал, пил вино, читал. Народ шептался — не иначе Константин Николаевич творит очередной поэтический шедевр. Вернул к активной жизни подпоручик Поскрёбышев, доставивший во Владивосток трёх англичан, «заблудившихся» на российской территории. Что побудило почтенных джентльменов шариться по тайге, понятно было и без допроса. Среди вещей просвещённых мореплавателей были обнаружены значительные суммы рублей в мелких купюрах, а также изрядное количество золотых и серебряных монет. На двоих выправлены документы — купец второй гильдии Илья Никандрович Шерстобитов со слугой Никитой Степановым.

— Как ты их определил то, Прохор Сергеевич, что англичане? Хари вон заросшие, не хуже чем у старообрядцев, одежда наша, русская.

— Так они, ваше императорское высочество, привал устроили, костерок разожгли на тракте в двух верстах от заежки, мы мимо и проскочили, ещё удивились — нет бы, доехать немного, в тепле повечерять. На столбах указательных про стоянку и написано и нарисовано — неграмотный и тот поймёт. А вёрст через пять повстречался Петро Голиков…

— Который Голиков, который двадцать колод пчёл привёз в Константиновскую в прошлом году?

— Он самый. Так Петро и говорит — это купец, край какой непонятный. Если в заежках где ночуют — молчком всё, а чаше стороной объезжают ямские избы. И вроде как один из слуг купца, который поздоровше, — немой.

— Ну а ты, значит, проверить решил кто они такие?

— Так точно, ваше императорское высочество. Отправился вслед за Голиковым, а как он мимо подозрительной троицы проехал, сумел я скрытно подобраться и послушать. Речь не русская, — похожа на английскую, и все трое на ней говорят. Немой вовсе очень даже оказался разговорчивый.

— Ясно. Дальше что.

— Вернулся к своим, ружья взяли наизготовку и на лазутчиков. Те как поняли — бежать было, да куда? Кругом тайга дикая, снег до пупа. Побросали пистолеты, сдались. Вот их пистоли…

— Ого, какими знатными трофеями разжился, Прохор Сергеевич. Себе оставь, у меня хватает оружия. Значит, так и не признались кто, куда, откуда и, самое главное, — зачем?

— Молчок, ваше высочество, старший, который представился купцом Шерстобитовым, вначале вами пугал. Мол, люди великого князя, с важным поручением во Владивосток спешат. А те двое помалкивали. Только зыркали недобро. Да против полутора десятков егерей где им. Но руки связали. Мало ли.

— Кто ещё видел кроме Голикова, как вы скрутили шпионов?

— Да никто не видел, везли связанных в санях, сверху шинели набросили. Вдруг и в самом деле ваши люди. И Голиков не видел ничего, он же вперёд уехал.

— Молодец, поручик. Хвалю!

— Ваше…

— Помолчи, Прохор Сергеевич. Месяца не прошло, как подпоручиком стал, помню. Но — заслужил! Так дело пойдёт, в отставку генералом выйдешь, поручик Поскрёбышев!

— Рад стараться ваше императорское высочество.

— Да не кричи так, лучше скажи, кроме денег и оружия ничего не нашли? Карты там, бумага с водяными знаками.

— Нет, ваше высочество, тридцать четыре тысячи пятьсот шесть рублей ассигнациями, да ещё золотыми монетами…

— Стой, не части. Деньги половину поделишь между своими, половину пустите на лошадей и снаряжение отряда. Скажи всем — молчок! Строгая государственная тайна!

— Понял, ваше императорское высочество. Только их же всё равно в гауптвахту сажать.

— Обожди с гауптвахтой, поручик. Тащи их всех разом ко мне на кухню, и будь готов, как разговор закончу, вывезти за город и там втихую порешить, мешок с камнями каждому на шею и под лёд. Что пялишься? Это убийцы, от королевы английской по мою душу посланные.

— Ясно, ваше императорское высочество, сделаем.

— Погоди, сначала переговорю, может и не придётся грех на душу брать.

Пришлось. Через два часа Поскрёбышев и три особо доверенных унтера из его летучего отряда уволокли невезучих шпионов из великокняжеского особняка. Вражины действительно оказались англичанами, на пари решившими проехать огромную Россию, да так, чтобы никто не заподозрил в них подданных королевы Виктории. Оригиналы, однако.

Когда поняли, что участь их незавидна, начали угрожать десантом и захватом Владивостока, суля гром и молнии от её величества. Пришлось унтер-офицеру Скобееву оглушить британцев колотушкой, как нельзя к месту торчавшей за кушаком следопыта.

А что прикажете делать? Вести тонкую игру с джентльменами, выпытывать пароли и явки? Так не получится — ребята упорные, пошли бы в полнейшую несознанку, потребовали бы консула, посла. А узнай родитель — приказал непременно б отпустить. Рыцарь венценосный.

И так понятно — решили англичане резидента во Владивостоке посадить. Выбрали лучшего, со знанием превосходным русского языка, второй болтал с заметным акцентом, а третий вообще ни в зуб ногой, скорее был телохранителем на маршруте. И начал бы купец Шерстобитов вести торговые операции, постарался бы в доверие втереться, стать нужным человеком при великом князе.

Ладно, проехали. Даже интересоваться не буду в ведомстве Бенкендорфа — жил ли в Казанской губернии купец Шерстобитов Илья Никандрович. Если и жил такой, — наверняка удавили его по тихой англичанишки. Хотя вполне могли островитяне и сами документы выправить, с их-то возможностями и при нашей безалаберности…

15 марта 1846 года фрегаты «Аврора» и «Диана» покидали Владивосток. «Авророй» командовал капитан-лейтенант Илья Сергеевич Пахомов, а «Диану» вёл к берегам Северной Америки капитан второго ранга Алексей Сергеевич Бровцын, он же командовал экспедицией в морской её части.

Алексей Сергеевич не отказал себе в удовольствии пройти рядышком с островом Бровцына (остров Аскольд у нас). Ну а что — заслужил кавторанг, Владивосток то, по сути, он открыл и основал. Конечно, Константин указал на карте довольно подробно куда идти и чего примерно ожидать в той местности. Но именно Бровцын командовал фрегатом, провёл «Диану» незнакомыми водами без аварий, без посадок на мель. Так что в этой реальности — остров Бровцына и никак иначе.

В качестве пехоты взял четыре сотни из батальона, дислоцированного в станице Константиновской, полковник Румянцев убедил не уменьшать гарнизон Владивостока, а по тракту да налегке солдатики восемьсот вёрст легко отшагали в две недели. Ничего, в океане отдохнут. На три балтийских фрегата и транспорт, также направляющиеся в Америку загрузятся семь сотен батальона, дошедшего до Николаевска-на-Амуре. До «владений» Невельского злобная китайско-маньчжурская военщина не достанет, можно и забрать пехоту. А верхний и средний Амур прикрыты более-менее надёжно.

Да, тракт до Амура уже можно было таковым смело называть, одних постоялых дворов или «заезжек» поставлено более трёх десятков. Вначале я ещё в 1844 году разметил на карте 24 промежуточных остановочных пункта между Константиновской и Владивостоком, чтоб примерно равное расстояние между ними было, давал каждому, кто пожелает держать «перевалку» 500 рублей на обзаведения и артель плотников в помощь. Условие — следить за «своим» участком, если где ручей промывает полотно — слать срочное сообщение, чтоб прибыли сапёры, которые стали здесь, в дальневосточных пределах России, отменными дорожниками.

А потом пошли и «инициативщики». Так, старообрядцы то ли не желая смешиваться с «табачниками», но, скорее по своим каким-то причинам и соображениям поставили восемь здоровенных домов чуть в стороне, не особо привечая «никониан». Впрочем — по небольшой заежке, где путник мог обсушиться-обогреться они ближе к тракту срубили и даже дежурили там парни молодые. Печку протапливали, продавали чего-то из продуктов проезжающим. Выгода, она и у кержачья правоверного выгода.

Кстати о старообрядцах, — сотник Кустов и восемь его единоверцев разместились на «Авроре». Для всех они были казаками-переселенцами в Калифорнию, ну, так оно и было, если не знать, что именно этим бородачам предстояло возможно дольше отсрочить «калифорнийскую золотую лихорадку». То, что придётся укокошить Саттера и, вероятно, его компаньонов, Кустов принял философски. Надо, за ради правого дела, так надо. А пока я обучал сотника немудрёным английским словечкам. Всяко пригодится, быстрее на калифорнийской земле освоится, а там каждый день дорог.

Война САСШ и Мексики вот-вот начнётся, во всяком случае к моменту нашего прибытия в крепость Росс американцы уже начнут существенно вламывать мексиканцам. Поэтому Камчатка и Аляска подождут — держим курс через океан, прямиком на Калифорнию! Присутствие сына русского императора, без войны заставившего капитулировать Китай, разумеется, не понравится ни тем, ни другим участникам конфликта, да и русская колония в Верхней Калифорнии как бельмо на глазу у набирающих силу Северо-Американских Соединённых Штатов. Вот и надо личным присутствием «остудить пыл» заносчивых дикси и янки. Семь русских фрегатов, стянутых к крепости Росс, — сила, с которой придётся считаться. А тысяча непобедимой русской пехоты — да кто дерзнёт? Кто осмелится? Решено, начинаем защищать Аляску на дальних подступах!


Глава 13 | Константинополь Тихоокеанский | Глава 15



Loading...