home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

Команданте Валлехо прибыть так и не соизволил. И чёрт с ним, — его проблемы. Хотел же спасти от позора — от побивания плетьми по голой жопе в отместку за притеснения русских землевладельцев. Что, не было притеснений? А «какие ваши доказательства»?! После моей вчерашней пламенной речи перед гарнизоном подавляющее большинство солдат и матросов (да и младших офицеров) свято уверовали, что мексиканишки то ли сами умыкнули двух казачек, то ли не чинили препятствий разбойникам-индейцам. Разве мог царский сын снести такое унижение чести России-матушки, не покарать злодеев! Такие вот настроения витали в экспедиционном корпусе. Десяток наиболее приближённых к великому князю сподвижников хоть и не одобрял византийское коварство Константина, но ради государственных интересов помалкивал.

Чёртов команданте, приходится из-за него немножко скорректировать план «необъявленной войны». По первоначальному замыслу Валлехо должен, как офицер и джентльмен «томиться в плену» в крепости Росс, а его подчинённых в Сономе, «угнетавших» русских переселенцев, показательно лупцуют бравые станичники. Не жестоко, боже упаси — ударов по 15–20, вполсилы, чисто воспитательно-психологического эффекта ради. Команданте пороть как-то не комильфо — что нижние чины подумают? Дисциплина-с!

Окончив экзекуцию, казаки и финляндцы должны объявить о смене власти и о «политическом банкротстве» Мексиканской республики, неспособной поддерживать порядок в Калифорнии, дать защиту и безопасность поселенцам. Соответственно, Российская империя в лице великого князя Константина, вступается за своих подданных и расширяет владения, забирая у Мексики изрядные территории.

А вот каковы эти территории будут «в квадратокилометрах» — большой вопрос. Вряд ли американцы, навтыкав мексиканскому ополчению будут настроены мирно договариваться по разграничению, по разделу Калифорнии с конкурентами из далёкой России. Да ещё и английская эскадра где-то неподалёку гоняется. С нашей реальностью здесь много расхождений — форт Росс по-прежнему российский, полтора года как находится в крепости крепкий воинский гарнизон, к тому же русские фрегаты с 1845 года появились у Тихоокеанского побережья Северной Америки.

Нет, вводные тут совершенно иные будут, разве что в преимуществе САСШ над Мексикой сомневаться не приходится.

Мезенцев и Кустов предстали перед раздающим указания сапёрам великим князем. Неимоверными усилиями, где-то одолжив, где то, (как подозреваю, глядя на хитрую физиономию сотника) скоммуниздив лошадушек господа офицеры за сутки сумели собрать конный отряд из двухсот человек, готовый выступить на Соному.

— Андрей Дмитрии, Ефим Фомич, как ваша экспедиция, готовы расширять пределы Российской империи на материке американском?

— Ваше императорское высочество, полностью снаряжены 147 лошадей. К сожалению, нет достаточного количества сёдел.

— Чёрт, печально. Я думал, за две сотни отряд составится.

— Так что ваше высочество, казаки могут и без седлов, охлюпкой.

— Без седл-о-о-о-в. Охлюпкой, — передразнил я сотника. — Нет уж, Ефим свет Фомич. Задницы поотбивать дело нехитрое. Только задача перед вами стоит — государственной важности. Надо так зайти в Соному, чтоб любо-дорого! Чтоб видели мексиканцы мощь и силу русской армии и казачества. Хватит и полутораста человек на первый раз. Но, господин капитан, вы уж озаботьтесь реквизицией конного состава, снаряжения и прочего имущества. В качестве трофеев пойдёт и в счёт возмещения ущерба подданным Российской империи. Не грабим Мексиканскую республику, — наказываем!

Мезенцев сумрачно кивнул. Ещё бы — он отвечает за успех миссии. И полтора года в здешних краях провёл и испанский язык знает весьма прилично и на местности ориентируется. Да и капитан лейб-гвардии уж всяко выше казачьего сотника…

— Чего невесел, Андрей Дмитриевич?

— Ваше высочество, пороть офицеров, пусть даже и мексиканской армии, считаю делом бесчестным.

— Кто ж сказал, что офицеров пороть, капитан? Исключительно чиновников, найдите тех, кто налоги собирает, их народ особо ненавидит. А офицеров рядом держать, чтоб видели — шутки кончились, отныне Российская империя на землях здешних стоит твёрдо и непоколебимо! У нас хорошо, если месяц есть — успеть заявить претензии России на часть Калифорнии до прихода американцев или английской эскадры.

— Если будет оказано сопротивление, ваше…

— А всякое сопротивление моё высочество приказывает давить в зародыше и давить нещадно. Выстрелили в сторону русского солдата — поймать и повесить стрелявшего или кого найдёте, — коль рядом поймали, значит замешан. Ну а не дай Господь погибнет кто из казаков или гвардейцев — самое малое тридцать мексикашек развесить на деревьях! Слышите, капитан, — за одного нашего погибшего самое малое три десятка партизан вздёрнуть. Больше — можно. Это приказ, не подлежащий обсуждению. Ступайте!

Офицеры чётко, как на плацу, развернулись и отмаршировали к своим отрядам. Через примерно полчаса кавалеристы неспешно покинули крепость, напоминающую растревоженный муравейник.

Разбитые по взводам солдаты тащили брёвна, отрывали позиции для устройства батарей, волокли с кораблей нужные на суше грузы.

Матросам, отпущенным на берег также нашли дело — разметка казармы «Калифорнийского флотского экипажа» и заготовка брёвен для «Морского городка».

На Ротчева была возложена важная миссия — обеспечение продовольствием всей орды и Александр Гаврилович с утра пораньше умчался по окрестным фермам. Деньги есть, найти мясо и овощи в количествах потребных для прокорма почти трёх тысяч мужиков задача выполнимая. Пускай многолетний управляющий форта Росс поработает снабженцем, не переломится.

Солдаты лейб-гвардии Финляндского полка за годы походов успели насмотреться на великого князя, ловко управляющегося топором, а с вояками «Амурского батальона» приключился лёгкий культурный шок — царский сын, виртуозно шкурящий брёвна и подставляющий плечо под комель (здоровый Константин Николаевич, ох здоровый вырос) не вписывался в их картину мира.

— Давай, ребята, шевелись. Без постройки новых укреплений не удержим Росс. Чем больше сейчас пота прольём, тем меньше крови русской драгоценной на землю калифорнийскую прокапает.

— Ваше высочество, — подполковник Кожин подошёл с планом новой крепости, по сути, целого укрепрайона препятствующего коварному врагу подобраться к форту Росс на пушечный выстрел, — взгляните, так ли нужно дерево на брустверы, здесь камней полно, их и пустить в дело…

Солдатики, яро спорящие, кто удостоится чести тащить очередное ошкуренное бревно вместе с великим князем, разочарованно вздохнули. Но учёный спор подполковника и Константина продолжался недолго…

— Ну что, орлы, кто в этот раз бревнотаском поработать готов? Давай, становись. Кстати, кликните фотомастера Вьюнкова, пускай запечатлит сей исторический момент…

Когда солдаты поняли, что их сейчас с великим князем увековечат «на карточку» — бревно облепили так, что непонятно было — чего там волокут русские колонизаторы Калифорнии.

В пять часов вечера 9 мая от Мезенцева, по плану должного оставаться в Сономе и не поднимая российского флага контролировать ситуацию в столице округа, прибыло послание.

Курьер доложил, что следом два десятка казаков, гонят табун в три сотни голов, ранее принадлежавший правительству Мексиканской республики. Вот и первые трофеи, на золото бы местное ещё лапу наложить, тьфу-тьфу-тьфу не сглазить!

Капитан сообщал, что всё прошло на удивление спокойно, арестованные чиновники сопротивления не оказали, обвинения в «наездах» на русских колонистов из крепости Росс сперва отрицали, но потом, напуганные приготовлениями к экзекуции и «обновлением» городской виселицы сломались и начали сдавать друг дружку. С их слов выходило, что начальство заставляло мелкую чиновную сошку притеснять подданных российского императора. Особых притеснений, конечно, не было, но на то и расчёт — сами мексиканские бюрократы додумают, коль Педро не притеснял, то Мигель точно гадил русским, отчего озлобились и прискакали в Соному звероподобные казаки. И валил Педро на Мигеля и наоборот. Народ, согнанный на площадь, внимательно слушал стенания и взаимные обвинения чиновников и когда тех разложили и начали нагайками «всыпать ума в задние ворота», даже одобрительно покрикивал. Что ж, Мезенцев молодец, сумел подставить под плети наиболее ненавистных мытарей. Дипломат!

Разоружение гарнизона прошло без эксцессов, и солдатам было предюжено убираться в Монтерей, рядом с которым и пройдёт граница Российской империи с Мексиканской республикой. Офицеры же будут отпущены чуть позже, когда с ними побеседует великий князь Константин.

Ладно, с Сономой понятно, интересно как дела у Кустова обстоят. Сотник, получивший от великого князя дополнительные инструкции, должен был после усмирения мексиканцев взять три десятка казаков и отправиться к Саттеру, в Новую Гельвецию. Ефиму Фомичу предстояло рассказать почтенному семейству о том, как орёл российский расправляет крылья над солнечной Калифорнией и пригласить в крепость Росс, дабы согласовать дальнейшие действия, в преддверии войны. То, что Кустов красочно распишет намерения сына русского царя разгромить мексиканскую армию я даже и не сомневался. А приглашение Джону Саттеру с домочадцами перебраться в форт Росс под защиту штыков русской гвардии (война же начнётся, бои и разрушения ждут эти благодатные места) преследовало цель принудить упрямого швейцарца к продаже поместья.

Интересно, отряд Фримонта сейчас «гостит» у Саттера? Придумать надо, как вытащить следопытов из «Новой Гельвеции», если они там расквартированы. А потом организовать налёт «диких индейцев», сжечь и разорить поместье Саттера. Не потому что я такой злой или там жадный и стремлюсь всё калифорнийское золото под себя подгрести. Нет! Но привлекать на Западное побережье десятки тысяч старателей, и прочих авантюристов-колонистов из САСШ нет ни малейшего желания. Слишком неустойчиво положение России в Калифорнии. Пока неустойчивое. Ничего, получилось с Китаем, даст Бог и тут выгорит дело. Вряд ли американцы настроены на немедленную вооружённую конфронтацию с Российской империей, их путь на дикий-предикий Запад ещё не начался. «Белых» людей здесь совсем мало и то, или мормоны, или преступники — клейма ставить негде. Вот и не надо подталкивать янкесов к переезду на Тихоокеанское побережье, золотые прииски открывая раньше времени…

Кустов, Саттер и Фримонт прибыли в форт Росс 15 мая. За неделю мы так «разворотили» окрестности, что впору было фильмы о Сталинградской битве снимать, ну или там о взятии Берлина. Но покамест синема не изобрели, вот и бегает романтический юноша Игорь Вьюнков с тяжеленной фотокамерой, запечатлевает исторические моменты превращения небольшого форта в неприступную твердыню.

Великий князь, заранее оповещённый о гостях, принял визитёров на «Авроре». В заливе Бодега собралась внушительная русская эскадра — подошли ещё три фрегата и два транспорта, да из Новоархангельска на шлюпе прибыла верхушка Российско-Американской Компании. Всего двенадцать вымпелов — силища!

— Ваше императорское высочество, — Саттер с достоинством поклонился, — и я и капитан Фримонт приветствуем вас на земле Калифорнии.

— Вот как? А я считал, что нахожусь на русской земле. Русская Америка, она и в Америке — русская! Но, господа, перейдём сразу к делу. Как вы уже поняли, у России с Мексикой возникли определённые недоразумения, которые мирным путём разрешить вряд ли удастся.

— Вы намерены объявить войну Республике Мексика? Каковы требования Российской империи? Контрибуция или территориальные уступки? Или и то и другое? — Ого, Фримонт сразу решил прояснить ситуацию.

— Капитан, лучшая в мире русская армия не считает мексиканское милицейское ополчение за серьёзного противника. В генеральном сражении, случись таковое, мы разгромим мексикашек даже в соотношении один против двадцати. Но сумеют ли они собрать столь большую армию? Тем более у Мексики по сути нет флота, а мощная русская эскадра контролирует Тихоокеанское побережье.

Поэтому мы отмерим миль сто или сто пятьдесят во все стороны от форта Росс, утвердим их Калифорнийской частичкой Российской империи, должной послужить продовольственной базой для Аляски и удовлетворимся этим.

— Но, ваше высочество, — Фримонт был настойчив, — Россия безусловно великая держава, однако ваших сил здесь явно недостаточно для удержания столь обширной территории.

— Почему? Пять тысяч штыков к августу этого года и пятнадцать тысяч головорезов в 1847 году не только удержат Калифорнию, они, если потребуется и до Мехико пройдут парадным маршем, всё сметая на своём пути! Вы слышали о наших победах в Китае, капитан?

— Там обошлось без сражений, насколько я знаю…

— Плохо знаете, — а что, врать так врать, — азиаты пошли на подписание невыгодного мира только после уничтожения тридцатитысячной армии, посланной ими на порт Владивосток. Мои орлы вырезали всех китайцев, всех до единого! С ничтожными потерями! И тогда напуганный император Поднебесной срочно заключил мирный договор на условиях России.

— Гм, ваше высочество, у САСШ тоже есть интересы в Калифорнии.

— Бросьте вилять, капитан. Вы же не дипломатишка какой, а военный человек. Думаете, не знаю о скорой войне Штатов с Мексикой? Всё прекрасно знаю. И мне, как наместнику российского императора на Тихом океане желательны добрососедские отношения с молодой, но стремительно развивающейся державой — Северо-Американскими Соединёнными Штатами. Мексику же в расчёт не принимаю совершенно, конфликт с САСШ из-за Техаса уже потряс Мехико не хуже самого разрушительного землетрясения. Не думаю, что они оправятся после неминуемого поражения в грядущей войне. Потому хватит отсиживаться у господина Саттера, забирайте своих следопытов и штурмуйте Йерба-Буэна, этот стратегически важно расположенный городок имени Святого Франциска. Там и проведём границу между Россией и САС. Сонома же будет нашей, как и поместье господина Саттера.

— Но, как? Ваше императорское высочество?!

— Джон, неужели вы думаете, я вас гоню? Переходите в российское подданство, или продавайте землю. Я дам хорошую цену — сибирским золотом!

— Золотом?

— Да, я являюсь пайщиком большинства приисков работающих в Сибири, самой сердцевине огромной империи. Или вы предпочтёте золотому песку бумажки?

— Это так неожиданно, ваше высочество.

— Конечно, неожиданно. Война на пороге, дорогой мой Саттер! Кто знает, вдруг да разрушит ваш райский уголок банда мексиканских мародёров или отряд индейцев…

Казалось бы, часовая беседа завершилась безрезультатно — Саттер продавать «Новую Гельвецию» вежливо, но твёрдо отказался, а Фримонт не горел желанием геройствовать и «бежать впереди паровоза», как случилось в иной реальности когда несколько десятков «живчиков» повели свою войну против Мексики, на месяц опередив САСШ и даже основав «Республику Медвежьего Флага». Но теперь в солнечной Калифорнии совершенно иные расклады. В Сономе стоит сотня русских пехотинцев и полета казаков, русские дозоры начали патрулировать местность на реквизированных у правительства Республики Мексика лошадках. В настоящее время я могу выставить три с половиной сотни «ездящей пехоты». Для нынешнего калифорнийского малолюдья это очень серьёзный отряд.

Что ж, слово сказано — Фримонт безусловно работает на правительство САСШ и сейчас погнал курьеров к начальству, сообщая о новой фигуре на шахматной доске. Кстати, а как оценить в шахматной терминологии «вес» великого князя Константина и российского контингента на земле калифорнийской? Ферзь? Наверное, всё-таки ферзь. Главное, чтоб не окружили пешками, не задавили числом. Ну так а для чего я распинался перед Саттером и Фримонтом, рассказывая о 120 000 штыков, выделенных мне, как наместнику Дальневосточных и Тихоокеанских губерний Российской империи. И что от десяти до тридцати тысяч солдат я могу перебросить на американский континент, случись такая надобность, — транспортный флот есть. Врал конечно и про флот и про тридцатитысячный корпус. Но, врал убедительно, заметно было нетерпение собеседников, желавших поскорее записать информацию «добытую» у разговорившегося после пары бокалов вина великого князя.

Вызванный после Кустов подробно рассказал и на карте показал где намерен выставить посты, где послать перехватывающие дозоры если придётся блокировать форт Саттера.

— Молодец, Ефим Фомич, не зря съездил. Но покамест повременим прихватывать «калифорнийского короля», подождём, как отряд следопытов уйдёт. Расскажи лучше про своё путешествие.

— Так после Соно. мы господин капитан Мезенцев написал бумагу для Джона и мне отдал, взяли там же провожатого и толмача из местных. Доехали. Джон по-русски немного понимает, Ротчева Александр Гаврилыча поминал хорошо, давний знакомец.

— Что сказали про захват Сономы? Мезенцев же ему про арест мексиканской шайки писал.

— Как прочитали, сразу залопотали с другим Джоном, недовольные сильно были. Я уж думал не поедут к вам, хоть силком волоки. Но побазлали меж собой и решились ехать.

— Сколько всего в поместье вооружённых людей?

— Более трёх десятков насчитали. А Лазарь с Абрашкой там подзадержались, вроде как лошадей перековать, с час другой лишка пробыли, тоже сказали — три десятка мужиков и баб с десяток.

— Лазарь, Абрам. Хорошие русские имена…

— Так это, ваше высочество, по Писанию, оттуда всё и имена и прочее.

— Да понимаю, Ефим Фомич, что по Святому Писанию названы казаки, а не по пятому пункту.

— Чего?

— Да неважно, не обращай внимания. Это я так, песню новую сочиняю. Вот слова непонятные бывает, как сами с языка слетают.

— Очень ваши песни понравились, ваше высочество.

— Которая, про «Охоту на волков»?

— И эта тоже и особенно про есаула. Слова бы списать.

— Сделаю, Ефим Фомич. Ступай. Готовь людей, сам готовься. Посмотрите окрестных индейцев, в чём ходят, как в седле держатся.

— Понял, ваше высочество. Не маленький.

— И вот, что Фомич. Если кто спрашивать будет, чего ты так индейцами заинтересовался, говори «по секрету», мол великий князь, дело молодое, девку себе подыскивает, чтоб здоровой та девка была, без болезней дурных, на лицо не страшная. Потому и катаешься по индейцам да по мексиканским деревушкам — присматриваешь подходящих баб.

— Дело нужное, ваше императорское высочество. Понимаю — кореек то во Владивостоке оставили, а тут ещё не успели обзавестись. Так оно может и вправду присмотреть?

— Присмотри Фомич. Присмотри. Но о главном не забывай. Мы всё-таки здесь не за бабами, а ради величия и процветания России.

Сотник убежал хитро улыбаясь. Подозреваю, уже сегодня притащит на «кастинг» несколько красоток. Сами то станичники, даром что старой веры, времени зря не теряли и вовсю раскладывали местных барышень, платя за любовь русскими деньгами, которые тут, как ни удивительно, вполне хорошо брали. В принципе, вдали от почтенных старцев, казаки-старообрядцы и пост не держали, упирая на то, что в походах и на войне есть послабление. В том, что Саттеру скоро придёт полнейший кирдык я не сомневался, тем более стимул у Кустова и его единоверцев ого какой — «золотые места» в собственность и право строить храмы, без оглядки на попов и Священный Синод.

17 мая из Сономы примчали три казака. Мезенцев сухо сообщал — минувшей ночью зарезан неизвестными солдат лейб-гвардии Финляндского полка Егор Шабаршин. Погиб на посту, оружие украдено.

Ответ великого князя был предсказуем: «Господин гвардии капитан. Примите все меры к розыску преступников. Если через сутки найти злоумышленников не удастся, повесить тридцать заложников из числа мужчин города Сономы и окрестных ферм, мексиканского происхождения. Об исполнении доложить немедленно. Константин».

Переговорил с Кустовым, отослал сотника в Соному для проведения параллельного расследования. Велел не отвлекаться на индейцев и партизан-мексиканцев, а проследить за шустрыми ребятами из отряда Фримонта и прочими патриотами САСШ. Весьма вероятно они и убили Шабаршина, не подпустил бы гвардеец, опытный служака близко граждан индейско-мексиканской наружности. А европеец вполне мог подойти, спросить чего-нибудь, бдительность усыпить. Даже на русском спросить. Знатоки великого и могучего тут имеются, тот же Саттер…

Кустов кивнул и умчал выполнять задание, оставив при мне в качестве курьера Лазаря, здоровенного детину с русой бородой и голубыми глазами — эталон арийца, хоть и Лазарь, по батюшке так и вовсе — Моисеевич.

Известие о гибели лейб-гвардейца на боевом посту подстегнуло личный состав. Караулы отныне неслись двойные, винопитие жёстко пресекалось (кроме «казённой» чарки, само собой). Резко выросла производительность труда на строительстве «Росского укрепрайона» поименованного так великим князем. Название прижилось и солдаты с матросами всю восьмичасовую рабочую вахту (с перерывом на сиесту конечно же) вкалывали как на себя, спеша отрыть ходы между бастионами и максимально укрепить-замаскировать орудия. Кстати, идея о маскхалате пришлась офицерам по душе, неделю как шла работа по поиску оптимального сочетания серого, жёлтого и зелёного цветов в накидках, под которыми будут скрываться от противника русские воины.

С «менеджментом» Российско-Американской Компании договорился о поставках на Аляску продовольствия, два фрегата шлюп и два транспорта ушли на юг, закупаться провизией. Впрочем, про «закупаться» — громко сказано. Грабить пошли мексиканцев, пользуясь отсутствием у тех военного флота. Не считать же достойным противником две или три лоханки, которые не мы на дно пустим, так командор Слоут непременно уконтропупит. А что, он мужчина решительный. Хотя и русские здесь и сейчас, под моим чутким руководством не лыком шиты, церемониться и играть в благородство-дипломатию не собираемся. Неожиданно 23 мая 1846 года в залив Бодега на малом ходу, вползли два английских фрегата. Доставили просвещённые мореплаватели старого знакомого — полковника Джеймса Гамильтона. Наверняка старый шпион-колонизатор переброшен начальством из Азии в Америку как знакомец Константина, получивший от великого князя ценную стратегическую информацию по Китаю. Тогда, помнится, тёзка и предтеча Джеймса Бонда прямо впитывал все сведения, которые я вывалил отчётливо, до строчки, до буковки «двойной памятью» вспомнив историю восстания тайпинов, которое вот-вот начнётся.

Всё-таки неправы братья Стругацкие. Богом быть не трудно — скучно! Угадал, угадал про Гамильтона на все 146 процентов — хоть к Чурову с Памфиловой не ходи!

— Ваше императорское высочество, — старый хрыч глядел на Константина с огромным уважением, — несмотря на юные годы вы проводите удивительно зрелую, хотя и несколько авантюрную политическую линию.

— Уж определитесь, полковник, зрелость и авантюризм как-то плохо сочетаются. А коль хотите сделать комплимент, так сравните с великим предком — Великим же Петром.

— О, ваше высочество.

— Дорогой Джеймс, переходите сразу к сути. Не зря вас поспешно перебросили через океан. Очевидно, та информация по китайским делам, что я предоставил в распоряжение добрых слуг королевы Виктории, оказалась точна?

— О, да, ваше высочество. Китай на грани развала и начальники провинций понимают это куда лучше министров и императорского двора. Снимаю шляпу перед вашей осведомлённостью.

— И? Продолжайте, полковник. Продолжайте.

— Ваше высочество. Не скрою, её величество интересует, почему вы, храбрый молодой человек, в столь ответственный час, когда Китай бурлит, когда возможны стычки с русскими линейными батальонами на всём протяжении границ, а то и прямое вторжение маньчжурских отрядов, отправились в Америку, оставив город Владивосток на попечение горстки солдат и офицеров. Зачем вы вмешиваетесь в драку мексиканцев и американцев. Мы прибыли из Иэрба-Буэна, там паника.

— Мексиканцы притесняли русских колонистов, поощряли индейцев похищать их жён. За что и наказаны. На сию минуту за гибель русского солдата, подло убитого партизанами, повешено более тридцати заложников из числа жителей Сономы. Впредь будем действовать такими же методами. Понадобится — всю Калифорнию предадим огню и мечу.

— Но как же христианское милосердие. Ваше высочество вы так юны…

— К чёрту, полковник. Не держите меня за идиота. Вы старый циник, я более молодой, но ничуть не менее циник. Ещё раз повторю, о чём говорил во Владивостоке при первой встрече: мне плевать какими методами Великобритания наводит порядок в своих колониях, я симпатизирую вашей стране и все силы приложу для предотвращения войны между нашими империями. Потому что не вижу причины для конфликта. На Индию Россия не посягает, Британская Канада нам неинтересна, тем более ваши владения в Африке. Так и вы не лезьте в наши дела, не путайтесь под ногами в Приморье, здесь в Калифорнии. Уберите своих браконьеров с Аляски и Алеутских островов. Скоро там появится сильная военная флотилия и десятки судов всех наций, занимающиеся незаконным промыслом, попросту пропадут без вести. Хватит кроить дипломатические одёжки по лекалам восемнадцатого века. На календаре 1846 год. Строятся железные дороги, заработал телеграф, мир меняется и меняется стремительно. Отец всё больше полномочий, всё больше власти передают брату Александру и мне. Это залог долгих десятилетий доброжелательного нейтралитета, а то и доброго, взаимовыгодного союза и сотрудничества двух империй. Подумайте об этом!

— Ваше высочество так говорит, как будто знает будущее.

— К гадалкам не нужно ходить, чтобы поставить на победу САСШ в войне с Мексикой. Вот только потом САСШ…

— Что?

— Лет через 10–15 ваши североамериканские кузены начнут гражданскую войну, вот увидите. Экономика будет диктовать политике. Северные «свободные» штаты против рабовладельческих южных.

— И кто же победит?

— Господи, полковник. Вы так смотрите, как будто я действительно прорицаю будущее. А я всего лишь хорошо образованный и неплохо информированный человек. И, надеюсь, выводы из представленной информации делаю верные.

— Ваше императорское высочество, — Гамильтон торжественно и величаво расправил плечи, — я счастлив был услышать о важности дружбы между Великобританией и Россией и от имени её величества благодарю вас за доброе отношение к моей Родине.

Опаньки, пошла, пошла вербовочка в агенты влияния. Горбача через 135 лет, примерно также джентльмены прихватили…

— Джеймс, старина! Я ведь моряк, а значит, уважение к старушке Англии впитал с первым завязанным морским узлом…

Дальнейшая беседа прошла под диктовку Гамильтона. Ну, это он думал, что под его диктовку. Я же отдав инициативу опытному разведчику «играл на эмоциях», показывая сколь важен молодому честолюбцу Константину пост дальневосточного наместника. Когда же шпион заговорил о намерении брата Саши развестись с супругой, якобы неспособной более иметь детей, а значит родить наследника престола, тут изобразил нешуточное волнение. Гамильтон эмоции восемнадцатилетнего Костика «считал на раз» и удовлетворённо затих. Пускай думает старый чёрт, что я сплю и вижу себя на троне.

Не переиграть бы, а то притравят бритты батю раньше времени, или с братом каверзу какую учинят. А когда поймут каков подлец и двуличная сволочь Костик, — на меня откроют охоту. Нет, лучше пока молодой по миру помотаться, немножко на пользу России матушки повоевать, погеройствовать. Касаемо предстоящих баталий САСШ и Мексики Гамильтон был абсолютно уверен в торжестве американских вооружённых сил и даже предложил оставить в заливе Бодега английский фрегат, дабы командор Слоут сгоряча не начал бомбардировку русской эскадры.

Хотел поначалу с гордостью отказаться, мол, сами справимся…

Но, по здравому размышлению. Чего там офицеры с палубы нашпионят то? Даже в форт Росс прибудут с визитом, посмотрят на фортификационные безумства русских, — что такого? А амеры призадумаются. В моей реальности Слоут вроде совсем ненамного опередил англичан, намеревавшихся помочь мормонам основать государство с выходом к Тихому океану. Там не вышло, а здесь — хрен его знает, как оно сложится, уж больно затейливо всё переплелось, самому интересно. В принципе, если дробить Калифорнию, как можно более ослабляя потенциального соперника Северо-Американские Соединённые Штаты, то государство мормонов по соседству всяко предпочтительнее нежели чем огромные САСШ со всех сторон обступившие российский анклав на благодатной земле калифорнийской…

В общем, согласился на присутствие корабля союзников, только чтоб непременно мористее держался, разделяя эскадры САСШ и России. Расстались с Гамильтоном добрыми друзьями, подарил ему шкуру уссурийского тигра, в ответ заполучил роскошной отделки подзорную трубу.

Ночевал на «Авроре», проснулся от перебранки вахты с Кустовым, рвущимся в шесть утра на борт флагмана.

— Пропустить.

— Ваш сочество.

— Не части, Ефим Фомич. Что у тебя? Вижу важное. По пустякам бы не сорвался с утра пораньше.

— Зря мексиканишек повесили, ваш сочество, нашли мы с Абрашкой, кто солдата на посту убил. По следу нашли. И ружьё евойное нашли. Всё как вы и говорили ваш сочество, так оно в точности и приключилось…


Глава 15 | Константинополь Тихоокеанский | Глава 17



Loading...