home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

Наша с отцом переписка чертовски напоминала разговор двух глухих, когда смысл произнесённой фразы «доходил» позднее, даже не через уши, а уловленный через мимику и артикуляцию. А «диалог по переписке» за много тысяч вёрст получался ещё забавнее. И Николай Павлович и Константин отправляли почту, не зная, когда придёт ответ, а таковой доставлялся часто уже откорректированным, — иногда сразу на два, три поочерёдно отправленных с фельдъегерями письма отвечать случалось.

Штурман шлюпа «Азард», идущего с почтой из самого Санкт-Петербурга немного «промазал» и вывел корабль прямиком на рейд Константинополя Тихоокеанского, хотя направлялись бравые мореплаватели в форт Росс, а о только что заложенном «именном» городе великого князя Константина и знать не знали. Что ж, в практике судовождения случаются ещё и не такие казусы…

Благодаря световому телеграфу известие о прибытии «Азарда» с важными новостями получили практически сразу же и пока «почтари-курьеры» перегружались в повозку, пока формировался конвой для сопровождения по суше ценного груза, я спешно собирал надёжных, преданных лично Константину офицеров и наиболее доверенных унтеров из роты охраны.

Дело в том, что помимо фельдъегерей из столицы прибыл подполковник Образцов Сергей Вениаминович, а вот нахрена он заявился один и без охраны? Нет, четыре «бойца» от поручика до ротмистра в его группе присутствовали. Но для чего пехотные офицеры и пара кавалеристов попёрлись через океан? Ладно бы во главе батальона пересёк океан гвардеец Образцов, нам подкрепление ой как необходимо. А тут — хрен его знает зачем, весьма вероятно, что законспирированного генштабиста прислал император, дабы «повязать» инициативного сына и сопроводить в Питер. Неумеренная активность Российской империи в Северной Америке мало кому понравится — наверняка насторожились разведчики и дипломаты всех мастей и рангов, донесения и ноты шлют как французы, так и англичане…

Поэтому если Образцов привёз приказ о возвращении Константина, или о не дай Бог отступлении и сдаче уже забранных территорий, «пакую» гвардии подполковника, да так, чтоб и слова сказать не смог и усаживаю в подвал. Туда же его спутников. Ничего, посидят ради России-матушки, потом чинами-орденами верну всё с лихвой, да и золотом могу компенсировать временные неудобства. А с государем уж разберусь как-нибудь. Но если папаня упрётся и не поддержит, дело плохо — не в мятежники же подаваться или отрекаться от родителя, неправильного понимающего интересы Отечества и уехать, ну скажем в Австралию. Инструктировал своих орлов-скорохватов «невнятно, но подробно».

— Смотрите внимательно, говорят, подполковник в дороге рассудком повредился, ругал императора и грозился извести всю царствующую династию.

— Да как же так, ваше высочество. В кандалы его сразу, зачем до себя допускать, ведь неровён час…

— Видишь ли, Тихон Лукич, могли и оболгать офицера, из зависти или чтоб карьеру испортить. Но предосторожности ради, вы со Степаном Алексеевичем мне и понадобитесь, если крикну: «Ко мне», сразу из комнаты выскакиваете и бьёте по затылку злодея. Но чтоб жив остался — допрос снять потребуется. Я его нарочно к вам спиной поставлю.

Тихон Лапкин и Степан Таранов синхронно кивнули. Отобранные из гвардейского батальона за быструю реакцию и отменную «соображалку», Степан и Тихон помимо охраны великого князя занимались и исполнением «особых поручений». Именно они перевозили донесения и небольшой в объёмах, но тяжёлый «ценный груз» от есаула Кустова из «Беловодья», бывшей саттеровской «Новой Гельвеции». Они же присматривали за качеством продуктов на великокняжеской кухне, проверяя — нет ли отравленных. Ребята отчаянные и верные — когда в поездках видели траппера или колониста с оружием, непроизвольно пытались заслонить Константина, встать на линии возможного выстрела.

Именуя молодых парней (23 и 24 года) по имени-отчеству, я чисто троллия и эпатировал окружающих, вспоминая бессмертный анекдот про Петра Великого и тщеславных купцов, которые за титулование с «-вичем» прям на всё были готовы.

Ока зывается, не врал граф Толстой Алексей Николаевич, гвардейцы словно коты от валерьянки балдели от «величания по батюшке» и в огонь и воду кидались за великого князя.

Процедура передачи почты давно отработана, Обра зцов пытался было что-то сказать, но подчинился успокаивающему жесту Константина.

— Подождите подполковник, сейчас приму по описи, всё что полагается и выслушаю наивнимательнейшим образом. Присаживайтесь.

Образцов уселся в тяжеленное кресло, установленное так, чтобы притаившиеся за створкой Степан и Тихон в доли секунды могли нейтрализовать гонца. Отправив фельдъегерей отдыхать и выделив им по сотне серебряных российских рублей принимаемых во всех пяти кабаках Русской Калифорнии наряду с дензнаками Северо-Американских Соединённых Штатов, я воззрился на гостя, жестом указав ему оставаться сидеть в неудобном кресле.

— Без чинов, Сергей Вениаминович, без чинов. Сколь помню, вы по Генеральному штабу числитесь, верно? Ага, не ошибся. Интересно, отчего такого знающего офицера, гвардии подполковника, государь отправил в качестве старшего курьера? Рассказывайте не спеша, по порядку. А письма я потом прочту…

Через три минуты я прервал рассказ Образцова и повёл его на кухню, выпить за здоровье государя-императора. Это такой условный знак для Лапкина с Тарановым — значит, подполковник благонадёжен, и верным драбантам великого князя необходимо осторожно и незаметно «испариться».

После здравицы за самодержца, вернулись в кабинет, где я приступил к изучению послания папеньки.

Есть, есть, отчего удивиться, изумиться и оптимизма преисполниться. Николай Павлович дал зелёный свет всем начинаниям и инициативам Константина. Ну, почти всем. А всё потому, что после отсылки балтийских фрегатов на Тихий океан, английские и французские дипломаты стали заметно более покладистыми и сговорчивыми. «Отжим» Приамурья и Приморья у Китая произошедший практически бескровно и без какого-либо напряжения Российской империи (несколько ушедших на Дальний Восток второразрядных полков никто всерьёз не воспринимал) одних дипломатов напугал, других обрадовал. Как же, хищный российский двуглавый орёл перестаёт быть «жандармом Европы» и «могильщиком Османской империи». А чем там будет заниматься российский экспедиционный корпус в дальневосточных неизведанных мирах, абсолютно не волновало ни королей с королевами, ни султана с визирями…

Папеньке начали петь дифирамбы как величайшему государственному мужу всех времён и народов, несущему просвещенья свет неграмотным азиатам. Похоже, мой посыл, что чем больше Россия занята на дальнем Востоке, тем спокойнее англичанам в Индии, был донесён до самых верхов Великобритании и истолкован ТАМ в пользу Константина.

В принципе, логично, — молодой, импульсивный великий князь, генерал-адмирал флота Российского, носится по Тихому океану с несколькими старенькими кораблями. Вот и славно, и замечательно! Всё равно ничего существенного для России не приобретёт, а сил и средств из казны потянет ого сколько, что заодно снизит и угрозу захвата черноморских проливов.

А перегоняются русские корабли на тихоокеанский театр как правило через мыс Горн, что от «жемчужины британской короны» в стороне, королева спокойна, джентльмены довольны. Что же касается вашингтонских ястребов, так на то у бриттов и расчёт — сцепить САСШ и Российскую империю и радоваться, наблюдая со стороны за грызнёй конкурентов.

В этой реальности наши оппоненты здорово просчитались, ударившись в конспирологию, свойственную, как мне ранее казалось, исключительно «экспертам» российских телеканалов первой половины 2014 года, времён «второго покоренья Крыма»…

Так, устремление России на Восток было посчитано за «хитрый план» самодержца, направляющего то одного сына, то другого на дальние рубежи империи. Решили даже, что брат Саша может отказаться от трона в пользу Константина, оттого царь и в раздумьях — как поделить страну на провинции, чтоб старшие сыновья были при деле.

Подполковник Образцов папенькино послание существенно дополнил, продемонстрировав и кругозор и осведомлённость. Судя по всему, гвардеец-генштабист был выбран императором не случайно.

— Сергей Вениаминович, я так понимаю, император прислал вас на роль начальника штаба, а также в качестве противовеса и сдерживателя моей юношеской горячности?

— Не совсем так, ваше императорское высочество. Моя миссия заключается не столько в военных советах, сколько в деятельности на почве дипломатической.

— Ого, так вы не штабист, а разведчик?

— Всего понемногу, ваше…

— Называйте меня по имени отчеству, титуловать каждый раз — дело утомительное. Чем нравятся испаноязычные народы, у них всё просто и кратко: «Мой принц» и всего-то делов…

Образцова отец отправил как раз для налаживания разведывательной сети в условиях разгорающейся войны между Мексиканской республикой и Северо-Американскими Соединёнными Штатами. По словам Сергея Вениаминовича император и не думал «сматывать удочки» из Калифорнии, напротив, узнав из писем сына о грядущей заварушке на североамериканском континенте, хозяин земли русской посчитал, что его неугомонный отпрыск непременно захочет по примеру Приморья, оттяпать изрядный кусок земли у Мексики. В том, что Мехико на порядок слабее Вашингтона, Николай Павлович нисколько не сомневался. А коль возможный военный конфликт с САСШ при дележе Калифорнии абсолютно России не нужен, то и погнало высокое начальство Образцова в дальнюю командировку, дабы опытный разведчик помог Константину устоять, укрепиться в здешних благодатных местах.

Подполковник рассказал, что в настоящее время пять тысяч рекрутов должны дотопать до Казани. Во избежание утечки информации командовали пятью батальонами молодые подполковники, конечной целью маршрута в бумагах военного министерства указаны Владивосток и станица Константиновская. Две тысячи штыков должны действительно усилить заставы по «амурской черте», ещё одна тысяча предназначалась городу-порту. А вот две тысячи молодых парней, обучаемых военным премудростям прямо на ходу, в дороге, согласно тайному циркуляру пересекут океан и усилят группировку форта Росс и Аляски. Константину предстоит на месте решить, как лучше распределить подкрепления. Что порадовало — с непременным возвращением в Петербург в 1847 году можно не спешить. Невеста, урождённая Александра Фридерика Генриетта Паулина Марианна Елизавета, ещё юна и хрупка и, несмотря на желание матушки поскорее оженить шалопая и путешественника Костю, не набрала должных физических кондиций. Таким образом, два года у меня есть. И на Аляску успею сгонять и землю Русской Калифорнии укрепим ого как.

Однако ж, как в том бородатом анекдоте, «есть нюанс». Прослышав о торгашеских способностях Константина, ставшего пайщиком и покровителем сибирских золотопромышленников, скупердяй Николай Павлович написал, что все преобразования в Русской Америке и на Дальнем Востоке евразийского материка генерал-адмирал Российского флота Константин Николаевич Романов должен осуществлять из своего кармана. От государства же помощь — балтийские корабли и живая сила.

Ай да папенька, ай да маклер! Всё ведь верно просчитал. И то, что Костик не бросится тратить деньги на дворцы, скакунов и шлюх великосветских, и даже примерную сумму, «заначенную» в Красноярске и Владивостоке назвал. И выгодно-ю как казне выходит — есть повод сбагрить старьё с Балтики, что всяко лучше, чем сгнить кораблям бесславно.

И возразить не получится, логика у родителя железная — «крышевание» приисков снижает поступления в бюджет российский, о чём и напомнил чутка оборзевшему сыну строгий но справедливый государь император. Ага, как же, так бы и показали купчины прибыль, там закон — тайга, прокурор — медведь. Пропили бы, прогуляли сверхдоходы и налоги заплатить в очередь не выстроились бы. А вот обмануть компаньона, тем более царского сына — грех смертный, это ж на веки вечные запятнать себя и потомков! Нет, что бы ни писал Николай Павлович, мой вариант взаимодействия с отечественными предпринимателями, однозначно эффективней казённого подхода…

Ладно, выдюжим, тем более всё равно золотые миллионы и планировалось вложить в ДЕЛО. В корабли, дороги, новые города.

— Сергей Вениаминович. А теперь о приятном. Полагаю. Вам неизвестно содержание сего конверта?

— Нет, ваше императорское высочество. Государь давал мне самые подробные инструкции, но всей информацией я не владею.

— Что ж, Сергей Вениаминович, рад поздравить вас генерал-майором, вот рескрипт вам в семейный архив, вот погоны. А как должность свою обозначите в Тихоокеанском наместничестве, — на ваше усмотрение. Да, офицеры, прибывшие с вами, также выросли на чин, возьмите, в этом пакете бумаги по их производству.

— Служу престолу и Отечеству.

— Интересно, многие служаки на таких условиях захотят в Русскую Америку перебраться, или скажем на Амур, как считаете, господин генерал-майор?

— Сложно сказать, в Петербурге с большой симпатией относятся к вам, — знаменитый поэт, фехтовальщик, путешественник. Барышни держат в комнатах фотографические изображения великого князя Константина Николаевича, рядом с томиком стихов, молодые офицеры мечтают о походах и победах. Но на более высоком уровне, от капитана начиная, желающих отбыть на Амур или Аляску практически нет.

— А если не гвардия? Взять обычный пехотный полк в условном Крыжополе, перспектив к продвижению — ноль целых хрен десятых? Поедет поручик, не обременённый семьёй через океан?

— Армейцы при откомандировании на Восток теряют гораздо меньше гвардии, но, насколько мне известно, цесаревич Александр Николаевич третий год старается набрать охотников для укомплектования дальневосточных батальонов и едва-едва закрывает вакансии. Всё потому, ваше императорское высочество, что нет в новых российских областях православного населения. Холостяку невозможно найти жену, а семейному — надёжную и ответственную прислугу понимающую по-русски и так далее. Хотя ваш опыт с казаками и старообрядцами и заслуживает внимательного изучения…

Тут я слегка поднапрягся, мало ли что могли накопать люди из генерал-квартирмейстерской службы. Вдруг посчитают, что Константин привлекает кержаков для устройства покушения на императора, «дабы самому царствовать и всем владети»…

Но Образцов имел в виду, как оказалось, исключительно быстрое перемещение обозов с переселенцами. Одно дело, когда ямщик гонит на скорость, а когда идёт большой обоз, с разномастными лошадками, да ещё отставший тормозит остальных — там свои хитрости, особая наука.

В условиях обострения отношений с САСШ придётся думать о переброске подкреплений через Тихий или даже Атлантический океан, чем учёный подполковник, в одночасье ставший генерал-майором и должен заняться.

Я же три дня изучал почту. Пришла «весточка» от Фёдора Петровича Литке. Две шхуны должны были выйти, теперь уже наверняка в пути, проскочить из Архангельска до порта Проточный на Енисее. Ничего необычного в данном рейсе на первый взгляд не было, но лиха беда начало — морским путём шла на освоение Норильского промышленного района моей реальности, Экспедиция Русского Географического Общества, коим я имел честь руководить из калифорнийского далека. Деньги и немалые нашлись у купцов-архангелогородцев, ревнителей старой веры, нанявших два десятка выпускников Горного института. Поморы работали со мной в равных долях, с них разведка и обустройство рудников, освоение территории, с великого князя подробная карта и «крыша». Тем более по Енисею из Красноярска тоже двинулась экспедиция, снаряжённая уже сибиряками при непременном участии Константина. Когда яйца разложены в разные корзины, так знаете ли надёжнее.

Американо-мексиканская война меж тем громыхала где-то далече, «пиндосы» ломили и гнали «латиносов», высаживались десанты на побережье Мексиканского залива сходились в сражениях тысячи (немногие тысячи, объективности ради следует отметить) бойцов, но на тихоокеанском побережье на удивление царила тишь да гладь.

Похоже, без отряда Фримонта вся концепция овладения Верхней Калифорнией у тайных и явных сторонников Северо-Американских Соединённых Штатов рухнула подобно карточному домику.

Переселенцы с восточных штатов, брутальные бородатые мужи, патриархи, предводители многочисленных семейных кланов, ещё вчера с презрением посматривавшие на мексиканцев, узнав о трагической гибели отважного капитана и его бравых сподвижников, мгновенно «слились» и отсиживались на своих фермах, нос боясь высунуть за периметр участка. Таким образом план по привлечению к боевым действиям хорошо вооружённой «пятой колонны» не сработал и командору Стоктону элементарно не хватало поддержки.

Правда, в последние недели июля распространялись слухи, что две тысячи всадников (в иных трактовках три тысячи и две с половиной) спешно направляются в Калифорнию «путём Фримонта».

Хитрый «американец» Савик, лукаво прищурясь рассказал великому князю о несметной воинской силе, которая и наведёт порядок в здешних краях. Обтекаемо так рассказал, с издёвкой и намёком на скорое выпинывание русских из Калифорнии, а не придерёшься. Какой мерзкий гадёныш — скользкий, суетливый, неопрятный тип, мелкий коробейник, всех знающий и со всеми состоящий в товарно-денежных отношениях. Причём должен был как он здешним колонистам, так и многие — ему. А сие наводило на мысли о работе недотёпы Савика на «правительство». Шпион хренов.

Видит Бог — присутствуй при нашем разговоре свидетели, которые бы потом рванули к американцам, при них бы показательно повесил торгаша-соглядатая, так сказать в назидание и устрашение.

Но Савик заявился в форт Росс один, потому и уцелел.

— Говоришь, путём Фримонта идёт кавалерия?

— Да князь.

— Значит и конец у них таков же случится как у незадачливого следопыта. Я так думаю.

— Может быть, князь, вы как великий прорицатель, видите, где закопаны несметные сокровища дикарей?

— А ты дерзок, лавочник. Одно скажу тебе точно — если за три часа не уберёшься за пограничную черту, то висеть тебе вон на той сосне, вон на том суку. Готов об заклад побиться, что так оно и случится. Принимаешь пари?

Савик так нахлёстывал свою кобылу, что посланные следом «сопровождающие» доложили — менее двух часов потребовалось наглецу дабы покинуть «Русскую Калифорнию».

В первых числах августа Стоктон решился на захват Лос-Анджелеса. Доблестный капитан Игнасио прислал с подростком лет четырнадцати-пятнадцати послание, в котором просил подтвердить своё слово о невыходе российских вооружённых отрядов за пределы уже захваченной и осваиваемой, «застолбленной» так сказать, нами территории. Юный партизан стоял и ждал ответа. На миг стало жаль парнишку — наверняка погибнет в ближайших стычках, на войне юные и идейные уходят первыми. С такого худого и жилистого Джек Лондон позже напишет своего «Мексиканца».

— Капитан уводит свой отряд на юг, в помощь столице штата?

— Я не знаю.

— Можешь не говорить. Военная тайна это святое.

— Каков ваш ответ, принц?

— На бумаге я писать ничего не буду, ты это понимаешь?

— Да. Капитану достаточно вашего слова.

— Русские солдаты останутся в пределах тех границ, которые уже очерчены. Удара в спину не нанесём, только с уходом отряда на юг, здесь оживятся американские колонисты. За них ручаться не могу, а народ они подлый и скрытный.

— Знаю. По пути сюда в меня дважды стреляли из засады.

— Хм, вечером на Монтерей пойдёт шлюп, как тебя зовут, солдат.

— Хосе.

— Ну как же сам не догадался! Конечно же, Хосе!

— Вам говорил про меня капитан?

— Что? Ах, да, Игнасио много рассказывал о своих храбрецах. Так вот, Хосе, я готов купить твоего рысака за хорошую цену, какую назовёшь, а тебя переправить до Монтерея на корабле. На месте купишь себе нового коня.

— Хорошо, принц. Я согласен.

— И ещё, солдат. Если вдруг не получится одержать победу, военное счастье переменчиво, скажи капитану, что он может укрыться здесь, на русской земле Калифорнии.

— Это наша земля!

— Отложим спор. Так вот, если прижмёт, уходите к нам, а встретив русских солдат кричите: «цесаревич Александр».

— Как, «чешаревищь Алехандро»?

— Да, примерно так.

— Примите коня в подарок, принц.

— Самсонов! Мигом принеси револьверную пару и штуцер из пристрелянной партии и сотню, нет две сотни зарядов, отдариться надо!

Юный патриот Мексиканской республики отбыл на «Азарде» в Монтерей, а на следующие сутки из «Беловодья» прибыл генерал-майор Образцов, инспектировавший границы русского анклава.

Генеральский чин надо было отрабатывать и Сергей Вениаминович с четвёркой офицеров, с ним прибывших, рьяно взялся за дело. Мой «укрепрайон», возводимый вокруг форта Росс, Образцов тактично, но твёрдо раскритиковал. А вот обустройство границы похвалил — особенно систему оповещения, когда наряд, встретив превосходящие силы нарушителей, мог вызвать дежурный взвод к угрожаемому участку. Голубиная почта между фортом Росс и «Беловодьем» работала вполне исправно, казаки быстро поразвели голубей-почтарей, даже в избыточных количествах. Но, — подразумевались и неизбежные «боевые потери». В Европе даже отряды соколятников действовали, для прерывания сообщения между вражескими армиями. Вероятно, такой прогресс в военном деле мог и на Северную Америку перекинуться. Да и мало ли хищных птиц в природе.

Проведя с генералом пару дней я успокоился — Образцов прекрасно понимал здешние расклады и плотными колоннами вести солдатиков под пушки не планировал. Да и где набрать столько солдат? Даже «раскулачив» эскадру и получив две «морские» пехотные роты мы не могли закрыть все направления не такого уж и большого кусочка родимой русской землицы. Да, русской! Церквей сейчас было аж три штуки — две в форте Росс, одна, моряками поставленная в Константинополе Тихоокеанском, а в бывшем поместье Саттера Ефим Фомич Кустов сотоварищи недолго думая зафигачили часовенку, по всем правилам и канонам старообрядческого церковного зодчества. И когда только успел бравый есаул? Ведь он, разогнав всех по работам, с десятком единоверцев в страшной тайне промышлял золотишко. Причём промышляли собственно три опытных старателя, а остальные шесть во главе с Кустовым обеспечивали «ближний круг охраны».

По сию пору конспирацию удавалось блюсти, а отлучки бригады старателей маскировались разведкой местности и заготовкой пограничных столбов. Насколько долго это будет продолжаться, — чёрт его знает, но пять пудов «верхового и лёгкого» золота уже находились под круглосуточной охраной моих телохранителей, благо дом-резиденция великого князя в форте Росс стоял отдельно от прочих строений и был подготовлен к возможному штурму.

Образцов деятельность отряда Кустова в целом одобрил, указав лишь на особо опасные направления, откуда могут просочиться на территорию Русской Калифорнии банды индейцев или отряды американской армии. Кстати, генерал привёз с наших «восточных рубежей» те же самые новости, — белые колонисты переселенцы чрезвычайно напуганы истреблением отряда Фримонта и считают это делом не индейцев, а мексиканцев или даже коварных русских. А потому «пионеры» пугливы, покорны и предпочитают без споров убраться подальше.

— Не доверяю я показушному миролюбию протестантов, Сергей Вениаминович. Эта сволочь была заранее оповещена о войне, о грядущем перевороте в Сономе. Но мы сначала смешали им карты, сами взяв власть в Сономе, а потом Кустов показал, кто здесь настоящий следопыт, а кто горлопан и пустобрёх.

— Ваше высочество, — от волнения генерал даже позабыл вставить в титулование «императорское», — так что же, отряд Фримонта…

— Вы удивительно догадливы, господин генерал-майор. Кустов после того дела и скаканул через чин, кстати, как и вы. Только подполковник Обра зцов ради такого карьерного роста всего лишь прибыл из Санкт-Петербурга в форт Росс и генеральские погоны носит, уж простите, авансом, а Ефим Фомич в глаза смотрел матёрым вражинам, когда их резать пришлось.

Образцов не обратив ни малейшего внимания на мою иронию только повторял потрясённо, что общался в казаками, с самим Кустовым, подробно расспрашивал об обстоятельствах обнаружения убитых американцев. И ни на секунду не усомнился, не заподозрил станичников в неискренности! Хотя и выслушивал до этого «сплетни и домыслы» перепуганных фермеров-колонистов…

Да, не ошибся я в подборе кадров. Но каково генштабисту то сейчас — мир рушится!

— Сергей Вениаминович, хватит причитать, вы человек военный и понимание о тайне и секретности имеете.

— Ваше императорское высочество, — «оклемался» генерал, — это был некий экзамен, проверка?

— Если и назвать сие экзаменом, то скорее для пластунов, насколько они чисто сработали, что даже вы, опытный офицер их не заподозрили. Значит — умеют мои орлы не только глотки супостату перехватывать, но и помалкивать. Но теперь, Сергей Вениаминович, мы в одной упряжке. Впряглись и тянем потянем воз, именуемый Русской Калифорнией. Я эту благодатную землю, как солдаты говорят — райскую, не сдам ни за что. Пускай хоть половину армии САСШ сюда решатся перебросить пре зидент Полк и его банда конгрессменов.

— Не думаю, ваше императорское высочество, что в этом году, не разбив мексиканскую армию, в Калифорнию пошлют крупные воинские отряды. Время работает на нас и пока не захвачены Монтерей и Лос-Анджелес маловероятно, что американская эскадра посягнёт на Сан-Франциско и на стоящий там российский стационар.

— Кстати, генерал, как вам мормоны? Вы же их видели, общались.

— Двоякое впечатление производят. С одной стороны набожностью, трудолюбием, большими и дружными семьями схожи с теми же староверами российскими, но в то же время и напоминают механических болванчиков, с заданными мыслями и движениями. Нет души, нет порывов, одни библейские инструкции. Наши-то более страстные натуры, вспомните хотя бы житие протопопа Аввакума.

М-да, неглуп Образцов, ой неглуп. Про НЛП здесь ещё и ведать не ведают, а Вениаминыч моментально мормонов просчитал. Что ж, когда твой начальник штаба инициативен, умён и не боится работы, можно немного и отдохнуть, в моём случае — попутешествовать. Прибытие Образцова позволяло переложить на плечи генерала все хлопоты по управлению Русской Калифорнией и таки совершить вояж на Аляску Пусть и ненадолго, но всё-таки надо там побывать. Вдруг более не придётся — рванём в обратный путь до Владивостока срочно, напрямки, через Гавайские острова, без захода в Ново-Архангельск и Петропавловск-Камчатский. Сейчас, когда в форте Росс есть целый генерал-майор, тем более получивший чин генеральский из моих по сути рук (тут надо отдать должное императору) можно спокойно передать ему бразды правления. Собственно потому и посвящал Образцова во многие (не все, разумеется) тайны. Так, про золото решил помалкивать, благо Ротчев показал свою надёжность и не болтливость, а казаки вообще — кремень!

Предварительно пояснил генералу, что он отвечает исключительно за военную часть. А гражданское управление и все хозяйственные дела в моём личном поместье осуществляет лидер общины старообрядцев есаул Кустов — доверенное лицо великого князя, который переходит в подчинение Образцову лишь при угрозе нападения на российскую территорию.

Генерал-майор лишь недовольно посопел, узнавая о «флажках», которые Константин расставлял, ограничивая его диктаторские полномочия, но дальновидно промолчал.

На «Авроре» известие о переходе в Ново-Архангельск вызвало приступ ликования. Флагманский фрегат великого князя гораздо более других кораблей торчал в порту. И хотя находились моряки довольные таким положением дел, для истинных романтиков морской службы береговые бдения и будни — как серпом по тому самому месту.


Глава 18 | Константинополь Тихоокеанский | Глава 20



Loading...