home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21

Аляску я покинул довольный. Ещё бы, как и в моей реальности «рулил» там Михаил Дмитриевич Тебеньков, опытный морской офицер, неутомимый исследователь и большой патриот Русской Америки. Помнится, читал про него, изучая статью о Невельском и освоении Амура. Сейчас же нацелил Михаила Дмитриевича на самое решительное противодействие браконьерам, отдал для организации морской пограничной эскадры наиболее скоростные «трофеи» и просил, используя обширные знакомства, «выписывать» моряков и горных инженеров в Америку, прельщая как высокими заработками, так и отдыхом от трудов праведных в прекрасной калифорнийской местности. И совершенно особая секретная беседа с Тебеньковым касалась отбора «боевых и верных» индейцев как на корабли погранстражи, так и для патрулирования территорий граничащих с Канадой. Михаил Дмитриевич всё понял правильно и обещал собрать «самых отъявленных молодцов», чтоб когда начнётся заваруха и англичане и Компания Гудзонова залива вздрогнули и ужаснулись.

Такой настрой «Правителя Русской Америки» меня порадовал. Кстати, с титулом вышла закавыка — Тебеньков счёл неудобным так именоваться, даже в частных беседах, если на Аляске или даже в Калифорнии пребывает сын императора, и просил немедля разрешить сей казус. Пришлось глубоко задуматься и наделить Михаила Дмитриевича званием «Управитель Аляски», что и было немедля зафиксировано в документах Российско-Американской Компании. Такие вот дела, — субординациям! А отряд индейцев «погранцов» в количестве двухсот штыков (или томагавков) на Аляске сформируют за месяц-другой и уже к ноябрю отправят «индейских казаков» в форт Росс, здесь каждый боец на счету, а «кладовке со льдом» ничто пока не угрожает.

После возвращения с Аляски события закрутились с невероятной скоростью. Вначале в форт Росс прибыла делегация мормонов. «Святые последнего дня» глядя на возню отрядов мексиканской армии и моряков-десантников с эскадры Стоктона, решились выступить.

Как высокопарно заявил достопочтенный Сэм Бреннан, пять сотен решительных вооружённых мужчин, опирающихся на самое верное учение готовы отстоять своё государство, которое вот прямо сейчас и создадут со столицей в Сан-Франциско. Вот и славно, вот и создавайте. А то, что государство и столица поименованы как Дезерет, так глубоко пофиг. Не родились ещё Серёжа Лемох с Богданом Титомиром, не наваяли бессмертный хит про «Сан-Франциско, город в стиле диско…».

Для Российской империи стратегически важно, кто будет соседом Русской Калифорнии с юга. Мормоны, несмотря на их «особость» и обособленность, стократ предпочтительнее Северо-Американских Соединённых Штатов. Увы, но самим захватить столь замечательную бухту и залив не получится. Англичане прямо сказали — не потерпят такой выходки от русских, а нам с просвещёнными мореплавателями ссориться не с руки. Ладно, пускай забирают сие место, столь прекрасно подходящее для главной базы Тихоокеанского флота, граждане мормоны, пусть даже и пойдёт их Дезерет под английский протекторат. Сразу же признаем, наладим сотрудничество взаимовыгодное, и даже подмогнём, ежели что. А как же, за союзника, пусть даже такого, надо держаться. САСШ хищник молодой, наглый, силу набирающий…

24 сентября 1846 года была оглашена «Константинопольская декларация» о включении в состав Российской империи части мексиканского штата Верхняя Калифорния, что севернее форта Росс и Сономы, в связи с необходимостью защиты подданных российского императора и отсутствием возможности у администрации республики Мексика обеспечить безопасность православного люда в непростое военное время. В то же время Российская империя подчеркнула, что не считает себя в состоянии войны с республикой Мексика и надеется урегулировать территориальные споры на землях, которыми правительство республики де факто не управляет, без пролития крови.

Имущественные же и прочие претензии будут разрешены по справедливости, с привлечением третейских судей.

Так нагло я себя повёл лишь после поддержки инициатив по колонизации Калифорнии самим государем-императором. Разумеется, как осторожный и дальновидный политик, Николай Павлович велел сыну не зарываться и не «проглатывать больше чем Россия сможет переварить». Также папенька указывал на недопустимость таких казусов, как непродуманный захват территории, удержать которую никак невозможно и последующий уход оттуда со спуском русского флага. В общем, и подрывать престиж государства отступлением нельзя, и войну провоцировать излишней борзостью тоже нельзя.

— Как будем выкручиваться, Сергей Вениаминович, — обратился я к генералу Образцову, с которым на пару и составляли историческую «Константинопольскую декларацию», для чего даже пришлось отбыть в Константинополь-Тихоокеанский и устроить там показательную фотосессию, зачитывая текст на фоне спешно облагороженного и украшенного цветами сарая-верфи. Политически важно было заявить о намерении России забрать свою долю «мексиканского пирога» именно здесь, в «третьей столице» империи.

— Уповая на русский авось, — совсем не в стиле знатока генштабиста ответствовал генерал-майор.

— Тогда посчитайте, сколько понадобится штыков для надёжного перекрытия границы с Орегоном. Не хватало ещё американским колонистам беспрепятственно зайти к нам в «третью столицу России» с севера…

— Уже подсчитано, Константин Николаевич, — вне официоза Образцов таки начал называть меня по имени-отчеству, — минимум восемь сотен.

Смех смехом, но мой вброс про «третью столицу» так понравился народу, что все без исключения солдаты, не только из лейб-гвардии Финляндского полка, стали именовать себя гвардейцами. А что, логично — раз Константинополь-Тихоокеанский столица, значит и гвардейским частям тут быть всенепременно. Глас народа, однако! Только чрезвычайно мало здесь русского народа. Ждём как манны небесной переселенцев.

Да, пока разбирался с браконьерами на Аляске, из Владивостока всё ж таки прибыло подкрепление. Правда подкрепление не столько в штыках, сколько в топорах и лопатах — триста восемьдесят три единоверца есаула Кустова были доставлены в форт Росс на двух зафрахтованных старообрядцами барках.

И хотя взрослых там было от силы сотни полторы, остальные — ребятишки, именно после такого «десанта» всем и каждому в Русской Калифорнии стало ясно — здесь наша земля, за каждую пядь драться будем. И неважно кто посягнёт на священные рубежи — САСШ, Великобритания, Мексика, Франция, всем кровушку пустим! Впрочем, французам пока не до экспансии, тем более в Северной Америке, у галлов изрядный бардак и раздрай перед очередной революцией, что во многом и позволило Российской империи не обращать внимания на «Европейский концерт».

Да, Европе на дела американские сегодня плевать с высокой колокольни, даже не все великие державы обозначили свою обеспокоенность активной политикой России, — мало русским Сибири, отняли у Китая Амур, а теперь у Мексики Калифорнию отбирают, и пускай. Чем больше кораблей и батальонов Санкт-Петербург направляет в Северную Америку, тем меньше их остаётся в Европе. А на американском континенте русские непременно схватятся за «мексиканское наследство» с САСШ, и начнут взаимно истощать друг друга в войне, в которой ни одна из сторон не способна одержать победу.

Правильно посчитали джентльмены и мусье, правильно. Не учли лишь двух факторов — первое, воевать Россия с САСШ категорически не собирается, несмотря на «буйный нрав» великого князя Константина и непомерное честолюбие второго русского принца.

Ну а второе, — все расходы на экспансию в Северной Америке пойдут из личных средств «золотого мальчика» Кости Романова, плюс из средств Российско-Американской Компании. Чисто коммерческое предприятие — выиграем, обогатимся, а случится фиаско, так государь император сделает крайним неуравновешенного отпрыска, дескать самоуправством занимался генерал-адмирал, успехи в усмирении Китая вскружили голову пылкому юноше.

Да, батя чертовски умён. Сейчас понимаю, что и Венгерский поход был стратегически выгоден для России, поддерживая максимально долго первенство в германском мире за Австрией, в пику Пруссии.

Ну а то, что сделает вскорости папА, ошибку, не протитуловав должным образом Наполеона, мать его за ногу Третьего, так сим ещё Александр Благословенный грешил, тролля великого корсиканца аки безродного выскочку За что и получила Русь-матушка нашествие двунадесяти языков и Москвы сожжение.

Утрирую, конечно, но немножко «перепрограммировать» самодержца, дабы не заполучить на ровном месте трения с Францией необходимо, чем обязательно и займусь, сразу по приезде в Петербург. Не ехать нельзя. Свадьба — дело серьёзное. И хотя среди моих орлов хватает сказочников, с пеной у рта доказывающих — туточки, в Константинополе-Тихоокеанском великий князь сочетается законным браком, недаром поперёд верфи и бастионов церковь строится большая и красивая, придётся немножко разочаровать самых ярых фанатов Константина. Уже с супругой вернусь в Русскую Калифорнию. Матушка продолжает на меня дуться, впрочем, вполне заслуженно. С полгода тому как ответил на её письмо, в котором сквозило опасение, что невеста может и не захотеть терпеть тяготы и лишения в диких амурских или даже американских краях и отказать, я, не подумав ответил маман — германских принцесс гораздо больше чем сыновей русского императора, не эту так другую найдём. Более мне маменька не писала. А брат и отец резко выговорили за бестактность и бестолковость. Что тут скажешь, — виноват, исправлюсь.

Но пока не до свадеб, очень уж интересные дела разворачиваются на калифорнийской земле. В середине сентября под легендарным городишком Санта-Барбара состоялось самое «грандиознейшее» сражение на Западном побережье. Капитан Игнасио увёл свой отряд из Монтерея на юг, по пути обрастая добровольцами. Кстати Монтерей, где дважды вломили американских морпехам пользовался такой ужасной славой, что даже с гарнизоном из трёх десятков юнцов и серьёзно покалеченных бойцов остался за мексиканцами — боялись америкашки получить по зубам и в третий раз. А Игнасио прибыл под отбитую у захватчиков Санта-Барбару в самый разгар драки десантников с эскадры Стоктона с местными силами самообороны. Морпехи пользуясь преимуществом в вооружении и лучшей выучкой, третий день методично отжимали более многочисленного противника подальше от океана и тут им в спину, предварительно согласовав действия с товарищами, держащими оборону, ударил капитан Игнасио, после той эпической стычки (именуемой в мексиканских газетах величайшей битвой) ставший полковником. Отряд из Монтерея применил приём, уже принёсший им успех — зашли со стороны океана, оказавшись между американским десантом и кораблями Стоктона, и ударили янкесам в спину.

Не вернулись на эскадру более четырёхсот десантников, примерно триста из них погибли, сотня с лишним сдалась в плен. На фоне успешных действий армии САСШ в Новой Мексике и Мексиканском заливе «мелкие калифорнийские неприятности», так их называли нью-йоркские газеты, всё-таки существенно портили имидж Северо-Американских Соединённых штатов как сильнейшей державы на континенте.

Стоктон загрузив остатки десанта ответил жесточайшей бомбардировкой и объявил тот бой победой американского оружия, мол мексиканцев убито в разы больше.

В принципе, коммодор был во многом прав, как доложил Образцов, в кратчайшие сроки наладивший сбор информации, мексиканцев действительно полегло под тысячу и не влезь в драку отряд Игнасио, скорее всего Стоктон праздновал бы безоговорочную победу. Однако, история, тем более история военная не знает сослагательного наклонения, хотя нам, писателям альтернативщикам и хочется сию аксиому оспорить, регулярно переигрывая русско-японскую войну и перекраивая июнь 1941 года…

Что ж, русским колонистам, говоря цинично, абсолютно без разницы сколько мексиканцев погибло, зато каждый раненый или убитый североамериканский солдат уж точно не повернёт оружие против Русской Калифорнии. Так что порадовались за Игнасио, даже «обмыли» слегка его полковничьи эполеты, желая заслужить героическому партизану в боях под Лос-Анджелесом генеральский чин.

Похоже, против САСШ сыграл ещё один факт — помимо уничтожения «спецназа» Фримонта, Россия «отжимая» у Мексиканской республики север штата Калифорния, волей-неволей поспособствовала исходу небольших и плохо вооружённых отрядов мексиканской армии на юг. Где они объединились и решились дать бой, но не нам, а янкесам. Не знаю как кому, но мне ситуация здорово напомнила «раздербанивание» Польши в 1939 году, когда РККА пришла фактически «на готовенькое».

Хорошо быть «третьей радующейся стороной», утверждаясь в северной части Верхней Калифорнии пока САСШ и Мексика возюкаются меж собой. Жаль долго такое положение дел не продлится, поток переселенцев из восточных штатов растёт, а мы можем ответить разве что частной инициативой старообрядцев, сколько их там будет — ну максимум две-три тысячи…

Кержаки молодцы, честное слово. Сами сообразили, получая весточки через океан от Ефима Фомича, что надо как можно скорее «застолбить» за собой распрекрасное американское Беловодье, наняли корабли, пересекли с бабами и ребятишками Тихий океан. Долина реки Сакраменто им отойдёт, без вопросов. Тем более Кустов блюдёт договор с великим князем свято. Намыли кержаки двадцать три пуда золота. Даже не намыли — собирают самое легкодоступное, самородки нашли примерно в тех местах, что я указал. А нечастая «контрольная» промывка давала такие результаты, что у бывалых бородачей, прииски сибирские прошедших, глаза на лоб лезли.

По договорённости с Кустовым, делёж шёл 50 на 50. Есаул поклялся в верности на той самой Библии, что подарили мне представители старообрядческой «головки» и маловероятно, что утаивал Ефим Фомич даже самую малую толику золотишка. Так и я не обижал ревнителей истиной веры — долина Сакраменто, рай земной в их полном распоряжении! Хозяйственные старообрядцы уже уехали из форта Росс, но оставили прошение заложить своё, отдельное поселение на побережье, дабы и в море ходить самим, не подчиняясь монополии Российско-Американской Компании. По словам очевидцев привезли с собой хозяйственные кержаки множество великое сельхозинвентаря, разной хозяйственной мелочёвки, столь нужной в быту типа котелков, печных плит и лопат-топоров-вил-кос.

— Удачно вышло, Сергей Вениаминович, — обратился я к Образцову, — староверы по своей инициативе прибыли в «райские края», значит, у нас появилась возможность караван из фрегата, двух транспортов и шлюпа идущие во Владивосток, по максимуму забить солдатами.

— Не получится по максимуму, ещё три сотни бородачей ждут оказии, дабы перебраться в здешнее «Беловодье». Умеете же вы, ваше высочество, придумать привлекательное название. Взять тот же Константинополь-Тихоокеанский. В Европе многие решили, что это дело чести семьи Романовых — коль не получается отбить у турок Константинополь Византийский, отстроить новый на дальней окраине империи.

— Вот именно, господин генерал-майор! На то и расчёт. Подуспокоилась старушка Европа, равно как и Османская империя и турок покровители извечные, Франция да Англия. Для них здешние российские дела нечто вроде детских шалостей юного генерал-адмирала Кости Романова, тратит Российская империя ресурсы на «задворках мировых» и радостно оттого политиканам в Лондоне, Париже, Вене и Берлине. Не поняли они ещё, что Европа далеко не весь мир. И это хорошо, потому здесь нас и не особо сильно «давят» великие державы, опасаются, что если уйдём с североамериканского континента, вновь вернёмся к старым идеям, решимся овладеть проливами, выйти к Средиземному морю или из Средней Азии путь в Индию искать начнём.

— Но, ваше высочество, государь, насколько мне известно, не оставил намерений освободить южных славян от османского ига.

— Совершенно верно, «южный вектор» российской политики по прежнему на первом месте. Потому и нам здесь надо торопиться, за пять лет отстроить такую структуру, чтобы она смогла устоять в противостоянии с Северо-Американскими Соединёнными Штатами. Вдруг да обострятся отношения России и иных великих держав, начнётся стравливание с североамериканцами.

— Увы, ваше высочество, в чём в чём а в умении столкнуть лбами конкурентов британцы преуспели, и я ожидаю в 1848 или в 1849 году предъявления ультиматума Правительством САСШ с требованием очистить Калифорнию. Вот увидите, подгадают так, чтоб вы были на полпути в Петербург и заявят свои требования.

— Ничего, Сергей Вениаминович, прорвёмся. Я, честно говоря, надеюсь на изрядное кровопускание, которое устроит янки наш с вами общий знакомый капитан, вернее уже полковник Игнасио.

— Не обольщайтесь, Константин Николаевич, от силы год ещё продержится республика Мексика. А затем, по заключении мира САСШ ударит по Русской Калифорнии. Я плачу немалые деньги за доставку газет из крупнейших городов Восточного побережья и везде одно и тоже — русские воспользовались войной САСШ с Мексикой и «ударили в спину», захватив территории, по праву принадлежащие Соединённым Штатам Америки. Особенно неистовствуют бостонские газетчики.

— С бостонскими листками понятно, их китобоев Невельской изрядно прошерстил, но остальным то мы что сделали плохого?

— Психология, ваше высочество. Психология мелких лавочников и фермеров, видящих своё захолустье центром мирозданья. Такие люди считают себя гораздо выше остальных, завидуют миллионщикам, презирают слуг и чернокожих, ненавидят соседей.

— Однако, господин генерал-майор, однако. Раз уж зашёл разговор о газетах, прошу вас немедля озаботиться закупкой самых новейших печатных машин для типографии. Что так смотрите удивлённо — поставим в Константинополе-Тихоокеанском типографию, начнём выпускать газету «Русская Америка», а к ней ещё приложения: «Русская Калифорния», «Русская Аляска» и так далее. Журнал издавать будем с красочными фотографиями здешних красот. Надо же как-то зазывать народ в края дальние, одними старообрядцами не обойдёмся. Они, конечно, плодятся здорово, но ждать 15–20 лет пока вырастет поколение коренных русских калифорнийцев нельзя. Уже к 1850 году в Калифорнии должно проживать не менее десяти тысяч православных переселенцев.

Совместная работа с генералом Образцовым убедила, что лучшего заместителя, а возможно и генерал-губернатора Русской Калифорнии не найти. Сергей Вениаминович знал пять иностранных языков, в том числе и испанский, что и послужило главной причиной его откомандирования в Америку, был мастером сбора сведений как военно-политического, так и экономического характера и отменно разбирался в военном деле.

Помимо закупки станков для типографии генерал-майор предложил (если конечно финансово потянем) приобрести и оборудование для оружейной мастерской.

Финансы позволяли и вопрос был единственным — расплатиться с поставщиком, ушлым мормоном, клятвенно обещавшим привезти лучшие станки (мормонская община выступила гарантом в этой сделке, подтвердив добросовестность своего члена) золотом долины Сакраменто, выдаваемым за сибирское, или же не рисковать, мало ли — найдутся дошлые и ушлые рудознатцы и ювелиры, «выкупят» откуда золотой песок и самородки…

По здравому размышлению решил не рисковать, авансировал купчика из «старых» сибирских заначек.

А вот как дальше быть — Кустов в письмах туманно намекал на «приращение истинно верующих аж на 17 душ», что означало, умножаем 16 на 17 — аккурат 272 кило прироста «золотого запасу».

Всё-таки знатный пан атаман Костик Калифорнийский, какому-нибудь Грициану Таврическому до таких масштабов пыхтеть и пыхтеть, но сейчас первостепенная задача и забота — сохранить в тайне старательские работы артели старообрядцев.

— Сергей Вениаминович, распорядитесь ещё перебросить полета человек к Кустову, там сейчас женщины, ребятишки. Не дай Бог вырежут кого из них индейцы или протестантская сволочь, на нас грех будет — не уберегли.

— Ваше высочество и так «Беловодье» охраняется едва ли не лучше чем ваша ставка. Честно говоря, не пойму я вашего благоволения раскольникам.

— Хм, это с какой стороны посмотреть, кто раскольники, а кто византийского благолепия наследники и верный последователи. Надо прикрыть долину Сакраменто, Сергей Вениаминович. НАДО! Там тропа этого чёртового Фримонта идёт, переселенцы ломятся по ней в Калифорнию, всех трудно завернуть, за всеми трудно уследить. Там сейчас передовая нашего противостояния с САСШ.

— Слушаюсь, ваше высочество!

А я засобирался к Кустову. Надо было привезти бравому есаулу и зрядно разменных денег. Ведь всё золото он передавал мне, получая долговые расписки великого князя, либо звонкую монету. Но «ударный» прирост добычи в последнее время предполагал скорое обнуление в казне. Золотого песка до хрена, а что с ним делать? Сибирский скоро разойдётся, а дознается кто, что золотишко намыто здесь, в Калифорнии, а не во глубине сибирских руд, и кранты нам, проще с регулярной армией САСШ воевать, нежели чем отбиваться от десятков тысяч жаждущих немедленного обогащения вооружённых и «поехавших» золотоискателей.

Пришлось обратиться к вездесущим мормонам и аккуратно поинтересоваться — могут ли они посодействовать в приобретении станка, способного печатать «звонкую монету». Желание «русского принца» чеканить собственные денежки вызвало у «святых последнего дня» неподдельный энтузиазм. Я сначала даже не понял — почему, но как оказалось Сэм Брэннан мыслит также стратегически как и великий князь и «совершенно случайно» есть у него знакомый ювелир у которого можно приобрести нужное оборудование. Хоть серебряные рубли чекань, хоть золотые. Ну а что — в нашей реальности было такое, когда Российско-Американская Компания выпускала свои «марки», есть и у меня несколько образцов местной «валюты». Но сыну императора не пристало мелочиться и «кроить деньги» из кожи и пергамента. Нет, только монеты: медь, серебро, золото. Так и ответил шустрому «главмормону», мечтающему чеканить валюту страны Де зерет.

Октябрь в Калифорнии — наираспрекраснейший месяц! В бывшее имение Саттера отправился с изрядным конвоем — полтораста всадников, половина останется на пограничной службе, ограждая русскую территорию от назойливого внимания чужаков. Пять фургонов, изготовленных русскими умельцами, оставались по сути теми же телегами, только с парусиной сверху. Фургоны вообще-то были нужны исключительно для конспирации — чтоб на обратном пути загрузить в них ящики с золотом. Потому пришлось крепко подумать — чем забить их от форта Росс. Сначала я распорядился закинуть скарб переселенцев старообрядцев, заодно с оказией его и доставить хозяевам. Вот будет кержачью сюрприз приятственный, но оказалось — «кустовцы» мигом освоились на земле калифорнийской, и взяли «напрокат» у Мезенцева, вернувшегося в форт Росс и служащего замом у Образцова, и повозки и лошадей. Капитан, памятуя о моём благоволении ко всякому русскому человеку, имеющему стремленье к перемене мест, не пожалел поселенцам ни телег ни фургонов ни коней.

Посему, всё той же конспирации ради загрузили фургоны всякой нужной в хозяйстве всячиной, вплоть до китового жира, вполне себе годного для освещения жилищ, ну или там для лампад возжжения.

Дорога до «Беловодья» была вполне себе обихожена и кони с самого раннего утра бодро поволокли фургоны, я же с конвоем выехал в полдень, рассчитывая нагнать обоз уж близь бывшей саттеровской вотчины.

Вот же как история «проворачивается» ТАМ Саттер жил долго, но не сказать что счастливо и умер в нищете, а здесь едва получил хорошие деньги за своё поместье, выехал в Сан-Франциско, ещё не ставший Дезеретом где был ограблен и убит бандой состоящей, что интересно, из индейцев и мексиканцев. Заодно и членов семьи ограбили и жестоко избили…

Кустов встречал за пару вёрст до «резиденции».

— Здорово, Ефим Фомич, как жизнь молодецкая, слышал радость у тебя — хозяйка с ребятами до отца добрались.

— Точьтак, ваше сочство. Теперь я при семье. А семья при мне стал быть.

Когда остались с Кустовым наедине, старообрядец поведал новость, дошедшую до него неведомо какими каналами. Якобы евреи из местечек возбудились к переселению в Америку и император всероссийский к сему делу весьма благоволит. Кержаки резонно опасались, что сыны Сиона потеснят их в райском Беловодье, которое уже искренне считали своим, а Кустова, сумевшего найти такое замечательное место весьма высоко продвинули в их старообрядческой иерархии.

— Не боись, Ефим Фомич, пока я жив, ревнителям веры истинной опасаться нечего. А я помирать не собираюсь. Так-то! Про евреев было письмо от отца, но я настоял, чтоб их на Амур слали, если кому невтерпёж с малороссами по соседству проживать. Тут же они будут и нашим и вашим служить, а в предвидении возможной войны с американскими штатами, нам такая пятая колонна без надобности.

— Какая пятая колонна?

— А, ну это была притча про греческих богов. Там всё про язычество, тебе не к месту такое знать.

— Ну да, ну да, — Кустов осенил себя «правильным» крестным знамением.

Грешен, несколько раз во время служб нарочито «ошибался» и крестился двумя перстами. Естественно, замечаний великому князю ни один служитель культа делать не осмеливался. Но разговорчики то шли! Чего я, собственно и добивался — староверы убеждались в приверженности Константина «старой вере», а я в свою очередь помогал им сколь возможно, памятуя о мошной «старообрядческой мафии». Так и жили — понимая необходимость сотрудничества.

— Вот что, Ефим Фомич, собираюсь я денежку свою чеканить, ты поузнавай у своих, должны быть мастера. Заодно и ваше золото превратим в монеты, которые сбыть куда как проще.

— Есть такие люди, всё сделаю в лучшем виде.

— Скажи, сильно досаждают переселенцы, как удаётся в тайне золото брать?

— Да я ж поставил наряды вперёд, по самой черте граничной, там и языки знающие люди, они разъясняют, как и чего. Составляется караван и идут под присмотром в эту прости господи Ебуну.

— Иерба-Буэну?

— Ага, в неё.

— Там сейчас мормоны думают свою мормонскую страну образовать, как полагаешь, Ефим Фомич, получится у них?

— Пока они нужны России, будут пыжиться. А так — сковырнут их мериканцы. Не сейчас, но через год-другой точно сковырнут. Местность там хорошая, на неё охотников много будет.

— Ладно, стратег. Пошли, угостишь чем Бог послал, или ты меня как чужого, из «поганой посуды» потчевать собираешься?

— Да ты что, ваше сочство, как можно! За тебя старцы молитвы возносят, какой же чужой. Самый наш, только крест свой тяжкий несёшь средь нехристей…

— Эка захвалил то, Фомич. Пошли, с семейством познакомишь, я детишкам подарки захватил.


Глава 20 | Константинополь Тихоокеанский | Глава 22



Loading...