home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 26

В Красноярске пробыл восемь дней. Помимо встреч с губернскими чиновниками и купечеством пообщался и с переселенцами. Как раз большой обоз, в сотню саней (двести восемьдесят взрослых и ребятишек) направлялся на Амур.

Снарядили в дальние края крестьян, лучшей доли ищущих, неплохо. Однако, когда переговорил со старшим партии, немало неприглядных фактов выяснилось. Так, помещики Московской и соседних со старой столицей губерний, едва узнали, что в зачёт рекрутской повинности можно выставлять двух переселенцев вместо одного рекрута, сплавили к брату Саше, коль цесаревич сим вопросом занимался, всех горьких пьянчуг, даже с семьями отдавали. Резон крепостников понятен — нищету, от которой одни убытки погнать из деревни, освободившуюся землю перераспределить среди более-менее справных хозяев. С общины опять же нагрузка снимается по подкармливанию горемычных семей, чьи главы изрядно закладывали. И план по рекрутам исполнен и от обузы освободились — пускай голь перекатную сыновья императора далее содержат.

В принципе, с содержанием и снаряжением в дальнюю дорогу бедняцких семей проблем никаких не было — переселенческий фонд с лихвой покрывал все затраты, даже без привлечения моего «золотого запаса». Старинные партнёры конезаводчики опять-таки пособляли с лошадиными силами. Из Москвы «путешественники» выезжали по изрядно «намоленному» за десять лет пути. За это время появились отдельно стоящие «поселенческие» постоялые дворы, расстояние между которыми чётко рассчитали умельцы из интендантской службы. А там фураж, медицинский контроль, продукты, кузница, баня…

Разумеется, я проскакивал по Великому Сибирскому Тракту «ходом», в «заежках» надолго не задерживаясь. Да и понятно, что отряд великого князя ждали: приготавливались лучшие кони, ямщики за честь считали «промчать-прокатить» Константина Николаевича.

А переселенческие караваны плелись неспешно, к тому же многие, начиная от Омска присматривали себе новое место жительства. Уставали крестьяне отматывать всё новые тысячи и тысячи вёрст. Более половины «востривших лыжи» в Приморье, оседали в Западной Сибири. Ничего, зато на Амур шли или казаки или обозы ревнителей старой, истиной веры. Это самый крепкий, жизнеспособный и работящий народ империю Российскую населяющий. Поэтому я ещё в 1844 году велел не препятствовать тем семьям, которые решали вдруг «сойти с маршрута» и изъявляли желание стать сибиряками, а не дальневосточниками. Касаемо же солнечной Калифорнии, так туда направлялись исключительно кержаки, — энергичные, сплочённые, да солдатские батальоны. Эти по дороге не «терялись». Оставалось только придумать, как невест до Северной Америки доставить. Но вопрос решался — в Иркутске «караван невест» встретился. Строго указал доставить всех девушек в Константинополь-Тихоокеанский, орлам калифорнийским без подруг совсем невмоготу.

Да, про выпивох, — «бухарики» причиняли старшим в караване дополнительные хлопоты. Нет, в дороге жёны и дети вполне справлялись с лошадьми и пьяный глава семейства мог дрыхнуть или куражиться. Но на стоянках такие несознательные, попавшие в кабалу к зелёному змию граждане старались обменять имущество, положенное переселенческим семьям, на спиртное. А менять было что.

Нередко приходилось «главобозникам» вмешиваться в семейные свары, когда жена криком заходилась, пытаясь отстоять положенную от казны утварь, несомую безответственным супругом на пропой в ближайший трактир. Так-так-так, интересно. Не стал откладывать дело в долгий ящик — наваял грозный текст, в котором обещал от своего имени конфискацию имущества у всех, кто купит имущество переселенцев, ибо имущество то, — государственное. Соответственно, покупка чугунков или там лопат и печной плиты — расхищение казны! И чтоб по всему Великому Тракту этот мой грозный то ли указ, то приказ «шумнули». Пока отдыхал в Красноярске и на запад и на восток ушли почтари, с несколькими сотнями экземпляров страшного докУмента, предназначенного к вывешиванию в самых видных местах заежек и трактиров. Посмотрим, насколько великого князя Константина чтут и боятся.

Хитрожопых помещиков, сплавляющих в Сибирь и Приморье кого похуже, понять можно. Да и пёс с ними, отвечу так, что мало не покажется, их же салом да по их му садам. Приказал поручику Фатееву озаботиться вопросом. Надо выбрать несколько наиболее забитых и затюканных пьянчуг, и отследить их судьбу, помогая «ненавязчиво» в агитационно-пропагандистских целях. Уже на месте, неважно — здесь, в Сибири, или под Владивостоком, дать им хорошую работу, землю получше, помочь с лесом. А потом пригласить фотографа, чтоб хозяина с семейством на фоне усадьбы запечатлел. Да, и коней непременно хороших. И в газете про таких справных хозяев обязательно написать! Вот специально, когда обратно вернусь в края дальние, к таким «никакухам» приеду в гости, снимусь «на карточку». И потом в их деревни эту газету, где никчёмный прежде Тимошка или там Ермошка стоит подбоченясь, в новой рубахе, сапогах, с самим царевичем рядышком. Наверняка в деревнях тех брожение начнётся — все не все, но многие почувствуют «охоту к перемене мест», потянет крестьян в «места райские, обетованные» где даже пропащий мужичонка становится ХОЗЯИНОМ!

Поручик выслушал, восхитился моим коварством и убежал к переселенцам, уточнять у старшего каравана все нюансы и особенности…

Весть о возвращении великого князя Константина Николаевича, победителя китайцев и мексиканцев в Санкт-Петербург, собрала в Красноярске лучших людей (без кавычек и иронии) Енисейской губернии.

Практически вся неделя прошла в нескончаемых встречах, обсуждении проектов, зачастую фантастических. Так и понятно — сибирские просторы порождают такой же неохватный разгул фантазии. Хотя, были и дела реальные. Енисейское купечество и инженер Захаров приехали не с пустыми руками — раскатали по столу карты по прокладке дороги от Енисейска до Томска, своей «енисейской половины». Жаловались, что у томичей дело идёт куда как проще — те мол, до Чулыма уже пробили направление будущего тракта, а енисейцам куда как сложнее — болота, болота, болота.

Ого, уже до города Асино моей реальности пробили томские дорожники трассу, молодцы, молодцы. Но им и правда гораздо легче, я то жил в Верхнекетском районе Томской области, недалеко от Обь-Енисейского канала, на границе с Красноярским краем, знаю что почём.

Пришлось даже успокаивать огорчённых патриотов из славного города Енисейска-дескать, понимаю все сложности да трудности, ни в коем случае не надо жилы рвать и состязаться, кто больше вёрст проложит до соединения дорожных отрядов. Главное — качество, чтоб на века, чтоб потом и железная дорога там прочно встала. А болота, что ж — Господь так распорядился. Памятуя остановку в Иркутске, когда на ура ушёл десяток «американских газет» с видами Калифорнии и Аляски, и красноярцам-енисейцам выделил по пять экземпляров. Реакцию сибиряков предугадать было нетрудно — возбудились ехать за океан, строить пароходы, вести торговлю по всему Тихоокеанскому побережью.

Э! Стоп! Вы мне здесь нужны, земляки дорогие, кто Сибирь осваивать будет? Еле убедил направить энергию на освоение Северного Морского Пути, чтоб по Енисею проходить до порта Проточный (у нас — Диксон) который уже функционировал, там капитан-лейтенант Фролов с командой зимовали и обустраивались второй уже как год. Так вот и задача для купчин — выскочить в Карское море по весне-лету и в одну навигацию ухитриться пройти в Тихий океан. Тем более, сейчас Российско-Американская Компания активно осваивает свою часть маршрута. Геннадий Иванович Невельской не только браконьеров гонял, но нашёл время и организовал исследовательскую партию из трёх знающих офицеров, усилил её местными, как индейцами, так и сотрудниками Российско-Американской Компании и двинулись отважные полярники закладывать опорные станции в краях суровых, попутно ведя картографические и гидрографические работы. Три шхуны из трофеев получили на нужды «Северной Экспедиции». Да я б и больше сил и средств закинул в сей проект, но пока рановато гнать. Рановато. До Макаровского «Ермака» — полвека! Поэтому не спеша поведём освоение побережья Северного океана, осторожно, но основательно.

Да, вывез красноярцев к тому самому месту, где быть надлежит мосту железнодорожному через Енисей, заявил, что вижу здесь через двадцать-тридцать лет «нитку» железнодорожного полотна «сшивающую» необъятную Российскую империю. Пока же порекомендовал устроить площадку для отдыха, с видом на великую реку, как поеду обратно на Дальний Восток, непременно желаю показать будущей супруге красоты земли красноярской. Но сразу предупредил — показуха и цветочные клумбы не нужны, лучше дорогу отсыпать, без кочек и ям.

— Господа, здесь находятся представители города Енисейска, золотой столицы России. Мы в Калифорнии, только-только ставшей российской, сразу же запустили в работу телеграф, а почему между Красноярском и Енисейском нет телеграфного сообщения?

— Ваше императорское высочество, приказывайте — всё исполним.

— Николай Савельевич, да зачем приказывать, вы сами оцените выгоду быстрой передачи телеграмм, едва линию протянете. В Калифорнии Николаевск-Американский и Константинополь-Тихоокеанский связали телеграфом, неужели сибиряки не смогут?

— Да сможем, отчего не смочь.

— А представьте, как пробьёте из Енисейска до Томска просеку, где впоследствии тракт пойдёт. Так куда быстрее, чем дорога столбы протянуть. И завяжетесь, сибирские города в одну новостную сеть. Представляете, какие горизонты для коммерции открываются?

В Томске организовали торжественную встречу. Как и в Красноярске, в город съехались любопытствующие из деревень, вёрст за сто и более от города отстоящих. Ради такого случая решились даже фейерверк учинить. Народ искренне ликовал, приветствуя геройского великого князя, побившего несметные полчища врагов и прирастившего державу новыми землями.

Интересно, что «гонцы» из Красноярска успели рассказать о моих пожеланиях в части прокладки линий телеграфа меж городов сибирских и томичи оперативно подсуетились — уже и план нарисовали. Двух линий-до Енисейска и Ачинска.

— Вижу, господа, что «ямщицкий телеграф» работает выше всяких похвал, но и вам есть чем похвалиться. «Пробили» тракт енисейский прям до Чулыма! Пусть пока «вчёрную» но уже какая-никакая дорога, а не «направление». Молодцы!

— Ваше высочество, соблаговолите милостливо соизволить оказать честь и дать название поселению у будущего моста через реку Чулым «Константиновск-на-Чулыме».

— Ого, как витиевато вы изъясняетесь, Павел Александрович. Да почему и нет, согласен, хотя и думал Асино ту деревушку будущую назвать.

— Простите, ваше высочество, но почему — Асино?

— Не обращайте внимания, блажь нашла. Много по Сибири разных названий речек от тунгусов, вот и вспомнилось. Быть поселению, а затем и городу Константиновск-на-Чулыме, одобряю!

— Мост же ваше высочество начнём строить как только…

— А вот с мостом не спешите, силы направьте на прокладку тракта. Паромной переправы пока вполне достаточно. А как свяжем Томск и Енисейск дорогой, тут и пойдут улучшения. И мост через Чулым и прочие, прочее, прочее.

Как немного надо нашим людям — поговорил с ними великий князь, запросто, по-дружески. Про Калифорнию рассказал, про железную дорогу, которая в обозримом будущем протянется от Петербурга до Владивостока, а от Томска пойдёт ветка до Чукотки, и будет тоннель под Беринговым проливом или же невероятный по длине и масштабам мост. Но то уже внуки наши свершат. Хотя, прогресс такими семимильными шагами шествует, господа, что может быть и мы увидим сие чудо…

Собеседники настолько прониклись, — готовы были прямо в ночь бежать с киркой и топором наперевес, лес валить, дорогу строить. Куда там субтильному Павке Корчагину — такие купчины, сущие медведи, загорелись дорожно-телеграфным проектом. Насилу удержал, указал готовиться к летнему сезону, чтоб по весне ни один день потерян не был.

В Уфе получил известие, что мой лейб-гвардии Финляндский полк выдвинулся в Москву, дабы торжественно встретить и сопроводить шефа полка до Санкт-Петербурга. Полдня читал письма от родителей, от невесты, уже освоившейся в городе на Неве и перешедшей в православие, от братьев и сестёр. Конечно же, сёстрам и младшим «брательникам» отвечать не собирался. Скоро и так приеду, надарю заморских диковин. Мальчикам — индейские боевые топоры и головные уборы вождей. Девочкам — золотые украшения, якобы из сокровищницы инков, изготовленные моими бородатыми ювелирами-фальшивомонетчиками. Интересно, как там в Калифорнии сейчас? Ещё до отплытия, уже находясь на «Авроре», готовой уйти в океан, получил известие о захвате отрядом полковника Ньюмена калифорнийского Монтерея. Мексиканцы организованно отошли, сдав городишко без боя, но убили из дальнобойных ружей трубача, находившегося рядом с полковником. Понятное дело — целили в командира, а горнист попал под раздачу. Что ж, похоже партизанская война на территории Верхней Калифорнии отходящей Северо-Американским Соединённым Штатам разгорится нешуточная, не зря же я «вколачивал» в тогда ещё капитана Игнасио мысль о эффективности стрельбы из-за угла и безнадёжности открытого противостояния с более многочисленной и на порядок лучше вооружённой армией североамериканцев.

Да и мы не зря землю рыли, попэаничную полосу сооружая. Не зря терпели насмешки индейцев, мексиканцев и англичан. Хрен теперь враги к нам проскочат незамеченными, хоть сколь-нибудь крупным отрядом. А отдельных диверсантов всё равно выловим и задавим втихую. Кстати — американцы как раз не смеялись, а старались о наших фортификационных прожектах узнать как можно больше. Видимо впечатлились «укрепрайоном» у форта Росс, ныне Николаевска-Американского. Так и надо было крепить оборону насколько возможно, — там до Сан-Франциско рукой подать, один рывок конницы и пожалуйте, получайте вероломное нападение без объявления войны.

Ладно, удачи мексиканским партизанам, а мне пора уже мыслить категориями «европейскими», Александр написал о разговоре с родителем. Государь-император считал моё возвращение на Дальний Восток после женитьбы преждевременным. Мол, пускай поживут молодые в Петербурге под присмотром родительским какое-то время, детишек понаделают. Константину есть чем заняться и не мотаясь по свету как Лисянский и Крузенштерн с Литке. Эх, жаль не дождался меня Иван Фёдорович, полтора года как отдал Богу душу легендарный человек и пока ешё не пароход. Ничего, первый ледокол назовём звонко и знаково — «Иван Фёдорович Крузенштерн»! Хорошо, Литке бодр и деятелен, все мои проекты по порту в Кольском заливе и проводке судов до Енисея Фёдор Петрович курирует. О чём непрестанно докладывает. Да, дел и здесь хватит, тем более Европа бурлит — неспокойно во Франции. Я то знаю, что именно сейчас, пока я направляюсь неспешно в Москву и Петербург, племянник Бонопарта со товарищи «шатают режим» короля Луи-Филиппа. А там и Германские княжества зашевелятся и в Австрийской империи венгры восстанут. Интересное время, чёрт побери. Главное не спешить в дороге. Пока мы с Александром в Петербург не доберёмся, а отец велел нам от Москвы ехать вместе, дабы явить подданным мощь и силу династии, никаких поспешных шагов государь император не предпримет, никаких заявлений опрометчивых не сделает. Дождётся старших сыновей, обязательно.

К Москве последние пару сотен вёрст приближались с черепашьей скоростью, по пути приходилось принимать поздравления от «сливок общества». Ответные речи толкал в духе великого комбинатора, только вместо железного коня фигурировал стальной паровоз, сменяющий обозы ямщиков. Изрядно удивило, что неплохо осведомлены дорогие россияне о делах калифорнийских. Тут, очевидно сказалась и реклама — оттиски «американских карточек» получили в народе широкое хождение. Увы, пришлось разочаровать — не мог я забирать крепостных в Америку, сразу же делая их вольными. Но клятвенно пообещал всяк такой случай рассмотреть и «порешать вопрос» с помещиками. Двух активных крепостных, кстати, тут же и «выкупил» у хозяев. Благо те рядом находились. Перечить великому князю насупившиеся дворяне не решились и отдали желающих перебраться в солнечную Калифорнию мужиков задаром. Но я по сотне всё-таки заплатил, отправив однако для сборов с каждым «новокалифорнийцем» по паре гвардейцев-охранников. Мало ли, передумает помещик. Одно дело перед великим князем бекать-мекать и на всё согласным быть, а вот вернётся в имение, очухается и отыграться захочет. Так что — проконтролируем. Представляю, какие сказки пойдут в народе про Константина после сего случая.

Александр не удержался и с конвоем выехал мне навстречу, совсем как я встречал брата из его дальневосточного вояжа…

— Костя! Брат!

— Здравствуй, брат!

Обнялись, прослезились оба. Не знаю почему, но я к цесаревичу испытывал искреннюю симпатию и приязнь. А вот прочие братья-сёстры как-то чувств родственных не внушали. Ну да ладно, главное с наследником отношения хорошие, воистину братские, сообща и поведём Россию путём правильным, когда батюшка изволит почить в бозе…

Хотя, если удастся «перевести стрелки» даже немного, высока вероятность, что Николай Павлович проживёт черт те сколько годочков. Сейчас папане 52 года, здоровья немеряно, режим блюдёт, никаких излишеств, типа чревоугодия и пьянства. Наверное поэтому император моё хулиганство и не принял на свой счёт. Таки украл я у Бродского «Письма к римскому другу», не удержался, украл.

Поначалу хотел убрать про цезаря и обжорство, но не решился чекрыжить текст Мастера — скоммуниздил и опубликовал в первозданном виде. Как и предполагал, народ страшно возбудился и моментально вычислил, что я обращаюсь к цесаревичу, маскируясь под седого старца Плиния. И из американского далека осуждаю абсолютную монархию, чему подтверждение ррреволюционные строки: «Если выпало в империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря».

Брат моментально отписался: БОМБА! Поэтическая бомба! Но отец только посмеялся, когда доброхоты пытались указать на «вольности и якобинство» генерал-адмирала. Батя то знал, с кого я пример с малых лет беру, отдавая, как и венценосный родитель, должное упражнениям физическим, и в еде умеренность соблюдая.

Так что попусту стукачи выслужиться пытались. Ну а брат их «на карандаш» взял.

Неспешно ехали, беседовали. Чтоб спокойно обменяться наиболее важными и спешными новостями, облачились в мундиры поручиков лейб-гвардии Финляндского полка. Во главе отряда поручики Фатеев и Скрябин в меру отпущенного им актёрского таланта, изображали нас, а охрана никого не подпускала к «лицедеям»…

— Костя, даже не думай ближайшие два-три года про отъезд из Петербурга. Отец твёрдо решил удержать тебя при себе. В Европе неспокойно.

— Попомни мои слова, брат. В этом году рухнут Франция и Австрия, подточенные внутренними противоречиями. Следует быть к тому готовыми и не ввязываться в ненужную России мировую бойню.

— Костя, ты так говоришь, как будто точно знаешь, что произойдёт.

— А ты разве не читал обличающую меня статью неких Карла Маркса и Фридриха Энгельса? Они здорово прошлись и по самодержавию и по российской экспансии на Тихом океане.

— Конечно прочёл. Два сумасшедших бумагомарателя. Да кто к ним прислушается!

— Нет, брат. Эта парочка не так проста, они выражают надежды и чаяния европейской буржуазии, жаждущей заполучить власть. Деньги у буржуа есть, осталось расшатать и обрушить престолы, учинить республики вроде САСШ. И Россия с абсолютной монархией таким писакам как кость в горле. Против России, против династии очень скоро начнётся война. Может быть явная, но скорее — тайная. С клеветой, выстрелами в спину, отравлениями, попытками дворцовых переворотов. Потому, брат, удели особое внимание безопасности как своей, так и семьи, ведь у революционной сволочи, нет ничего святого.

— Страшные вещи говоришь, Константин.

— А как ты думаешь — библейские заповеди остановят верхушку масонских лож? Когда у них цель завладеть всем миром, все государства подчинить. Я, Саша, много читал, в том числе и известных тебе Маркса с Энгельсом. И так скажу — впереди и у России и у старушки Европы время страшное, но интересное.

— Блажен кто посетил сей мир, в его минуты роковые.

— Именно так, брат. Именно так. Но как же твоё обещание провести меня от Москвы до Санкт-Петербурга по железной дороге? Когда начнётся движение по всей магистрали?

— Через полтора года, Костя, обещаю! Тебе спасибо за старообрядцев.

— Что такое? Чем бородачи отличились?

— После твоего отъезда на Восток и трагической смерти Клейнмихеля, я стал единолично принимать решения по стройке, отец самоустранился, давая возможность приобрести опыт управления большим ДЕЛОМ. Если бы не пришедшие ко мне подрядчики с рекомендациями от тебя, завалил бы работу.

— А с кержаками, выходит, не завалил?

— С кем? Ах, это их прозвище. Знаешь, очень ответственные и грамотные оказались. И люди и инструмент и качество работ — выше всяких похвал. Главное, Костя — не воруют! Умудряются и сами выгоду поиметь и отлично работу сделать. Нет гнилого леса, плохой щебёнки — всё отменного качества. Опять же не пьют, кормят артели хорошо, больных на дороге раз в пять меньше стало. Оттого и гораздо скорее планов завершаем стройку.

— Здорово, брат, здорово. А потом и от Москвы на Владивосток поведём Великий Сибирский Железнодорожный Путь!

— Костя, расскажи теперь — зачем ввязался в авантюру с Калифорнией? Ты же не собирался её отторгать у Мексики, что тогда произошло? Неужели правду говорят о несметных запасах золота, там обнаруженных?

— Кто говорит?

— При дворе разные слухи ходят.

— А версии про дурость Константина не рассматриваются? Только честно, Саша, это важно.

— Да, есть и такие соображения, но они от клевретов Нессельроде исходят, не нравятся твои приобретения достопочтенному Карлу Васильевичу.

— Так, а про золото кто чушь распространяет?

— Да это больше предположения, не было же никакого резона задираться сразу и с Мексикой и с САСШ. Сколько там у тебя было штыков — горстка! По Амуру уже хватало сил, чтобы понудить изрядно побитый англичанами Китай к разграничению в интересах России. А в Калифорнии — авантюра!

— Не такая уж и авантюра, брат. Четыреста пудов золота скрыто в хранилище форта Росс, поименованного недавно Николаевск-Американский.

— Сколько?

— Без малого четыреста. Сейчас, возможно даже больше. Богатейшие залежи, сибирские старатели поражены. Выбираем только то, что поверху. Впереди работа по обустройству полноценных приисков, но до того времени необходимо надёжно прикрыть границу. Десятки тысяч золотоискателей злых и вооружённых, это пострашнее всей армии САСШ.

— Так вот почему ты переменил решение и вместо Аляски устремился на юг американского континента.

— На Аляске тоже побывал, но недолго. К сожалению, не зашли на Камчатку — погода не способствовала…

— Теперь понятно, почему генерал-адмирал Российского флота так ратует за усиление флота Тихоокеанского даже в ослабление Балтийского, столицу прикрывающего. Золото!

— Ах, Саша! Не в золоте дело. Пойми, не в золоте! Сейчас в Северную Америку переброшено около десяти тысяч русских людей. Ты бы посмотрел на них, Саша! Труженики, воины, мастера! Для них земля калифорнийская стала Отечеством. Уже первые свадьбы там сыграны, ребятишки родились. И эти люди, Саша, не крепостная серая скотинка, не быдло! Пионеры, первооткрыватели, герои! Люди новой России, новой эпохи. Они, а не какие-то слитки, главная наша ценность, они и есть — ЗОЛОТО РУССКОЙ КАЛИФОРНИИ!

Больше книг на сайте - Knigoed.net


Глава 25 | Константинополь Тихоокеанский |



Loading...