home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6. Враг не дремлет

Назавтра, приехав на работу, коротко рассказал своим парням о моих приключениях и предупредил, чтобы они, как говорится, не теряли бдительности, могут добраться и до них. Они в свою очередь ввели меня в курс по нашим разработкам, точнее по тому, что изменилось за время моего вынужденного отсутствия. Оказалось изменений немного, парни были в шоке от моего исчезновения, и работа у них особо не двигалась. Я немного пожурил их, сказав, что несмотря ни на что работу останавливать нельзя. От нашей работы напрямую зависит будущее нашей страны.

Через пару месяцев мы закончили первый этап «блока невидимости», как мы его называли, для самолёта Ту-160. Провели ряд испытаний. При включении блока самолёт почти исчезал с радаров, точнее вместо одной цели появлялось множество целей, удалённых друг от друга на расстояние до километра. ПВО просто не могли выбрать, по какой пускать ракеты. Конечно, работа была полностью не закончена, но Путилин был доволен результатами. Он сказал, что будем запускать блок в серийное производство, а нам необходимо работать над его дальнейшим улучшением. Мы трудились и над другими проектами все они, естественно, были связаны с оборонкой. Работы было много, но я продолжал посещать спортзал, бегать кроссы, как раньше, правда, не получалось. Не буду же я таскать с собой своих охранников, это уже будет какой-то групповой забег. Они по-прежнему охраняли меня днём и ночью, я только по территории института мог один ходить. Меня это уже начало напрягать, и я как-то вечером позвонил Путилину и предложил убрать охрану. Он как всегда внимательно выслушал меня.

— А вы знаете, Максим Алексеевич, что мы уже взяли одну группу киллеров, которая к вам подбиралась? Вы думаете, нам хочется отрывать людей от других операций? Кроме двоих сотрудников сопровождающих вас, есть ещё группа наружного наблюдения. Вот они и засекли, что за вами следят подозрительные люди, взяли — оказалось, от наших друзей из-за океана. А иначе, мы с вами скорей всего бы уже не разговаривали. Так что сохраняйте бдительность, а охрану мы снимем, когда в ней не будет необходимости. Он попрощался и отключился. Наступил 1988 год, зима прошла без происшествий, а в июле в Москву приехал президент Рейган и на встрече с Андроповым был подписан договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1). На три года раньше чем в моей реальности и без отсрочки в три года. Договор должен вступить в силу с первого января 1989 года сроком на пятнадцать лет.

Путилин при встречах говорил, что мы «организуем» утечку нужной информации по новым разработкам в военной сфере и американцы потихоньку «сдаются». Продолжают бояться нас всё больше и больше, есть большая вероятность их «дожать». С Рейганом мы подписали два важных договора, скоро у них выборы, придёт новый человек. Необходимо сделать задел, чтобы и у него не было даже намёка на агрессию против СССР. Прошло ещё два года, в штатах сменился президент, в белом доме поселился Джордж Буш, который был вице-президентом при Рейгане. Каких-то глобальных изменений не было, но американцы окончательно проиграли в гонке вооружений. Конечно не в количественном отношении, оружия у них было наделано гораздо больше. Мы выиграли качеством, передовой мыслью, оторвавшись от них на десятилетия. Они уже не планировали превентивного ядерного удара, так как их ракеты вряд ли преодолели бы наши ПВО, а вот наши запущенные в ответ сделали бы это с лёгкостью. Естественно менялась и обстановка в мире в целом. Социалистические страны, вслед за нами принявшие законы о частном предпринимательстве, стремительно развивались, богатели, крепли. Оружием мы конечно им помогали. Развивающиеся страны всё больше выбирали социалистический путь развития, а бывшие союзники и друзья США, постепенно наращивали с нами товарооборот и всячески высказывали свою лояльность. У них появилась глобальная проблема — не допустить победы на своих выборах левых партий и движений. Так, что нам мешать им было некогда.

И страна советов развивалась. Дефицит исчез полностью, значительно вырос экспорт, наши товары брали с удовольствием, за их отменное качество. А за качеством следило государство и очень строго, надо было поддерживать имидж. У нас были отличные сотовые телефоны, компьютеры и другая электроника. Мой выбор кандидатов в свою группу из изобретателей, заинтересовал Путилина, и он серьёзно переделал общество рационализаторов и изобретателей. Теперь внедрить достойную разработку в производство и получить патент стало на много проще, за этим следила специальная комиссия из учёных. Изобретения очень хорошо оплачивались, и благодаря этому страна получила множество действительно стоящих разработок, опережающих своё время. Наша небольшая группа выросла до целого отдела, который я и возглавил. Но если честно, я не любил заниматься административной работой, мне больше нравилась работа в лаборатории. Поэтому я взял себе заместителя, на которого всё это и спихнул, а сам пропадал в лаборатории.

Любовь Павловна вышла на пенсию и переехала ко мне в столицу. Теперь она кормила меня домашними борщами и котлетами. Она быстро перезнакомилась с соседями по дому и чувствовала себя в Москве вполне комфортно. Иногда, правда, заводила разговоры о женитьбе и внуках. Но в личной жизни мне как-то не везло. Света окончив институт, вышла замуж за своего одногрупника и уже родила сына. А больше у меня претенденток на роль жены и не было. Многие девушки в институте, конечно, видели во мне перспективного жениха с квартирой, хорошей зарплатой. Но постоянная занятость, и повсюду сопровождающие меня охранники, как-то не располагали к завязыванию романтических отношений. Где-то через пару месяцев после приезда Любовь Павловны, мне позвонил Путилин и сказал, что снимают с меня круглосуточную охрану. Обстановка изменилась в лучшую сторону и необходимость в ней отпала. Мне оставили служебную машину, которая будет меня возить на работу и с работы.

— Водитель естественно наш сотрудник, вооружён, так, что если что прикроет, — закончил разговор Путилин. Первые дни мне было немного не комфортно, настолько я привык к ребятам и даже подружился с ними, но потом привык. Почувствовав, что набираю вес на домашних разносолах Любови Павловны, я возобновил свои пробежки в окрестностях нашего городка. Старался заканчивать работу вовремя, переодевался в кабинете в спортивную форму и бежал. Водитель терпеливо ждал на стоянке возле института, такова служба, ничего не поделаешь. В один из таких забегов, я встретил, когда уже возвращался назад в городок, сидящую на краю тропинки девушку, в спортивном костюме. Я, конечно, остановился и спросил в чём дело. Оказалось Таня, так её звали, работала в воинской части, расположенной в нашем городке, по контракту врачом, и, как и я увлекалась пробежками на природе. В этот раз девушке не повезло, она поскользнулась и подвернула ногу, тут как раз я и появился. Она попросила меня найти какую-нибудь палку вместо костыля и с моей помощью, мы добрались до городка, благо до КПП оставалось не больше пары километров.

На следующий день я зашёл в медсанчасть воинской части и навестил девушку. Вывих ей вчера вправили и она, перетянув лодыжку эластичным бинтом уже работала. Так началась наша дружба с Татьяной. Девушка жила в Москве с мамой и младшей сестрёнкой. Окончила медицинский институт в прошлом году и устроилась в нашу часть. На работу и с работы ездила на институтском служебном автобусе. Я предложил подвозить её на своей служебной машине, так как она жила практически по дороге и она, подумав, согласилась. Когда нога её окончательно зажила, мы вместе стали бегать кроссы по лесу. В выходные ходили в кино, музеи на выставки, да и просто гуляли по городу. Мне было хорошо с ней, легко, можно было говорить на любую тему, она была отличным собеседником. Я побывал у неё дома, и она в следующий выходной нанесла нам ответный визит. Любовь Павловна была в восторге, хлопотала вокруг неё как наседка. А когда я, проводив ее, домой, вернулся, налетела на меня уже коршуном — женись и всё. Да, девушка мне нравилась, но не больше, пламенной страсти я не испытывал, поэтому с женитьбой решил не спешить. Так уж меня воспитали. Как-то мне позвонил Путилин, и предложил вечером встретиться на прежней квартире часиков в семь. Когда я приехал, его ещё не было, но минут через пять он вошёл в комнату.

— Хорошая девушка, — с порога начал он, — мы проверили. Всё чисто, никаких следов наших друзей, можете жениться.

— И вы туда же, — вздохнул я, — Любовь Павловна мне каждый день кровь пьёт, с этой женитьбой.

— Ну, дело ваше, я не настаиваю, — засмеялся он, — вообще я вас пригласил по другому вопросу. Вы конечно знакомы с системой GPS, в вашем мире была такая?

— Да знаком американская навигационная система включает 24 спутника. Последний, в моём мире, был выведен на орбиту в 1993 году, кстати, не плохая система.

— Вот и у нас есть такая, и наши партнёры интенсивно над ней работают с 1983 года, но пока ещё не закончили, и не все спутники вывели на орбиту. А мы хотим опередить их, и создать свою навигационную систему — ГЛОНАСС. У вас была такая? Я молча кивнул. Наша система будет включать так же 24 спутника, размещённых на высоких орбитах. Это позволит, в отличие от GPS, не прибегать для поддержания к корректирующим импульсам. Лётные испытания мы начали ещё в октябре 1982 года, запуском спутника «Космос-1413». Но работы идут слишком медленно, есть мнение передать разработку части приёмного и передающего оборудования вашему отделу. Как вы на это смотрите Максим Алексеевич?

— Надо, значит надо, — ответил я, — будем работать.

— Понимаете, Максим, если мы и в этом деле опередим американцев, и раньше запустим систему, то другие страны начнут пользоваться нашим ГЛОНАССом. Тогда авторитет СССР поднимется в мире еще выше, и США окончательно сойдёт с пьедестала, который под ними и так изрядно шатается. Да и нашим военным данная система очень нужна, сами знаете. На днях к вам приедут люди, которые работают над этой задачей, и вы поделите сферы участия. На этом мы закончили нашу беседу. Вскоре наш отдел загрузили как никогда, я только успевал распределять работу между своими людьми. Заместитель занялся финансовой стороной. Деньги нам выделили, нужно было мотивировать людей на ударный труд и на сверхурочную работу. Сам я всё-таки старался иногда уходить вовремя и бегать с Таней по лесу, хоть и не так часто как раньше. Домой вечером тоже не всегда получалось её подвозить, и она уезжала на автобусе. Так понемногу мы стали встречаться всё реже и реже и постепенно отделяться друг от друга. Любовь Павловна почувствовала это, и усилила на меня давление насчёт женитьбы. Не в силах больше сопротивляться, и подумав, что всё равно надо когда-то жениться, а девушка, в общем-то, мне нравилась, я сдался. Купив на выходные горящие путёвки в подмосковный санаторий, я пригласил Таню поехать, развеяться. Там мы и стали близки, в хорошем номере на огромной кровати. А наутро я сделал ей предложение и она согласилась. По приезду в Москву я обрадовал этой новостью Любовь Павловну, она даже прослезилась от радости. На следующий день я ушёл с работы пораньше, забрал Таню и мы поехали подавать заявление в ЗАГС, нам назначили дату свадьбы через три месяца, так было положено. Отсрочка даже к лучшему, мне всё-таки надо было разобраться с ГЛОНАССом, а работы было ещё много.

Путилин поторапливал, спутники почти каждый месяц выводили на орбиту, и я, собрав своих парней, просил их поднажать, да и сам стал всё чаще задерживаться до позднего вечера. Таня, понимала меня, я ей рассказал о знакомстве с Путилиным, что он лично ставит задачи моему отделу. Она была умной девушкой и знала, что таким людям отказывать нельзя. Тем более он, узнав, что мы подали заявления предложил, в качестве свадебного подарка, подобрать для Любовь Павловны однокомнатную квартиру недалеко от нашей трёхкомнатной. Я поблагодарил, но сказал, что пока мы поживём втроём, площадь позволяет. Не хотелось мне обидеть бедную женщину, ведь она так мечтает о внуках, а мы её выселим в отдельную квартиру. Попробуем, поживём все вместе, а там видно будет. На том и порешили, но я думаю Путилин, остался при своём мнении и квартиру всё-таки подыщет. Тем временем запуск отечественной навигационной системы вышел на финишную прямую. Мы успешно справились со своей частью работы и старались помочь коллегам.

Американцы явно отставали. Ближе к свадьбе я выкроил день, и мы с Таней поездили по магазинам. Я купил кольца, новый костюм, мы заехали, заказали ресторан. Покупать со мной свадебное платье она категорически отказалась, сказав, что это дурная примета, я не стал спорить. Она собиралась в субботу с подругой поездить посмотреть себе свадебный наряд. Свадьба прошла весело, как и положено. Гуляли почти до утра, мы организовали это мероприятие в субботу, так что гости не переживали насчёт работы и отрывались по полной. А в понедельник я поехал в институт оформить отпуск, дать последние наставления своему заму и парням из отдела. Я взял путёвку в Крымский санаторий на две недели. Конечно, конец осени не лучшее время для посещения Чёрного моря, но мы хотели провести медовый месяц вдвоём. До следующего лета ещё очень далеко, и неизвестно какая обстановка будет с работой, могут и не отпустить. Пока я был в институте, позвонил Семёнов и попросил зайти перед отъездом. Закончив дела, я зашёл к нему.

— Максим, в отпуске тебя будут сопровождать двое наших людей, — поздоровавшись, начал он, — вот посмотри на их фотографии.

— Виталий Викторович я вообще-то в свадебное путешествие еду, у меня медовый месяц, — возмутился я.

— Не волнуйся, капитан спать они будут в другом номере, — засмеялся он. — А если серьёзно, мне твоего прошлого похищения хватило, едва погоны не слетели. Ты знаешь, что в стране творится. Недавно пропал ведущий инженер КБ «Южное», два сотрудника охраны погибли. Уже неделю примерно ищут и никаких результатов. Ещё в одном подобном НИИ была предпринята попытка похищения сотрудника, но к счастью неудачная. Нападавшие погибли, но и так понятно, откуда ноги растут. Так, что никаких возражений. Ребята, будут сопровождать вас аккуратно, не привлекая внимания, твоя жена скорей всего их даже и не заметит. К тебе они подходить не будут, для окружающих, вы не знакомы. Если увидишь ещё каких-то подозрительных лиц возле вас, или возникнут другие проблемы, сразу ставь парней в известность. Всё понятно? Я молча кивнул, переваривая информацию о похищениях специалистов.

— Ну, тогда желаю вам хорошо отдохнуть, — он протянул мне руку, — поправляй здоровье и возвращайся. Парней я заметил ещё в аэропорту, в самолёте они сидели в соседнем ряду, да и в санатории их заселили в соседний номер. Не знаю, обратила на них внимание Таня, но мне она ничего не говорила, я тоже молчал, чтобы не портить ей отдых. А отдыхали мы по полной программе. Купаться в море, конечно не купались, уже было достаточно холодно, но гуляли по берегу постоянно, дышали воздухом. Ездили на экскурсии почти каждый день, иногда, правда, целый день не вылезали из номера, точнее из кровати, выполняя наказ Любовь Павловны насчёт внуков. За две недели объездили весь Крымский полуостров. Побывали почти везде: Ласточкино гнездо, Ливадийский дворец, Массандровский. Один из дней целиком посвятили Севастополю, были и в горах на Ай-Петри, Аю-Даге и везде нас сопровождали незаметные парни из охраны. Один раз позвонил Путилин, поинтересовался как отдыхается. Я было уже подумал, что отдых придётся прервать, но он сказал, что всё пока в порядке, просто нужно быть поосторожней.

— Понимаешь, Максим, у наших «друзей» обострение. Страсти кипят не шуточные, они чувствуют, что их положение мирового жандарма безвозвратно рушится. Они теряют контроль над рынком вооружений, всё больше стран хотят покупать наше оружие простое, надёжное и значительно дешевле американского. Наши мирные товары тоже постепенно теснят с мирового рынка штатовские. Ближний Восток, тоже постепенно уходит из под их влияния, арабы и саудиты уже хотят дружить с нами. В странах Западной Европы тоже не спокойно, всё больше набирают силу левые партии. Конечно до социализма им как до Луны, но из под влияния штатов они тоже постепенно выходят. Разведка докладывает, что некоторые не совсем адекватные политики призывают к превентивному ядерному удару по нашим военным объектам и городам. Слава богу, таких не много, всё-таки большая часть с головой дружит, но, тем не менее, наше ПВО в постоянной боевой готовности. Ты, наверное, уже слышал, что они открыли охоту за нашими учёными и специалистами. Мы конечно значительно усилили меры охраны, но всё равно не теряй бдительности, отдых отдыхом, а без оружия никуда. Я заверил его, что после похищения, без оружия из дома не выхожу, уже привык. Он пожелал приятно провести остаток отпуска и отключился. Всё хорошее быстро проходит, закончился и наш отпуск. Вернувшись в Москву, я с головой окунулся в работу, оказалось директор «нарезал» нам новых задач. Танин отпуск ещё не закончился, и она оставалась дома, продолжая расслабляться. Меня опять сопровождали двое парней и дежурили возле моего дома в нерабочее время. Как то вечером, выйдя из машины, и попрощавшись с парнями, я зашёл в подъезд и начал подниматься по лестнице. Лифтом я никогда не пользовался, всего третий этаж. На площадке второго этажа, на стремянке стоял парень в спецовке и возился с проводкой возле светильника. Ножки стремянки перекрывали проход и я остановился.

— Ой, извините, — заметил меня электрик и начал спускаться, — я думал, все жильцы на лифте ездят. Ну и раскорячился, сейчас уберу. Он быстро отодвинул стремянку, освобождая проход. Я успел сделать буквально один шаг и почувствовал сильный удар по голове, остатками меркнущего сознания ощутил, что падаю и отключился…


Глава 5. За Союз | Инженер своей судьбы. За Союз |



Loading...