home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Обет миннезингера[22]

Рыцарь Герхард фон Герлих не мог поверить своему счастью. В двух сотнях шагов впереди него на лугу сидел самый настоящий дракон. До сих пор Герхард считал драконов выдумками сказочников, но вот он, точно такой же, как на картинках в тех книгах, которые трудолюбивые монахи переписывают и раскрашивают вручную. Большой – не менее десяти лошадей в длину, – со змеиным хвостом, покрытый блестящей чешуей, с раскинутыми перепончатыми крыльями.

Герхард улыбался. Наконец-то удача повернулась к нему лицом! Если голову этого страшилища положить к ногам Ансельмы Вольцоген, ничего другого уже не понадобится – он получит согласие ее отца отдать дочь в жены Герхарду. Конечно, побить этакую громадину будет непросто – это он понимал очень хорошо, – но тем значимее будет выглядеть его подвиг в глазах неповторимой Ансельмы и ее семьи.

Перекрестив щит, чтобы вернее оберегал хозяина в суровой схватке, Герхард натянул на голову толстый подшлемник, поверх которого водрузил ведрообразный шлем – не очень новый и местами подржавевший, но вполне еще крепкий. Выставил перед собой длинное копье, возле острия которого колыхался небольшой треугольный вымпел с родовым гербом фон Герлихов – синим рычащим львом с тремя красными розами на белом фоне. Такое же изображение должно бы красоваться и на сюрко[23], наброшенном поверх доспехов, но рыцарю до сих пор не удавалось скопить достаточно монет, чтобы заказать себе гербовый сюрко.

– Святая Брунгильда! – выкрикнул рыцарь боевой клич, с которым поколения его предков ходили на битвы. И низко склонив голову к шее боевого скакуна – так, что в нос аж бил запах конского пота, – Герхард помчался на чудовище, подгоняя жеребца. Он успел преодолеть треть пути, когда внезапно перед ним возник странный рыжеволосый человек в монашеской рясе, но с боевым топором за поясом и луком в кожаном саадаке.

Незнакомец, который, очевидно, не боялся попасть под копыта, размахивал руками и что-то возбужденно кричал. Шлем мешал слышать, поэтому, чтобы понять, что хочет странный чужак, рыцарю пришлось остановить скакуна и обнажить голову. К его удивлению, человек кричал на языке русинов, который Герхард когда-то неплохо успел изучить. Он даже на миг удивился, откуда в земле жемайтов[24] взялся русин, но азарт предстоящего боя уже захватил рыцаря целиком.


– Поворачивай, балда! Сгинешь! – услышал Герхард, но из трех произнесенных слов он знал только «поворачивай».

– Не волнуйся, чужеземец! – Рыцарь надел шлем, отсалютовал копьем, объехал человека и вновь пришпорил коня. – Я избавлю мир от страшного чудовища.

– От какого чудовища, убогий?! – прокричал вслед чужак, в отчаянии взмахнув руками. – Сгинешь же зазря!

Герхард уже не мог расслышать, что пытается ему донести незнакомец. Рыцарь горячил скакуна и даже представлял себе, как копье пронзает чешую дракона. Но вдруг верный конь остановился столь резко, что всадник чудом удержался в седле. Опустив голову, рыцарь не поверил глазам, поэтому вновь сорвал с головы шлем, чтобы тот не мешал обзору.

Луг, по которому он несся навстречу опасности, исчез, как и дракон, на нем сидевший. Вокруг Герхарда раскинулось зловонное болото, в котором ноги скакуна с ходу завязли по самые каштаны. И болото это продолжало с аппетитом затягивать коня. Недолго думая, рыцарь спрыгнул с седла, чтобы помочь верному другу выбраться, но тут же понял, что решение было неправильным – его ноги враз погрузились в жижу, по плотности больше похожую на творог, перемешанный со сметаной.

Герхардом овладела легкая паника, когда он понял, что не в силах бороться с болотом. Конь погрузился уже до груди, испуганно ржал, безуспешно бился и брыкался, пытаясь вырваться из этого плена. И глядя на то, как бравого скакуна все сильнее затягивает, чувствуя, как под одежду затекает маслянистая болотная вода, рыцарь перестал испытывать легкую панику и поддался панике тяжелой. Принялся судорожно размахивать руками, пытаясь повернуться к берегу – получилось, но из-за размашистых движений он еще сильнее погрузился, жижа поднялась уже выше пояса.

– Замри, не дергайся! – услышал Герхард спокойный голос. – Хватай и подтягивайся!

Рыцарь поднял голову и увидел недавнего странного мужчину, который, скинув рясу, протягивал длинную и толстую палку. Несмотря на происходящее, Герхард мимоходом отметил, что чужак сложением меньше всего походит на рыхлотелого монаха – у этого были крепкие жилистые плечи и руки, вздувшиеся от усилия, и широкая грудь. Повинуясь указанию незнакомца, рыцарь что было сил вцепился в жердь и стал быстро перебирать руками, двигаясь к суше. Вскоре Герхард упал лицом в траву, шумно и часто втягивая носом запах сырой земли. А за спиной услышал последний жалобный стон коня, утянутого трясиной.

– Спасибо! – Рыцарь устало поднял голову.

– Не за что! – отмахнулся чужак.

– Что это было?

– Морок.

– Что? – не понял Герхард.

– Морок. – Мужчина почесал затылок, явно обдумывая, как объяснить, что он имеет в виду. – Ну, то, чего на самом деле нет, но из-за колдовства мы это видим.

– А! – догадался рыцарь. – Иллюзия? Мираж?

– Наверное, – пожал плечами незнакомец, явно не знавший этих слов.


* * * | Мастер по нечести | * * *



Loading...