home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Парижские тайны

Гуляя вдоль реки или пруда, можно ощутить, как рождаются призраки.

Кодзи Судзуки

До горизонта, насколько мог видеть глаз, простиралась волнистая поверхность бесплодных песков. Белая луна освещала пустынный мир и дерево, в ветвях которого сидел голый демон с лицом Георгия Максимовича.

– Почему мы здесь? Как мы отсюда выберемся?

– Улетим, – ответил демон.

Игорь не успел удивиться. Получеловек мгновенно спрыгнул с дерева, схватил его в объятия и, расправив за спиной перепончатые крылья, поднялся в небо. Они преодолели атмосферные слои и направились в открытый космос, оставив позади Землю, Луну, Солнце.

Прижатый к горячей груди, Игорь чувствовал на своих ребрах прикосновение свинцовых когтей. Наконец, приблизившись к небольшой пустынной планете, они спустились вниз. Крылатый демон положил Игоря на пористый камень, венчавший вершину горы.

– Ты знаешь, кто я?

– Нет, – ответил Игорь, заметив, что лицо существа уже ничем не напоминает знакомые черты.

– Если ты не подчинишься моей воле, я разбужу вулкан, и вся Япония будет погребена под потоками раскаленной лавы.

«Почему Япония?» – нерешительно подумал Игорь.

– А если подчинишься, осыплю тебя золотом.

С неба и в самом деле начали сыпаться золотые монеты, покрывая землю.

– Выпьем эликсира блаженства! – воскликнул крылатый человек и зачерпнул золото руками.

Металл расплавился в его ладонях, он поднес сверкающую жидкость к губам Игоря. Тот успел подумать, что жидкое золото может повредить штифты в его челюсти, но все равно сделал глоток и задохнулся от прикосновения вечности к обнаженному горлу. Сел в постели и сообразил, что он в Париже, в гостиной Кемаля. Вспомнил, что сегодня должен приехать Меликян.

Стрелки стеклянных часов на стене показывали девять, хозяин квартиры и Фиона еще не вставали. Он решил не будить их, наскоро принял душ, оделся и написал фломастером на обратной стороне какого-то рекламного буклета: «У меня дела. Может, достану денег. Позвоню».

Он поехал на метро, немного поломав голову над запутанной схемой. Заблудился на выходе, попал в анфиладу подземной торговой галереи, к ювелирным магазинам, где россыпью болотных огоньков переливались драгоценности. Уже подходя к гостинице, подумал, что здесь вместо Меликяна его могут поджидать и полицейские, и посланцы тех недружественных сил, что направили по его следу Бориса.

За стеклянной дверью отеля, словно в витрине, выставляли богатую и красивую жизнь. К Игорю направился было служащий в форме, но из кресла поднялся низенький человек с плотным животом и короткими ручками – Сергей Атанесович Меликян, лондонский поверенный Майкла. Глянув на бритую голову Игоря, он невозмутимо кивнул.

– Уже к отсидке подготовился? Ну пошли, здесь забегаловка через дорогу, надо позавтракать.

В кафе самообслуживания Игорь взял себе кофе и кусок пирога, а Сергей Атанесович до краев наполнил тарелку беконом и жареными яйцами, добавил к этому порцию сосисок, овощной салат, поджаренный хлеб. Усаживаясь за стол, спросил:

– Как ты вообще в Париже-то оказался? Кто у тебя здесь?

– Никто, – ответил Игорь. – Просто так вышло.

– Давай по порядку. – Меликян смотрел на него, энергично двигая челюстями. – Запомни, с адвокатом и врачом стесняться нечего. Кто, говоришь, там Коваля к архангелам отправил?

– Не знаю. Когда я приехал, он уже был в бассейне.

– Учти, чистосердечное признание в твоих же интересах. Что-то скроешь, а потом всплывет – будет хуже и тебе и мне.

Подумав, что адвокат все равно уже знает главное, Игорь вкратце рассказал, как остался ночевать у Чистяковых, как нашел тело Майкла и уехал с острова. Меликян кивал, смотрел печальными красивыми глазами, словно переставленными на его лицо с чужого портрета.

– Ну да, да, я тебе верю. Типично русская психология – ждем от полиции только неприятностей. А что за люди должны были приехать? Кто, откуда?

– Он мне не докладывал вообще-то.

– А что ты видел? Слышал? Разговоры какие-то? Документы? Необычное поведение? Может, кто-то ему звонил при тебе?

– Вы бы сразу спросили номера счетов в швейцарском банке.

Меликян подскочил на стуле, не донеся вилку до рта, но тут же скис, скривился.

– Шутка юмора? А знаешь сказку про воробья? Сидишь в дерьме, так не чирикай… Короче, договоримся по-хорошему. Ты от меня ничего не скрываешь, а я думаю, как тебе помогать.

– Он мне что-то оставил? – решил наконец спросить Игорь.

Меликян тщательно намазал хлеб горчицей, уложил сверху два кружка жареной колбасы.

– Ну, в общем-то, позаботился по-своему. Рента смешная, часть дома в Аргентине без права продажи. В перспективе, раз ты с ним вел хозяйство, можно заявить претензии на часть совместно нажитого… Только для начала надо доказать, что не ты ему помог стать рыбой. Кстати, а сейф? Там был ключ или цифровой замок?

Игорь описал разгром, который застал в доме. Он предположил, что Майкла заставили открыть сейф, который был защищен сложной системой кодов. «Тревожную кнопку» должны были подключить как раз на днях.

– М-да. – Меликян почесал лысый затылок. – А ведь сколько раз предупреждал – куда ты хапаешь? Два века себе намерял, с твоим-то диагнозом? Ну, вот и хапнул… Господи, прости, что о мертвом. – Он перекрестился и салфеткой вытер с губ яичный желток.

Игорь подумал, что Серегей Атанесович никогда этого не говорил Майклу, не мог говорить ничего подобного. Сам он понимал, что должен быть очень осторожен в словах. Он и в самом деле не интересовался делами Майкла, его поездками и встречами, но по случайности знал, что в доме есть еще один сейф, оставшийся от прежнего хозяина, надежно замаскированный за полками и дубовой панелью в библиотеке. И похоже, этот сейф убийцы не нашли.

– Что, рассказывай дальше, – потребовал Меликян. – Куда ехал, с кем встречался? Где болтался три недели?

– Просто у знакомых. Вы все равно их не знаете, они тут не участвуют.

Сергей Атанесович откинулся на стуле, перекатывая во рту зубочистку, изображая гангстера из голливудского кино.

– Сейчас все везде участвуют, голубь мой сизокрылый. Богата Россия талантами… Кстати, зачем ты ноутбук Коваля прихватил? И отдал Чистякову? Что у тебя с этими соседями?

– Не ноутбук, планшетник, это мой, а не Коваля. Продать хотел, у меня денег нет… А Чистяков забрал, и все.

– Что там было? Файлы? Документы?

– Я на нем играл и кино смотрел, – пожал плечами Игорь. – Ничего там не было важного.

– А где было? Учти, я тебе сейчас по-дружески эти вопросы задаю, а есть круг лиц, которые будут спрашивать другими методами.

– Я ничего не знаю про его дела, – повторил Игорь, чувствуя, как на лице выступает испарина. – Правда.

– Да я-то тебе верю, – поднял брови Меликян. – Но кое-кого еще надо в этом убедить… Иначе в перспективе у нас глобальные неприятности. А у меня, чтоб ты знал, трое детей, и еще один великовозрастный оболтус от первой жены, и девочка твоих лет, актриса начинающая. И что они будут кушать, если папа не вернется?

Извинившись перед Меликяном, Игорь ответил на телефонный звонок.

– Мы расстались с Кемалем, – сразу деловито сообщила Фиона. – Я, конечно, знала, что так будет, потому что он случайный человек в моей судьбе. Но все равно мне немного грустно. Давай встретимся в баре на улице Архивов. Ну, ты помнишь, где мы сидели в прошлый раз.

– Кто это? – встревоженно спросил Меликян.

– Просто знакомая. Мне с ней нужно встретиться.

– Тебе сейчас не девицами интересоваться надо, а своим ближайшим будущим. Итальянцы еще хуже бюрократы, чем наши, будут проверять каждый чих… В общем, главная версия – бытовой криминал. Коваль спровадил тебя к соседям, чтобы спокойно поразвлечься. Поехал в злачный район, подцепил там кого-то, привез домой… Ну и вся картина ограбления. Безлюдное место, слуги спят, дальше пошло не по сценарию, запаниковали, потеряли контроль… Тебе только надо подтвердить, что Коваль был не прочь случайных связей. Показания будешь давать в моем присутствии, еще итальянского юриста привлечем. При своем они не будут беспредельничать.

– Я не пойду в полицию, – сказал Игорь.

– Почему это?

– Меня депортируют в Россию, а там посадят в тюрьму.

Меликян быстро сморгнул.

– На каком основании? В международном розыске тебя нет, я проверил. А что ты где-то там проходишь потерпевшим, итальяшкам без разницы, у них своя процедура. Тем более у тебя алиби. Чистяковых они уже допросили…

– А вам зачем это нужно? – спросил Игорь, так и не поборовший недоверия к этому скользкому человеку.

– Я Ковалю обещал твои дела устроить. Конечно, ему уже все равно, но так уж я воспитан, от слова не отказываюсь. – Сергей Атанесович достал из кармана баллончик освежающего аэрозоля, побрызгал себе в рот. – В общем, у меня сегодня тут пара встреч, а завтра вечером предлагаю сесть на поезд в Ниццу, там до Рима, встретимся с консультантами Коваля, еще раз обсудим детали. И на Сицилию. В принципе, особых вопросов быть не должно. Увидел покойника, испугался, сбежал, потом одумался, позвонил адвокату…

– А если я не соглашусь?

– Дело твое. Но советую подумать. Тебя убрать – как букашку прихлопнуть. Лучше уж полиция в твоем случае. Как-то так.

Пока Меликян был в уборной, Игорь раздумывал над его словами. Он понимал, что адвокат приехал за ним в Париж вовсе не из преданности Майклу, а по какой-то другой причине – вероятно, рассчитывая погреть руки на этом деле. Но рассуждения Сергея Атанесовича казались здравыми. Судя по всему, тот и правда собирался помочь Игорю в общении с полицией.

Они вышли на улицу, и Меликян поднял руку, подзывая такси. Машина остановилась почти сразу, и, покопавшись в кармане, адвокат достал визитную карточку.

– Позвони вечером, я буду знать расписание поездов. Если что, я в гостинице. В общем, найдешь.


Фиона сидела на высоком табурете перед видавшим виды игровым автоматом и сосредоточенно бросала в щель жетоны, нажимая на рычаг правой рукой. Левая ее рука быстро и часто подносила сигарету к обветренным губам. Когда Игорь подошел, она оглядела его с ног до головы, словно видела впервые. Ему пришлось ждать, пока она закончит игру.

– Сегодня отрицательный день, – заявила она, поднимаясь. – Зато здесь можно курить. Где ты был? Выглядишь на пять долларов. Плохие новости?

Они взяли у стойки две чашки кофе и сэндвичи, сели за столик, выставленный перед окнами бара прямо на узкий тротуар. Фиона достала из сумки плитку шоколада.

– Это против депрессии. Я могу шоколада съесть, наверное, тонну.

Игорь собирался рассказать ей, что не достал денег и не придумал, что делать дальше, но Фиона заговорила первая.

– Правда, я думала, у нас что-то получится с Кемалем… Но я как женщина не могу распоряжаться своими чувствами. Особенно если уже любишь кого-то другого.

– У тебя есть кто-нибудь, кто разбирается в финансовых бумагах? – спросил Игорь, сам не зная, зачем это говорит.

Задумчиво разглядывая свой сэндвич, Фиона пожала плечами.

– Вроде нет. Хотя можно спросить у дедушки. У него много всяких знакомых.

– Просто я думаю, где денег достать.

– Я бы тоже хотела достать денег, чтобы поехать к Хорхе. – Она полезла в сумку, последовательно вынимая из ее недр щербатую расческу, золоченую пудреницу и тюбик помады без крышки. – Только не знаю, где он сейчас. Может быть, в Перу, а может, уже в Гватемале. Он мне не пишет почти три дня. Наверное, почувствовал, что я изменила ему с другим мужчиной. – Она задумалась, сосредоточенно счищая с помады крошки табака. – Хотя мне кажется, что у него тоже был секс с другой женщиной. Я это чувствую на расстоянии… В общем, пока поеду в Мюнхен. Дед меня уже потерял, наверное. А ты, Дезмонд?

– Трудно сказать, – признался Игорь.

Показывая им город, Кемаль объяснил, что rue des Archives – известное в Париже место гей-тусовки. Ближе к вечеру здесь открывались тематические бары и ночные клубы, и уже сейчас, перед обеденным временем, их завсегдатаи прогуливались по улице парочками и поодиночке. Игорь ловил на себе их взгляды и чувствовал неловкость.

Фиона вынула из кармана кошелек.

– Вот, Кемаль заплатил нам с тобой по сто евро… Ну, в общем, за видео. Он вроде хочет выложить на какой-то сайт, только лица сотрет. Я сказала, что мне без разницы. Ты же не против? Тем более мы с тобой бедные студенты.

Поколебавшись, Игорь взял деньги, хотя было обидно сознавать, что Кемаль заплатил им как дешевым потаскушкам и что посторонние люди теперь увидят все, чем они занимались втроем. Какое-то время они молчали, как у постели умирающего, оба полные сожаления о грустном течении жизни, которая теперь влекла их в разные стороны. Фиона снова закурила.

– Ты думаешь, я порочная? У тебя бывает такое чувство, Дезмонд, что ты бьешься о жизнь, как бабочка о стекло?

– Можно лизать лягушку, – произнес Игорь. – Ну, так лечат депрессию.

Фиона скользнула по нему рассеянным, уже равнодушным взглядом.

– Правда?

– Только когда перестаешь лизать, у лягушки снова начинается депрессия…

Она даже не усмехнулась.

– Знаешь, тебе нужно найти кого-нибудь. Какого-нибудь человека. Ты не справишься один.

Игорь, которому неприятно было это слышать, заставил себя усмехнуться.

– Ты для этого хотела встретиться в гейском квартале?

– Ничего смешного. Нужно, чтобы о тебе кто-то заботился и произвел моральный апгрейд. У тебя уровень жизни почти на нуле, а эльфийские доспехи помогают не всегда.

Прямо глядя ей в лицо, он проговорил с ожесточением:

– Знаешь, давай я как-нибудь сам. А то уже достало, если честно. Вся эта забота о моем здоровье и дальнейшей судьбе, хотя всем давно друг на друга параллельно…

Он хотел еще сказать, что не собирается жить за счет богатых стариков или старух, что хочет стать самостоятельным и сильным. Если Майкл оставил ему хоть сколько-то денег, он пойдет учиться. Или будет работать, но он все равно добьется своего. Вернется в Россию и всем докажет, что он не пустое место, что он способен строить свою жизнь без посторонней помощи.

Молодой мужчина в свитере, обтягивающем рельефную мускулатуру, без приглашения сел к ним за стол. Сказал по-русски:

– Привет, ребята! Скучаете? Я Эльдар.

Мужчина был привлекательный, даже красивый – загорелый, светлоглазый, уверенный в себе. Но его улыбка почему-то заставляла вспомнить о медицинском запахе в кабинете стоматолога.

– Я царица эльфов, а это Дезмонд, мой паж, – ответила Фиона, с прищуром оглядывая нахального незнакомца. – Берите, у нас шоколад.

На волевом лице незнакомца отразилось доброжелательное внимание.

– Дезмонд? Оригинальное имя.

– Не хуже, чем Эльдар.

– Нам уже пора идти, – обратился Игорь к Фионе.

– Нет, это мне пора идти, а вы оставайтесь, – заявила та, убирая в сумку помаду, зеркало и половину шоколадной плитки. – Главное, чтобы один человек не мешал другому. Особенно если хочет помочь.

Игорь все сильнее ощущал неловкость ситуации, его раздражала веселая и понимающая улыбка Эльдара. Он сказал:

– Я тебя провожу.

– Мы вместе вас проводим, – заявил Эльдар, проявляя спортивное упорство.

– Машина тут недалеко, – легко согласилась Фиона. – А вы тогда расскажите о себе. Мне нужно доверить друга в надежные руки.

Тот показал широкие ладони.

– Подходящие?

Игорь тоже встал. Ему сразу не понравился Эльдар с его крепкими ляжками и начищенными ботинками, словно соскочивший с рекламы магазина спортивного питания. Но Фиона, кажется, прониклась к незнакомцу симпатией.

– А чем вы занимаетесь?

– Простой российский служащий, – с готовностью ответил тот. – Я тут с коллегами, приехал по работе… Ну и отдохнуть тоже. Вот ищу, кто бы мне город показал. А вы давно в Париже?

– Нет, – ответил Игорь, думая, что лучше всего прямо сейчас попрощаться с ними обоими.

Было немного обидно, что Фиона словно торопилась сбыть его с рук на руки какому-то постороннему типу, что ей даже не пришло в голову пригласить его с собой. Он успел привязаться к этой странной девушке, и ему долго казалось, что она испытывает те же чувства.

– Все отлично складывается, Дезмонд, – многозначительно заметила Фиона. – Меня никогда не подводит интуиция. А сейчас я чувствую, что это твой путь.

– А тебе обязательно ехать прямо сейчас?

– Обожаю гонять по ночам, – ответила она беспечно.

Они свернули с проспекта на боковую улицу. Спускались сумерки, и наглухо задраенные витрины магазинчиков, слепые окна придавали переулку глухой, заброшенный вид, хотя совсем рядом по освещенной магистрали текла нарядная толпа, мигали огнями вывески клубов, из открытых баров доносилась музыка. Наконец Фиона остановилась и протянула руку Эльдару.

– Все, я поехала. Не обижайте Дезмонда, он всего лишь полуэльф.

Тот снова улыбнулся, обнажая два ряда зубов.

– Конечно. Было приятно познакомиться.

Поднявшись на цыпочки, Фиона обняла Игоря.

– Давай без глупостей. Пока.

– Симпатичная девушка, – заметил Эльдар, провожая взглядом отъезжающую машину. – Только ты ведь не по этой части, верно, Игорь? Я предлагаю по городу покататься. Сейчас машину поймаем, добро?

– Тут машины не останавливаются, только такси.

– А если попробовать?

Эльдар махнул рукой, и выехавший из-за угла автомобиль медленно притормозил рядом с ними. Лишь в эту секунду Игорь сообразил, что незнакомец назвал его по имени, которого ни разу не произнесла Фиона. Кровь сделалась горячей, как кипяток. Он начал отступать назад и, словно в замедленном кино, увидел, как Эльдар тянется, чтобы схватить его. Метнувшись в сторону, он побежал.

Из машины вскочили двое, преградив путь обратно, к оживленному перекрестку. Обогнув мусорные баки, Игорь бросился в узкий темный проулок. Эльдар молча бежал за ним. Топот ног отдавался гулким эхом между стен. Игорь прибавил скорость, свернул в подворотню, перескочил шлагбаум, оказался на оживленной улице. Но стук начищенных штиблет еще слышался позади, и он нырнул в нору подземного перехода.

Оказавшись в узком коридоре, соединяющем два берега автомагистрали, Игорь всем телом ощутил, как вокруг него сгущается смерть. Белый кафель на стенах – как в морге, как в ванной мертвого дома – был местами выщерблен и покрыт потеками ржавчины. Продолжая бежать, огибая подземных желтоглазых и темнокожих людей, Игорь чувствовал вкус крови во рту. Прошлое надвигалось черной тенью.

«Беги, беги, не сдавайся», – гнал его внутренний голос, и, преодолевая боль в поврежденном колене, он взобрался по ступенькам наверх и увидел спасительный свет. Стеклянные двери большого торгового центра приняли его, чтобы укрыть в лабиринте лифтов, эскалаторов, сверкающих витрин. Перед глазами вертелись огненные мухи; он боялся, что потеряет сознание, но продолжал двигаться в потоке людей, успокаивая дыхание. Очень хотелось простой воды, он остановился у автомата с напитками, еще раз огляделся и понял, что, кажется, оторвался от своих неизвестных преследователей.


Зияющие высоты | Власть мертвых | Фиеста



Loading...