home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Трек седьмой

Время действия: то же утро, немного позднее

Место действия: кабинет СанХёна


— Чо СуМан звонил мне утром. — сообщает СанХён смотря на печально выглядящего КиХо. — Уверял, что не имеет к этому никакого отношения, что видео было украдено и он будет разбираться…

СанХён смотрит на КиХо, КиХо смотрит на СанХёна.

— Вы считаете, можно верить этим словам, сабоним? — спрашивает КиХо.

СанХён в ответ пожимает плечами.

— То, что он позвонил с самого утра едва я вышел из дома, показывает, что его это сильно беспокоит, — говорит он, — я собственно, о случившемся, узнал от него.

— И как нам поможет то, что господин Чо СуМан будет — «разбираться»? — вежливо интересуется КиХо.

— Никак, — отвечает СанХён. — Мне нужно было время, чтобы понять возникшую ситуацию, поэтому, я сказал Чо СуМану, что буду ждать результатов его расследования. Попросил его переслать мне это видео целиком, чтобы знать, что там было, возможно его будет как-то использовать, для разъяснения ситуации, но он не согласился. Сказал, что рассмотрит такую возможность. Объяснил отказ тем, что публикация, может нанести вред деловому имиджу Ким ЁнМина. Он муж его дочери…

— А имиджу вашего агентства, господин СанХён, это, значит, не страшно, нанести урон? — делает язвительный вывод КиХо.


СанХён опять пожимает плечами.

— Не своё же. — объясняет он почему так. — Чужое не жалко.

— Но, если президент Чо СуМан утверждает, что видео украли, то что мешает укравшему опубликовать видео целиком? — задаёт логичный вопрос КиХо. — И имиджу Ким ЁнМина всё равно будет нанесён урон.

— Чёрт его знает, что там происходит в этом «SM Entertainment». — пожимая плечами отвечает ему СанХён. — Они потратили много денег на свою американскую авантюру, теперь внезапная смена руководства. Может их там акционеры «жмут»? Или, кредиторы? Может, они кредит взяли под «американский проект»? Вот Чо СуМан и сидит, стараясь лишни раз не дышать, в надежде, что всё обойдётся. Кстати, как там поживают акции его агентства?

Задав вопрос СанХён смотрит на КиХо в ожидании ответа.

— Сабоним, — отвечает тот. — К сожалению, у меня нет сейчас последних котировок акций «SM Entertainment». Но, я могу узнать. Узнать?

— Не надо. — отвечает СанХён. — Это не суть важно. Важно, что в этой ситуации должны сделать мы. Какова реакция фанатов «SNSD» на видео?

— Реакция, категорически отрицательная. — отвечает КиХо. — Поток негативных комментариев в сети постепенно увеличивается по мере того, как всё больше и больше людей узнают о происшествии, сабоним.

— Трудно было ожидать чего-то иного, — недовольно произносит СанХён и спрашивает. — Идеи есть?

— Я думал получить указания от вас, сабоним. — отвечает КиХо и добавляет. — Честно говоря, я даже не представляю, что тут можно сделать. Сейчас фанаты «SNSD» захейтят ЮнМи с её группой везде, где она только появится.

— А у нас через неделю комбэк. — добавляет к его словам СанХён. — И промоушен в Японии, и ещё у нации приступ патриотизма. КиХо, почем всё так плохо?

— Может, агентству следует расстаться с ЮнМи? — предлагает КиХо. — Я совсем не хочу вам советовать, решаете только вы, сабоним, но … Раньше было… проще.

СанХён, наклонив голову, из-под бровей с иронией смотрит на «советчика».

— КиХо, она гений, — напоминает он. — И проще, не значит лучше. Расставаться с ЮнМи я не собираюсь. Поэтому, будем думать, как заработать денег и популярности используя её «закидоны». Прошлый раз, сунын и благотворительный концерт принёс немало имиджевых дивидендов, не так ли?

— Сабоним, прошу меня простить, если я отвечу вам не так, как вам хочется, но мне кажется, что это была случайность. — отвечает КиХо. — Вряд ли удастся получить что-то похожее с этого скандала.

— Вот и посмотрим, сколько ангелов сидит у неё на каждом плече, — предлагает СанХён и развивает свою мысль дальше. — Как я понимаю, президент Чо СуМан тоже не в восторге от ситуации. Слив видео сильно бьёт по репутации АйЮ, а ведь именно её он так хорошо продаёт. Конечно, АйЮ, это не только безупречная репутация, кроме неё у неё ещё много чего есть, один титул «младшая сестра нации» говорит о многом. И когда внезапно выясняется, что «сестра», топит новичка, чтобы спастись самой, это выглядит более чем некрасиво. Я бы, на месте Чо СуМана, нашёл того, кто сделал ему такую бяку, продав видео на сторону и сделал бы ему очень большую бяку в ответ. Я даже помогу ему в этом, если вдруг потребуется, но, это как он решит. Сейчас речь не о том. Сейчас ему нужно вытаскивать АйЮ, которая и так попала с этой недвижимостью, так теперь ещё и это. Да, а что там «SM Entertainment» говорят по поводу её скандала с инсайдом? Они вроде собирались сделать какое-то заявление?

— Агентство опубликовало фотографии внутренних помещений дома, в которых разложены вещи АйЮ. Как доказательство того, что недвижимость приобретена для личного пользования, а не для спекулятивной перепродажи. — отвечает КиХо.

— Слабо. — секунду подумав говорит СанХён и возвращается к развитию своей мысли. — Так вот, если президент Чо СуМан не хочет полностью опубликовать украденное видео, у него остаётся только один путь. А именно — публичное проявление дружелюбия к моему агентству. Другого действенного варианта я не вижу…

СанХён делает паузу, в которую КиХо вставляет пару своих мыслей.

— Это видео могут опубликовать в любой момент — напоминает свои слова, сказанные ранее.

— Кто его знает, что именно там на этом видео? — пожимает плечами в ответ СанХён. — Может, там больше ничего и нет, скандального. А может он просто уверен, что украли только этот кусок, а всё остальное осталось нетронутым и поэтому так себя ведёт. Так ли это, или не так, мы узнаем об этом позже или вообще не узнаем. Нужно сейчас заниматься не этим. Сейчас нужно извлекать пользу из возникшей ситуации. Я думаю, что самый момент сделать шаг навстречу президенту «SM Entertainment». Подумать и предложить ему несколько совместных проектов, демонстрирующих дружбу между нашими артистами. Например, моя «Корона» и его «SNSD», или, АйЮ и «Корона», или Агдан — АйЮ, Агдан — «SNSD» …

Сказав, СанХён смотрит на своего помощника ожидая его реакции.

— Всё за счёт «SM Entertainment», — добавляет он в своё предложение «изюминку», чтобы ускорить мыслительные процессы у КиХо. — Ну, или по большей мере, за их счёт…

— Отличная идея, сабоним, — искренне произносит КиХо. — Действительно, у президента Чо СуМана сейчас не то положение, чтобы отталкивать протянутую руку помощи.

— Причём — безвозмездно протянутую. — подняв правый указательный палец акцентирует внимание на отдельной детали президент. — Не умеют хранить видео, пусть тянут вверх популярность моих айдолов. Я ведь тоже несу убытки из-за того, что у них там бардак.

— Да, — кивает КиХо, — вы имеете полное право на претензии. Они нарушили информационную приватность.

— Вот-вот, — тоже кивает в ответ ему СанХён, — именно приватность. Правда, кое у кого язык слишком длинный, но это к делу не относится. Вечеринка была закрытая, разговор, как я понимаю — личный, а теперь он вдруг доступен для просмотра всем желающим. Что за репутация для «SM Entertainment»? В следующий раз начнёшь думать, стоит ли с ними связываться, коль у них всё так.

— Совершенно с вами согласен, сабоним, — кивает КиХо. — Именно так и не иначе.

— Раз так, а не иначе, то от тебя, КиХо, потребуется быстро подобрать данные, над чем сейчас работают в «SM Entertainment», чтобы предметно предлагать совместную работу. Справишься?

— Да, сабоним. — отвечает тот. — Уверен, что в нашем отделе по связям с общественностью найдутся подобные инсайдерские данные.

— Ну и отлично. — говорит СанХён и просит. — Только сделай это быстро. Не знаю, сколько времени там будет «разбираться» у себя Чо СуМан, но, чувствую, что оно может быть очень небольшим. Чтобы если он вдруг через час мне позвонит, я был готов к разговору.

— Будет сделано, сабоним, — наклоняет голову КиХо и обещает, — Я дам указание, приступить к работе немедленно.

— Действуй! — ободряет его СанХён.

— Я ещё хотел сказать, сабоним, — вспоминает КиХо, глянув в свой блокнот, — «Sea group» вчера поле обеда прислали проект договора на рекламу. Юристы посмотрели, замечаний нет, можно подписывать. Итоговая сумма, два миллиарда сто семьдесят тысяч вон.

— Ну вот, — довольно произносит СанХён, откидываясь на спинку кресла и одобрительно смотря на КиХо, — а ты говоришь — расстаться с ЮнМи. Где я ещё возьму такого айдола с такими родственниками?

— Наверное, с договором, стоит ускорить процесс его визирования? — предлагает в ответ тот и пояснит свою обеспокоенность. — Не передумали бы, в связи со скандалом.

— Как они могут — передумать? — удивляется СанХён. — Это не тот контракт, за который можно переживать. Это родственный контракт. Если его не будет, то и свадьбы не будет, я так понимаю. Отмены быть не может. Спокойно работай, сохраняй лицо агентства.

— Да, господин президент, — наклоняет голову КиХо.

— Чем закончилось вчера празднование дня рождения? — спрашивает СанХён переходя к другой теме. — Я в клуб не поехал, плохо себя чувствовал. Всё нормально, проблем не было?

— Нет, сабоним. — отвечает КиХо. — Ни о каких проблемах мне никто не докладывал. Обошлось без них.

— Замечательно. — кивает СанХён. — Ответственный подход к своему имиджу. Хорошо поработали, хорошо отдохнули. Хорошая реклама для агентства.

В этот момент у КиХо звонит телефон.

— Это ЁнЭ. — достав его и глянув на экран говорит КиХо и вопросительно смотрит на президента.

— Ответь. — разрешает президент. — ЮнМи сейчас важна. Возможно, что-то нужно.


— ЁнЭ сообщила, что АйЮ звонила ЮнМи и хотела с ней поговорить. — поговорив и отключившись, передаёт полученную информацию КиХо. — Она спрашивает, что ей делать. Телефон ЮнМи у неё, ЮнМи она ничего не сказала, ЮнМи с группой занимается хореографией. АйЮ она ответила, что ЮнМи занята.

— Хм. — удивлённо произносит СанХён. — АйЮ? Интересно, зачем.

СанХён задумывается.

— Вот что, — наконец говорит он. — Звони ЁнЭ, скажи, чтобы про АйЮ ничего пока ЮнМи не говорила, телефон ЮнМи в руки не давать. Пока я не решу вопрос с Чо СуМаном, никакие помехи впутываться не должны. Понятно?

— Так точно, господин президент, — произносит КиХо и обещает, — я сейчас же передам ей ваши указания.

В этот момент у него вновь звонит телефон.

— Извините, сабоним. — говорит он, глянув на экран и сбрасывая вызов.

— Отдел по связям с общественностью, — объясняет он свои действия, — я все равно сейчас к ним иду.

— Да, — кивает СанХён и напоминает. — Пусть всё делают срочно.

— Я понял, сабоним, — отвечает КиХо и тыкает пальцем в экран собираясь набрать номер ЁнЭ. В этот момент его телефон начинает звонить вновь.

— Опять отдел по связям с общественностью, — удивлённо произносит КиХо смотря на высветивший номер.

Подняв голову, он вопросительно смотрит на президента.

— Ответь, — разрешает ему тот в ответ на его вопросительный взгляд. — Не просто так же они названивают?

— Да? — поднеся телефон к уху произносит КиХо.

— Хорошо, я понял. — спустя десять секунд говорит он в телефон, заканчивая разговор и, убрав его от уха, поворачивает голову к СанХёну. — Сабоним. Мне только что доложили, что вчера в клубе произошёл инцидент. Участники групп «StarsJUNIOR» и «BangBang» не поделили Агдан. Видео уже в сети.

— Кого они не поделили? — наклонив голову к правому плечу и сморщившись, словно ему попало в рот что-то горькое, переспрашивает СанХён.

— ЮнМи. Они тянули её за руки в разные стороны, пытаясь увести к своим столикам. — сообщает подробности КиХо. — Сонбе ЮнМи пришлось отбирать её у парней.

СанХён несколько секунд молчит, видимо представляя, как это могло выглядеть со стороны. Закончив фантазировать, он произносит короткое нецензурное слово, выразив в нём одном всё своё отношение к ситуации.

— Где видео? — требует он у КиХо поворачиваясь к экрану компьютера, стоящего у него на столе.


(примерно через час. Кабинет президента СанХёна. Группа «Корона», срочно вызванная для «беседы», строя и с виноватым видом, уже несколько минут внимает разозлённому хозяину агентства, который упруго-раздражённой походкой расхаживает перед их строем)


— …Не знаю, каким именно вы местом думали, когда творили эти глупости. — холодно произносит СанХён, при этом, похоже яростно «кипя внутри». — Скорее всего это было то место, в котором мозг у вас полностью отсутствует, кость какая-то, но главное уже не это. Главное, что я не намерен исключительно единолично отвечать за вашу безмозглость. Деньги потрачены, средства вложены. Завтра же получите из бухгалтерии сумму расходов агентства на ваш комбэк. А по окончанию промоушена и месяца продаж сингла, получите на руки итог прихода средств. Так вот. Если приход не покроет расходов, весь убыток я покрою за счёт вашей доли. Хватит мне заниматься благотворительностью. Кто сколько заработает, тот столько и получит. Тут не спишь ночами, думаешь, где денег заработать, а они пьяными танцуют не пойми какие танцы и язык держать за зубами не в состоянии!

Ну почему «не пойми какие танцы»? Нормальные такие лесбийские… — мысленно возражаю я словам шефа, — а про язык и зубы — это «стопудово» про меня…

Стою, стараясь не выделяться среди сонбе. На миру, как говорится, и смерть красна.

— ЮнМи! — агрессивно поворачивается ко мне президент.

— Да, сабоним. — с готовностью отзываюсь я, поняв, что без персонального общения с президентом обойтись не получится.

— Мы разве не договаривалась с тобой, что все свои новые композиции ты сначала показываешь мне?! Что это за новая музыка?

— Это не новая композиция, сабоним. — вежливо поясняю я. — Это ремикс на «Sugar Free». Я хотела его отдать группе, а сонбе сказали, что не надо. Всё случайно получилось. Он просто валялся в папке на флешке с тех пор, я даже забыла, что он там есть. Поэтому, и отдала переписать папку целиком. А диджей взял его и поставил. Случайность, сабоним.

Стою, опустив голову, делаю виноватый вид. Ну действительно, мой косяк, чего тут? Не посмотрел. Жду, чего мне скажут. Шеф некоторое время молчит. Судя по повёрнутым в мою сторону носкам его туфель, смотрит на меня. Я смотрю в пол, поэтому, не могу сказать точно, что он делает.

— У меня нет слов. — спокойным голосом произносит СанХён. — Сборище идиоток. Взрослые не помнят себя, попав в клуб, самая младшая, вообще ничего не помнит. Зато всё знают. Что им надо, а что им не надо, хотя это совершенно не их дело решать. Красавицы!

Последнее слово шеф произносит с неприкрытым сарказмом, который, если честно, не понятен. А чего он собственно ждал от монашек, вырвавшихся на свободу? Целомудренного поведения? Если да, то тогда шеф наивен, как первокурсница на вечеринке. По сравнению с нашими кабаками, так вообще всё скромно было. Ну, расслабились немного девчонки. Они же не на мужиках висли, а на друг дружке. Зрелище, приятное взгляду…

— Я крайне разочарован. — сообщает шеф о своих чувствах, которые он переживает в данный момент. — Отсутствие профессионализма и умственных способностей, на лицо.

Да ладно уж так круто заворачивать про умственные способности… Никто, собственно, вчера, в клубе, и не просил, чтобы мы решили им пару диффур…

— У меня сильное желание разогнать вас на все четыре стороны, — говорит СанХён, похоже, делясь появившейся у него идеей, — вместе с вашими бестолковыми менеджерами, которые заняты непонятно чем!

В этот момент у него звонит сотовый. Быстро достав его из внутреннего кармана пиджака, он смотрит на его экран.

— Все вон! — отдаёт он шикарное приказание тоном, которого я отродясь от него не слышал и собираясь нажать пальцем на кнопку ответ на телефоне, делает указующий взмах другой свободной рукою в сторону кабинетной двери. — Ждите в приёмной! Я буду разговаривать с господином Чо СуМаном. Поговорю, решу, что делать с вами.

С поклонами, цепочкой, семеня ногами, быстро устремляется в указанном направлении, слыша, как СанХён приветствует Чо СуМана.

Аксакалы говорить будут…


(несколько позже. Группа, ошарашенная буквально вот только что полученной выволочкой, приходит в себя в приёмной, стоя кучкуясь в одном их её углов.)


— С ума сойти, — нервно поведя плечами, произносит ХёМин. — Так неприятно. Президент СанХён никогда ещё так с нами не разговаривал.

— Божечки! — шёпотом восклицает БоРам, — Неужели господин президент отменит наш промоушен в Японии? Тогда мы флопнемся по полной! Ещё и расходы все повесят на нас!

— А всё из-за того, что кто-то не умеет держать язык за зубами! — тоже шёпотом восклицает ХёМин, смотря на меня.

Группа присоединяется к ней. Тоже смотрят на меня. Неприязненно. Я бы так охарактеризовал выражение их глаз.

— С чего это? — нагло интересуюсь я, решив, что полученного мною с утра негатива, в сумме уже вполне достаточно и лучшая оборона — это нападение. — Я думаю, что как раз не с этого. Всё это с того, что кто-то занимается неблаговидными делишками, а потом, когда их махинации неожиданно всплывают, занимаются тем, что переводят стрелки на других, пытаясь снова уйти в тень.

— Если бы АйЮ не попалась на использовании инсайда, никакого скандала бы не было. — продолжаю я объяснять, что есть что на самом деле, — А если бы вы не набухались вчера в клубе и не устроили бы прилюдные лесбийские танцы, то у сабонима не было бы сегодня повода быть недовольным. Все занимаются приятными для себя вещами, но виновата почему-то потом всегда оказывается ЮнМи.

Группа, в немом изумлении таращится на меня секунд пять. С независимым видом оглядываю онемевших, готовясь достойно ответить на любую инсинуацию.

— Кто — «набухался»? — вернув дар речи, шёпотом изумляется ИнЧжон бросив при этом быстрый взгляд в сторону секретарши.

— Ты с ДжиХён и набухалась, — громко отвечаю я, перехватив этот взгляд и желая повысить градус интереса к разговору у секретарши. — Доказательство тому — фото и видео, которые сейчас разглядывают все, кому не лень. Трезвые люди так неприлично себя не ведут. Президент СанХён тоже так считает.

ИнЧжон очень хмуро смотрит на меня, но молчит. Видимо, не желая оспаривать мнение президента в присутствии его секретаря.

— Да я всего один коктейль выпила, — растеряно произносит ДжиХён.

— Ага, — кивая, иронично подтверждаю я, — помнится, утром разговор был о четырёх, потом о двух, потом полтора, а теперь даже один был не выпит. Сонбе, кстати, хочу спросить, а случайно не знаете, куда вчера делись мои четыре коктейля? Были и куда-то делись…

ДжиХён молча и неприязненно разглядывает меня.

— И вообще, — говорю я, смотря поочерёдно сначала на неё, а потом на ИнЧжон, — раз пошла такая пьянка, лучше не отрицать, что слегка переборщили с алкоголем и немного неудачно пошутили. Утверждать, что вы всё это творили совершенно серьёзно на трезвую голову, это чревато.

— Для вашей репутации. — добавляю я, желая более точно донести свою мысль.

— Ты тоже была пьяная, когда парни тащили тебя за руки к своим столикам? — интересуется ДжиХён после трёхсекундного молчания и ещё, после секундной паузы, добавляет. — Так, что даже отрывать силой пришлось.

— Кого от кого? — прошу уточнить я. — Меня от парней, или парней от меня? Это весьма важный нюанс, сонбе.

ДжиХён задумывается над ответом, а КюРи, похоже решив не участвовать в выяснении отношений, достаёт свой телефон. Ей с ним, видимо, интереснее.

— Президент СанХён же сказал, что отдельно разберётся и с «StarsJUNIOR» и с «BangBang». — вновь апеллирую я к словам СанХёна. — Я тут стопроцентно не виновата. Кто угодно скажет, что это они повели себя неадекватно. Они и сами это знают. Иначе, зачем столько нам коктейлей притащили? Нигде нет моей вины.

— Осталось только объяснить это фанам «StarsJUNIOR», «BangBang» и «SNSD». Смотри, что творится! — с этими словами КюРи, развернув свой смартфон экраном вперёд, показывает, что именно творится.

Смотрю на экран её смарта, по которому непрерывной рекой текут сообщения. Причём так быстро, что даже невозможно прочитать, что в них написано.[25]

— Что это? — приглядываясь, спрашиваю я.

— Это официальный чат нашей группы. — отвечает КюРи показывая уже всем, что творится на экране. Девчонки испуганно ахают.

— Пришла мировая популярность? — делаю я предположение.

— Вряд ли, — скептически отвечает КюРи и развернув телефон к себе, как-то останавливает бесконечный поток сообщений. Похоже, отключившись от сети.

— «Голосуем за бойкот жирных коров»! — читает она видимо первое попавшееся на глаза сообщение, потом следующее. — «Бойкот комбэка «Корона»!

— Щибаль! — коротко и нецензурно выражаешься ДжиХён.

В этот момент на пульте у секретаря звучит сигнал.

— Слушаю вас, господин СанХён. — наклоняясь к столу отвечает секретарь.

— Пусть девочки заходят. — раздаётся в динамике голос шефа. — И этих, Кима и ЁнЭ из коридора позови. Пусть вместе приходят.


(чуть позже, в кабинете СанХёна. Президент, заложив руки за спину, неспешно, так, словно размышляя, проходит вдоль строя участниц группы. Проходит весь, разворачивается и так же неспешно идёт обратно. Не дойдя во второй раз до конца, останавливается и смотрит на ЮнМи, стоящую с краю.)


— ЮнМи, выйди. — остановившись в двух шагах и смотря на меня, приказывает мне шеф.

Делаю шаг вперёд. Жду продолжения… Оставаясь Шеф самым внимательным образом меня осматривает, почему-то уделив особое внимание моим плечам. Все почтительно ждут.

— Ты словно мылом намазана, — наконец произносит, нарушая тишину СанХён.

В смысле?

— Постоянно выскальзываешь, — говорит шеф и, похоже видя по моему лицу, что я не понял, снисходит до более подробного объяснения. — Не знаю уж зачем она это делает, но судьба даёт тебе ещё один шанс. Президент Чо СуМан решил помочь справиться тебе и твоим сонбе с негативным общественным мнением, которое ты сумела вызвать…

Я? Ни фига себе!

— … Для этого, — продолжает рассказывать СанХён, — он дал согласие на проведение совместных проектов с главными исполнителями своего агентства — АйЮ и «SNSD» …

Шеф делает паузу, видимо для увеличения времени осознания всеми присутствующими эпохальности случившегося события. Слышу, как стоящие рядом сонбе чуть слышно удивлённо выдыхают.

Скорее он спасает своё агентство, а не меня. — приходит мне в голову мысль, а за ней следом ещё одна. — АйЮ, кстати, даже не позвонила. Дался я ей…

— … Конкретно, что это будут за проекты, на данный момент ещё не решено, но, поскольку у вас на этой неделе записи для музыкальных шоу, они должны быть небольшими по временным затратам, чтобы позволить вам и артистам «SM» выполнить имеющееся у вас и у них свои расписания. Пока, совместные проекты видятся как-то вроде коротких встреч, на которых вы получите слова поддержки перед комбэком.

— У «SNSD» самая большая фан-база среди корейских групп. И показать, что её участницы дружелюбны и не сердятся на тебя, является для тебя сейчас самым главным. — говорит СанХён и спрашивает. — Это понятно?

— Да, сабоним, — киваю я и кланяюсь в знак благодарности, одновременно думая о том, что как пить дать придётся извиняться. «SNSD» — тупо старше, а перед старшими, только извиняться. Тут так всё устроено. Вот чё я должен извиняться, если не виноват?

— Сабоним, а давайте я приглашу их в гости? — предлагаю я, не желая попасть в какую-то «видео-унылость» в которой я каюсь какЦыЮн, а меня журят, но в итоге, после длительного «соплежуйства» — в конце концов прощают.

— В кафе моей мамы. — продолжаю я «генерить» вариант возможного проекта. — Представляете, я сижу такая вся грустная, печальная, а тут мимо проезжают с выступления или на выступление «Соши» и у них есть немножко свободного времени. [26]

— И они решают выпить кофе. И им по дороге попадается наше кафе. Их машина останавливается, они заходят внутрь, я их вижу и смотрю на них воо-от такими глазами!

Сделав из указательных и больших пальцев колечки, поднимаю вверх руки, показывая их СанХёну как образец предполагаемого размера глаз, который я собираюсь достичь.

— Будет как в дораме, сабоним, — обещаю я шефу одновременно думая о том, что вполне возможно можно будет обойтись без дурацких извинений, если попытаться принять участие в написании сценария. — И я и они разговариваем друг с другом, и решаем все возникшие несуразности к обоюдной пользе и согласию!

Смотрю на шефа, шеф смотрит на меня. Неодобрительно.

— Можно будет не платить за аренду съёмочной площадки, — привожу я ещё один плюс такого решения. — Кафе можно будет занять для сьёмок совершенно бесплатно. Хоть на весь день. И всё можно будет снять одной носимой камерой без толпы ассистентов. И быстро. Ощутимая экономия средств и времени может выйти, сабоним.

Сабоним, подумав, молча наклоняет голову. Трактую это как жест одобрения.

— Когда ты научишься слушать до конца, не перебивая старших? — спрашивает он у меня совсем не по теме вопроса.

— Ой, простите, господин СанХён, — включаю я режим «виноватая школьница». — Просто у меня мысли в голове долго не держатся. Если их сразу не сказать, они замещаются другими. Поэтому, я вас и не дослушала до конца, сабоним. Простите, но мысль-то ведь хорошая, правда?

— Посмотрим. — многообещающе произносит сабоним и напоминает. — Ты обещала держать свой рот закрытым, помнишь?

— Да, сабоним, простите, сабоним. — наклоняю я голову изображая раскаянье.

— Тогда я продолжу. — говорит СанХён смотря на меня.


Место действия: кабинет командира воинской части в которой служит ЧжуВон.

Время действия: примерно в это же время.


— Вольно, — приказывает командир части стоящему перед его столом ЧжуВону и сразу переходит к делу, объясняя зачем он его вызвал.

— Ибеонг, — обращается он по званию к ЧжуВону. — С завтрашнего дня вы приписаны к команде для выполнения специального поручения сроком на один день.

— Так точно! — становясь по стойке смирно отзывается ЧжуВон прижимая руки к бокам.

— Задание необычное. — говорит командир. — Цель — доставить приглашение группе «Корона» для проведения концерта в нашей части. Срок проведения концерта согласован со штабом флота и с агентством группы. Ваша задача — принять участие в передаче приглашения. Задача понятна?

— Так точно, господин полковник! — рапортуют ЧжуВон.

— Командование, зная о ваших отношениях с одной из участниц группы выделяет вам увольнительную сроком на один день. После выручения приглашения вы считаетесь в увольнении до вечера. Возвращение в часть — утром следующего дня, время прибытия будет указано в увольнительной, которую вы получите у дежурного по части. У него вы так же получите все остальные инструкции по организации поездки в составе группы. Вопросы есть?

— Никак нет!

— Выполняйте приказание!

— Есть, выполнять! — прикладывает руку к голове ЧжуВон.


(примерно в это время. Дом семьи ЧжуВона. Госпожа МуРан, сняв очки и задумчиво покусывая кончик правой дужки смотрит на экран монитора на котором открыт сайт с новостями к-поп)


— Жаль. — с сожалением произносит она, вынув перед этим из рта дужку. — Жаль, что этот скандал начался сейчас, а не год спустя. Отличный момент объяснить причину разрыва отношений…

МуРан вздыхает и, не складывая, кладёт очки на стол.

— Уж больно много событий вокруг неё происходит. — разговаривая сама с собою произносит она вслух. — Это настораживает…


Место действия: дом мамы ЮнМи.

Время действия: немного позже.


(СунОк помогает в зале, замещая собой официантку, которая по семейным обстоятельствам не смогла сегодня выйти на работу. «Читнув» во время недавнего перерыва «свежих новостей» о своей младшей сестре она находится в состоянии некого ошеломления. Первый раз столкнувшись с огромным количеством негативных высказываний и пожеланий в адрес члена своей семьи, она просто не знает, что ей делать и как действовать в такой ситуации. Пока же она механически выполняет работу крутя в голове варианты: что сказать маме, как ей отвечать подписчикам своего канала, что говорить своим знакомым и что делать, если сестру выгонят из агентства?)


— Что-то посетителей сегодня немного. — удивляется мама, выглядывая из дверей кухни.

СунОк поворачивается и оглядывает зал. Выйдя из состояния задумчивости, она обнаруживает за несколькими столиками лишь несколько людей пожилого возраста. Остальные столы пустуют.

Наверное, они не следят за новостями эстрады. — думает СунОк об имеющихся посетителях.

— Наверное, сегодня праздник какой-то, — не подумав, говорит она, поворачиваясь к маме.

— Какой сегодня праздник? — удивляется мама. — Дочка, ты чего?

— А, ну да. — конфузясь отвечает ей СунОк. — Нет сегодня никакого праздника. Прости мама, я задумалась.

— И о чём ты думаешь? — с интересом спрашивает мама.

В этот момент в дверях кафе появляются посетители — три девушки возраста СунОк.

— Я встречу, — говорит маме СунОк не желая говорить на беспокоящую её тему.

— Здравствуйте, — подойдя к столику приветствует она гостей и спрашивает. — Что вы хотите заказать?

— СунОк, ты не хочешь поздороваться со своей старой подругой как полагается? — спрашивает одна из них.

— СонДам, — смотря на задавшую вопрос девушку произносит СунОк, — последний раз мы с тобой вроде бы всё решили, и я вычеркнула тебя из списка своих подруг. Даже сладкие воспоминания о прошлом, когда ты была ещё нормальной, не могут вызвать у меня разочарования в своём решении.

Спутницы СонДам озадаченно хмыкают, услышав в голосе СунОк стальные отзвуки её характера, а СонДам недовольно поджимает губы.

— Я готова принять ваш заказ уважаемые посетители, — напоминает СунОк демонстративно занося ручку над блокнотом.

— Мы хотим более подробно ознакомится с меню, — отвечает ей СонДам и оглянувшись по сторонам интересуется. — А чего у вас так мало посетителей? Может, вы недавно травили на кухне тараканов?

— У нас нет на кухне тараканов, аджума. — ледяным тоном отвечает ей СунОк. — А насекомых мы травим согласно инструкции санитарного надзора, тогда, когда кафе закрыто.

Услышав, как к ней обратились, СонДам замирает, её спутницы настораживаются, ожидая скандала.

— Не стоит демонстрировать отсутствие воспитания, СунОк, — напустив на себя деланное спокойствие усталым голосом произносит СонДам. — Хотя, его отсутствие, как я понимаю, это семейное. Я слышала прямо сегодня, что твоя тонсен недавно тоже продемонстрировала его отсутствие, оскорбительно высказавшись о своих сонбе. После таких флопов люди в индустрии не задерживаются. Думаю, она скоро вернётся помогать тебе на кухне мыть посуду. Образования у неё-то никакого ведь нет. Она ведь даже школу не закончила.

Сказав всё это СонДам с торжеством смотрит на соперницу. СунОк несколько раз глубоко вдыхает и выдыхает воздух.

— Если она даже вернётся на кухню, — отвечает она на провокационный выпад, — то за время своей работы в агентстве она заработала столько, сколько ты не заработаешь и за пятнадцать лет, когда закончишь учиться!

СонДам недовольно нахмуривается.

— И потом, — добавляет СунОк вспомнив ещё об одном обстоятельстве, — зачем ей возвращаться на кухню? У неё ведь есть жених из богатой семьи, который позаботиться о том, чтобы она ни в чём не нуждалась. СонДам, ты помнишь, как его зовут? Ты ещё не забыла?

СунОк с торжеством смотрит на поверженного врага. СонДам начинает стремительно краснеть, приходя в ярость и похоже, что всё может закончится дракой. Но в этот момент у СунОк в кармане её фартука звонит телефон. Та быстро достаёт его и смотрит на экран.

— Это АйЮ. — сообщает она сидящим за столиком кто звонит и повторяет. — Мне звонит АйЮ.

— Добрый день, АйЮ! — говорит она, поднеся телефон к уху. — Очень рада тебя слышать!

Посетительницы, глядя на неё снизу-вверх, пригнувшись к столу, самым натуральным образом вытаращивают глаза.

(немного погодя. СунОк, закончив говорить, с довольным видом убирает телефон туда, где он был раньше)

— Ну?! — агрессивно обращается она к глазеющим на неё снизу посетительницам. — Моя подруга АйЮ просила передать сообщение моей тонсен. Мне нужно пойти позвонить. Вы будете что-нибудь заказывать, или нет?!

— Будем, будем, будем, — испуганно кивая, обещают посетительницы.

(позже, приняв заказ СунОк отходит от столика и слышит спиною шёпот)

— Офигеть, какая СунОк крутая стала! АйЮ у неё — подруга! Зря мы сюда пришли…

СунОк самодовольно улыбается и нахмуривается.


Место действия: казарма ЧжуВона.

Время действия: вечер, свободное время для военнослужащих


— Хён! — подскакивает к расслаблено выглядящему ЧжуВону его приятель. — Там такое с твоей невестой творится!

— Где? — мгновенно насторожившись, подбирается ЧжуВон.

— Вчера, в ночном клубе! Её там парни растягивали!

— Что значит — «растягивали»? — ошарашенно округляет глаза ЧжуВон.

— Тянули за руки к своим столикам!

— Что за парни? — нехорошо прищуривается ЧжуВон.

— Еёсонбе! Из «Stars JUNIOR» и «Bang Bang»!

Выражение лица у ЧжуВона становится озадаченным.

— Чё за фигня? — помолчав секунды три, в течении которых он обдумывал ситуацию интересуется ЧжуВон. — А где была охрана? Почему они это допустили? Как эти придурки посмели так неуважительно вести себя с моей девушкой? Они что, бессмертные?

ЧжуВон с недоумением смотрит на приятеля. Тот в ответ пожимает плечами.

— Гражданские. — говорит он. — Вообще страх потеряли.

ЧжуВон выпячивает вперёд челюсть, демонстрируя, что готов убивать. Его лицо приобретает зверское выражение.

— Это ещё не всё, хён! — восклицает в ответ его приятель торопясь выложить все имеющиеся у него новости, — Твоя ЮнМи в разговоре с господином Чо СуМаном назвала девушек из «SNSD» — тощими! Фанаты «Соши» от этого просто в ярости! Хотят захетерить комбэк «Короны»!

— С кем разговаривала ЮнМи? — удивлённо переспрашивает ЧжуВон, пропуская мимо ушей страдания фанатов. — С Чо СуМаном?

— Ага, — кивнув, радостно подтверждает приятель. — С дня рождения АйЮ произошла утечка частного видео. Хейтеры АйЮ пишут, что она это сделал специально, чтобы отвести внимание от своего скандала. Ты слышал, что она спекулировала недвижимостью используя инсайдерскую информацию?! Если это правда, то АйЮ лишат титула «младшая сестра нации»!

— Погоди с АйЮ. — просит ЧжуВон несколько теряясь в обрушившемся на него потоке информации. — Чо СуМан, с которым разговаривала ЮнМи, это тот, который…

— Который основатель агентства «SM Entertainment»! — кивая, с готовностью подтверждает приятель предположение ЧжуВона.

— И она с ним обсуждала «SNSD»? — наклонив голову вбок недоверчиво спрашивает ЧжуВон.

— Ну да, почему они флопнулись в Америке. На видео это есть, можно посмотреть.

— Хрень какая-то, — помолчав секунд пять подводит итог своим размышлениям ЧжуВон.

— Где это видео? — спрашивает он. — Я хочу посмотреть.

— Да это сейчас новость номер один в Корее. — получает он в ответ. — Любым поисковиком за две секунды ищется по первым трём буквам.

— Сейчас пойду, посмотрю. — обещает ЧжуВон.

— Ты, это… хён… Пошли вместе. Тут полно фанатов «Соши».

— Думаешь, они меня убьют? — спрашивает ЧжуВон через плечо направляясь в сторону выхода из помещения.

— Не, ну у тебя конечно, авторитет большой… Но я пойду с тобой!

— Окей, — соглашается ЧжуВон и зло добавляет, — «StarsJUNIOR» и «BangBang» в край оборзели…


(ещё позже. Казарма, подразделение ЧжуВона смотрит телевизор. Идёт показ кулинарного шоу с участием ЮнМи)


— Да! Да! — орёт на разные голоса перед телевизором толпа сослуживцев ЧжуВона, смотря в третьем повторе как кухонный нож, резко брошенный ЮнМи, втыкается ровнёхонько над первым.

Крутые моменты в шоу решили показать трижды.

— Она сделала это! Сделала! Просто офигеть как чётко! Где она так научилась? Она же настоящий морпех! Настоящая Агдан! К такой близко не подходи! Эй, предводитель, откуда твоя невеста так умеет кидать ножи?!

ЧжуВон до этого смотревший шоу с хмурым видом и вовремя подобравший челюсть ещё после первого броска, смотрит на экран, не торопясь с ответом.

— «Где ты так научилась кидать ножи?» — в этот момент спрашивает у ЮнМи ведущий шоу.

— «Мой оппа готовился пройти конкурс морпеха. Я тренировалась кидать ножи вместе с ним.» — не моргнув глазом, с чистосердечным выражением на лице, отвечает ЮнМи вызывая новый взрыв восторженных криков.

— А! Ты научил её! Вау, я тоже научу свою девушку кидать ножи! Не верю своим глазам! Где найти ещё одну такую девчонку?

— Таких в Корее больше нет, — с едва заметным сарказмом в голосе говорит ЧжуВон и добавляет. — Она — особенная.

— А-а, вы только посмотрите на этого молодожёна! Небось, сразу как отслужишь, ты женишься? ЧжуВон, когда она тебе приготовит суп из лапши?[27]

— Она ещё молода для хозяйки дома, — напоминает об имеющем место быть обстоятельстве ЧжуВон. — Придётся три года подождать до её совершеннолетия.

— Держи крепко, — советует кто-то с различимой завистью в голосе. — Чтобы не увели.

— Кто же это сделает? — спрашивает ЧжуВон которому, судя по выражению его лица, явно не понравился этот совет.

— Она пользуется большой популярностью. — неконкретно отвечают ему.

— Я разберусь с этими любителями популярности, — недовольным голосом обещает ЧжуВон.

— Если что, зови нас! — смеясь, предлагают ему, — Мы тебе поможем разобраться!


(в это время. дом семьи ЧжуВона. У госпожи МуРан появилось новое развлечение — наблюдать по телевизору за своей как бы потенциальной невесткой. При этом ей понравилось делать это вместе с матерью ЧжуВона, следя за её эмоциями. Только что закончился просмотр кулинарного шоу.)


— Однако, — веско произносит МуРан смотря на замелькавшие на экране телевизора кадры рекламы.

— Боже, как она вызывающе агрессивна! — обмахиваясь правой рукой восклицает ИнХе.

Бабушка поворачивает голову и несколько секунд смотрит на сноху.

— Думаю, — неспешно произносит она, — продажи ножей у фирмы «Flybest», имеют шансы вырасти.

— Что вы такое говорите, мама, — укоризненно произносит ИнХе. — Приличной девушке совсем не подобает кидаться ножами, словно какая-то … агдан! Все сразу поймут, что она воспитывалась где-то в трущобах!

— Выживала. — задумчиво поправляет её бабушка.

— Выживала? — переспрашивает её ИнХе.

— В трущобах выживают, а не воспитываются, — поясняет бабушка.

— А если она захочет кидаться ножами рядом с моим сыном? — обдумав слова старшей, озадаченно спрашивает ИнХе. — Что тогда?

— Это интересный вопрос. — взяв в рот дужку очков, кивает МуРан.

Место действия: общежитие группы «Корона», кухня

Время действия: утро. Группа проснулась, слегка умылась и завтракает


Сижу, кушаю, никого не трогаю, не пристаю, не умничаю, меня вообще нет, отстаньте все от меня! Вчера был офигеть какой стремительный день. Как с утра понёсся, так до вечера и не останавливался. Неожиданно я стал главным действующим лицом сразу в нескольких скандалов и, судя по тем сообщениям, которые со своего планшета несколько раз вслух зачитывала для всех КюРи, наблюдая за развитием событий, масса, просто масса народа в Корее желает, чтобы я сдох. Причём для меня так до конца и не ясно — чё я им всем такого сделал? Ну «SNSD» ладно, как-то можно понять, тем более, что мне объяснили, хотя я этого не просил. «Ты не можешь говорить, почему именно тебе не нравятся твои сонбе по профессии». — сказала мне КюРи, уча жизни. — «Ты либо говоришь, что ты их фанатка, либо они тебе нравятся, но ты по ним не фанатеешь. И всё. Критиковать старшего, это значит выказать ему высшую степень неуважения».

Это я и так знал, можно было и не «разжёвывать». А потом она пристала ко мне с вопросом — «какого лешего я этого не знаю?» Все мои попытки объяснить, что это была абсолютно частная беседа, не нашли у неё никакого понимания, впрочем, как и у других участниц моей группы. В их глазах я допустил грубую ошибку, которую даже непонятно как можно исправить. Вроде даже и ни как. Если только на колени встать. Но пусть они с этим вставанием идут в… куда хотят, короче, пусть туда и идут!

Ладно, с «Соши», допустим, ясно. Фанатов у них больше всего в Корее и по всему миру тоже, соответственно, значит и число фанов-неадекватов, у них тоже, больше всех. С этим — понятно. Но вот чего фаны «StarsJUNIOR» и «BangBang» возбудились, вот это уже здравому смыслу не поддаётся от слова совсем. Пишут, что ЮнМи, то бишь я, вёл себя неподобающим образом по отношению к их светлоликим «оппочкам». Был опять же, «неуважителен» и вообще, мне следует знать своё место. Это так, общая «выжимка», после прочтения КюРи сообщений в разных чатах. Наш официальный чат как начал вчера «крутиться», так до сих пор и не остановился. Как они там что-то разбирают в этом потоке? Или уже просто пишут «по приколу», а на ответ им «пофигу». Наверное, так оно и есть, поскольку разобрать что-то в этих непрерывно летящих по экрану предложениях невозможно просто физически. Одни фаны хотят от меня извинений, другие, чтобы меня выгнали из группы, некоторые желают, чтобы меня выгнали вообще сразу отовсюду и «забанили» навсегда, поэтому собирают «крестовый поход» против комбэка «Короны».

Не понимаю столь внезапно-высокого уровня агрессии в отношении своей персоны. Вряд ли будет правильным назвать меня бессребреником, но я всегда старался, если не следовать, то хотя бы придерживаться разумного принципа сосуществования — «живи сам и давай жить другим». Вон, не так давно замутил вопрос с сунын. Что, то, что вообще в эти экзамены никто не «самоубился», ничего не значащая фигня? Почему об этом не вспоминают? Потрындели — «нация объединилась» и разошлись? Скандал, в котором выясняют как именно кто кого обозвал, всем гораздо интереснее? Я конечно знаю фразу — «не делай добра, не получишь зла», но чисто так, в её академическом приложении. А сейчас, похоже, она ко мне «прикладывается» в практическом приложении. И считаю, что это очень несправедливо по отношению к человеку, который, пусть это даже и нескромно прозвучит, но уже кое-что сделал для общества.

— Пишут, что Агдан тренировалась быть профессиональным убийцей. — сообщает ещё одну «офигительную новость» КюРи смотря в свой планшет.

Подавившись от неожиданности йогуртом рядом закашливается БоРам.

Озадаченно смотрю на КюРи, соображая — «когда я это успел?» и ожидая, что у неё будут ещё подробности, которые помогут мне это «сообразить».

— Вчера вышло кулинарное шоу, где ты кидала ножи. — подняв на меня от экрана глаза объясняет КюРи.

А-а… Это…

— Что за шоу? — спрашивает ИнЧжон. — Я не видела.

— Вот, — говорит КюРи сделав пальцами на планшете пару манипуляций и поворачивая его экраном ко всем, объясняет. — Она отдельно в нём участвовала, без нас. Шоу длинное, я поставила то место, где ЮнМи кидалась ножами.

За минуту просматриваем предложенный к просмотру момент. КюРи делает повтор. Группа молча возвращается к еде. Похоже, все несколько шокированы увиденным.

— Триста пятьдесят семь тысяч просмотров за сутки. — как ни в чём не бывало сообщает КюРи подробности о выложенном вчера видео.

— Скока?! — изумляется БоРам.

— Триста пятьдесят семь тысяч. — спокойно повторяет КюРи смотря в планшет.

— Офигеть… — ошеломлённо произносит БоРам и переводит взгляд с КюРи на меня.

— А чего так много? — поочерёдно смотря на всех непонимающе спрашивает она.

— Наверное фаны «StarsJUNIOR», «BangBang» и «SNSD» постарались, — высказывая предположение объясняет ей ИнЧжон. — Пока искали к чему ещё придраться, число просмотров и накрутили…

— А-а, — понимающе кивая произносит БоРам.

— В комментариях к видео спорят, — снова уткнувшись в планшет сообщает КюРи, — кто именно Агдан: инопланетянка, воевавшая в космосе, северокорейская шпионка или, японская ниндзя…

Мля… вот идиоты…

— А вот ещё есть версия! — восклицает КюРи найдя ещё интересного. — Она дух королевы обученной тайному искусству фехтования…

Все, кроме КюРи опять дружно смотрят на меня.

Пфф, что я должен им сказать? Что все вокруг идиоты? Если им это нужно обязательно от меня услышать, значит они тоже — идиоты.

Индифферентно пожимаю плечом и молча берусь за следующий малокалорийный хлебец-крекер, собираясь намазать его плавленым сыром и употребить во внутрь себя.

— Агентство «SMEntertainment» выложила фотографии в доказательство того, что дом, приобретённый АйЮ, приобретён для её личного использования, а не с целью перепродажи. — читает КюРи следующую новость так и не дождавшись от меня комментария по поводу — «Ху из мисс ЮнМи?»


Она опять поворачивает планшет экраном ко всем и показывает фото комнат, в которых есть вещи и музыкальные инструменты.

— Ну и кому это ещё интересно? — мельком глянув на фото спрашивает ИнЧжон. — Завтра об этом все вообще забудут. Сейчас появилось более интересное занятие — травить нашу группу.

— Основатель и президент агентство «SMEntertainment», господин Чо СуМан выразил негодование по поводу происшествия, случившегося несколько дней назад и пообещал сурово покарать преступников. Как стало известно, неизвестные, используя компьютерные методы взлома, похитили видеозапись с закрытой вечеринки на которой происходило празднование дня рождения АйЮ. Неизвестные распространили похищенное ими видео в сети, что привело к возникновению конфликта между сообществами фанатов агентств «SMEntertainment» и «FANEntertainment», так как на видео показан момент, где самая молодая участница группы «Крона» со сценическим именем Агдан, владельцем группы является агентство «FANEntertainment», подвергла резкой критике работу своих сонбе из группы «SNSD» …

Прекратив читать, КюРи поднимает голову и смотрит на меня. Все смотрят на меня. Вот я не помню, что «подвергал резкой критике». Хоть убей. Чё они там выдумывают?

Опять пожимаю в ответ плечом.

— Я же говорила! — восклицает ИнЧжон.

— В разговоре с корреспондентами, господин Чо СуМан сообщил, что не считает слова Агдан сказанные о группе «SNSD» критикой в их адрес и уверен, что это не скажется на дружеской атмосфере общения между агентствами. Господин Чо СуМан сообщил, что в ближайшее время у его агентства запланированы совместные проекты его лучших исполнителей — АйЮ и «SNSD» с группой «Корона». Подробности президент Чо СуМан не уточнил, сказав, что это будет сюрпризом для всех поклонников этих артистов…

КюРи, видимо уже устав, заканчивает чтение.

— Вряд ли это поможет, но хоть что-то, — мрачным голосом произносит ИнЧжон.

— Главное, чтобы президент СанХён не отменил промоушен в Японии. — говорит БоРам.

— Похоже, этот комбэк мы запомним навсегда. — делает прогноз на будущее ХёМин.

А что, другие уже забыли, что ли?

Про то, что будут совместные проекты с «SM» вчера я услышал и от СанХёна и от АйЮ. АйЮ, оказывается, звонила, пока я был занят. Она набрала СунОк, сказала, что не может на меня выйти и попросила передать, чтобы я ей перезвонил. Я взял свой телефон у ЁнЭ, посмотрел. Да, действительно был звонок от АйЮ. Спросил ЁнЭ — «почему мне не сказала»? Ответила, СанХён не велел. Решал вопросы с Чо СуМаном, сказал подождать. Вот так вот, все лучше меня знают, чего мне лучше. Один я, дурак, никак не соображу, чего же это мне нужно? Я уж не стал ничего говорить ЁнЭ. СанХён всех вчера хорошо «пропесочил». Менеджеров отдельно, нас отдельно. Менеджерам, похоже, досталось больше чем нам. У нас скоро комбэк, группу драконить особо не стоит. А менеджеры — чего с ними миндальничать? Им на сцену не выходить, переживут!

Короче, перезвонил я АйЮ, она оказалась на связи. «Не верь». — сказала она мне. — «То, что говорят, что я «слила» это видео, это неправда. Я этого не делала. Я таким не занимаюсь.»

Ну, поговорили мы с ней, обсудили ситуацию. АйЮ сказала, что популярные артистки постоянно получают тонны ненависти от нетизенов, какими бы замечательными они бы не были бы. Это было и раньше, и сейчас, и, наверное, будет так и дальше, потому, что никто не знает, что делать с людьми, которые распоряжаясь самыми современными технологиями, до сих пор не научились элементарно дожидаться фактов, прежде чем кого-то обвинять.

В общем, мы с ней не поссорились, и я этому доволен. АйЮ понравилась мне как профессионал и просто как человек, с которым приятно пообщаться. В конце разговора она мне сказала, чтобы я звонил, если мне вдруг потребуется поддержка. Словом, там, или делом. Для меня у неё всегда найдётся время. Я пообещал звонить, не стесняться, на этом мы и расстались. Вот она мне и сказала в разговоре, что мы вместе будем что-то делать агентствами. Возможно, идея не плохая, трудно так сразу сказать, что из этого выйдет. Посмотрим. Но работа с профессионалом будет только плюсом в опыт, чем бы идея там не закончилась.

— Наверное, всё же не стоит читать подобные новости в самом начале дня? — с вопросом обращается к КюРи СонЁн. — У нас сегодня много сложной работы и лучше сосредоточится мыслями на ней, чем следить за развитием скандала. Плохие новости портят настроение и трудно быть после них безупречным. А нам сейчас как раз нельзя совершать ни одной ошибки. Мы попали под очень пристальное внимание. КюРи, я тебя попрошу, не читай больше эти новости. Хорошо?

— Что же теперь, умереть в неведенье? — озадаченная неожиданной просьбой спрашивает у неё КюРи.

— Давай, ты будешь это делать после комбэка? — предлагает фифти-фифти вариант СонЁн. — Вот у меня лично настроение упало. А нам сейчас ехать на сьёмки. Как я буду там улыбаться после таких новостей? Хорошо, КюРи?

— Хорошо, — подумав, кивает КюРи. — Я буду только иногда заглядывать сеть, а говорить, что там пишут, никому не буду.

— Спасибо, КюРи. — благодарит СонЁн.


Место действия: ресторан

Время действия: послеобеденное время


Сижу напротив ЧжуВона за одним столиком. Сделали заказ, ждём, когда начнут подносить. Сегодня с утра и до обеда снимали с группой видео для музыкального канала «KBS-music». Музыкальное шоу, которое будут показывать в наш промоушен. Та самая, неоплачиваемая работа о которой мне рассказывали девчонки. Но раз надо, значит, надо. Шеф руководит, ему видней, здесь так принято и кто я такой, чтобы буром переть против системы? Оно мне нужно? У меня и без этого проблем выше крыши.

Запись делалась «кусками». В павильон со сценой, собранной, как я понял, как сборно-разборная декорация, запустили некоторое число фанатов «Короны». Как-то их отобрали для этого, где-то нашли, наверное, через сетевое сообщество, не знаю подробностей, но, короче, нашли. Стафы из съёмочной команды собрали их в небольшую толпу, подвесили над ней два микрофона. Задача толпы — создавать шум поддержки зала. Подпевать, аплодировать, в общем, изображать из себя зал, набитый зрителями. Подозреваю, им нифига за это не заплатят, ибо фанатам и так за счастье попасть на сьёмки для промоушена группы. Они бы и сами, пожалуй, заплатили за право попасть на такое мероприятие. Кто знает, может и заплатили. Тут капитализм, детка. Деньги делают из всего.

Короче, они ликовали, мы танцевали, операторы снимали. Сначала два раза в одних костюмах нас сняли, потом мы переоделись, и нас ещё два раза сняли в других костюмах. Потом, все эти видео соберут так, как было запланировано продюсером и сценаристом. Это уже не наша епархия.

А потом, под конец сьёмок заявился ЧжуВон, сотоварищи. Привезли приглашение от командования части выступить у них с концертом. Нас, конечно предупредили заранее, чтобы мы изобразили «удивление», от якобы их «неожиданного» появления. «Удивились». У девчонок, мне кажется, получилось естественнее, чем у меня. Ну, у них опыт. Его не пропьёшь.

Военные приглашение вручали, фанаты, в основном, фанатки, визжали, операторы снимали, мы играли. Всё действо сняли с первого дубля. То ли сразу, так удачно вышло, то ли чтобы военных не огорчать — «вторым разом». Может, военным сказали, что всё «по правде» будет, а они и поверили?

Сняли, а потом офицер, который передавал приглашение, объявил, что ЧжуВону объявляется увольнительная для встречи с невестой, а менеджер КиХо, присутствовавший на сьёмках, тут же поддакнул, что тоже меня отпускает на два часа. Вот тут-то удивление у меня получилось естественным. Я в этом убедился, когда, направляясь переодеваться, мимоходом сунул в нос в небольшой дисплей продюсера съёмочной группы.

Вот, сидим с ЧжуВоном в ресторане, примерно в получасе езды от «KBS». Обеденное время прошло, день рабочий, посетителей в зале практически нет. ЧжуВон ещё выбрал места на самом верху, там, где всего четыре столика. Этаж ниже без крыши, на нём, между столиков, полно цветов, растущих в ящиках и вид сверху просто отличный.


— ЮнМи, я хочу с тобой поговорить, — наконец произносит ЧжуВон фразу, которую я уже давно жду. То, что без неё не обойдётся, было понятно сразу, при первом взгляде на его физиономию. Да и новости, прямо-таки просят произнести это бессмертное выражение.

— Внимательно слушаю, ЧжуВон-оппа, — отвечаю я, помня, что не нужно называть собеседника сонбе, сабоним и добавлять уважительно-вежливое «сии» к его имени.

— Я смотрел вчера кулинарное шоу, — не торопясь произносит ЧжуВон и, сделав паузу, продолжает. — Когда ты попросила меня говорить всем, что это я тебя научил бросать ножи, я не подозревал, что это будет…

ЧжуВон делает ещё одну паузу, похоже, подбирая слово.

— … Смертоносно. — наконец говорит он.

— «Смертоносно»? — удивляюсь и прошу подробностей. — Почему — «смертоносно»?

— Твоё лицо. — поясняет ЧжуВон. — Оно было совершенно спокойным.

— И что в этом такого?

— Выражение азарта, желания попасть, было бы более естественным, чем хладнокровное прицеливание перед броском. — говорит ЧжуВон.

Киваю, показывая, что понял и вспоминая тот момент на сьёмках шоу. Похоже, да. Эмоций я тогда особо не испытывал, поскольку не высыпался уже который день. Просто хотел попасть.

— Я не высыпалась перед этим несколько дней, — объясняю возможную причину такого выражения своего лица. — Трудно излучать эмоции, когда основное желание — лечь и уснуть.

ЧжуВон кивает.

— Но никто же об этом не знает, — говорит он, — поэтому, пишут про тебя невесть что.

— Вроде того, что я тренировалась на убийцу? — небрежно интересуюсь я, одновременно с интересом смотря на собеседника.

— А ты, не тренировалась? — интересуется ЧжуВон.

— Прямо в школе и начала. — шучу я. — С первого класса.

— И что это была за школа? — всё так же спокойно интересуется ЧжуВон, но при этом оценивающе смотря на меня.

Смотрю на него в ответ, не поняв его последней фразы. Ку-ку, что ли? Чего он на меня так смотрит?

— Аджосии, вы меня в чём-то подозреваете? — с интересом спрашиваю я.

— Да. — отвечает он.

— И в чём же?

— В том, что ты была послана на Землю с целью уничтожить мою жизнь. — совершенно спокойно отвечает мне он.

Смотрю на него, соображая, можно ли эти слова воспринимать как шутку? ЧжуВон в ответ разглядывает меня. Занимаемся этим секунд пять.

— Я угадал? — спокойно спрашивает ЧжуВон.

— Думаете, аджосии, что за пределами Земли кого-то интересует ваша жизнь? — интересуюсь я.

— Не интересует? — осведомляется ЧжуВон.

— Я думаю… — делаю я паузу, — что вряд ли.

— Жаль, — коротко отвечает ЧжуВон. — Я был большего мнения о своей персоне. Тогда какого ты творишь, раз моя жизнь тебе не нужна?

— Проблемы? — подумав и помолчав секунды три, спрашиваю я.

ЧжуВон опускает голову, смотрит на свои руки, лежащие перед ним на столе со сцепленными в замок пальцами.

— Проблемы? — поднимая голову переспрашивает он. — Проблемы? Да просто охренеть, какие от тебя проблемы. Мало того, что половина части, а может и ещё больше, фанаты «SNSD» так мне теперь ещё придётся тренироваться кидать ножи, чтобы не выглядеть кретином, если меня вдруг попросят продемонстрировать как я тебя учил!

Мда-с, — похоже, у Чжувонища действительно, трудности…

— Можно не тренироваться, — мгновенно, с ходу, предлагаю я вариант решения проблемы. — Скажи, что ученик превзошёл учителя. А с «SNSD» …

Я поднимаю глаза вверх и задумываюсь над вопросом, что можно сказать ему в ответ про «SNSD». Задумываюсь, но в голову ничего не приходит. Не придумав, опускаю глаза и вижу, что ЧжуВон смотрит на меня … Странно смотрит!

— Чего? — настораживаясь, спрашиваю я.

— Знаешь, — неспешно отвечает ЧжуВон, не отрывая от меня взгляда. — От того, чтобы я тебя хорошенечко вздул, тебя спасет сейчас только то, что мы находимся в общественном месте и что у тебя скоро комбэк. Хотя, если бы я это сделал, то все меня бы только одобрили.

ЧжуВон оценивающе смотрит на меня, словно прикидывая, как бы он это сделал.

— Кишка тонка. — отвечаю я, тоже оценивающе оглядывая его габариты.

ЧжуВон вздыхает.

— Угораздило же меня с тобой связаться. — говорит он. — Я раньше думал, что иметь подружку-айдола это прикольно. Сейчас я вижу, что это совсем не прикольно. Все её проблемы, сразу становятся моими проблемами.

— А ты как хотел? — делано удивляюсь я. — Завёл женщину, занимайся.

ЧжуВон несколько секунд смотрит мне в глаза взглядом, обещающим неприятности. Смотрю в ответ тоже не отводя глаз, думая, чтобы сказать эдакого «подходящего»?

— Ах, оппа! — громко восклицаю я, желая привлечь внимание обслуживающего персонала к нашему разговору. — Мне так понравилась сумка «LouisVuitton», из оригинальной коллекции, которую ты мне подарил! Спасибо, оппа!

Улыбаясь, смотрю на «оппу», ожидая реакции. «Оппа», после паузы, вдыхает и выдыхает.

— Лучше бы я тебе посылочный ящик подарил. — говорит он. — Заколотил бы, да отправил туда, откуда ты взялась.

— Планета Плюк, 215 в Тентуре, галактика Кин-дза-дза в Спирали? — совершенно спокойно уточняю я, вспомнив фильм.

ЧжуВон озадачено смотрит на меня.

— Что ты сейчас сказала? — помолчав, интересуется он.

— Адрес для почтового отправления. — поясняю я и, сделав паузу, произношу, пытаясь скопировать интонацию и манеру Никулина из «Кавказкой пленницы». — Шутка!

Наше выяснение отношений прерывает девушка-официантка, принеся поднос с закусками. Выставляет их на стол, бросая очень заинтересованные взгляды и на ЧжуВона в форме и на меня, с моими глазами. Очки я снял, в зале ресторана свет приглушённый, нет никакого желания есть наощупь. Похоже, она поняла, «ху из ху».

— Так всё же, что это было? — интересуется ЧжуВон, когда, поставив на стол всё принесённое, девушка уходит.

— Про галактику Кин-дза-дза? — небрежно интересуюсь я, разглядывая, что нам принесли.

— Да. — подтверждает ЧжуВон.

— Придумываю новую книгу. — легкомысленно пожимаю я плечом. — Из этой галактики прилетит Терминатор. Я это придумала.

Приподняв подбородок, вопросительно сморю на ЧжуВона — мол, чего скажешь? ЧжуВон подвигал челюстью, обдумывая услышанное, вздохнул.

— Просто какой-то кошмар. — говорит он и спрашивает. — А как ты разговаривала с господином Чо СуМаном?

— Как я с ним разговаривала? — не понимаю я. — Меня спросили, я ответила. Вежливо.

— Угу, — угукает ЧжуВон. — И в результате половина части считает, что я должен извиниться перед «SNSD» вместе с тобой.

— А ты причём тут? — удивляюсь я.

— ЮнМи, ещё раз объясняю. — терпеливо произносит ЧжуВон. — Ты моя девушка. И я отвечаю за твои поступки.

Обдумываю эту концепцию. Не нравится.

— Я не твоя девушка. — говорю я. — И я сама отвечаю за свои поступки.

— Ничего подобного. — возражает мне ЧжуВон. — Ты числишься у меня в невестах. Я должен отвечать за твоё поведение.

Смотрим друг на друга.

— И долго это ещё продлится? — интересуюсь я имея в виду договорённость с госпожой МуРан.

— Такие дела быстро не делаются. — обтекаемо отвечает мне ЧжуВон, поняв о чём я спрашивю.

— Тебе будет непросто. — предупреждаю я.

— Я это уже давно понял. — отвечает ЧжуВон.

— Тогда, может — поедим? — спрашиваю я.

— Давай, поедим. — соглашается ЧжуВон.

Отставив разговор в сторону, начинаю знакомится с принесёнными закусками, продолжая одновременно размышлять над ситуацией. Прихожу к мысли, что ЧжуВон пострадал совершенно зря. Он тут не причём, это мои косяки, мои проблемы. Прожевав очередной кусочек мяса, задумчиво смотрю на парня. Здоровый такой стал…

ЧжуВон вопросительно поднимает на меня взгляд.

— Что я могу сделать, чтобы облегчить твои страдания, оппа? — спрашиваю я.

— Даже не знаю. — секунды две подумав, отвечает он. — Всё что могла, ты уже сделала. Просить тебя сделать что-то ещё? Как бы не стало ещё хуже.

Мне кажется обидным, что он не верит в мои способности в «разруливании» конфликтов. Оценивающе смотрю на собеседника. Не хочет моей помощи? Ну и ладно. Мне же проще.

— Это всё министерство иностранных дел виновато, — говорю я, желая объяснить, кто истинный виновник сложившейся ситуации. — Они обосрались с названием моря и взялись устраивать скандалы с айдолами, чтобы отвлечь от себя внимание. Сначала они взялись за АйЮ, а потом вцепились в меня. Думаю, видео они специально «слили». У них есть для этого связи и возможности. Если бы не они, то ничего бы этого бы не было.

— И ты собираешься поделиться этой информацией с журналистами? — явно напрягшись после моих слов спрашивает у меня ЧжуВон.

— Я не дура, — отвечаю я. — И знаю, что, когда можно говорить, а когда следует промолчать.

— Ага, ага, — подтверждающе кивает ЧжуВон.

В этот момент нас прерывают, принеся суп.

— ЮнМи. — взяв и держа на весу ложку, произносит ЧжуВон, после того, как официантка уходит. — Ты занялась бизнесом, в котором честно не играют. В любом бизнесе честно не играют, но в эстрадном это делают грязнее всего. Ты попала в большие неприятности и втянула в них всех, кто рядом с тобой. Меня, агентство, группу, свою семью. И всё потому, что ты не умеешь молчать.

— Моей вины тут нет. — спокойно возражаю я, смотря ЧжуВону в глаза. — Я уже сказала, кто это устроил.

ЧжуВон чуть слышно выдыхает. И опускает в суп ложку. Некоторое время смотрю, как он ест, не прикасаясь к своему супу.

— Я на твоей стороне, — не поднимая голову, произносит ЧжуВон между ложками.

— Да? — удивляюсь я.

— У меня нет выбора. — всё так же не поднимая головы, сообщает мне ЧжуВон. — Пока ты моя невеста, я должен тебя поддерживать.

— Или объявить о том, что мы расстались. — поднимая голову и смотря на меня, говорит он.

— Что невозможно по ряду причин, — понимающе киваю я.

ЧжуВон молча возвращается к приёму пищи. Наблюдаю за ним, ожидая продолжения.

— Я не собираюсь больше тебя воспитывать, — остановившись и вновь подняв голову от керамической чашки с супом, говорит ЧжуВон. — У меня сложилось мнение, что правильнее с тобою договариваться, в этом случае ты ведёшь себя более разумно. Жаль, конечно, что тебе наплевать на меня и моё отношение к тебе. Но ты как-то сказала, что у нас парное выступление. Я обещал, что буду учитывать моменты, когда мои действия могут принести вред тебе. А ты, ЮнМи, собираешься учитывать моменты, которые могут принести вред мне?

ЧжуВон требовательно смотрит на меня.

— Я учитываю. — говорю я, подумав, что требование, в общем-то справедливое.

— Так учитываешь, что у меня теперь проблемы с половиной сослуживцев? — с сарказмом спрашивает ЧжуВон.

— Передай им, что «Соши» против меня ничего не имеют. — говорю я. — В ближайшее время у меня будет с ними совместное видео.

— Правда? — очень заинтересованно спрашивает ЧжуВон. — Это не выдумка как с Терминатором?

— Я же сказала, что не буду специально подставлять своего партнёра, — недовольно говорю я. — Этот скандал совершенно не нужен нашим агентствам и поэтому, их президенты приняли решение о совместной работе, чтобы купировать недовольство фанатов.

ЧжуВон задумчиво смотрит на меня.

— И с АйЮ у меня тоже планируется совместная работа. Президент СанХён мне это обещал. — говорю я. — Так что можешь сообщить об этом своим недовольным сослуживцам.

— Хорошо, — кивает ЧжуВон. — Спасибо за информацию.

— Пожалуйста, — отвечаю я и тоже берусь за ложку, решив, что суп остынет, со всеми этими разговорами.

— Я уточню эту информацию в агентстве. — обещает ЧжуВон, теперь уже смотря, как ем я.

— Уточняй, — пожимаю я плечами, не поднимая головы.

— Мы партнёры? — спрашивает ЧжуВон.

— Партнёры, — соглашаюсь я и подтверждаю кивком.

— Что там за история приключилась в ночном клубе? — задаёт ЧжуВон следующий вопрос. — Парни чего от тебя хотели?

— Я с ними работаю, — объясняю я ситуацию, поняв о чём идёт речь. — С «BangBang» делаю сингл, а «StarsJUNIOR» я написала в прошлом две песни. Хотели выказать уважение, пригласив к своим столикам, да не поделили.

— Н-да? — несколько удивлённо, но вместе с тем скептически, отзывается ЧжуВон. — Понятно…

Ну хоть тут сразу понятно. А то вечно по три раза объяснять приходится…


ДжиХён | Айдол-ян - 2 | Трек восьмой



Loading...