home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Трек восьмой

Время действия: 26 июня, утро.

Место действия: общежитие Корона


— Вау!! — в искреннем восхищении восклицает КюРи с восторгом смотря в свой планшет.

Что-то как-то однообразно проходят последнее время завтраки, — скосив на неё глаза думаю я. — Каждое утро будет обязательно — «вау!». Пожрать спокойно не дадут…

— КюРи! — строго напоминает СонЁн, которой, видно тоже уже надоели эти ежедневные утренние сводки новостей, и она вчера стребовала с неё обещание молчать. — Мы же с тобой договорились, что ты не будешь пересказывать новости?

— Да, да, договорились! — подтверждает та, начав подскакивать на стуле от нетерпения. — Только это такая новость, которую нужно обязательно сообщить!

— «Жених Агдан избил солиста группы «StarsJUNIOR» прямо в агентстве»! — выпаливает она и, подняв от планшета голову, смотрит на меня.

Чёё?! — от неожиданности отвесив челюсть думаю я, смотря на «вестницу». Да, вчера ЧжуВон собирался заглянуть к моему руководству, проверить мои слова о «Соши». И что там произошло? Случайная встреча? Или… он изначально придуривался, когда сказал, что поедет — «проверять»? А самом же деле сразу планировал устроить разборки, а «проверка» была всего лишь поводом для проникновения в агентство? Морпех блин, диверсант чёртов… Если он и вправду кого-то избил из парней, то этому кому-то мало не показалось. ЧжуВон, в своей армии, реально стал здоровым как шкаф. И что теперь будет?

— «Жених Агдан избил известного солиста группы «StarsJUNIOR», ИнтХыка. Как стало известно, поводом для этого послужило недостойное поведение последнего в отношении Агдан в ночном клубе, где праздновался день рождения другого участника группы «StarsJUNIOR», ТэСона. Видео происшествия, приведшее к этой кровавой драме, недавно было выложено в сеть» …

КюРи, вновь поднимает голову и смотрит на меня, как бы говоря — «ну, как тебе такое, ЮнМи?»

— Офигеть… — тихо произносит БоРам, осмыслив новость. — А за меня ещё никто не дрался…

Поворачиваю к ней голову, озадаченно смотрю, крутя так и сяк в голове слова «кровавая драма». ЧжуВон вообще придурок конченный, что ли? На кой он это сделал? Оглядываю девчонок. Все смотрят на меня, ждут, что я скажу.

Хекнув, прочищаю горло.

— Может, продолжим завтракать? — предлагаю я и, секунду подумав, добавляю ещё одно предложение. — Без новостей?

— Тебе что, это безразлично? — изумляется КюРи.

Пожимаю плечами ей в ответ.

— Я только что об этом узнала. — объясняю я своё спокойствие. — Нужно сначала опросить свидетелей, обдумать. Потом только можно будет делать какие-то заявления.

— Свидетелей? — удивлённо переспрашивает КюРи.

— Угу, — подтверждаю я, — Хотя бы для начала узнать, что там в принципе, было и кто кому бил морду. И за что. И было ли вообще что-то. Может, это журналюги раздувают. Может, там всего лишь ноготь сломали, а не «кровавая драма». Мм?

С вопросом во взгляде смотрю на КюРи предлагая подумать.

— Правильно ЧжуВон-сии поступил, — произносит БоРам вновь вступая в разговор. — Нечего хвататься руками за чужих женщин. В следующий раз будут думать, что творят.

ХёМин многозначительно хмыкает, но ничего не говорит и возвращается к завтраку.

— ИнтХык не хлипкий, — со скепсисом в голосе произносит ИнЧжон. — Если он с кем-то сцепится, сломанным ногтём дело не обойдётся…

Это чего она такое сказала? Намекает, что ЧжуВон люлей нахватал? Вообще да, ИнтХык парень накаченный, но…

— Морпехи рвут айдолов как собака резиновую грелку, — говорю я смотрящей на меня ИнЧжон.

— Вот президент СанХён обрадовался, когда в этом убедился. — ехидно произносит она и тоже, как и ХёМин, деловито пускает в дело палочки.

А вот это да. Это как-то… как-то об этом мне мысль в голову не пришла. Шеф точно офигел, когда узнал. Опять ругань будет. ЧжуВон — идиот. Однозначно.

— За нападение на гражданского, военного могут отправить в дисциплинарный батальон. — невинным голоском произносит ИнЧжон смотря в свою чашку и что-то двигая в ней палочками. — Или послать служить на горячий участок границы. Там, где часто бывают провокации.

Вот вредная девка! — думаю я, с неудовольствием смотря на неё. — Вот чё так стервозиться-то? Секса ей что ли, и вправду не хватает?

— Вряд ли. — желая попортитесь ей настроение, со вздохом отвечаю я. — Скорее всего он получит отпуск для лечения нервной системы, уставшей от общения со вздорным айдолом.

Перестав гонять в чашке какой-то невидимый мне кусок, ИнЧжон поднимает голову и с удивлением смотрит на меня.

— С чего это вдруг? — спрашивает она.

— ЧжуВон — младший наследник корпорации, корейский «принц». А в приложении к «принцам» законы действуют иначе. — обьясняю я.

ИнЧжон, похоже забывшая об этом факте, сразу скучнеет.

— Законы для всех одинаковы, — вяло, без огонька произносит она.

— Несомненно, — кивнув, подтверждаю я и добавляю. — Только практика показывает, что жизнь очень многообразна. И самое большое многообразие у неё там, где водятся деньги.

— ЮнМи, — постучав ладошкой по столу, строго произносит СонЁн. Предупреждает, что я выхожу за рамки приличия.

ИнЧжон вздыхает и вяло начинает есть.

— «… Агентство «SM Entertainment» сообщило о начале нового шоу с участием своей женской топовой группы. Девушки из «SNSD» нанесут визиты к исполнителям других агентств где обсудят с ними вопросы, связанные с шоу-бизнесом и не только. Очерёдность исполнителей для посещения будет определяться голосованием внутри коллектива. Первым, к кому они приедут, будет Агдан, участница группы «Корона». Видимо девушки хотят услышать объяснение её словам, которые она произнесла в их адрес. Если это так, то новое шоу, придуманное «SM Entertainment» обещает интересный старт. Сьёмки шоу должны начаться уже завтра…»

Прочитав достаточно длинный кусок текста КюРи опять поднимает голову и смотрит на меня. СонЁн вздыхает, но ничего не говорит.

— Завтра? — удивлённо переспрашивает ХёМин. — А нам никто не говорил, что у нас завтра сьёмки в шоу.

— Вот сейчас и скажут. — успокаивает её ДжиХён.

— Не люблю такое. — недовольно надувает губы ХёМин. — Когда всё делается пали-пали, обязательно случаются накладки, которые ещё и на трансляцию попадают. Будешь потом опять как дура выглядеть.

— Скажи спасибо ЮнМи. — говорит ей КюРи. — Это же она скандал закрутила. А про название моря и АйЮ в СМИ уже не пишут. Сейчас ещё избитый ИнтХык появится. Это ж вообще будет. «Элфи» обезумеют. Если уже не обезумели. Они и так мозгами не отличались, а теперь вообще, боюсь даже представить, что с ними будет.[28]

— Пфф… — выдыхает ХёМин.

— Как ты умудрилась вляпаться сразу во столько скандалов? — недовольно спрашивает у меня ИнЧжон.

— Сонбе за мной не следили, — подумав, со вздохом отвечаю ей я. — Не подсказывали, не объясняли. Вот и результат.

— Так это мы, что ли виноваты?! — изумляется «мамочка группы».

— Должен же быть кто-то виноватым? — пожимаю я в ответ плечами. — Вон, МИД облажался, а скандал раздули со мной. И это нормально. Уже никто и не вспоминает про это море, как говорит КюРи. Почему бы тогда и вам не побыть за компанию виновными, раз это нормально? Ведь мы же — группа. Коллектив.

— Тебя убить мало. — смотря на меня, произносит ИнЧжон.

— Хватит ругаться! — не выдержав, требует СонЁн. — У нас сегодня выступление перед детьми! Нам нужно прийти туда в хорошем настроении, а не злыми, как тодук-коянъи. КюРи, закрой наконец уже свой планшет! Давайте закончим завтрак в тишине!

— Просто пипец какой-то творится… — произносит в наступившей тишине ДжиХён.


Место действия: агентство «FAN Entertainment»

Время: где-то в это время

(Телефонный разговор: звонок от дяди ДжонХвана к СанХёну)


(СанХён) — Добрый вечер, дядя Хван. Рад вас слышать. Как ваше здоровье?

(ДжонХван) — Добрый вечер, СанХён, спасибо за заботу. Знаешь, последнее время я даже не вспоминаю, что и где у меня болело. После моего возвращения на сцену у меня словно вторая молодость. Оказывается, столько людей меня помнят и хотят ещё меня увидеть и услышать на сцене. Просто что-то невероятное. А я уже думал, что всё осталось в прошлом, собирался на покой (тихо смеётся).

(СанХён тоже хмыкает в телефон, поддерживая смех) — Рад это слышать, дядюшка. Рано вам ещё на покой. Говорят, что в вашем возрасте только начинаешь понимать смысл жизни.

(дядя Хван, улыбаясь) — Раз так говорят, попробую его понять. СанХён, я тебя долго не задержу, я знаю, у тебя много хлопот. Знаешь, я случайно услышал в новостях, что о ЮнМи плохо говорят. Меня это очень удивило, но я не стал слушать этих телевизионных балаболов и решил спросить у того, кто действительно знает. Что происходит? Почему критикуют эту замечательную девочку? Что-то серьёзное?

(СанХён) — Ничего серьёзного, дядя Хван, не беспокойтесь. Пока ещё я точно сказать не могу, но скорее всего, это нечестная конкурентная борьба. Не буду вам рассказывать о том, насколько ЮнМи талантлива, вы сами это знаете. Похоже, кто-то ещё это понял и пытается задавить конкурента в самом начале. Сейчас это самая вероятная причина происходящего.

(дядя Хван) — Самая вероятная причина? Значит, есть ещё одна причина, которая не самая вероятная. Так?

(СанХён) — Да, дядя Хван, от вас ничего не скроется. Есть ещё одна возможная причина возникновения этого скандала. Это может быть делом рук нашего МИДа. Вы же знаете о их провале на переговорах о названии моря? Всегда, когда политики делают что-то не так, внезапно начинаются скандалы со знаменитостями. Судя по тому, что новость о ЮнМи растиражировали даже на центральных каналах, ресурс задействован значительный. Но, доказательств этому, конечно, у меня нет.

(дядя Хван, огорчённо) — Как нехорошо получилось. Так обижать такую талантливую девочку… СанХён, скажи, а что слышно, будут ли её награждать? Я говорю сейчас о сунын, благотворительном концерте и о том, что она его собственно принудила провести, отказавшись от сдачи экзамена?

(СанХён) — К сожалению, дядя Хван, тоже ничего не могу сказать вам конкретного. Знаю, что министерство образования и министерство туризма выясняли, кто из них был более вовлечён в мероприятие, хотя никто из них, фактически, не потратил ни воны. Пока, полное молчание по этому вопросу.

(дядя Хван, недовольно) — Очень плохо, когда не замечают заслуг. Пренебрежение к результатам труда, у любого может отбить желание что-то делать… Нехорошо.

(СанХён) — Полностью согласен с вами, дядюшка.

(дядя Хван) — Знаешь, что, СанХён… Я вот только что подумал… Стоит ли кого-то ждать, когда всё можно сделать самим? Давай, вот что сделаем. Пусть твоя девочка придёт ко мне на выступление. Я поблагодарю её прямо на сцене. Как тебе такая идея?

(СанХён) — Хм, спасибо, дядя Хван. Пожалуй, это для ЮнМи будет то что нужно. Её ведь обвиняют в неуважении к сонбе. Поддержка такого уважаемого человека, как вы, дядя, может помочь просветлению в головах у многих, кто сейчас бездумно слушает всё, что ему говорят из телевизора. Спасибо, дядя Хван.

(дядя Хван) — Ну, спасибо не мне нужно говорить, а ей. Нам всем нужно сказать ей спасибо за то, что в этот сунын не было ни одного самоубийства. Я сейчас посмотрю своё расписание, в какой день будет лучше её пригласить и сообщу тебе. У меня выступления каждый вечер, поэтому, можно выбрать место получше.

(СанХён) — Оу! У вас выступление каждый день? Не сказывается ли такая нагрузка на вашем здоровье, господин Хван?

(дядя Хван, смеясь) — У меня правда, словно молодость вернулась. Просто летаю. И жить хочется. Прямо как в песне. За это я лично должен сказать спасибо твоей девочке. Береги её, СанХён. Ты за неё в ответе перед нацией.

(СанХён, вздыхая) — Я знаю.

(дядя Хван) — Всё, больше не буду тебя задерживать, ты на меня много отвлёкся. Я выясню и позвоню.

(СанХён) — Да, жду вашего звонка, дядя Хван. Спасибо большое.

(дядя Хван) — Не за что СанХён, не за что.


Закончив разговор с дядей и положив телефон на стол, СанХён несколько секунд сидит неподвижно. Думает. Потом вновь берёт телефон в руки.

— КиХо. — дождавшись ответа абонента произносит он. — Что там с ИнтХыком? Когда мы сможем выложить опровержение?


Время действия: тот же день, около полудня

Место действия: небольшая сценическая площадка в зелёном городском сквере.


Готовимся к выходу. Перед нами ещё две группы, мы завершающие. После нас начнётся собственно «праздник карандаша и кисти». По дорожкам в сквере установлено множество небольших мольбертов, на которых маленькие жители Кореи пойдут рисовать после окончания концерта свои первые шедевры. Мы тоже, будем рисовать. Действо проводится под совместным патронажем городской мэрии Сеула и известной французской фирмой, работающей в области промышленного дизайна. Посыл типа того — «художники, вы нам нужны!». Совсем неплохой посыл, как мне кажется. Единственно, как мне кажется, неудачно то, что формат этого мероприятия — совсем детский. Для возраста первых двух-трёх классов школы. Поэтому, в качестве сценических нарядов мы выйдем на сцену в костюмах мультяшных персонажей. Мне достался ядовито-зелёный костюм какого-то дракончика с хвостом. Без морды. На том месте где она должна быть — дырка, в которую суёшь голову и вуа-ля! Живой мультяшный симпатяшка!

Айдол-ян - 2


Трек седьмой | Айдол-ян - 2 | " Симпатяшка"



Loading...