home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



























Постер БоРам

«Агдан — каваи!» — самая распространённая надпись, которую я вижу чаще всего. Приятно, кривить душой не буду. Японцы, они вообще дуреют при виде меня без очков. Настолько на них мои синие глаза вкупе с светлым окрасом волос действуют, что чуть ли не в ступор впадают. А потом дружно кричат — «каваиии-и!» и желают фоткаться со мной. Без охраны, затопчут нафиг…

В общем, за исключением этих двух положительных моментов, как говорится — «тяжела и неказиста, жизнь корейского артиста»! Мало того, что света белого не видишь в буквальном смысле этого слова, так ещё родное руководство пытается по миру в одних трусах пустить. СанХён тут подкатил, со своим Икутой. Вот прямо выложь и положь ему моё согласие на контракт с лейблом. Вот выложь и положь! Нифига ничего подобного не будет, пока условия меня не устроят — я прямо так ему и сказал. Ну почти, прямо так. Шеф было взялся уверять меня, что без контракта с лейблом жизни никакой не будет, но на фоне успеха АйЮ я позволил себе наглость открыто усомниться в этом утверждении. Всё требует доскональной проверки. Хомут на шею одеть быстро, а вот снять его потом… С этим могут быть немалые проблемы… Те, которых ты везёшь на себе, будут негодовать, топать ногами и возмущаться, что ты такая неблагодарная скотина, не хочешь продолжать такого увлекательного занятия…

Странно, вообще-то, что СанХён так активно агитирует за «Sony». В моём понимании, последствием такого соглашением станет то, что его задвинут в угол и всё. Ну стану я работать с лейблом напрямую, а он-то зачем тогда будет нужен? Непонятно.

Может, шеф осознаёт, но не хочет призываться, что на мировой уровень он не тянет? Поэтому согласен прицепиться к локомотиву мировой музыкальной индустрии хоть каким-нибудь «маленьким вагончиком»? Пусть даже не СВ, пусть хоть плацкарт, лишь бы тащили? Смотря на то, как у шефа как-то вяло всё происходит, невольно в голову приходит мысль, что ни опыта, ни связей для работы на международном рынке у него нет. А так — будут «тащить». Пока «тащат» — «врубится в тему», «появятся связи», научится, будет потом дальше сам «пальцы гнуть». А сейчас у него с Икутой есть какие-то неизвестные мне дополнительные соглашения в случае моей удачной «продажи». Например, что его агентство будет получать для своих артистов какие-то гарантированные места в каких-то шоу или концертах. Больше эфира, больше известности, больше денег. Выгодно. Или, СанХён получит возможность работать с известными продюсерами или композиторами, которым его агентство раньше нафиг не сплющилось. Но при посредничестве «Sony music» всё может стать иначе. «Sony» — это же, но сути, посредник. Вашим, нашим… Если посредник «нормальный», то он всегда сумеет найти общий интерес и общую для всех выгоду. А судя по тому, в какие небеса взлетело «Music», посредники они «нормальные». С немалым опытом…

И всё это благополучие должен оплатить один я. Как говорится — «процветание возможно только на чужих костях» …


Время действия: Вечер

Место действия: Казарма ЧжуВона. Солдаты смотрят новости шоу-бизнеса.


«… «Яркий успех» — такими словам оценивает японская пресса, проходящий в Японии промоушен корейской гёрлз-группы «Корона» …» — красивая молодая ведущая сообщает новости мило улыбаясь с экрана телевизора. Солдаты, с восхищением следят за ней.

— «… Наши корейские девушки буквально за неделю покорили сердца жителей Страны восходящего Солнца. Необычайно синхронное исполнение группового номера «BunnyStyle» и проникновенное сольное исполнение ведущей вокалистки группы СонЁн песни «Sayonara» не оставляют равнодушными ни одного зрителя. Доказательством этому стало первое место продаж по результатам, объявленным компанией «Oricon» и первые места во многих японских музыкальных чартах…»

Ведущая уже секунды три как исчезла с экрана и теперь на нём показываются различные фрагменты выступления корейской гёрлз-группы. Отдельным, «длинным куском», без мелькания кадров, показывают ЮнМи, сидящую за столом на каком-то шоу. Её невероятно синий взгляд.

— Ваа-уу! — разом выдыхают все сидящие у телевизора и начинают говорить разом, делясь впечатлениями. — Вот это глаза! Самые красивые глаза Кореи! Конечно, японцам против таких глаз не устоять. Да никто не устоит против такой девушки! Вон, даже «Предводитель» наш сдался! Эй, предводитель, ты чего молчишь?! Твоя девушка победила Японию, а ты молчишь?! Разве это не стоит отметить?! Эй, предводитель?!

Не реагируя на обращённые к нему крики сослуживцев ЧжуВон с задумчивым видом смотрит на экран телевизора где продолжают показывать «нарезку кусков» с японских выступлений «Короны».[38]


— «… Кроме музыки и тем, связанных с шоу-бизнесом корейские девушки не боятся отвечать и на острые политические вопросы, которые были заданы им на одном из японских шоу…» — вновь появившись на экране продолжает свой рассказ ведущая — «… Похоже, японский ведущий хотел смутить корейских девушек каверзными вопросами, но это у него не получилось. В ответ на свою провокацию он получил чёткие и ясные ответы. Предлагаю посмотреть короткий фрагмент японского шоу, как это было» …


(изображение на экране меняется и появляется студия, в которой находятся двое японских ведущих — молодые мужчина и женщина и группа «Корона»)


— Агдан-сан, — обращается ведущий шоу к младшей участнице группы, — скажи, ты куришь?

— Нет! — категорическим тоном произносит та, отрицательно при этом крутя головой. — Я не курю.

Сонбе Агдан подтверждающе кивают головами, что мол да, мы свидетели, не курит.

— Но ты же — хулиганка? — удивляется ведущий. — Все хулиганки это делают, разве не так?

— Не знаю, как все, ведущий-сан, — отвечает ЮнМи, — но я, не курю. Можно быть хулиганкой и без этого.

— Ага, — радостно говорит ведущий, — похоже, сейчас мы узнаем для себя, что-то новое и интересное. Пожалуйста, расскажи, что ты конкретно имеешь в виду Агдан-сан? Это случаем не то твоё хулиганство, после которого министр иностранных дел твоей страны подал в отставку?

Присутствующие в студии другие участницы «Короны» разом враз настораживаются, поняв, что разговор свернул на политику.

— Это было не хулиганство, ведущий-сан. — отвечает ЮнМи.

— А что же это было? СМИ твоей страны писали, что ты подвергла настолько сильной критике своего министра, что он от этого очень сильно огорчился и ушёл в отставку. Не могла бы ты рассказать, за что ты так его критиковала? Я думаю, что японским зрителям было бы очень интересно узнать непосредственно от кореянки о политической жизни в Корее.

Улыбаясь, японец смотрит на ЮнМи. ЮнМи, уже поднаторев в постоянных улыбках, тоже, улыбаясь, смотрит на японца. На пару секунд в студии возникает пауза. Сонбе ЮнМи выглядят растеряно.

— Ведущий-сан, — всё так же улыбаясь, произносит ЮнМи, нарушая тишину. — Ничуть не сомневаюсь, что это будет интересно всем японцам, поскольку уверена, что им тоже, как и любому корейцу найдётся, что сказать своему правительству при личной встрече. Однако, как вы правильно заметили, я — кореянка. И поэтому, я буду решать проблемы с властями своей страны сама, напрямую, без участия кого-либо ещё из-за границы!

— Вау! — восклицает ведущий, поднимая обе руки вверх, показывая, что он сражён и сдаётся. — Какой ответ! А почему?

— У вас свои проблемы, ведущий-сан. — просто отвечает ЮнМи. — Вы живёте ими. Поэтому, ожидать, что вы пропустите сквозь себя ещё и проблемы нашей страны, простите, но это маловероятно.

— Логично, — признаёт ведущий.

— Обеёка-сан. — обращается к нему сидящая рядом с ним девушка-соведущая, — Мне кажется, что мы отклонились от темы нашего шоу. Политика, это не наша тема. Давайте говорить о музыке.

— О, мне просто интересно, Дзуки-сан. — оборачивается к ней ведущий. — Агдан-сан, не только красивая, но ещё и умная. Может быть она даже знает, как решить проблему с названием моря?

— Агдан-сан, — вновь поворачивается к ЮнМи ведущий, — ты знаешь решение?

— Ничего в этом сложного нет, ведущий-сан. — отвечает ЮнМи. — Для решения задачи достаточно выполнить ряд простых шагов. Если хотите, то я могу быстро их перечислить.

— Вау! — искренне восхищается ведущий. — Уже столько лет никто не знает, а она знает! Конечно, скажи!

— Первое, что нужно — обоюдное желание решить проблему. — говорит ЮнМи. — Это банально и представим, что это желание есть. Второе — зачастую человеческие споры бесконечны не потому, что невозможно найти истину — а потому, что спорящие ищут не её, а самоутверждение. Для того, чтобы найти решение, а не заниматься выяснениями кто круче, нужно отказаться от всех названий, которые когда-либо были у этого моря.

Ведущий удивлённо смотрит на ЮнМи.

— Для этого, — уверенно продолжает та, — нужно выписать их из всех древних документов и сказать — «вот так море больше называться не будет». А потом предложить всем желающим в Корее и Японии внести предложение по названию моря. Один большой список, без указания из какой страны подано предложение. И все туда пишут свои пожелания. Например — «Море бурь». Или — «Тёплое море». Можно придумать сотни прекрасных, новых названий.

— А потом, — говорит она, — пригласить в качестве арбитра третью сторону. Например, ООН, чтобы они провели лототрон. Представим, что в списке будет — триста названий. Генеральный секретарь ООН стоит и вертит барабан. Поочерёдно выпадают три шарика, определяющие номер. Всё, название моря выбрано. Цивилизовано, зрелищно, никому не обидно.

Ведущий несколько секунд смотрит на неё, обдумывая услышанное, а потом начинает смеяться.

— Агдан-сан, ты придумала шоу на мировом уровне! — смеясь, говорит он. — Ты такая хитрая!

— Я могу покрутить барабан, — с улыбкой предлагает ЮнМи и секунду подумав, добавляет. — Вместе с какой-нибудь известной японкой.

В студии все начинают смеяться, поняв, что это была шутка.»


В казарме тоже смеются.

— Девушка! — произносит кто-то из солдат с лёгким разочарованием. — Такие вопросы так не решаются.


(чат, который никогда не спит)


[*.*] — Первое место по продажам в Японии!! Наши девочки первые!! А — а-а! Я чуть не взорвалась, когда узнала!

[*.*] — Молодцы, молодцы, молодцы!! Больше чем у «Соши» когда у них был тур в Японии!

[*.*] — Супер, супер, супер!!

[*.*] — Ничего особенного. Просто им повезло что в это время никто из японцев не «комбэкнулся». Иначе их вообще бы в чартах не было.

[*.*] — «Совон», пошёл вон отсюда!

[*.*] — Интересно, как наши девочки будут это отмечать? Наверное, пойдут в самый дорогой ресторан в Токио! Они этого достойны!

[*.*] — Президент СанХён уже сводил Агдан в ресторан.

[*.*] — Агдан? Почему только Агдан? А как же остальные? Ведь они все вместе выступают?

[*.*] — Не знаю. В сеть выложили фотки, на которых Агдан и президент СанХён за столиком в ресторане. Весь стол уставлен едой. Агдан выглядит на фото очень довольной.

[*.*] — Странно. Может, фотошоп?

[*.*] — Кому нужен такой фотошоп?

[*.*] — Может, «совонам»? Они там у себя бесятся как ненормальные. Когда они узнали про первое место нашей «Короны», я думала, они с ума сойдут, такое там творилось в чате.

[*.*] — Да, там полно сумасшедших. Обсуждают, что можно сделать, чтобы сорвать нашим девочкам промоушен.

[*.*] — Они там, что, и вправду, ненормальные? В тюрьму захотели прямо из школы?

[*.*] — Я и говорю, что там полно неадекатов. Последняя идея у них — облить ЮнМи краской, чтобы она не смогла больше выступать.

[*.*] — Совсем придурки? Нужно сообщить в полицию! И в агентство «FAN Entertainment», пусть усилят охрану.

[*.*] — Я им написала, что «заскриншотила» их переписку и, если что случится, они все пойдут в тюрьму.

[*.*] — Правильно! Так с ними и надо! А они, что?

[*.*] — Потёрли свои сообщения и перебрались в зашифрованный чат.

[*.*] — Вот ублюдки.

[*.*] — А чего их так ЮнМи бесит?

[*.*] — «Соши» отложили свой комбэк из-за состояния здоровья участниц. Это после того, как на них тодук-коянъиАгдан напала. Вот они и хотят отомстить.

[*.*] — А, понятно. Я этого не знала.

[*.*] — А СонЁн-то наша, какая умница! Такая красивая песня, так здорово её исполнила. И на английском языке. Президенту СанХёну давно уже нужно было сделать для неё много сольных выступлений.

[*.*] — Это песня ЮнМи.

[*.*] — В смысле, песня ЮнМи?

[*.*] — Песню «Sayonara», которую исполняет СонЁн написала ЮнМи. И слова, и музыку.

[*.*] — Что, правда, что ли?

[*.*] — Правда. Я посмотрела титры.

[*.*] — Нифига себе! Вот это она молодец! Понятно теперь, почему «совоны» так её не любят. У «Соши» нет таких талантов. «Корона» — круче.

[*.*] — И французскую песню для АйЮ тоже ЮнМи написала. Уже вторую неделю на первом месте во французском чарте.

[*.*] — А причём тут Агдан? То, что песня на первом месте, это заслуга исключительно АйЮ. Всё зависит от исполнителя. Написать слова и ноты — не сложно. А вот исполнить так, чтобы люди запомнили, для этого нужен особый талант. У АйЮ он есть.

[*.*] — Хочешь сказать, что музыка и слова — не важны?

[*.*] — Почему, не важны? Важны. Но они не на первом месте. На первом месте — исполнитель.

[*.*] — Ну ты даёшь! Без запоминающейся мелодии и хороших слов никто тебя слушать не станет!

[*.*] — Главное, исполнитель. Дайте то же исполнить Агдан, её никто слушать даже не станет. А АйЮ — слушают. Уверена, что французы сейчас потрясены, увидев первый раз настоящую звезду. Они точно до этого не подозревали, что в Корее есть исполнительницы мирового уровня. Они сейчас в шоке.

[*.*] — Если музыка и слова не важны, почему же тогда все исполнители всегда ищут хиты для себя?

[*.*] — Не нужно спорить. Главное сейчас то, что наши девочки самые первые в Японии. Думаю, после этого их пригласят провести полноценной концерт. В «TokyoDome».

[*.*] — Точно! Японцы просто обязаны их пригласить!»


ЮЧжин отодвигается от экрана и вздыхает.

Вот ведь зараза какая! — думает она о ЮнМи. — Пока её антифаны наберутся наконец решимости, у неё уже промоушен закончится… Идиоты. Неужели так сложно купить краску и вылить её на фансайне на эту голубоглазую мордашку? Правильно говорят, что «анти с яйцами» больше не осталось. «Бойкот» они видите ли собирались делать, идиоты. Мою идею с краской поначалу даже не восприняли. То же мне, антифаны… Трусы анонимные…

Вздохнув, ЮЧжин возвращается к чату и ещё раз пробегает прочитанное взглядом, цепляясь им при этом за новость об ужине и ЮнМи и СанХёна. Немного подумав, переходит по ссылке, смотрит выложенные кем-то анонимно сделанные фотографии. Вновь думает.

«Ты сама виновата» — решает она, вновь берясь за мышку и переходя в чат «Соши». — «Слишком удачлива. И больно рожа у тебя довольная. А я заодно свой новый анонимайзер испытаю. Мне пообещали, что с ним я могу писать в любом чате оставаясь неиндифицируемой. Удобно. Наёмные писаки всё же тупы и имеют слабое творческое начало…»

ЮЧжин придвигает к себе клавиатуру и набирает в чате фанов «Соши» фразу: «ЮнМи встречается с президентом СанХёном!» и, демонстративно вздохнув, нажимает пальцем клавишу «Ввод».


Время действия: вторая половина дня

Место действия: Корея, одна из больниц города Сеула. В отдельной палате, на больничной койке лежит мудан. Похоже, она только что проснулась. Рядом с койкой, на стуле для посетителей, сидит МуРан. По её лицу трудно понять, какие чувства она испытывает, но для тех, кто её знает, понятно, что она раздосадована.


— Долго я спала? — без всяких «здрасте» и соблюдения правил этикета, хриплым голосом интересуется шаманка у посетительницы.

— Вы уже почти неделю спите, госпожа мудан, — с лёгким недовольством в голосе сообщает ей посетительница. — Ваш врач сказал, что вчера вы первый раз проснулись на достаточно долгое время, чтобы можно было принять посетителя. Как только я об этом узнала, так сразу приехала. Я хотела узнать, что произошло в аэропорту…

Шаманка закрывает глаза и улыбается.

— Я видела свет, — говорит она. — Тёплый, ласковый свет. Он любит меня.

МуРан озадаченно смотрит на женщину с закрытыми глазами.

— Я ещё немного посплю. — заявляет шаманка. — Мне снится этот свет…

— Стоп! — приказывает МуРан. — Подождите! Вы обещали мне сделать работу, а сами спите уже неделю! Свет. Что это за «свет»? Что вы видели? ЮнМи — бодхисатва?

— Бодхисатва? Она? — открыв глаза удивлённо смотрит на неё шаманка. — Правда?

— Это я от вас хочу услышать, правда или нет!

Шаманка задумывается.

— Не похожа. — наконец говорит она — Впрочем, я не разу в жизни не видела бодхисатву… Может и похожа…

МуРан офигивает от такого «расклада».

— Так кто это скажет точно?! — восклицает она. Вы же — шаманка?!

— Я — шаманка? — удивляется лежащая в постели.

— Ну не я же беру деньги за оккультные услуги?!

Шаманка задумывается, смотря в потолок.

— Света в ней много. — помолчав, говорит она. — Но, бодхисатву я себе представляла иначе…

Ещё подумав она опускает глаза на клиентку и делает предположение: Может, она ещё — спит?

— Спит? Кто — спит? — не понимает МуРан.

— Ну… — делает в воздухе кистью невнятный жест шаманка. — Обе. ЮнМи и бодхисатва…

— Что значит — спит? — опять не понимает МуРан.

— Как я, — объясняет шаманка и закрыв глаза, сообщает. — Всё, я спать. Сеанс спиритизма закончен. Духи ушли по домам. Не мешай мне, а то прокляну!

Онемев от такой наглости МуРан смотрит на шарлатанку вытаращенными глазами.


Время действия: шестнадцатое июля, вторая половина дня

Место действия: небольшой зал, используемый группой «Корона» для проведения фансайна. За длинным столом сидят участницы группы, к столу подходят фанаты, держа в руках диски с песнями группы или постеры, на которых участницы ставят маркерами свои автографы, обмениваясь при этом с пришедшими несколькими фразами. Процесс идёт уже примерно полчаса из рассчитанного на час мероприятия. ЮнМи сидит второй с правого края и очередь на ней задерживается обычно дольше всего. Всё дело в том, что за её спиной, на специальном столике, развалившись, словно она не кошка, а пума, возлежит Мульча, несколько нервно постукивая хвостом по подставке. Руками её трогать нельзя, но можно сфотографироваться издали. Пока снимающий прилаживает свой телефон так, чтобы на снимок попал он, кошка и её хозяйка, проходит время, создаётся затор.


Внезапно поза Мульчи меняется. Перестав раздражённо помахивать кончиком хвоста, она широко открывает глаза и повернув голову, смотрит куда-то в сторону очереди к столу. ЮнМи, которая в этот момент позировала для очередного снимка, пытается привлечь её внимание, чтобы она смотрела в камеру, но, напрасно. Мульча, насторожив уши, внимательно смотрит на что-то очень её заинтересовавшее. Так и не добившись послушания от кошки, ЮнМи извиняется и переключается на следующего из очереди.

Внезапно Мульча садится и обернув себя хвостом, продолжает вглядываться в приближающихся людей.

— Мульча, что там? — спрашивает ЮнМи подписывая очередной диск и краем глаза заметив смену поведения подопечной. — Ты пить хочешь? Попросить, чтобы СунОк дала тебе воды?

Ответом ей становится нервное подрагивание хвоста и «зевание».

— Мульча? — поворачивает к ней голову ЮнМи.

Кошка по-прежнему неотрывно смотрит туда, куда смотрела. ЮнМи тоже смотрит в направлении её взгляда и не находит для себя ничего интересного.

— Что там? — спрашивает она у кошки, перестав разглядывая людей. — Собака?

Мульча в ответ нервно переступает лапами словно усаживаясь поудобнее и быстро глянув в ответ, вдруг прыгает со своего места на стол рядом с ЮнМи.

Ах-ха-ха-х! — восторженно восклицают фанаты.

— Ты чего творишь? — изумляется ЮнМи и приказывает. — Иди на место!

Протянув руку, ЮнМи пытается притянуть кошку к себе, но та выкручивается из-под её ладони. Некоторое время каждая из них пытается настоять на своём. Фанаты, разом достав телефоны, с удовольствием снимают эту, как им кажется, «милую возню».

— Я тебя в перевозку посажу, — шёпотом грозит кошке ЮнМи. Та в ответ отворачивается с видом, что ей на это наплевать. Подняв голову, она смотрит на нового поклонника творчества группы, приблизившегося к столу. Какой-то парень, а может, уже молодой мужчина, в чёрной повязке, скрывающей большую часть его лица, в просторном светлом плаще, молча стоит, засунув правую руку чуть ли не по локоть в карман.

— Э … простите, господин. — увидев, что на неё смотрят, произносит ЮнМи окинув странного незнакомца озадаченным взглядом. — Она немного непослушна… Рада видеть вас на нашем фансайне. Я — Агдан, томбой группы! Как зовут вас? Как поживаете?

Подняв голову, ЮнМи ожидает ответа. Неожиданно, незнакомец резким рывком выдёргивает что-то из кармана и начинает замахиваться. В тот же миг Мульча прыгает. Молча и целеустремлённо, точно приземляясь на поднятую руку. Обхватив её передним лапами, она зубами вонзается в её ладонь.

Айдол-ян - 2

Издав от неожиданности вопль боли и страха, злоумышленник разжимает в испуге пальцы, выпуская из них на свободу что-то зелёное. «Зелёное», взлетев к потолку под испуганный «ах» свидетелей происходящего, проходит высшую точку траектории полёта и устремляется по нисходящей кривой вниз, в угол зала, где в этот момент ничего не подозревающий президент СанХён рассказывает на телекамеру какому-то японскому кабельному ТВ-каналу, какая замечательная группа «Корона» и какие у неё впереди грандиозные победы.

Шмяк!

«Зелёное» приземляется точнёхонько на голову несчастному президенту агентства и, лопнув, окатывает его своим содержимым с верха до низа. Оператор, ведущий сьёмку, вздрагивает от неожиданности, но только сильнее прижимает к глазу резиновый манжет визира, не прерывая процесса.

В зале начинается настоящий бедлам. Незнакомец в плаще в ужасе орёт, размахивая рукой с вцепившейся в неё кошкой. Пришедшие на фансайн девушки-фанатки визжат в разной тональности, в зависимости от развитости своих лёгких. Охрана мероприятия, очнувшись, ломится сквозь толпу, желая показать, что не зря получает деньги.

— Что это было? — раскрыв глаза ошарашенно спрашивает СанХён.

Он смотрит на свои руки, на свой костюм, и видит, что они все в чём-то зелёном.

— Что это? — сам у себя спрашивает он, растирая между тремя пальцами «зелёное». — Краска?


Трек четырнадцать | Айдол-ян - 2 | Трек пятнадцатый



Loading...