home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню





«Princess Stephanie of Monaco»

«Стефи — принцесса настоящая, знает, что писать. Почему бы мне не повторить?» — подумал я. — «Тем более, что повод есть. Хейтеры от злобы слюной захлебнутся.» Подумал и сделал. И, похоже, не ошибся. Если ЮСон уже прямо сейчас — «крышечкой дребезжит», то хейтеров точно на куски порвёт…

— Господин директор. — уважительно говорю я, обращаясь к ЮСону. — Ведь вы знаете, что мои японские поклонники называют меня — «принцессой». Я просто пошла навстречу их желаниям. Это фансервис, господин директор…

Мило улыбаюсь новначальнику. Однако моя улыбка и объяснение не улучшает его настроения.

— Какой ещё фансервис? — зло шипит он. — Это не фансервис, а настоящая политическая провокация! Какой Кореи ты принцесса?!

В смысле? — озадачиваюсь я от заданного вопроса.

— Две Кореи в мире! Две! — продолжает «вспухать» ЮСон, видя, что я его не понимаю. — Какой из них ты принцесса?!

Ух ты ж… штука какая! А я и забыл об этом… Всегда жил в одной стране, а тут их две… Действительно, неудачно вышло… Нужно было указать, что Южной… Или Республики Корея… Но тогда надпись будет силишкой длинной для подписи…

— Или ты принцесса обеих Корей? — с подозрением смотря на меня спрашивает ЮСон. — Намёк, что ты поддерживаешь движение объединения?

«Господи, ничего ж не делал!» — вздыхая про себя, думаю я, — «Только хотел хейтеров покуращать за их зелёную краску. А уже — политическое дело шьют! Как сложно жить…»

— Понимаете, господин директор. — объясняю я, решив включить «блондинку». — Если добавить «Республики Корея», то фраза потеряет свою выразительную лаконичность. И писать её дольше. Буду всех задерживать, очередь из поклонников станет длиннее… Вот я и решила, сократить…

Смотрю на ЮСона, вытаращившего от возмущения глаза и похоже, не знающего, что на это сказать.

Мн-да… Шоу-бизнес, дело не простое…


(Япония, новости)


«… Госпожа Амуро-сан пригласила популярную корейскую гёрлз-группу «Корона» посетить открытие нового сезона знаменитого японского танцевального шоу «TokyoLegend». Амуро-сан высоко оценила проведённый вечер с корейскими гостями. «Было очень интересно» — сказала она. Госпожа Агдан-сан сказала, отвечая на вопрос журналистов, что она потрясена показанным шоу и хочет, чтобы дизайнером её костюмов обязательно был японский модельер. «Японцы — crazy!» — в восхищении сказала она. Девушки провели совместную фотосессию с участницами представления…»[42]


(воинская часть. Корея)

— Эй, предводитель, там японские самцы штурмуют отель, где живёт твоя Агдан. Хотят с ней познакомится.

— Вообще охренели эти япошки. Что поделать? Бремя славы.

— Предводитель, тебе нужно в Японию. Погулять вместе с невестой. Покажешь, чьё есть чьё. Пусть на своих японок рот разевают. Кореянки — не для них!

— Хм… Идея неплоха… Кто меня туда отпустит? Я же на службе?


(Япония, шоу)

(Ведущий) — Агдан-сан, а что это за награды на твоём костюме?

(ЮнМи, опустив голову оглядывает себя)

Айдол-ян - 2

(ЮнМи, подняв голову и отвечая ведущему) — А, это самые разные награды, пурогурами-сан. За разные достижения.

(Ведущий) — Например?

(ЮнМи) — Ну вот эта… (она показывает пальцем на бутафорскую висюльку) … «Орден за красивые глаза со стразами первой степени», вот эта… (она показывает на следующее украшение) … «Надежда президента Ли СанХёна» …

(ЮнМи начинает перечислять дальше подряд)

… — «Лучшему айдолу агентства «FANEntertainment», «Открытие года», «Быстрый старт», «Неделя без наказания» … И прочая, прочая, прочая…

(Ведущий, смеясь и с изумлением) — «Неделя без наказания»?

(ЮнМи, тоже, смеясь) — Достижение, достойное награды.

(Япония, новости)

«… очередным успехом закончилась третья неделя промоушена корейской гёрлз-группы «Корона». По данным сайта «Oricon», количество проданных группой синглов достигло соответствия двойной платиновой сертификации «RIAJ». Продано более 500.000 синглов…»


Место действия: Япония

Время действия: начало четвёртой недели промоушена группы «Корона»


Сижу, на девчонок гляжу. Мы все вместе в одной комнате, я пристроился в углу в кресле, на спинку которого очень удобно откинулся, а сонбе утроились все за столом, обсуждают последние новости.

Айдол-ян - 2

Оказывается, «Короной» установлен очередной рекорд японского промоушена — количество проданных синглов достигло уровня двойной платиновой сертификации «RIAJ». Как говорится, такого никто и не ожидал. Ни руководство, ни, собственно, исполнители, среди которых и я в том числе. Вот, пользуясь наличием свободного времени и отсутствием начальства, «перевариваем» полученную информацию. Меня тоже пригласили посидеть со всеми за столом, но я плюхнулся на кресло и с него помахал всем издали ручкой, сказав, что я и с него прекрасно всё слышу, а в положении полулёжа, мне гораздо лучше, чем сидя на стуле.

Устал я, не приставайте к царю! Приставать ко мне не стали, сонбе сами не железные, но опыта у них больше, силы свои расходуют более правильней чем я. Поэтому, способны ещё и сидеть и трындеть на тему — что теперь будет? У нас вообще, последнее время, только этим и занимаются — будущее предсказывают. И через призму болезни СанХёна и через призму появления нового руководства, и через непонятно почему так удачно идущего промоушена. Ну и особенно любят подсказывать будущее через меня. Как чё скажешь, так обязательно потом — «зачем ты это сказала»? А чё, зачем? Японцы были действительно нереально круты на «Tokyo Legend». Почему я не могу об этом сказать? Почему сначала нужно подумать — что об этом «подумают в Корее?», а потом захлопнуть варежку и молчать с загадочным видом, потому, что хрен его знает, что они там подумают в этой Корее! Мне, с моим русским менталитетом, этого не в жисть не угадать. Лучше молчать, что тоже, совсем не правильно и выглядит просто глупо. В который раз признаю, что ошибся я тогда, ошибся, когда «душил» СанХёна, выдавливая из него согласие на своё айдольство. Сидел бы сейчас, продюссировал. Набрал бы симпатичных длинноногих девчонок поголосистей да поталантливей, дал бы им репертуар и сидел бы на попе ровно, только бы средний процент роялти свой периодически пересчитывал. А сейчас постоянно — «не так сидишь, не так свистишь». И что самое интересное — никто толком не знает, как нужно правильно сидеть и свистеть. «Нежданчик» может прилететь с любой стороны и по любому поводу…

Айдол-ян - 2

Вздохнув, достаю из телефона стилус, собираясь почитать. Отдыхать, конечно, это хорошо, но нужно делать то, что за тебя точно никто не сделает. А именно — умнеть. В прошлый раз, в один из коротких свободных моментов, отдыхая с планшетом в руках, наткнулся в сети, на интересную книжку которая заинтересовала меня подробным изложением процесса формирования прибыли у различных участников музыкального рынка. Единственно, книга описывает реалии, существовавшие с десяток лет назад в Америке, но, поскольку Америка — крупнейший рынок, то, нормально. Конечно, за это время подаваемая информация несколько устарела, однако думаю, что не это не фатально. Принципиального различия между днём вчерашним и сегодняшним днём быть не должно. Как говорится — «всё уже придумано до нас». Нюансы, конечно, будут, но я надеюсь, что автор мне сможет объяснить «скелет» или, «принцип», как это всё делается. Правда, я взялся читать не подряд, а поняв, что книга для меня информативна, нашёл, что конкретно интересно мне, так делать неправильно, не нужно, но времени нет, читать целиком будем, когда оно появится…

«Композитор подписывает контракт с издателем, согласно которому он передаёт авторское право издателю. В обмен на это, издатель управляет бизнесом и выплачивает автору гонорар.»

…Хм… Получается, хоть сдохни, но в начале отдай права … Только какие? В книге огромная статья про авторские права. Там их всяких — на любой вкус. Вникать и вникать…

«Композитор получает долю дохода издателя (за исключением гонораров за исполнение и, в некоторых случаях, выручки от налога DART). Его доля обычно составляет 50 % от всей выручки издателя (за исключением нотных изданий)» …

Ну, пятьдесят процентов мне нравятся, хорошая цифра, крепкая. Но что такое — «налог DART» и почему нет выплат гонораров за исполнение? И чем «издатель» отличается от «музыкального лейбла»? Есть у них отличая или это одно и тоже? Может, действительно, лучше на курсы какие-нибудь действительно записаться? Или, на учёбу? В Корее это любят, когда учатся. Только вот — когда? Но и урывками читать, тоже не дело…

— Так, ЮнМи, чем ты там занимаешься? — деловито спрашивает ЮСон войдя в комнату и, похоже, первым из всех увидев меня.

— Книжку читаю, господин директор. — честно отвечаю я.

— Что за книга?

— Дональд Пассман — «Всё о музыкальном рынке».

— И что в ней написано?

— О размерах выплат разным участникам музыкального рынка.

— Бросай заниматься ерундой. — секунду подумав отдаёт мне приказание ЮСон. — Деньгами всегда занимается агентство. Твоя задача писать музыку и петь. Я нашёл для тебя лучшего фониатора в Японии и уговорил его принять тебя без предварительно записи. Это мне встало…

ЮСон вытягивает вперёд руку и большим пальцем трёт указательный и безымянный, показывая, во сколько ему это встало.

— … У него лечатся все звёзды японской эстрады и оперы. — опуская руку, продолжает он свой рассказ о враче. — Поэтому, быстро собирайся, едем на обследование. Нужно уложиться до вечерних сьёмок шоу.

— Спасибо, господин директор, — поднимаясь на ноги, с поклоном, благодарю я.

— А вы, — ответив мне кивком, поворачивается он к моим сонбе, — прекращайте бездельничать и займитесь подготовкой к съёмкам.

— Да, господин директор. — кланяются в ответ девчонки, тоже встав из-за стола.

— Господин директор, ЮнМи не будет готовиться к сьёмкам? — задаёт вопрос ИнЧжон.

ЮСон поворачивает к ней голову и окидывает её взглядом, задерживаясь им на голых ногах ИнЧжон, на которой одета короткая юбка.

— Здесь я … решаю… кто и что делает. — подняв глаза, отвечает ей ЮСон делая для значительности короткие паузы между словами. — Вы все готовитесь к сьёмкам. ЮнМи едет со мной к врачу. Что тут непонятного?

— Всё понятно, господин директор. — кинув на меня взгляд быстро соглашается ИнЧжон и кланяется. — Прошу прощения.

Посмотрев на опустившую вниз глаза и руки ИнЧжон секунды четыре, ЮСон поворачивается ко мне.

— Я так понимаю, что ты уже готова? — спрашивает он.

— Нет. — удивлённо говорю я. — Мне надо переодеться.

— Почему ты тогда тут до сих пор стоишь? — тоном, не обещающего ничего хорошего интересуется у меня ЮСон.

— Две минуты. — обещаю я, устремляясь переодеваться.


(несколько минут спустя. ЮСон увёл с собою ЮнМи)


— Чего ты задаёшь вопросы? — обращается к ИнЧжон ХёМин. — Не понимаешь, что ли, что у нового директора ЮнМи опять фаворитка? Чего ты добиваешься?

ИнЧжон, и так, стоявшая с недовольным видом, поджимает губы.


(позже, после посещении врача. Минивэн, ЮСон и ЮнМи.)


ЮнМи косится на плюхающегося рядом с ней на сидение ЮСона.

— Видишь, — доверительно произносит он, наклоняясь близко к ЮнМи, — как всё хорошо получилось? Оказывается, ты можешь петь, и нет этому никаких противопоказаний.

— Если бы не я, то ты так бы и продолжала быть немым вижуалом, — фамильярно приваливаясь к ЮнМи продолжает расхваливать себя ЮСон. — И знаешь, что…

Он делает паузу смотря вниз и плавным, неспешным движением руки касается ладонью коленки ЮнМи и тут же убирает руку.

— … думаю, нужно тебе начинать сольную карьеру! — восклицает он так, словно он восхищён только что пришедшей ему в голову идеей. — Что скажешь? Думаю, что ты вполне для этого готова!

Отодвинувшись, ЮнМи несколько секунд озадаченно смотрит на ЮСона.

— Неплохо было бы для начала попрактиковаться в пении, господин директор, прежде чем думать о сольной карьере. — отвечает она.

— Конечно, конечно! — не став отодвигаться от ЮнМи, но больше и не придвигаясь к ней, снова восклицает ЮСон. — Конечно, практика будет! Я найду тебе самого лучшего преподавателя в Корее! Ты молода, красива, твоя внешность и твои глаза… Ты станешь просто бомбой на сцене!

Он с удовольствием обегает ЮнМи взглядом.

— Где на это только взять время, господин директор? — интересуется та. — Я и так дала уже слишком много обещаний, просто не представляю, куда ещё и пение воткнуть?

ЮСон на несколько секунд задумывается.

— Я решу вопрос. — наклонившись, уверенно обещает он, — Только слушайся меня и всё у тебя будет по самому высокому уровню. Конечно, для сольной карьеры нужно много практиковаться, но большое значение имеет и момент, в который нового певца представляют публике. Смотри…

ЮСон близко приближает свою голову к голове ЮнМи.

— У тебя есть хорошая возможность заявить о себе, как о певице. — негромко и многообещающим тоном произносит он. — Я изучил твоё расписание. В августе у тебя запланировано участие в показе мод с участием парижских домов. Почему бы на показе тебе не исполнить песню? Там ведь будут все сливки общества. Тебя увидят все.

— А что, в сценарии мероприятия у моделей запланировано сольное выступление? — удивляется ЮнМи.

— Нет, но время для внесения изменений в сценарий ещё есть. — терпеливо поясняет ЮСон. — АйЮ тоже будет участвовать. У неё сейчас огромный успех во Франции с твоей песней и, если предложить организаторам, чтобы она её исполнила, они ухватятся за эту идею обеими руками. А взамен, со стороны Кореи, исполнишь песню ты. Для баланса. Как тебе моя идея?

— А если организаторы не захотят вносить изменения в программу? — задаёт резонный вопрос ЮнМи.

— Не бойся, я договорюсь. — обещает ей собеседник, успокаивающим жестом кладя ей ладонь на колено. — Это будет отличной идеей для их шоу. Показы мод, мероприятия довольно скучные. Выступления артистов — хороший способ расшевелить публику. Они ухватятся за это обеими руками.

Не замечая руки на своём колене ЮнМи поднимает глаза к потолку машины и, похоже, начинает размышлять над технической стороной вопроса.

— Но… это же совсем мало времени осталось? — опуская глаза говорит она.

— Да, — соглашается ЮСон убирая руку. — мало. Только случай уж больно хороший. На показе будут французы. «Год Франции» ещё не завершился и, если ты исполнишь песню на французском, ты можешь стать для них ещё одной «корейской находкой».

ЮнМи вопросительно смотрит на ЮСона.

— Кореянка с синими глазами, говорящая на французском и пишущая французские песни, может стать популярной во Франции не меньше чем АйЮ. — поясняет тот.

Отклонившись и повернув голову вбок, ЮнМи искоса смотрит на своего собеседника.

— Вообще, хочу тебе сказать, — доверительно произносит собеседник, — моё мнение, АйЮ, стала популярной во Франции исключительно благодаря тебе. Благодаря твоей песне. И, на мой взгляд, ты сама могла бы исполнить эту песню ничуть не хуже её…

ЮнМи сдвигает вбок свою челюсть и на её лице появляется выражение «ну да. Наконец-то нашёлся кто-то, кто-то это сказал!». ЮСон внимательно следит за ней.

— А вместо благодарности она исключила тебя из своих друзей. — напоминает он и предлагает. — Нельзя прощать такое неуважение к себе. Ты должна показать кто есть кто на самом деле. Стань первой во Франции и тогда все твои хейтеры заткнутся. Они будут просто вынуждены это сделать.

ЮнМи невидяще смотрит мимо искусителя в противоположное окно машины.



Хм… вокруг всплывает столько возможностей и все они плывут прямо на меня. Хочется грести к себе всё и сразу, только не загнусь ли я от желания объять необъятное? Врач буквально только что разрешил мне петь, но обещанный «серебряный голос» так и не появился. Непонятно, почему так. Хотя, кем он обещанный? Каким-то врачом, который вычитал о возможном развитии событий в чьём-то чужом конспекте. Почему я так уверовал в его слова? Может, он ошибся? Пфф… Обидно, конечно, но это как раз повод подумать, нужно ли мне соглашаться на предложение ЮСона или нет? Я же собрался создать собственную студию и не лезть больше на сцену. Найду кого-нибудь, пусть голосит… Но… но… но… Всё-таки офигительно, когда все смотрят на тебя и скандируют твоё имя. Это реально заводит… То, что я устал на этом промоушене, это может быть лишь от того, что опыта у меня нет и всё в первый раз. Повтор обычно даётся уже легче… Потом, раз ЮСон говорит, что без меня следующий промоушен не состоится, почему бы тогда не попробовать замахнуться на Францию, раз всё одно придётся как-то петь? Правда времени на это «попробовать», всего ничего не осталось, считай месяц с небольшим до конца августа… Что я могу сделать, не забывая при этом о том, что у меня есть и другие обязательства?

Ну-уу… уу… Если тихонечко, без попытки перепеть Тину Тёрнер … Пиаф и Мирей отметаю сразу, с моим вокалом, это даже не рассматривается… Что ещё из французского? Ну… О! Да опять та же самая принцесса из Монако с её «Ураганом»! Кстати, вид у неё достаточно андрогинный, как и у меня и голоса, тоже, особого нет… Почти нет, а была, как я знаю, некоторое время популярна во Франции… И даже, кажется, в то же время, что и Паради… Вот, вполне хороший выглядящий вариант — «Ouragan». Его, если что, и прошептать можно… Считай, слова и музыка есть. На минусовку у меня дня три уйдёт, если даже исходник придётся «подшаманить». А оставшееся время до показа — буду работать над исполнением…

Но, всё-таки, стоит мне в это влезать, или нет? Это ж, бессонные ночи мне гарантированы. Спать или не спать, вот в чём вопрос? И совсем не факт, что песня выстрелит так же круто как «Таксист». Только АйЮ, действительно, могла бы хоть спасибо сказать. Не, она конечно, профессионал и с опытом, всё понятно, но, всё равно, как-то обидно. Или, неприятно на душе… Ощущение, что она обошлась со мной весьма легкомысленно. Если её заменят во Франции мной, действительно, это будет справедливо. И вероятность такой замены выглядит высокой. По-французски говорю свободно, не как АйЮ, глаза у меня синие, у неё таких нет. Да и «Ураган» в моём мире был неплохо встречен. Как говорится — «пуркуа па»?



ЮнМи втягивает в рот губы и сжимает их, потом решительно выставляет вперёд подбородок.

— Ты сможешь написать ещё одну песню на французском? — спрашивает ЮСон, поняв, что решение принято.

— Пожалуй, — отвечает ЮнМи, медленно наклоняя голову и всё так же смотря в окно, напротив.

— Не хуже, чем у АйЮ?

— Может, даже и лучше…

— Отлично, — говорит ЮСон и поощрительно похлопывает ЮнМи по коленке. — Пиши всё, что пришло тебе в голову, а я подготовлю организационную часть для твоего успеха. Ведь мы же партнёры? Да?

— Да, — продолжая о чём-то думать, соглашаясь кивает ЮнМи. — Партнёры…


(сайт, который никогда не спит)


[*.*] — Агдан сказала ей нравится «КАРА»? Она правда это сказала?

[*.*] — Да, она так сказала.

[*.*] — Но они же «флопнулись»? И с «Break It», и с «If U Wanna». Они уже с самого начала два раза флопнулись! Их скоро расформируют. Она, что, не знает об этом?

[*.*] — Кто его знает, что у этой девчули в голове? Если ещё учесть, что она инопланетянка, то…

[*.*] — Нужно пересмотреть выступления «КАРА». Может, я что увижу.

[*.*] — Там не на что смотреть. Там один сплошной крах.

[*.*] — Агдан ненормальная.

[*.*] — Ага. Продаёт свой сингл сотнями тысяч. Я тоже хочу быть такой ненормальной.


Место действия: Япония

Время действия: последняя неделя промоушена группы «Корона»


— Я сделал для тебя то, что для тебя никто никогда не делал. — с довольным видом говорит ЮСон обращаясь ко мне.

Что же это? Неужели выделил сутки беспробудного сна?

— Ты будешь довольна. — обещает мне ЮСон. — Это тебя поразит…

Он выставляет вперёд правую руку, делает из пальцев «пистолетик» и наводит его на меня.

— Пуф! — изображает он выстрел. — В самое сердце.

Озадаченно смотрю на дурачащегося директора. Похоже, пришла пора заканчивать промоушен. Крыша едет уже и у руководства…

— Да, господин директор. — отзываюсь я.

— ЮнМи, — говорит мне он, — завтра я, ты и госпожа Ли ЫнДжу, вместе едем на важные переговоры.

Ли ЫнДжу? Жена президента СанХёна? Я знаю, что она прилетела в Японию к мужу, ЮСон об этом сказал, но у нас она так не появлялась, наверное, была рядом с СанХёном и вот вдруг теперь — переговоры. По поводу выступления в «Tokyo Dome»? Или, что?

— Какие переговоры, господин директор? — спрашиваю я. — О чём?

В этот момент у ЮСона звонит телефон.

— Да, я, — отвечает он, достав телефон и ответив на звонок.

— Всё, ЮнМи, — на секунду прервавшись, кивает мне он, — иди, работай. С кем завтра переговоры — сюрприз. Увидишь, будешь убита прямо в сердце.

— Да, я слушаю. — возвращается он к разговору. — Пожалуйста, говорите.

Просто охренеть какие тайны японского двора, — думаю я, поворачиваясь и топая туда, куда шёл. — Все такие деловые…


Время действия: следующий день

Место действия: Япония, здание корпорации «Sonymusic», кабинет господина Икуты. Неудачно начавшиеся переговоры.


— Я понимаю, госпожа Ли ЫнДжу, ваши трудности, — произносит Икута обращаясь к жене президента СанХёна сидящей с непроницаемым выражением лица. — В такой ситуации, в которой вы оказались как руководитель, сложно избежать моментов, в которых полностью отсутствует информация о ситуации. Мне нужно было больше подумать, прежде чем звонить директору ЮСону и приглашать его на переговоры. Но я предполагал, что он владеет всей информацией по этому вопросу.

ЫнДжу чуть наклоняет голову.

Айдол-ян - 2


«Нож одного удара» | Айдол-ян - 2 | Ли ЫнДжу



Loading...