home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Трек четвёртый

Время действия: 20 июня

Место действия: минивэн ЮнМи


Сижу, в окно смотрю. Сегодня, прямо с утра, вместе с группой, записали вокал для японской версии «Bunny style», потом будут съёмки клипа. Студию своим присутствием посетило руководство агентства. Первым приехал КиХо. Поздоровался со всеми, оглядел нас, поинтересовался самочувствием и убедившись, что коллектив с ног не падает, вид бледный не имеет, выйдя за дверь, приступил к обсуждению каких-то своих вопросов с продюсером группы. Пока мы разбирали выданные нам тексты, определяясь, кто какие слова поёт, в какой тональности и с каким интонациями, КиХо закончил разговор и, перед отъездом, подозвал меня к себе на пару слов. В общем, как он сказал, СанХён строг, но, справедлив. И в том, что мне влепили штраф, вина одна моя, ибо поведение вышло за границы дозволенного. Однако, сумма штрафа, на взгляд КиХо, излишне велика. И он, КиХо, обратил на это внимание господина президента, прося принять во внимание тот факт, что человек я тут новый, слабо адаптированный, однако я много работаю и у меня есть успехи. «Президент СанХён, — сказал он, — меня выслушал, но ничего не сказал. Однако, я работаю с ним не один год и уже разбираюсь в выражении его лица. Уверен, что если ты ещё раз извинишься и попросишь снизить сумму штрафа, то он это сделает».

«Сделай, как я советую» — порекомендовал мне КиХо.

Я его выслушал, поблагодарил, пообещал, что непременно так и сделаю и он уехал. Я, в общем-то, и так собирался обсудить с шефом этот вопрос с глазу на глаз, а тут он сам, парламентария прислал. Может, это повод повысить мне уровень своих притязаний? Что-нибудь этакое попросить, извращённое… День отпуска, например, вне общежития…

Запись звука прошла нормально. По-деловому технично и даже, я бы сказал, буднично. Девчонки оказались неожиданно весьма хороши в японском. И с произношением, и с прочтением слов проблем практически не возникло. Ну было пару раз, но так, по мелочи, рабочие моменты. Я тоже несколько повторов сделал. К обеду, ко времени окончания работы, приехал СанХён, посмотреть, чего мы там поназаписывали. Звукооператоры дали послушать ещё несведённые отрывки, продюсер рассказал, почему так, а не иначе. Шеф послушал, покивал на объяснения и одобрил проделанную работу. Чего не одобрить, если всё сделано на нормальном уровне?

Говорить с ним по поводу своего штрафа я не стал, поскольку даже ещё не подумал, на сколько снижать и чего просить дополнительно за причинённый мне моральный ущерб. «Пусть пока помучается!» — решил я, думая о шефе. Тот, возможно, видя, что я молчу, даже не заикнулся, что хотел обсудить со мной этот вопрос. Виду не подал. Спросил, как прошла моя поездка к АйЮ и чем я там занимался.

Ну я ему правду и сказал. Сказал, что обсуждал с создателем «SM Entertainment», господином Чо СуМаном, причины провала «SNSD» в Америке. Давал ему дельные советы как не «флопнуться» в следующий раз.

После того, как я это сказал, СанХёна перекосило. Опять он схватился за свой бок и все с минуту всполошено носились в поисках воды чтобы дать ему запить лекарство. Когда не надо, ходишь, о бутылки запинаешься. А когда нужно — фиг найдёшь, как говорится.

Придя в себя, шеф сказал, что сильно, очень сильно сомневается в целесообразности моей поездки в Японию. Что он боится, что у меня ещё хватит ума дать советов её премьер-министру. Я в ответ сказал, что это была лёгкая шутка и я очень сожалею, что она вызвала такой неожиданный для меня эффект. А на самом деле СанХён просто «попал под раздачу» оказавшись последним в очереди задающих дурацкие вопросы. Мои «старушки» задолбали меня с этим днём рождения прямо с утра. Расскажи им, кто во что был одет, да кто кому что сказал, да как посмотрел, да что я кому говорил? И по кругу. Одна за другой и с одним и тем же. Надо было их сразу всех собрать в одном месте и устроить пресс-конференцию, чтобы по шесть раз не пересказывать одно и тоже. Но так сделать я сразу не сообразил, а потом стало уже поздно. В общем, всем говорил, что стоял в углу, молча стенку подпирал. Чтоб отстали.

А, если говорить, как оно было на самом деле, то результаты посещения мной мероприятия следующие. Подарки мои — пришлись ко двору. По крайней мере один, это точно. Не знаю, откроет ли АйЮ хоть одну книгу, но сингл она послушала практически сразу, вскрыв, в нарушении традиции не трогать подарки до того, как не спровадишь всех гостей, коробку и вытащив из неё CD-диск. Мне кажется, песня ей действительно понравилась. Ну, мне так показалось. Я немного «подпилил» звук относительно оригинала, сделав свою аранжировку. Больно, на мой взгляд, в оригинале она бедная и плоская в плане звучания. В результате, вроде, неплохо вышло. Поскольку вложил каплю «своего», появилось больше поводов переживать за дальнейшую судьбу подарка. Постарался донести до лиц, обладающих правом принятия решения, что это офигеть какой хит выйти может если его исполнить правильно. Несколько раз за вечер повторил эту мысль в разных вариациях. Надеюсь, не бросят небрежно в коробку с ненужными дисками. Я ж работал, старался.

Ещё, вчера я внезапно познакомился с Чо СуМаном, создателем «SM Entertainment». Я чего его не узнал, имея «досье» на агентства, где есть фото всех президентов? Оказывается, он уже три года как ушёл с поста президента, передав его господину Ким ЁнМину. Его-то я опознал, его фотографии я видел. Не знаю кем он приходится Чо СуМану, какие там у них родственные отношения, что тот ему передал свой пост, а сам занялся то ли новым проектом, то ли ещё чем. Чертям было угодно потянуть меня за язык, и я зачем-то изложил этому известнейшему в корейском шоу-бизнесе человеку свой взгляд на ситуацию с «SNSD». То ли похвастаться решил, что «петрю в вопросе», толи гордость взыграла, что мне солидные «мэны» внимают. А может, от мяса слегка осоловел, которого там давали на фуршете много и всё вкусное. Язык развязался. Славу богу, что скандала не вышло. Нормально пообщались, хотя окружающие, судя по выражению их лиц, просто не находили слов, чтобы выразить своё удивление тем, что школьница так общается с владельцем «SM Entertainment». Стояли и молча смотрели. Чо СуМан, как мне показалось, был сильно сосредоточен на вопросе, чего у него не так пошло в Америке. И поэтому думал о своей проблеме, а не о том, какой там уровень у его собеседника. Помнится, СанХён как-то обмолвился, что «SM Entertainment» без толку вколотили кучу денег в попытку продвижения на американский рынок, не получив при этом никакой отдачи. Не удивительно, что такая сосредоточенность возникла. Потеря денег всегда вызывает повышение сосредоточенности. После «влёта» постоянно думаешь, как бы снова клювом не прощёлкать…

Ну, а в общем, день рождения у АйЮ прошёл как нормальный день рождения. У неё действительно, много друзей, подарков была куча. Сама она весь вечер бегала между гостями, стараясь никого не оставить без внимания. Так что каких-то особых длинных разговоров я с ней не разговаривал, что может быть и к лучшему. Ибо не представляю тем, кроме профессиональных, на какие бы мы могли с ней пообщаться. Но, не смотря на эпизодичность наших с ней контактов, она представила меня ранее не знакомым мне людям, представляя меня как свою новую подругу. В общем, так сказать, немножко познакомила меня с местным бомондом, а его — со мной. Спасибо ей за это. Пригодится.

Концерт на её дне рождения был хороший. Друзья АйЮ выступали с душой, не как для стадионов. Я совсем не имею в виду, что они там лажу гонят, но, когда в небольшом зале, где все свои… Оно, мне кажется, душевнее тогда выходит, вроде почти по-родственному. Ну, мне так кажется. Конечно, я знаю, что подковёрные игры никто не отменял, такие сборища, обычно ярмарка тщеславия, бла-бла-бла и всё такое прочее… Но как-то я подобного не заметил. В глаза не бросилось, не увидел. Может, потому, что первый раз и не имею особого опыта в таких делах? Не знаю. Лично мне всё понравилось. Тоже хочу, чтобы у меня были такие «днюхи». Много друзей, подарки и весело без напряга. Вот разбогатею…

Собираясь уезжать, СанХён позвал меня за собой, для личного разговора. Выйдя на улицу и стоя возле машины, сообщил, что он имел утром беседу с дядюшкой Хваном. Дядюшка, как он сказал, был очень огорчён моим полным незнанием песен трот, что для человека, который всю жизнь занимался их исполнением, в общем-то, неудивительно. И что он намерен встретится со мной для выяснения причины моего столь позорного фиаско.

На дав мне открыть рот, СанХён сообщил, что был вынужден рассказать ему о моей амнезии, чтобы избежать попадания в неловкую ситуацию в дальнейшем. Так что если раньше дядя Хван знал лишь о том, что я попал в аварию, то теперь он ещё знает и о том, что после неё мне отбило мозги и я ничего не помню.

В ответ на это я только плечами молча пожал. Ну а чего? Сказал да сказал. Наверное, правильно сделал, чтобы он не донимал меня музыкой прошлых лет. Но, как говорится, не тут-то было. Дядя Хван, по словам СанХёна, загорелся идеей, или, высказал желание, решил, в общем, помочь мне стать знатоком песен трот! СанХён сказал, что посмотрит, что с этим можно сделать, но на всякий случай, посоветовал мне готовиться. Для начала, хотя бы морально. Видать, дядя Хван неизбежен…

Вот только песен трот не хватало на мою голову!

После этого СанХён ещё раз уточнил, действительно ли у меня нечего ему сказать, а я, разозлённый внезапным явлением дядюшки, мстительно ответил, что у меня всё окей и лучше просто не бывает. СанХён, похоже, озадаченный уехал в агентство, а я поплёлся назад, к группе, чтобы следовать её дальнейшему расписанию при этом думая о том, что можно было шефа особо и не троллить с самого начала, а взять и попросить снизить сумму штрафа, как сделал бы на моём месте любой нормальный человек…

Так. Приехали. Привет родная общага! Сегодня никуда больше не нужно тащиться! Карантин — это прекрасно!


(вечер того же дня. Разговор кого-то с кем-то)


— Госпожа, у меня есть очень интересное видео одной вашей знакомой на празднике весьма известной личности.

— Да? И что в нём интересного?

— Ваша знакомая очень неуважительно отзывается о популярных исполнителях и работе их агентства. В присутствии свидетелей. Это несомненно, очень большой скандал, госпожа.

— Мда? Откуда оно у тебя?

— Есть человек, очень хорошо владеющий компьютерными технологиями. Мне его рекомендовали. Он умеет находить в компьютерах вещи, спрятанные от всех.

— Я хочу посмотреть это видео!

— Сожалею, госпожа, но его у меня нет. Сам я видел его на экране планшета. За сьёмку хотят получить деньги, но это именно то, что вы хотели.

— А если это подделка?

— Я гарантирую вам, что это подлинное видео с закрытой вечеринки. У этого человека очень серьёзные рекомендации и я сам убедился, что это не подделка. Если выложить видео в сеть за несколько дней перед комбэком, то, возможно, агентство будет вынуждено его отменить.

— Вот даже как? Я заинтригована. Сколько хотят за это видео?


(вечер того же дня. Общежитие группы «Корона». ЮнМи, после ужина, «тащится», лёжа спиной на полу и закинув ноги на диван. К ЮнМи на четвереньках подползает БоРам и смотрит ей в лицо)


— ЮнМи, когда мы начнём репетировать? — неожиданно раздаётся голос прямо над моей головой.

От неожиданности вздрагиваю и открывая глаза. БоРам! Смотрит на меня сверху чуть ли не в упор. Блин! Только придремал!

— Что, репетировать? — не понимаю я.

— Мою песню. Которую ты обещала. Я готова.

— Мм-м, — издаю я нечленораздельный звук.

Ну разве не видно, что я отдыхаю? Сдохнут не дадут. Что за люди?

— Завтра запишем всё, чтобы я с долгами перед агентством рассчиталась и начнём делать новые долги, — в надежде, что от меня отстанут, обещаю я.

Но, не тут-то было!

— А ты уже решила, для кого напишешь песню? Для СонЁн или ХёМин? — задаёт мне вопрос БоРам ложась со мной рядом животом на пол. Голова к голове.

Это она про чё сейчас? Про разговор у СанХёна? Ну да, он же тогда сказал — «бери любую и работай».

— Ещё не решила, — отвечаю я. — Времени всё нет.

— ХёМин хорошая вокалистка. — говорит БоРам и делает паузу.

Угу, намёк понят.

— Я знаю, — отвечаю я и задумываюсь.

А действительно, как-то я выпустил этот момент из вида. Сам про долги свои рассуждал, а этот момент — потерял. Нужно завтра сказать ЁнЭ, пусть составит мне отдельный план моих долгов. Не размазанный по всему производственному плану, а на отдельном листочке. Чтобы был перед глазами. Достал, посмотрел, вспомнил. А то тут одно за другим, да на друг дружку набегает, и из головы всё вылетает…

— А в каком стиле ты будешь писать песню? — чуть ли не в ухо задают мне следующий вопрос.

Похоже, с придремать — всё. Не получится. РамБо пришла…

Отодвигаюсь и задумываюсь над вопросом. Долго думаю. Секунд десять. В голове — ни одной идеи.

— Сначала нужно определиться с исполнителем, — отвечаю я. — А потом уже, исходя из имеющихся у него данных, думать, что ему будет лучше.

— Правильно, — соглашается со мной БоРам. — Вокал, это главное. Как думаешь, та песня для меня, на испанском… Она мне подойдёт?

Ох, что ж я маленьким не сдох?!


Время действия: следующий день, 21 июня.

Место действия: звукозаписывающая студия


Сижу, смотрю на девчонок с листками бумаги в руках, расположившихся на двух небольших диванах вдоль стены. В листках — текст поздравительных песен, которые мы будем сегодня записывать. Запишем, займусь композицией для Ли ХеРин. У меня уже есть для неё пара претендентов, скажем так, на запись. Нужно будет посидеть за синтезатором, поиграть, послушать. Хорошо, что у меня есть KingKorg …

Смотрю на сосредоточенных девчонок, внимательно вчитывающихся в текст. Вчера БоРам меня конкретно обломала с моей идеей — поспать дополнительно пару часов. Разбудила своими вопросами, а потом мозги включились, шестерёнки в них завращались, крутя идеи, сон куда-то и делся. Тяжела и неказиста жизнь айдола… Программиста? Конформиста? Чё-то не рифмуется сегодня с утра…

Так вот, вчера я задумался на тему — «с чем девчонок в Billboard отправлять?». Тоже, кстати, один из долгов. Причём — «кислотный». Думал, думал… Можно было бы за две недели и «набросать», как говорится. И даже не только. Можно было всё и закончить, а Японию — сделать стартовой площадкой в «Но t 100». Только вот вопрос — что? Что писать-то? Ну явно, не на корейском. И даже не на японском. Хоть Япония и второй по размеру музыкальный рынок после США, но вот как-то не припомню я японских хитов в «Нот 100». Не, вру. Был мужик один. Про лапшу какую-то японскую пел. Но это было, если память мне не изменяет, в наши лохматые, то ли пятидесятые, то ли шестидесятые… Короче, древность несусветная. Актуальность произведения сейчас — крайне сомнительная. А главное, я её нифига не помню. Даже название. Помню только, что про лапшу…

Не, если делать всё по уму, то нужна композиция на английском. Поэтому, я с ЁнЭ, прямо с утра затребовал кроме отдельного списка своих долгов, какие-нибудь материалы по которым можно оценить, как мои сонбе владеют языком. Не законченные, отшлифованные песни на английском, а рабочий процесс их записи. Чтобы можно было минут за пять оценить кто, что может. Если они есть, конечно, эти песни. Если нет, придётся тогда делать тестирование. Что собственно, крайне неохота… Это надо будет оргаа-анизоооовывать… Потом я буду выглядеть умнее старших… Опять эти уровни, табели о рангах, обиды… Честно говоря, вот просто не хочется в это влезать. Лучше так, посмотрел и всё понятно. Очень надеюсь, что ЁнЭ что-то найдёт.

Кстати, с утра, ЁнЭ ознакомила меня с моим индивидуальным расписанием во время «карантина». Помимо шлифовки хореографии к промоушену, там ещё и фотоссесии в «VELVET» и учёба у них какая-то. И моё очередное прослушивание. И работа с клипами и запись. В общем, дофига всего. Судя по предъявленному списку, отдохнуть на «карантине», как я рассчитывал, не получится. Что весьма печально. Шо ж это за карантин-то такой, на котором нужно пахать от рассвета до заката? Какой-то неправильный…

Да, и опять возвращаясь к моим «старым кошёлкам». Кого из них лепить? Даже не знаю… Точнее, чей репертуар им предложить? Понятное дело, что лучше не одиночный сингл давать, а проверенный временем репертуар группы, с которым потом можно будет и с концертами по миру прокатиться, если что… Вот только чей? «Space girls»? Ммм… не уверен, что «мои» потянут их вокал. Потом, у «Короны», эти странные перепады по росту, от 167 до 154.

Хоть «SNSD» и тощие, но, когда они одной толпой на сцене, смотрятся они не в пример лучше. Небольшие различия в росте нивелируется индивидуальной длинной каблуков.

Айдол-ян - 2

Из каких соображений СанХён так подбирал «Корону»? Для «мимишности»? Возможно да, но прокатит ли подобное в Европе и за океаном? Не знаю. Короче, я ни в чём не уверен, опыта у меня никакого, и чего делать, я особо не представляю…

— И это всё ты сама написала? — удивлённо спрашивает меня в этот момент БоРам, закончив знакомится с предложенным текст и поднимая на меня глаза от листа бумаги. — И музыку и стихи?

Я не стал отвечать ей фразой Юрия Деточкина — «Я тоже приложил к этому руку». Иронии не поймут, да момент не тот. А руку я действительно приложил, да. Перевод делал, и кое-что добавил к звучанию. На мой взгляд стало лучше.

— Порой мне в голову приходят просто поразительные вещи, — отвечаю ей я.

— Например? — заинтересовывается Борам.

— Всякие, — коротко говорю я и предлагаю. — Если все ознакомились, предлагаю послушать музыку и приступить к пробной записи.


(шестой час вечера того же дня. Минивэн ЮнМи движется по набережной, везя свою хозяйку домой, в общежитие.)


Я сегодня молодец. С группой — две песни записал, Ли ХеРин мелодию подобрал и даже ещё день не закончился. Вечер ещё только! Еду в общежитие, буду отдыхать. А пока еду, посмотрю видео, которое мне нашла ЁнЭ, на котором «Корона», как она мне сказала, проходит тестирование на уровень знания английского языка. Вообще классно! Не нужно будет никаких прослушиваний организовывать. День заканчивается весьма и весьма неплохо…

Итак, что тут у нас с видео… Смотрю.[12]

Мм-дя, — думаю я, закончив просмотр короткого видеофайла. — Ну что тут можно сказать, дорогая редакция? День заканчивается не совсем так хорошо, как думалось всего три минуты назад. Чё ж так плохо-то всё? С японским, у них всё хорошо, а английский — ну это блин, слов нет. Уровень самый первый, начальный. Хоть на видео девчонки совсем ещё молодые, не факт, что за прошедшие несколько лет они как-то в нём «приподнялись». Скорее наоборот — забыли всё, что помнили. А когда им было расти? Участие в поп-группе не предполагает наличия времени для изучения иностранных языков. Если они этим и занимались, то изучали — японский, судя по результатам. Японский, как я понимаю, выглядел более перспективным в случае попадания на японский музыкальный рынок, который буквально рядом, чем на американский и который чёрте где. Американский рынок здесь — это космос. И причём, глубокий.

Впрочем, чего мне об этом печалится? Это проблемы СанХёна, а не мои. Пусть находит преподавателей, и они ставят им произношение. Я не умею, не знаю, и заниматься этим не собираюсь. Так и скажу. Не хочу я с ИнЧжон возится. Энергии много, прямо прёт, когда на видео она руками размахивает, а вот способностей, увы, не видно. Чё мне — поседеть что ли в борьбе с ней? Я лучше посплю.

Так, с этим всё понятно, пока есть время, займёмся боле приятными вещами. Без лишних ушей…

— ЁнЭ, — поворачиваюсь я к своему менеджеру и прошу, — дай мне пожалуйста мой телефон.

— Кому ты будешь звонить? — задаёт она мне стандартный вопрос начиная доставать свою сумку.

— Хочу позвонить Ли ХеРин. — отвечаю я.

— Зачем? — спрашивает ЁнЭ прекратив доставать сумку, в которой у неё лежит мой телефон.

ЕнЭ строго смотрит на меня.

— Я написала для неё новую мелодию и хочу ей об этом сказать. — объясняю я, «зачем».

ЁнЭ молча смотрит на меня, я смотрю на неё, не понимая причины её заминки.

— Чего? — смотря на неё спрашиваю я.

— Ли ХеРин выходит замуж, — произносит ЕнЭ.

— В смысле — замуж? — не понимаю её я. — Зачем?

— Она девушка. — смотря на меня объясняет ЁнЭ. — Все девушки, рано или поздно выходят замуж.

Причём тут какие-то девушки? — не понимаю я.

— Ли ХеРин — скрипачка с мировым именем. — так до конца и не врубившись в ситуацию, объясняю я ЁнЭ. — Зачем ей выходить замуж? А сцена? А популярность? Деньги, наконец?

— Ну, наверное, у неё были для этого причины, — сделав паузу несколько неуверенно отвечает ЁнЭ, чуть пожав плечом.

Ошарашенно обдумываю эту дикую новость, которая никак не умещается у меня в голове.

— А я? — спрашиваю я. — А как же я?

— Что — ты? — не понимает ЁнЭ.

— Я с ней работала… Репетировала. Музыку ей писала… Такой ведь музыки больше ни у кого нет, как у неё! Я же ей лучшее отдала, сонбе… — удивлённо смотрю я на неё.

— Я думала, ты знаешь, — отвечает мне ЁнЭ.

Что значит — я знаю?! Мне кто-нибудь это сказал?!

— Никто ничего мне не говорил, — начиная злиться, отвечаю я ЁнЭ.

— Мне очень жаль, ЮнМи, что она так поступила, — произносит ЁнЭ, — но это её решение. Не знаю почему президент СанХён тебе не сказал. Может, хотел это сделать позже, после промоушена, чтобы тебя не огорчать…

К чёрту промоушен!

— За кого она вышла? — спрашиваю я.

— Свадьбы ещё не было, — говорит ЁнЭ, — Я подробностей не знаю, слышала только, что её жених состоятельный мужчина. Он владелец трёх зубоврачебных клиник и смог оплатить неустойку за досрочный разрыв контракта между Ли ХеРин и агентством.

Во как! Даже неустойку оплатила, как припекло! Конечно, раз богатенький попался, чего теряться? Надо хвататься зубами и ногами! Деньги — наше всё! А я как дурачок ей браслетики покупал! Конечно, «зубники» тут такие прейскуранты ломят, да если ещё с трёх клиник… Мой браслет на их фоне — плюнуть и растереть! Вот же меркантильная гадина!

— ЁнЭ, дай мне телефон! — требую я.

— Зачем он тебе?

— Я хочу сделать звонок!

— Кому ты хочешь звонить?

— Это не ваше дело.

— Я твой менеджер. Я не дам тебе телефон если ты мне не скажешь кому собралась звонить.

— Я хочу позвонить Ли ХеРин.

— ЮнМи, не надо это делать!

— Я хочу позвонить!

— Это плохая идея!

— Дайте мне мой телефон!

— Что ты будешь ей говорить?

— Это вас не касается! Дайте мне телефон!

— Тебе нужно всё сначала обдумать, что ты скажешь.

— Если вы сейчас же не дадите мне телефон, я пойду звонить из телефонной будки!

— Господин Ло! — встав на ноги в проходе кричу я водителю. — Остановите машину!

— Одну минуту, — бросив на меня взгляд отвечает он мне и просит. — Молодая госпожа, пожалуйста сядете.

— ЮнМи — сядь! — требует у меня ЁнЭ.

— Телефон! — требую в ответ я.

— Хорошо, я дам тебе телефон, — уступает мне ЁнЭ, — Только, пожалуйста, сядь.

Я плюхаюсь обратно в кресло. ЁнЭ достаёт из сумки мой телефон и протягивает его мне.

— Подумай ещё раз. — просит она меня. — Гнев, плохой советчик.

Несколько секунд молча смотрю ей в глаза.

— Сонбе, — спрашиваю её я, — вас когда-нибудь предавали?

Растерявшись, ЁнЭ несколько секунд мешкает с ответом.

— Возможно, это не то, что ты думаешь, — собравшись с мыслями, наконец отвечает она. — Может, у неё были какие-то причины, о которых ты не знаешь?

— Вот я их и узнаю. — холодно говорю я, — Чтобы больше об этом не думать. Выяснить, забыть и покончить с этим.

В этот момент машина останавливается. Поднимаюсь на ноги, иду к двери, открываю её вбок. Вижу, что машина остановилась в «кармане» дороги, в котором есть лестница, ведущая вниз, к реке. Выхожу из машины, иду к лестнице, зажав в правой руке телефон.

(пару минут спустя)

Спустившись вслед за ЮнМи к реке, ЁнЭ и охранник наблюдают, как та, в десяти метрах от них, расхаживает взад-вперёд по узкой полоске берега под лучами вечернего солнца, целиком поглощенная телефонным разговором.


Время действия: тот же день, вечер

Место действия: общежитие группы


Та блин!

Смотрю на превратившуюся в осколки чашку, выпавшую из рук и шмякнувшуюся на пол.

Что за день сегодня! Ничего, как говорится, с утра не предвещало. А потом всё как понеслось! И всё из-за этой Ли ХеРин. Замуж она выходит! Дура… Чёрт меня ещё дёрнул ей позвонить. Захотелось расставить все точки над «и». Сейчас думаю, что это действительно, было не лучшее решение, но в тот момент оно казалось совершенно правильным и обоснованным. Я совершенно забыл об умении девушек «переводить стрелки» с себя на других. «Ты же обещала мне написать новую музыку?» — сказала мне она, — «Ты же этого не сделала? Сколько мне нужно было ещё ждать? Ты совсем не вспоминала обо мне. Не звонила, не спрашивала, как у меня дела. А надомной уже смеялись, называли исполнительницей «одной композиции». А тебе было всё равно, как я себя чувствую. Ты занималась своими проектами и личными отношениями. У меня тоже были поклонники. Чем я виновата в твоём равнодушии ко мне?»

В общем, как говорится, поговорили. Я оказался виноватым кругом и во всём. ХеРи ещё и всплакнула в конце разговора, заставив меня почувствовать себя бессердечными и бесчувственным организмом. А сейчас во мне растёт чувство уверенности в том, что меня банально развели как последнего первокурсника. Если неспешно обдумать каждую предъявленную мне претензию, то на каждую из них найдётся аргументированные возражения. Но это сейчас. А тогда я их не нашёл. Поэтому, чувствую себя дураком…

В раздражении поддаю носком тапочка большой осколок чашки, который с ручкой. Тот, получив ускорение, со звоном пролетев по кафельному полу, впечатывается в стену и окончательно гибнет, превратившись в мелкие обломки.

— Что тут происходит? — удивлённо спрашивает СонЁн заглядывая из коридора в дверь кухни.

— Ты что делаешь? — округлив глаза спрашивает она у меня.

— Посуду бью, — мрачно отвечаю ей я, посмотрев сначала на осколки, потом на неё.

СонЁн некоторое время молча смотрит на меня, потом заходит внутрь кухни и подходит ко мне.

— ЮнМи, что случилось? — внимательно смотря на меня спрашивает она.

Что случилось? А хрен его знает, что случилось! Сказать, что меня девушка бросила? Но была ли Ли ХеРин ею? Если честно, она ею не была. И другом не была. Так, удачное для неё знакомство. Это я сам себе что-то выдумал, навязывался, ну и получил в итоге. Сам дурак, как говорится…

Смотрю на СонЁн, которая ждёт ответа.

— Ли ХеРин выходит замуж, — вздохнув, отвечаю я.

— И что? — не понимает СонЁн. — Что в этом такого плохого, что ты бьёшь посуду?

Хороший вопрос. Правильный. Вот только задал бы его мне кто пораньше. До того момента, когда я его задал себе сам.

— Ну, вообще-то я писала для неё музыку. — пожав плечом отвечаю я. — Президент СанХён сказал, что я её продюсер. Я думала, что мы будем работать дальше вместе…

Замолчав, смотрю на сонбе, решив, что моё объяснение похоже на жалобную жалобу. Между тем, СонЁн, обдумав то, что я ей сказал, кивает, показывая, что поняла.

— И ты обиделась, подумав, что она тебя предала, — делает она вывод из моих слов.

Я в ответ делаю движение головой, которое должно означать «ну, что-то типа того, разве не так?».

СонЁн вздыхает.

— Понимаю, — говорит она, — всегда обидно, когда люди, которым ты доверяешь, поступают не так, как хочется тебе. Несправедливо и неожиданно жестоко.

Киваю в ответ, чувствуя, что её слова бальзамом ложатся на моё сердце.

— Но с этим ничего не поделаешь, — говорит СонЁн, — это жизнь, в которой каждый ищет лучшего для себя. Возможно, для Ли ХеРин так будет лучше. Жизнь артиста — тяжёлая. Может, она поняла это и не стала бороться, не чувствуя в себе нужных сил. Может, она сделала лучшее для тебя и себя, из того, что могла сделать. Просто это сейчас невидно. Пройдёт время и всё встанет на свои места. А сейчас, нужно не думать об этом. Подождать.

Легко сказать — трудно сделать. Слова она говорит правильные, только вот…

— Вижу, что ты очень огорчена и расстроена, — произносит СонЁн, подойдя ко мне вплотную и осторожно обнимая. — В жизни со всеми такое происходит. Бывает, стоишь, улыбаешься, а внутри такая боль, будто ребра ломаются. Всё проходит. Нужно потерпеть.

Чё это она? — думаю я об обнимашках с СонЁн, впрочем, не торопясь вырываться из объятий. Я, конечно, человек сильный, могу всё перебороть, но… Человеческое сочувствие, тоже, неплохая в жизни штука. Нельзя же всё время неустанно бороться?

— Самое лучшее, в таких ситуациях, — говорит СонЁн отстранившись от меня, но по-прежнему не убирая с меня руки, — заняться чем-то, отвлечься, успокоиться. Мне, например, всегда помогает работа. Всегда успокаивает. Пойдём, я тебя расчешу? Хочешь?

— Да ладно, сонбе, — пытаюсь я отстраниться, решив, что пошли уже совсем телячьи нежности. — Со мной всё в порядке. Я со всем справляюсь.

— Не шипи, — отвечает мне СонЁн не отпуская меня и притягивая к себе. — Пойдём. Уверена, что ты со всем справишься. Но легче тебе это будет сделать после того, как я тебя причешу. Хорошо?

Ну в принципе, почему бы и нет? — думаю я, смотря в близкое лицо улыбающейся СонЁн. — Я же не прошу у неё? Сама предлагает.

— А чего вы тут делаете? — удивлённо спрашивает КюРи с планшетом в руках появляясь в дверях кухни. — Обнимаетесь?

— Осторожно, КюРи! — восклицает СонЁн не отпуская меня. — Тут кто-то разбил кружку. Мы с ЮнМи не заметили и насупили в осколки. Мы сейчас пойдём их вытряхивать из тапочек, а ты, пожалуйста, подмети тут, чтобы никто не порезался.

Ух ты, как СонЁн ловко лапшу может вешать на уши! Буквально на ходу, с места, без подготовки!

— Да кто же так сделал?! — возмущается попавшаяся на удочку КюРи подняв расставленные руки в стороны и смотря на пол. — И не убрала за собой! Что за безобразие? Я сейчас найду, кто это сделал!

— Пойдём, — говорит мне СонЁн и, сделав шаг в сторону, тянет меня за руку за собой.


Время действия: 22 июня, утро

Место действия: общежитие группы «Корона», столовая. Группа завтракает, готовясь к новому дню.


— Вауу… — изумлённо выдыхает КюРи смотря на лежащий на столе рядом с её миской планшет, — вы только посмотрите, что творится!

— Что там? — без особых эмоций спрашивает у неё ИнЧжон.

— «… Конференция ООН по стандартизации географических названий отклонила предложение Республики Корея по переименованию «Японского моря» в «Восточное», оставив название географического объекта без изменений…» — читает вслух КюРи информационную новость и закончив, поднимает голову, смотрит на всех изумлёнными глазами.

За столом устанавливается тишина. Замерев, девушки переваривают неожиданную новость. Одна ЮнМи, о чём-то размышляя, продолжает жевать с хмурым видом.

— Вот япошки, гады… — прервав молчание произносит ИнЧжон.

— Значит, в Японию мы не едем? — будничным тоном интересуется ЮнМи, палочками закидывая рот новый кусочек еды.

— Почему — не едем? — поворачиваясь к ней удивляется БоРам.

— Ну япошки же — «гады», — объясняет свой вопрос ЮнМи. — ИнЧжон-сонбе только что сказала.

За столом опять на несколько секунд устанавливается тишина.

— А причём тут наша поездка и название моря? — не понимает ИнЧжон.

— Я тоже не понимаю, — соглашаясь с неё, кивает в ответ ЮнМи.

— Тогда — зачем ты спросила?

— Просто странно ехать развлекать «гадов», которые только что отжали у нас название моря. — говорит ЮнМи и сокрушённо качает головой. — Патриотическая общественность нас не поймёт.

— А ведь и правда! — восклицает ДжиХён делая большие глаза от осознания факта. — Хейтеры про нас точно напишут, что мы продались японцам!

— Родину продали, — с серьёзным видом подсказывает ей ЮнМи.

ИнЧжон смотрит на ДжиХён, потом на ЮнМи. Снова ДжиХён, снова ЮнМи.

— Ты чё, прикалываешься что ли? — в конце концов спрашивает она у ЮнМи.

— Почему это? — деловито осведомляется та.

— Зачем ты это говоришь? — спрашивает ИнЧжон.

— Просто стало интересно, где проходит грань между честным заработком и продажей родины. — всё так же деловито отвечает ей ЮнМи. — Я молодая, без опыта и не понимаю. Вот если мы поедем развлекать этих «гадов» за деньги, это будет считаться продажей родины или нет? Может, нам стоит публично отказаться от японского промоушена? Может, мы так больше заработаем?

— Как мы так больше заработаем? — неприязненно смотря на ЮнМи спрашивает ИнЧжон.

— Я слышала, что патриотизм хорошо оплачивается. — отвечает ей та, — Выступления на митингах, в воинских частях, проправительственных телевизионных каналах. Гранты из бюджета. А?

— Что за бред?! — изумляется ХёМин. — Мы не та группа, чтобы жить таким!

— То есть, брать деньги за патриотизм — плохо. — делает вывод ЮнМи.

— Ты чего сегодня завелась прямо с утра? — внимательно смотря на ЮнМи интересуется ИнЧжон. — «Дни», что ли, начались?

— Ничего я не «завелась», — говорит ЮнМи. — Просто сижу и радуюсь, что не ошиблась с выбором языка. Не стала писать песню на японском, а выбрала английский.

— СонЁн-сонбе, — обращается к СонЁн ЮнМи, — я ночью написала для вас песню. Для промоушена в Японии.

Теперь за столом замирают.

— Я вчера решила последовать вашему совету, сонбе, — как-то излишне весело улыбаясь, объясняет ЮнМи причину своего поступка СонЁн, — решила немного поработать. Вспомнила, что у вас скоро день рождения и подумала, что для певицы нет лучшего подарка, чем песня. Я буду рада, если вы исполните её на каком-нибудь из японских шоу.

— Фига себе, — в полной тишине произносит КюРи, — я, значит, вчера полночи не спала, потому, что она бродила туда-сюда, а песню она написала для СонЁн. А мне? Мне, когда напишут за мои мучения песню?

— У тебя день рождения совсем не скоро, — напоминает ей БоРам.

— Ну и что? — возражает КюРи. — Пусть подарок будет вперёд. Я тоже могла бы исполнить его в Японии.

— Сначала ЮнМи напишет песню мне! — заявляет БоРам, вспомнив о долге перед собой. — Мне первой было обещано!

— Так, не поняла, — говорит ДжиХён обводя взглядом присутствующих за столом, — БоРам, СонЁн, АйЮ, теперь ещё и КюРи в очереди. Что, ЮнМи будет каждой теперь дарить на день рождения — песню? Так, что ли?

Все выжидательно смотрят на ЮнМи.

— Хотите, чтоб я сдохла? — удивляется в ответ та.

— Если тратишь на песню всего полночи, почему бы тебе не сделать подарок своим сонбе? — нейтральным тоном спрашивает у ЮнМи ИнЧжон. — Тебе ведь это совсем не сложно?

ЮнМи обводит взглядом группу.

— Сонбе недостаточно любят меня, чтобы я не спала ночами, — откровенно отвечает она.

— Угу, — кивает на её слова ИнЧжон и тут же делает из них логичное заключение, — а СонЁн, значит, любит тебя для этого достаточно. Мне вот интересно, что я вчера пропустила? Что за совет ты дала ЮнМи, что она полночи не спала?

ИнЧжон с вопросом во взгляде смотрит на ничего не сказавшую по поводу внезапного подарка СонЁн.

— Сонбе посоветовала мне больше работать, — видя, что СонЁн молчит, отвечает вместо неё ЮнМи.

— И ты сразу кинулась следовать её совету, — кивая, с иронией отзывается ИнЧжон. — Таких советов мы слышим порою по десять раз в день, и все потом прекрасно спят. А ты вдруг с чего-то решила немедленно ему последовать, хотя сама спишь последнее время по пять часов в сутки.

Над столом воцаряется тишина, все ждут, что скажет ЮнМи. Вместо ответа она просто пожимает правым плечом.

— Я вчера видела, как они обнимались на кухне! — сдавая, выпаливает КюРи, не сумев удержать в себе такую новость. — ЮнМи и СонЁн!

— Ох и нифига себе! — вместе со всеми изумляется ИнЧжон. — СонЁн, это правда?

— КюРи всё не так поняла, — неожиданно краснея, отвечает та.

— Вот это дела творятся в нашей группе! — восклицает ИнЧжон поняв, что КюРи не придумывает. — Горячие объятия «Ледяной принцессы», да, СонЁн?

— ИнЧжон прекрати говорить глупости! — разозлившись, хлопает ладонью по столу та и повторяет, — КюРи всё не так поняла!

— А как — так? — спрашивает КюРи. — Я так не нашла того, кто разбил кружку! Похоже, вы сами её и разбили, а меня отвлекли, отправив искать несуществующее!

Несколько секунд старые участницы группы смотрят на СонЁн, ожидая её ответа. Та молчит.

— Решила чётко обойти ХёМин? — смотря на СонЁн в полной тишине спрашивает ИнЧжон. — Ну чё, молодец. Только стоит ли это многих лет дружбы?

СонЁн, с красным лицом встаёт из-за стола и повернувшись ко всем спиной, уходит, так и не сказав ни слова. Проводив её взглядами, группа переводит их на сидящую ЮнМи, смотрящую в сторону дверного проёма куда ушла СонЁн.

— Надо написать песню и для ХёМин, — смотря на ЮнМи говорит ИнЧжон. — Тогда будет честно.

— «Честно»? — резко повернувшись с удивлением переспрашивает та. — Развлекать людей, называя их гадами — «честно», а делать только для тех, кто тебе нравится — «честно» не достаточно? Не буду я ничего никому писать!

— Есть свои и чужие, — хмуро говорит ИнЧжон.

— У меня тоже есть и свои, и чужие. — отвечает ЮнМи слезая со стула.

(секунд пять спустя. ЮнМи тоже ушла.)

— Чего она? — поочерёдно смотря на оставшихся, спрашивает КюРи. — Прямо бешенная сегодня какая-то.

ИнЧжон молчит, опустив голову, смотрит в стол.

— Опять мы поругались. — вздохнув, констатирует ДжиХён.

— СонЁн действительно некрасиво повела себя по отношению к ХёМин. — отвечает ей КюРи. — ИнЧжон правильно сказала. Главное, было бы из-за чего. Неизвестно ещё, что там за песня получится…

— Зачем ты тогда кричала, что тебе в первую очередь? — удивляется БоРам.

— А чего я должна была молча сидеть, пока остальные получают? — огрызается в ответ на вопрос КюРи.

— Президент СанХён сказал, что если мы будем ругаться, то в Японию — не поедем. — нехотя напоминает молчавшая ИнЧжон и вздыхает. — Нужно мириться.

— Да. — кивая, соглашается КюРи. — Нужно мириться. Давно мы так сильно не ругались. Это всё из-за ЮнМи. Как она появилась в группе, так мы стали ругаться. Раньше было хорошо.


(несколько позже. На входе в общежитие ЮнМи «тормозит» пытающуюся зайти внутрь ЁнЭ. На плече у ЮнМи большая спортивная сумка)


— Здравствуйте ЁнЭ-сонбе, — наклоняя голову приветствует своего менеджера ЮнМи.

— Добрый день, ЮнМи, — улыбаясь, отвечает та и смотря на сумку на плече ЮнМи спрашивает. — Уже собралась? Готова к сьёмкам?

— Да, сонбе, — отвечает ей та и предлагает, — Пойдёмте.

— А остальные? — округляя глаза удивляется ЁнЭ и имея в виду остальных участниц группы.

— Сами доедут. — спокойно отвечает ЮнМи проходя мимо ЁнЭ к выходу.

— Как сами? — не понимает ЁнЭ и сообразив, что происходит что-то странное, задаёт вопрос. — ЮнМи, что случилось?

— Ничего. — спокойно смотря на менеджера синими глазами отвечает ЮнМи. — Просто сегодня я еду одна.

— Почему, одна? Ты что, снова поссорилась со своими сонбе?

ЮнМи секунды две смотрит на менеджера.

— Я хочу поехать одна. — произносит она, упрямо наклоняя голову и смотря исподлобья. — В тишине. Без всяких разговоров. Молча.

— Эээ… — растеряно мычит на это ЁнЭ и вспомнив обо одном обстоятельстве, пытается заставить свою подопечную мыслить конструктивно. — Сегодня планировалось, что все едут на твоей машине. Второй машины нет. Как остальные попадут на съёмочную площадку?

— Пусть едут на такси. — секунду подумав, предлагает решение проблемы ЮнМи и, повернувшись к двери, толкает её рукой, открывая.

— Они могут опоздать! — восклицает ЁнЭ.

— Не мои проблемы. — бросает ей через плечо ЮнМи выходя на улицу.

— ЮнМи, подожди! — кричит ЁнЭ бросаясь за ней.


(немного позже. Группа собирается в коридорчике у входа в общежитие, собираясь ехать на сьёмки. СонЁн с непроницаемым выражением лица, смотрит мимо всех, не встречаясь ни с кем глазами. БоРам, задирая голову в верх, снизу, периодически посматривает на спутниц, ничего не говоря. ИнЧжон хмурая, как ноябрьское утро. За ними всеми с интересом наблюдает охранник, ставший свидетелем недавнего демарша ЮнМи.


— Где ЮнМи? — спрашивает, не обращаясь ник кому конкретно КюРи. — Сколько можно ждать? Мы так опоздаем.

— Простите, — произносит охранник, — но она уже уехала.

— Как уехала? — повернувшись к нему не понимает КюРи.

— Минут уже пять как. — отвечает тот. — Незадолго до того, как вы начали собираться. Сказала своему менеджеру, что поедет одна.

КюРи недоумённо хлопает глазами на охранника, «переваривая» информацию.

— Вот жжёшь… — спустя пару секунд произносит она.

— И как мы теперь будем добираться на сьёмки? — закинув назад голову и смотря снизу-вверх на КюРи спрашивает БоРам. — На нашей машине? А она будет?

— Офигеть… — высказывается о ситуации ХёМин.

В этот момент открывается внешняя дверь в которой появляется несколько встрёпанного вида ЁнЭ.

— Доброе утро, девочки! — первой здоровается она, делая кивок головой.

— Доброе утро, менеджер ЁнЭ, — в разнобой отвечают девушки, ответно приветствуя её.

— Я заказала три такси, два из них уже приехали, сейчас будет третья машина. — сообщает ЁнЭ и предлагает. — Пойдёмте, можно уже ехать. А то мы опоздаем на сьёмки!

— Бу. ф! — надув щёки озадаченно выдыхает БоРам и задаёт вопрос. — Менеджер ЁнЭ, а что случилось с минивэном ЮнМи? Почему мы едем на такси?

— ЮнМи уехала одна. — отвечает её ЁнЭ. — У ЮнМи — эмоциональный срыв. Прошу всех с ней по возможности не разговаривать. Ничего не спрашивать. Сейчас главная задача для всех — снять клип для вашего заграничного промоушена и не выпасть из графика подготовки. ЮнМи просто устала. Ещё будет время привести её в порядок.

Ммм… — мычат участницы группы, делая понимающие лица и кивая.

— А мы поедем одни, без охраны? — спрашивает БоРам.


Позже, у съёмочных павильонов. Из серебристого минивена, только что припарковавшегося на закрытой парковке, отодвинув дверь вбок, выходит охранник и делает шаг в сторону, чтобы не мешать проходу. Спустя несколько мгновений в открывшемся дверном проёме появляется ЮнМи с сумкой в руках. Легко спрыгнув из машины на землю, она закидывает сумку на правое плечо и направляется в сторону входа в павильоны, охранник идёт следом за ней. В этот момент раздаются какие-то невнятные крики и возгласы, которые достигнув слуха ЮнМи заставляют её обернуться. Обернувшись, она видит за решётчатой оградой на дальнем конце стоянки, небольшую группку фанатов не пойми какой группы, которые приветственно машут ей руками и что-то кричат. ЮнМи останавливается, поворачивается в их сторону и лучезарно улыбаясь машет им в ответ высоко поднятой рукой, вызывая за оградой взрыв ликования. Дав себя пофотографировать, ЮнМи уходит к дверям павильона. Четверть часа на стоянке ничего не происходит, лишь изредка приезжают и уезжают машины. Неожиданно, с интервалом в несколько минут, ко въезду на парковку подъезжают три такси. Из первой выходит ЁнЭ и быстро подойдя к охраннику паркинга сидящему в будке, пытается с ним договорится, чтобы машины пропустили. Но охранник отвечает отказом, так как у неё нет пропуска. В итоге, после пяти минут безрезультатных переговоров, группа «Корона» в своём старом составе, выгружается прямо у будки охраны и, взвалив на себя объёмные сумки со сменной одеждой, пешком тащится через всю парковку ко входу в павильон. Фанаты за оградой, прыгая с поднятыми вверх телефонами в руках, радостными криками приветствуют «караван», бредущий под палящими лучами солнца.


Место действия: съёмочный павильон

Время действия: около шести часов вечера


Только что закончили снимать видео для японского варианта клипа. Поскольку продюсер с режиссёром пришли к мнению, что для удешевления и ускорения работы в клипе частично будет использован видеоматериал, снятый при производстве первого клипа, управились быстро.[13]. Ну как быстро? За день.

Раскланялись с операторским стафом, поблагодарили их за работу, идём в раздевалки. Про утреннее происшествие со мной никто из группы объясняться не пробовал, словно ничего не было. Ни ЁнЭ, ни девчонки. Работа. Есть работа, работаем, это важнее. Может так, а может, это бойкот. Да плевать. Даже не буду ничего выяснять. И с СонЁн я не разговаривал. Хотел, уже было даже пошёл, но, не дойдя, подумал — «а чего, собственно? Чего я ей собираюсь такого сказать, что нужно это сделать прямо сейчас? Она меня ещё и пошлёт «по запарке». За мой длинный язык.». Подумал так, подумал и пришёл к выводу, что сказать мне, собственно, в данный момент, нечего. Всё одно кругом виноватый буду, как с ХеРи. Плюнул на разговор, решив, что хватит с меня разборок, я устал, достали, хочу тишины и покоя. И так мне захотелось тишины и покоя, что взял я, сел в свою машину, да уехал, ко всем чертям, не став никого дожидаться. Пусть пешком ходят! И сидеть в общаге сегодня тоже не хочу!

Вижу по ходу, сбоку ЁнЭ. Иду к ней, девочки уходят вперёд.

— ЁнЭ-сонбе, я хочу посмотреть своё расписание на завтра, — подойдя к менеджеру говорю я.

ЁнЭ без звука достаёт планшет и, несколько раз проведя по экрану пальцами, открывает нужное мне.

Так. — смотрю я на экран. — Хореография… Занятия японским языком… Инструктаж проведения промоушена в Японии… Поездка в оркестр «Кёнсанбук-до» с президентом агентства… Дался мне этот оркестр! Опять будут приставать с новыми композициями. Надоела уже эта гонка.

— Сонбе, — возвращая планшет предупреждаю я ЁнЭ. — Меня завтра не будет.

Сонбе несколько раз непонимающе молча моргает.

— Я заболела. — поясняю я, почему. — Буду лечиться.

— Чем ты заболела? — сразу насторожившись изучающе смотрит на меня ЁнЭ.

— Отсутствием солнечного света, открытого пространства и свежего воздуха. — говорю я. — Я беру день отпуска.

— ЮнМи! — несколько теряется от моего заявления ЁнЭ и, чтобы не привлекать внимания посторонних, начинает шёпотом возмущаться. — Ты что?! Какой отпуск?! У тебя скоро промоушен!

ЁнЭ непонимающе смотрит на меня.

— Если хотите, чтобы я до него дожила и пережила, — говорю я, — мне нужен отпуск. Ничего страшного не случится, если я пропущу день хореографии и занятия японским языком. Ни там, ни там у меня проблем нет.

— Но у тебя же завтра запланирована поездка в оркестр «Кёнсанбук-до» с господином СанХёном! — уже испугано восклицает моя менеджер.

— Я не поеду в оркестр. — смотря на неё, говорю я.

— Почему? — не понимает ЁнЭ.

— Не хочу. — просто говорю я.

— Почему? — не понимает ЁнЭ.

— Я решила не заниматься классической музыкой. — говорю я.

— Почему?

— Не хочу.

ЁнЭ молча смотрит на меня.

— Для моей музыки нужны исполнители соответствующего уровня. — говорю я, решив всё же добавить ясности в вопрос и уточняю. — А таких нет. Один отстой.

Считая, что сказано уже достаточно, поворачиваюсь к сонбе спиной, собираясь идти переодеваться.

— ЮнМи — остановись! — требует от меня ЁнЭ. — С ума сошла?! Собираешься из-за за кого-то разрушить своё будущее?

Притормозив, на секунду задумываюсь.

— Я просто собираюсь отдохнуть. — не оборачиваясь, отвечаю я. — Вот и всё. Всего один день.

Иду в раздевалку.


(тот же день, примерно полчаса спустя. Телефонный звонок)


(КиХо) — прошу прощения, господин президент, что беспокою, но возникла нештатная ситуация. Мне только что позвонила менеджер ЁнЭ. У ЮнМи нервный срыв.

(СанХён) — Чёрт! Что опять случилось? Снова ссоры в группе?

(КиХо) — Нет. ЁнЭ говорит, что это связано с Ли ХеРин. ЮнМи узнала, что та выходит замуж. ЁнЭ сказала, что она остро на это отреагировала.

(СанХён) — Что значит — «остро»?

(КиХо) — Я не знаю, что имела в виду ЁнЭ, когда это говорила. Я сейчас передаю вам только то, что она мне сказала при телефонном звонке.

(СанХён) — Ладно, я понял. Я перезвоню ЁнЭ. Спасибо, КиХо.

(КиХо) — Не стоит благодарности, сабоним.


(телефонный звонок. СанХён звонит ЁнЭ)


(СанХён) — ЁнЭ, это СанХён.

(ЁнЭ) — Здравствуйте, уважаемый господин президент!

(СанХён) — Здравствуй. Что там у вас случилось?

(ЁнЭ) — Господин президент, у ЮнМи нервный срыв. И она … сбежала.

(СанХён) — Сбежала?! Куда — сбежала?

(ЁнЭ) — Не знаю. Сказала, что берёт один день отпуска. Я была всё время рядом, не понимаю, как ей удалось уйти незаметно. Простите, господин президент. Это моя вина…

(СанХён) — Отпуск? Перед промоушеном? Она рехнулась, что ли?

(ЁнЭ) — Господин президент, ЮнМи была вчера вечером очень расстроена, узнав, что Ли ХеРин выходит замуж… Я ей объяснила, что в этом нет ничего плохого, но, всё равно, она была сильно расстроена. Её сильно задело, господин президент, что ХеРин выбрала замужество вместо работы с ней.

(СанХён) — Как она об этом узнала?

(ЁнЭ) — Она написала для неё новую мелодию и хотела ей позвонить, чтобы об этом сказать. Я отговаривала её не делать этого, но она упёрлась. Я была вынуждена сказать почему, чтобы объяснить ненужность звонка.

(СанХён) — И что было потом?

(ЁнЭ) — Она всё же ей позвонила. После разговора, ЮнМи стала… жёсткой.

(СанХён) — «Жёсткой»?

(ЁнЭ) — Да, сабоним. Знаете, она тогда смотрит так, словно сквозь тебя. И выражение её лица. Тоже, такое… Соответствующее.

(СанХён) — Что она сказала после разговора с ХеРин?

(ЁнЭ) — Ничего. Просто сужала глаза и молчала.

(СанХён) — Когда она ушла?

(ЁнЭ) — После сьёмок. Она закончила снимать с группой клип для японского промоушена, пошла вместе со всеми переодеваться в раздевалку и как-то оттуда незаметно сбежала. ЮнМи очень хитрая, когда ей нужно.

(СанХён) — С ней точно всё в порядке?

(ЁнЭ) — Она прислала мне СМС, что у неё всё хорошо и она будет послезавтра, утром. Приедет в общежитие. Уехала она на своём минивэне.

(СанХён) — Почему у неё её телефон?

(ЁнЭ) — Господин президент, она взяла его у меня, чтобы добавить что-то в новую песню. Она использует телефон для работы с музыкой.

(СанХён) — Разве для этого ей не выделялся планшет?

(ЁнЭ) — Господин президент, она говорит, что с телефоном ей работать удобнее. На нём есть стилус и она предпочитает использовать его, чем пальцы.

(СанХён) — Хорошо, я понял тебя, ЁнЭ. Работай.

(ЁнЭ) — Да, господин президент. Спасибо.


(несколько позже. СанХён недовольно смотрит на экран своего телефона из-за того, что вызываемый им абонент не отвечает на вызов. Неожиданно телефон вибрирует в его руке и тренькает, извещая о поступившем СМС. Ткнув пальцем, СанХён читает СМС отравленную ему ЮнМи: «Господин СанХён, приеду послезавтра, утром, в общежитии. Беру день отпуска. Обещаю, проблем не будет. Прошу прощения, ЮнМи.»

Прочитав, президент с иронией хмыкает.

«Проблем не будет. — повторяет он про себя, — Хех! Проблема — это ты. И как я теперь должен с тобой поступить? Приказать — вернуться? Ммм… но подчинишься ли ты? Указания своего менеджера ты уже проигнорировала. Вполне может получиться так, что сгоряча ты проигнорируешь и мой приказ. Тогда я могу оказаться в затруднительном положении, так как буду вынужден прибегнуть к крайним мерам. А совсем скоро поездка в Японию с которой связанны достаточно хорошие планы на дальнейшее сотрудничество с «Sony»… Похоже, для моего жеблага, придётся мне быть аджосии чутким и понимающим к душевным страданиям школьниц… Хотя, в таких случаях, лучше всего помогает хорошая порка. После неё голова у страдалиц сразу начинает мыслить в правильном направлении. Но, здесь не тот случай, как говорится. А жаль…

Ладно. Не стану проверять свой авторитет. Пусть день отдохнёт, если ей так нужно, это сейчас ни на что не влияет. Придёт, тогда будем разбираться, почему замужество Ли ХеРин произвело на неё такое сильное впечатление…

… И чем там ЁнЭ занята? Как она контролирует своего айдола? И телефон у неё, хотя я приказал ей не давать, и захотела — сбежала от неё… Похоже, их обеих пора гнать из группы. Обе к работе не готовы…».)


(примерно в это же время. Группа «Корона», второй раз за день совершив запоминающееся путешествие на каких-то левых сеульских таксомоторах, гурьбою вваливается в двери родного общежития.)


— А-а, я сейчас умру! — стонет КюРи роняя на пол сумку. — Дядечка в моём такси — ненормальный! Он ездит со сломанным кондиционером! Я чувствовала себя словно сосиска в хот-доге!

— Просто жесть. — подтверждает ХёМин, оказавшаяся с КюРи в одной машине. — Я тоже думала, что умру от жары.

— Где наша машина? — оглядывая всех спрашивает ДжиХён. — Или мы теперь всегда будем ездить на такси, словно группа из бедного агентства? Где наш менеджер?

— Менеджер ЁнЭ сказала, что менеджер Ким взял два дня отпуска. Для похорон. У него умер дальний родственник. — отвечает ей ИнЧжон нагибаясь, чтобы снять с себя босоножки.

— А, понятно, — кивает ДжиХён и спрашивает. — А почему я об этом не знаю?

— Откуда я знаю… почему ты … не знаешь, — наклонившись и снимая обувь, говорит ИнЧжон. — ЁнЭ вроде всем сказала, что она будет это время заменять его. Не знаю, где ты была, когда она говорила.

— Менеджер ЁнЭ не справляется со своей работой. — говорит КюРи. — Мы два раза сегодня ездили на такси. Она плохой организатор. Нужно пожаловаться на неё главному менеджеру господину КиХо.

— Мы должны были ехать сегодня на машине ЮнМи, — объясняет ситуацию ХёМин. — А она — психанула.

— Ещё толком дебюта не было, а уже — психует. — с глубоким осуждением в голосе произносит КюРи, первой из группы скинув с себя обувь и проходя вперёд. — Что же с ней будет дальше? А где она, кстати?

КюРи оглядывает всех и обернувшись, смотрит на охранника.

— Скажите, ЮнМи уже приехала? — спрашивает она у него.

— Нет, КюРи-сии, — отвечает тот. — Никто ещё не приезжал.

— И где она? — кивнув охраннику поворачивается к группе КюРи.

— Кто его знает? — пожав плечами, отвечает ей ИнЧжон, тоже сняв обувь, и тоже, проходя дальше в дом, — Может, президент СанХён приказал ей приехать к нему?

— Могла бы тогда сначала завести нас домой, — недовольно говорит КюРи. — Она же знала, что мы остались без машины.

— Кто их, принцесс, разберёт, почему они так поступают. — устало говорит ИнЧжон, проходя мимо неё и сообщает всем. — Я сразу в душ. Я быстро.

— И я в душ! — восклицает КюРи и предлагает. — Занимайте очередь за мной и ИнЧжон!


Место действия: дом мамы ЮнМи

Время действия: вечер. В большую комнату, с мурчащей на руках кошкой, входит ЮнМи.


— Оу, ты уже пришла! — обернувшись от телевизора восклицает СунОк.

— А ты меня ждала? — удивляюсь я. — Откуда ты узнала, что я приеду?

— Мне позвонил сам господин СанХён, — поднимаясь на ноги говорит мне СунОк. — Сказал, что за отличное поведение наградил тебя днём отпуска.

Чё? «За отличное поведение»?! Меня?!

— Президент СанХён позвонил тебе сам? Лично? — не веря, удивляюсь я.

— Да. — с гордостью подтверждает этот факт СунОк. — Попросил меня позаботится о тебе.

Позаботиться?! Ничего не понимаю! Откуда СанХён мог знать, куда я пойду? Впрочем, куда мне ещё идти, кроме как не домой? Тогда, что это за прикол такой, с моим награждением? Какая-то психологическая штучка из методов управления персоналом? Пытается повлиять на меня? А может, шеф просто — «прикололся»? С него станется…

— Дай на тебя посмотреть, — между тем говорит СунОк, подходя ко мне. — Ты всегда теперь такая разная. То в тренировочной форме, то в костюме для сцены…

— А где мама? — спрашиваю я, давая себя разглядеть и одновременно собирая мозги в кучку, после попытки понять, что значил звонок шефа.

— Мама готовит твою любимую еду, — говорит СунОк. — Она как узнала, что ты едешь домой, сразу помчалась на кухню, чтобы было тебя чем кормить.

— Понятно, — говорю я, и добавляю. — У нас всегда есть что покушать.

— Мама не будет кормить тебя обычной едой. — отвечает СунОк и спрашивает. — Какие у тебя планы?

— Сегодня, хочу побыть дома. — делюсь я своими пожеланиями. — Сегодня были сьёмки, я устала как лошадь и скоро уже станет темно. Бродить в темноте по городу нет никакого желания. А завтра, когда будет день, хочу пойти погулять. Побывать там, где ещё не была, посмотреть на что-то красивое, купить, съесть чего-нибудь. Короче, побывать на открытом воздухе…

СунОк понимающе кивает и судя по выражению её глаз, прикидывает возможный маршрут.

— А сегодня я хочу поспать, поесть и напиться. — говорю я.

— Напиться? — удивляется онни.

— Да. Я по дороге попросила шофёра купить мне бутылку водки. Она в коридоре. Кстати, нужно положить её в морозилку.

— Водки? Ты купила водку?! — ещё больше удивляется СунОк.

— Ну не соджу же глушить! — отвечаю я.


(позже, примерно через час.)


Лежу на полу, обожравшись. СунОк смотрит телевизор. Мама пошла вниз, закрывать кафе. Всё, почти как в прежние, старые времена, когда я ещё не был айдолом. Так, да немножко не так. Во-первых, угрызения совести по поводу — «зачем я так нажрался?» гораздо больше. В школе, помнится, они были меньше. Во-вторых, от понимания этого — печаль. Печаль, от констатации факта, что нифига я не профессионал, ибо демонстрирую крайне низкий уровень самодисциплины. На кой я столько съел? Мог ведь остановиться. А теперь лежу, с трудом дышу. Ну какой из меня айдол, с таким самоконтролем? И из этого вытекает следующая печаль — в коллективе я показал неспособность наладить дружеские отношения, пошёл на поводу своих эмоций. Не надо было так делать. Не надо… И звонок шефа, похоже, намёк на это «толстое» обстоятельство. Мол, провалил, ты всё, Серёга, провалил. Обещал, обещал и сдулся, ничего не сделав. Эх! Даже напиться не получилось. Прознав про водку, мама и СунОк хором принялись отговаривать меня от этой затеи, говоря, что я теперь леди, а те такое не пьют, ибо водка — сущая отрава. Ну, на мой взгляд, сущая отрава — это как раз ваша соджу, но пока я внимал доводам семьи, мне пришла в голову мысль — а, наверное, действительно, не стоит. Водка… это водка. Напиток серьёзный, не для девушек. Ну как, у меня язык развяжется? Чё я в подпитии наболтаю?

Вот, лежу сытый, но трезвый и печальный от того, что даже напиться у меня не получилось. Если подходить к вопросу пьянки ответственно, то, похоже, надираться мне придётся в одиночестве… Что ж так всё беспросветно?


«… представитель оппозиционной партии подверг резкой критики действия правительства, охарактеризовав их как «бесхребетными в неспособности отстоять национальные интересы…» — сообщает с экрана симпатичная ведущая, — «… призвав президента страны и членов кабинета правительства страны проводить более жёсткую политику в отношении Соединённых штатов Америки и Японии.»


Да. Вот ещё одно отличие от «прошлых времён». Дорамы мы сегодня не смотрим, смотрим политику. СунОк активно жмёт кнопули на пульте, прыгая с канала на канал в поисках передач в которых обсуждают тему — «кругом одни враги!». Короче говоря, как я и ожидал, прокатили корейцев с их морем. Точнее, с его названием. На голосовании в международной гидрогеографической организации, представители США заявили, что они солидарны с позицией Японии, Великобритании и еще целого ряда стран, считающих, что данное море следует называть все же "Японским". По их словам, «…США будут придерживаться общепринятой точки зрения на данную проблему». Ну и проголосовали они, соответственно. «За» — Японию и «Против» Кореи.

Не знаю, как на самом деле обстоят дела, но судя по поведению «болтологов» в студиях, такое впечатление, что страна — буквально в шоке. На одних каналах, как я понимаю, оппозиционных, кипящая ярость и обвинения правительства чуть ли не в государственной измене, на правительственных каналах — «вялое шлёпанье ластами» и пространные объяснения почему всё так беспонтово вышло, типа — «…в мире действительно более частым и привычным является название "Японское море"», вкупе с невнятными обещаниями народу — «… мы будем продолжать отстаивать свою точку зрения до самого конца…»

Какого, спрашивается, «конца»? Конец он уже вот он, «приплыли», как говорится. СунОк я не стал напоминать о нашем уговоре. Ну его. Ещё в доме поругаться не хватало. Единственное место, где меня любят.

— Правильно! — восклицает в этот момент онни, соглашаясь со словами кого-то там, на экране. — Нечего в Японию ездить! Пусть сидят без наших товаров! А то, взялись подкупать США льготами для их производителей, а нашим не дают! Двойные стандарты!

Мда… СунОк точно нашла бы себя в банде Махно. Спрашивается, а кому мы тогда будем продавать свои товары, если перестанем возить их в Японию? Все товарные рынки давно уже поделены так, что на них даже с мылом не влезешь. Но, господа гусары — молчать! Пусть онни говорит то, что ей хочется. Человек имеет право на собственное мнение, особенно у себя дома. Только вот если мне утром было смешно, когда я слегка троллил ИнЧжон этой темой, то сейчас, смотря на творящееся в телевизоре, начинаю реально опасаться, как бы на самом деле не попасть под эту волну ура-патриотизма. Запретят щас нафиг, сношения всякие с Японией, и накроется наша поездка медным тазом… Останется наш «кролик» без сытной японской «морковки», будет драть одну редкую низкокалорийную «корейскую травку» … СанХён офигеет с такой подставы…

В этот момент у меня пиликает лежащий рядом со мною на полу мой телефон, сообщая о том, что он чего-то получил. Не меняя положения «лёжа на спине», изгибая руку, шарю ей по полу в поисках пропиликавшего. Нахожу, беру в руку, смотрю.

— Что там? — обернувшись ко мне слегка встревоженно спрашивает СунОк. — Из агентства?

— Сейчас посмотрю. — обещаю ей я и начинаю тыкать пальцами в телефон.

— «Пользователь АйЮ обновила содержимое своей страницы» — вслух читаю я полученное сообщение.

— Ты подписана на страничку АйЮ? — спрашивает онни.

— Ну да, — говорю я. — Мы с ней обменялись контактами, когда я была на её дне рождении. Она подписала меня на свою страницу в соцсети. Ссылку мне кинула.

— Боу! — выдыхает СунОк. — Моя сестра обменивается контактами с самой АйЮ! Расскажи, что было у АйЮ на дне рождения!

Пфф… — мысленно выдыхаю я, не испытывая никакого желания в данный момент что-то рассказывать.

— Заешь, онни, — предлагаю я, — я сегодня просто никакая. Сьёмки были весь день, теперь вот наелась, спать клонит. Давай, лучше завтра. Я давно мечтала посидеть в сети, почитать, что в мире творится. А ты пока посмотришь, до чего там политики договорятся. Как бы они нам поездку в Японию не запретили.

Услышав о возможной отмене поездки, СунОк озадаченно задумывается. Я же, пока она думает, открываю на телефоне страничку АйЮ. Открываю и вижу фотку с улыбающейся «сестрёнкой нации», и подписью под ней — «Пробую разучить песню на французском языке», а ещё ниже — видео. Вспоминаю, что АйЮ иногда выкладывает для своих фанатов свои «рабочие моменты» над новой песней или хореографией. Если песня «французская», то скорее всего это мой «таксист Джо», который я ей презентовал. Ну и чего там получилось?

— АйЮ выложила видео, на котором она работает с моей песней. — говорю я СунОк и предлагаю. — Хочешь посмотреть?

— Твоей песней? Конечно, хочу! — восклицает та и придвигается ко мне бросив телевизор.

Делаю звук на максимум и поднимаю телефон выше, чтобы сестре было видно. Запускаю видео на просмотр. Смотрим…

АйЮ, несомненно, выглядит очень мило, — делаю я для себя вывод после того как непродолжительное видео закончилось, — особенно, когда она произносит что-то по-французски. Однако, это никак не компенсирует ошибок в произношении, которые она делает. И минусовка, странная… Не моя. На кой было придумывать что-то своё? Точнее, моё, но исправленное? Опять, что ли кто-то из корейских «спецов», знает, как «лучше»? Опять всё угробят?!

— И как тебе? — спрашивает у меня СунОк. — Мне кажется, что очень мило всё получилось…

Секунды две смотрю на неё, формулируя ответ. Точнее, перевожу на цензурный.

— В целом, всё хорошо, — дипломатично отвечаю я, — но, есть моменты, на которые следует обратить особое внимание, чтобы получить отличный результат.

— Какие? — с интересом подаётся вперёд онни.

— Есть проблемы с правильным произношением слов и с темпом музыкального сопровождения, — говорю ей я. — Узкие профессиональные вопросы. Для тех, кто ими не занимался, будет сложно понять о чём речь.

— А, — понимающе делает движение головой СунОк. — Ясно. И что теперь делать? АйЮ не должна ошибаться.

— Сейчас отправлю ей смс, — обещаю я. — Укажу проблемные моменты.

— Ты можешь послать ей смс? — изумляется СунОк.

Обдумываю этот вопрос.

— Наверное да, — говорю я. Она же дала мне номер своего телефона? Для чего ещё, как не для общения?

— Божечки мои, — произносит СунОк, — моя сестра даёт советы АйЮ… никто не поверит, если расскажу.

— А чего тут такого? — удивляюсь я. — Я автор, она — исполнитель. Ничего такого в том, что автор пытается донести своё виденье до исполнителя. Рабочий момент.

— Всё равно. — говорит СунОк. — АйЮ это АйЮ. А ты, это ты. Кто бы мне ещё год назад сказал, что такое возможно. Я бы подумала, что этот человек — сумасшедший.


Наряд ЮнМи на день рождения АйЮ | Айдол-ян - 2 | Трек пятый



Loading...