home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ВОЗРОЖДЕНИЕ ДРЕВНЕГО ИСКУССТВА

Следующие два года мы с Одри совершенствовали нашу интенсивную терепию. У нас не было готовой модели (кроме той, которая сама сложилась во время сеансов), мы много раз слышали о других терапевтах, использующих похожие методы лечения, но никто из них не публиковал результаты своих исследований. Поэтому мы не могли обратиться к кому-либо за советом. Я должна признать, что это нас ничуть не беспокоило, мы обретали все большую уверенность в своих силах и считали, что наша терапия работает замечательно.

С каждым сеансом мы получали все больше новых знаний — я, конечно же, узнавала гораздо больше нового, чем Одри, так как мне было чему учиться, но и для нее интенсивная терапия была совершенно новой областью, так что мы чувствовали себя первопроходцами. Но понемногу мы пришли к пониманию того, что этот метод лечения стар как мир. Древние целители называли этот метод разными именами, использовали различные местные растения для того, чтобы точно так, как и мы исследовать внутренний мир пациента.

Чаще всего мы помогали нашим пациентам разобраться с теневой стороной их души. (Карл Юнг называл это — "Тенью") Я называю эту часть человеческой души «Зверем-хранителем». Он развивается из Хранителя — это часть детской души, которая отвечает за безопасность его духовного мира, за его покой и самооценку. Это есть в каждом из нас, это включает в себя все наши инстинкты, все неосознанное, естественное. Некоторые из этих энергий — ярость, отчаяние — потенциально опасны для окружающих. Поэтому маленький ребенок должен научиться контролировать эти эмоции. Но большинство этих энергий представляют собой неиссякаемый источник творческой активности, поэтому их нужно развивать и беречь.

Когда ребенок растет, его сознание формирует одобрение и неодобрение его поступков окружающими. Постепенно он учится подавлять в себе желания, которые считаются в его культуре неприемлимыми. Но если родители и учителя начинают осуждать не поступки ребенка, а его самого, если они вбивают в него стыд по поводу себя, ненависть к самому себе, то начинает формироваться внутренний «Зверь», как часть Хранителя. Все задавленные отрицательные животные начинают принимать образ мерзкого и страшного животного, которое поселяется в самых глубоких тайниках души. В случае с Одри это животное приняло форму громадного черного паука. Религиозный человек может представлять эту сторону своего подсознания в виде самого дьявола.

Другими словами, если ребенка мудрые учителя воспитывают в любви и уважении, то он постепенно учится держать под контролем некоторые свои желания и эмоции, чтобы стать полноправным членом свого общества, своей культуры. Но он будет знать, что сами по себе эти энергии ничего страшного или неприличного не представляют. Когда ребенок вырастет, и научится состраданию к живым существам — людям и животным, у него появится еще одна причина контролировать некоторые свои проявления. Его теневая сторона станет для него источником творческой активности, источником новых идей. А Хранитель будет далее оберегать его внутренний мир от вторжения, как ему и положено.

(Есть много произведений искусства, источником которых стал именно этот аспект человеческой души. Например, работы Хигера, автора персонажей фильма «Чужой» или книги Стивена Кинга или музыка Стравинского. Это только три из многих примеров произведений искусства, авторы которых использовали в своей работе энергию своей Теневой стороны).

Но если в ребенке воспитывается стыд за самого себя, если он привык рассматривать себя, как существо изначально злое, то он не просто будет подавлять в себе низменные инстинкты, он будет стараться отрицать их наличие. И это насилие над собой может создать внутри человека внутреннего судью, а иногда и палача.

Духовное развитие человека в один момент закончится конфронтацией с внутренним Зверем, и он тогда примет форму страшного и сильного животного. (За два года работы мы встретились с тремя внутренними волками, пятью тиграми и двумя гориллами).

Нашей целью было заставить пациента обнаружить в себе это скрытое животное, войти в него и изучить его природу. Этот шаг — одна из самых сложных и страшных процедур для любого человека, для него требуется невероятная сила и мужество. Когда видишь то, что кажется тебе твоей настоящей внутренней сущностью, и это — мерзкое, злобное чудовище, ты можешь испытать такой страх, который не сравним ни с чем в жизни.

Поэтому перед началом сеанса терапевт должен объяснить пациенту, что то, что он увидит не является полной картиной его истинной сущности — это только часть его души, важная и неотъемлемая, но только — часть. Вы должны подробно обсудить природу и назначение Зверя-хранителя. Терапевт должен подчеркнуть, что главное для пациента — почувствовать жалость к невинному ребенку, которым он когда-то был, и понять, каким образом этот ребенок выработал некоторый алгоритм поведения и выражения своих эмоций, чтобы выжить в условиях, которые для него являются враждебными.

Все это обсуждение должно состояться до того, как пациент самостоятельно соглашается принять МДМА или другой, изменяющий сознание препарат. Иначе сеанс может ничего не дать. Если подсознание почувствует, что кто-то пытается вытащить на поверхность очень ценный для него образ Хранителя, если Зверь услышит шаги за толстой дверью, за которой он прячется от любопытных глаз, то одной из реакций подсознания может стать полное отсутствие какой-либо реакции на препарат. Никакой самооценки, никаких образов, вообще — ничего. Или препарат вызовет неприятное чувство беспокойства, которое не даст твоему вниманию сосредоточиться ни на каких образах, ни на чем полезном, и не дает терапевтам управлять ходом сеанса.

Я обсуждала наши сеансы со специалистами по психоанализу и поняла, что главная разница между нашим подходом к теневой стороне человека и подходом школы Юнга состоит в том, что они хотят добиться от пациента, чтобы он четко увидел эту часть своей души и потом попытался бы изучить его происхождение и задачи. Мы, работая с МДМА или другими психоделиками, помогаем человеку сделать важный дополнительный шаг — мы хотим, чтобы пациент вошел в эту темную сущность, посмотрел бы на мир ее глазами.

В этот момент может случиться настоящая битва. С одной стороны, человеческому сознанию придется преодолеть отвращение и страх перед запретным аспектом себя самого, но с другой стороны, и монстр может оказать яростное сопротивление любым попыткам вытащить его на поверхность. И чем глубже загнан Зверь, тем сильнее он становится. Он может полностью подчинить себе пациента только, если останется невидимым и неподконтрольным, и он не захочет просто так отдавать свою власть. Некоторым пациентам вхождение в темную сущность удается без особых проблем, другие вынуждены долго сражаться за это. И очень важно, чтобы у них была постоянная поддержка со стороны терапевта.

Когда пациенту удается намеренно войти в зверя, слиться с ним и посмотреть на мир его глазами, его больше всего удивляет полное отсутствие страха. Следом человек поражается, и восторгается силе, присущей этому существу. (Обычно знакомство с внутренним зверем занимает не один день, но иногда все происходит за один сеанс).

Когда эта стадия пройдена, человек начинает учиться принимать своего Зверя таким, какой он есть и понимать его проихождение. Постепенно Зверь-хранитель трансформируется, меняет свои очертания. Со временем при помощи терапевта пациент начинает испытывать все больше и больше жалости к несчастному ребенку, который прячется внутри монстра. Когда это происходит, Зверь распадается, остается только образ обиженного и напуганного ребенка. Остальная работа заключается в том, чтобы потихоньку усыновить ребенка, научить его правильной самооцеке, чтобы он мог слиться с взрослой личностью.

При этом Хранитель остается неизменным, и если пациент сможет выработать в своем сознании уважение или даже любовь к Хранителю, он станет для него надежным союзником и охранником. Он озабочен только безопасностью хозяина, его трудно приручить и выдрессировать, но зато, каждый раз, когда будет нужна его помощь, он будет тут как тут — всегда готов защищать вашу целостную сущность.

(В некоторых культурах этот аспект человеческой души, после того как он осознан человеком, называется "Животным силы").

Я приобрела новый взгляд на многие сказки, постоянно видя в их сюжетах описания духовного роста и развития. Конечно, больше всего подходит к вышеописанному духовному процессу сказка "Красавица и чудовище". Есть другие примеры, но больше всего мне нравится присказка, встречаемая в окончаниях многих сказок — она очень точно описывает духовную интеграцию со Зверем-хранителем: "Они поженились и жили долго и счастливо".

Наши сеансы длились, по меньшей мере, шесть часов. При этом мы не отлучались от пациента ни на шаг, кроме того, что Одри иногда бегала на кухню перекусить — ей нужно было поддерживать в себе энергию. Она всегда предлагала еду пациенту, но обычно пациент отказывался. Мы постоянно напоминали пациенту пить воду или сок, чтобы избежать обезвоживания.

Мы тщательно отбирали пациентов, которые, как нам казалось, были уже готовы к приему МДМА. Для тех, кто хотел продолжать углублять знания о своем внутреннем мире, мы предлагали принять 2С-В (4-бромо-2,5-диметоксифенэтиламин), который является настоящим психоделиком. Одно из преимуществ работы с этим препаратом — его непродолжительное, в отличие от других психоделиков, действие. Таким образом, после восьми-десяти часов пациент был в совершенно нормальном состоянии и мог возвращаться домой.

Для нас МДМА был препаратом, открывающим мир эмоций и духа, он позволял человеку без страха загляуть в себя и проделать важную внутреннюю работу. Волшебным свойством данного препарата является то, что пациент после его приема может без страха принять себя таким, какой он есть, со всеми положительными и отрицательными качествами, со всеми светлыми и темными сторонами. Это дает возможность пациенту погрузиться в теневую сторону его души, изучить своего Зверя-хранителя и, в конце концов, прийти к спокойному пониманию этого важного аспекта своей души. МДМА воистину является "пеницилином для души человека".

2С-В открывает само нутро человека, глубинные энергии в его душе, позволяет открыть в себе ту часть подсознания, которая обычно проявляется только через архетипические образы. Он также особо показывал связь души и тела — обостряя все чувства. Хороший опыт 2С-В мог помочь пациенту отлично изучит своего Хранителя и понять природу его основной функии — защитной. Как большинство других психоделиков, этот препарат напрямую связывал духовный мир человека с его физическим телом, чтобы пациент мог осознать радость бытия, счастье нахождения души в такой идеальной физической форме, как человеческое тело.

В нескольких случаях 2С-В становилось последним шагом для пациента, которые уже проделали огромную работу по изучению своего внутреннего мира. При помощи МДМА и транса эти люди смогли найти в себе следы раннего родительского программирования, и изменить то, что требовалось изменить. После этого опыта пациенты могли продолжать свое духовное развитие без нашего участия или найти другого, более продвинутого духовного наставника.

Два раза вместо 2С-В использовался мескалин, который являлся запрещенным препаратом. Мы с Одри считали его одним из самых уважаемых психоактивных веществ. После приема этого препарата два человека смогли полностью изменить свой взгляд на жизнь после долгих месяцев напряженной и сложной работы. Мы считали, что существует маленькая, но очень важная разница между 2С-В и мескалином. 2С-В открывает архетипические образы и эмоции, с ними связанные, мескалин открывает для человека ту территорию его сознания, где все — животные, растения, люди — наполнено светом, где может состояться прямой контакт с высшими силами.

Когда Одри говорит с пациентом, находящимся в состояние транса, ее голос мягок и нежен, она очень медленно проговаривает слова, за исключением тех случаев, когда нужно сказать что-то резкое и неожиданное. Она постоянно словно убеждала пациента в чем-то, но могла в любой момент остановиться, чтобы дать ему выговориться. Я поражалась ее способности понимать малейшие телодвижения пациента, и через несколько месяцев совместной работы я начала сама понимать этот язык телодвижений — иногда признаки были такими неявными, что мне казалось, что я не вижу их, а чувствую каким-о особым органом чувств.

Во время второго года нашей совместной работы я научилась визуализировать для себя барьеры в душе человека, находящегося в трансе и под действием препарата. Большинство людей, которые видят ауру человека, видят ее в цвете, у меня никогда это не получалось. Я обычно видела этот душевный груз, как тяжелую серую массу над солнечным сплетением, я воспринимала это, как явный признак того, что человек задавил в себе много страха и грусти, так что теперь ему очень трудно высвобождать свои негативные эмоции.

В таких случаях я старалась успокоить пациента, напомнить ему, что он в полной безопасности, и — если пациент был к этому готов — начинала рассказывать ему про образ огнедышещего вулкана в районе над пупком. Я обычно обращалась к пациенту со словами: "Поднимись над вулканом, посмотри на него сверху, скажи мне, когда сделаешь это. Отлично. Теперь ты видишь небольшой кратор и внутри — потоки красной раскаленной лавы. Тебе нужно решить, сколько лавы ты собираешься выпустить. Лава — негативные эмоции, которые скопились в тебе за всю твою жизнь. Теперь ты можешь полностью управлять извержением. Ты можешь без каких-либо ужасных последствий разрешить некоторой части этого огня, этой раскаленной массы выйти через кратор. Лава не разрушит весь мир — может только сжечь деревья на склоне вулкана, и ничего страшного в этом нет. Ты можешь полностью управлять процессом и тебе нечего бояться, что гора взорвется и погребет под своими обломками весь мир — такого не случится. Просто высвободи любое количество лавы, а потом останови поток. Это твой личный вулкан, он полностью тебе повинуется".

Данный образ очень хорошо работал с такими пациентами, они получали возможность сознательно управлять выходом отрицательной энергии — процессом необходимым, но достаточно страшным для неподготовленного человека.

У нас с Одри выработались уникальные взаимоотношения. Иногда во время сеансов одна из нас на секунду теряла способность правильно реагировать на слова пациента, но в этот момент другая моментально находила единственный возможный вариант поведения. А иногда, мы чувствовали друг друга, словно при помощи телепатии. В такие моменты мы знали, что мы вместе и каждая в отдельности — проводники высшей исцеляющей и доброй энергии. Мы чувствовали, что эта сила говорит и действует через нас. В эти моменты время останавливалось и комнату наполняло удивительное ощущение мира и покоя.

Я воспринимала подобное состояние, как священный дар. Обычно после него пациент глубоко вздыхал, а мы с Одри с пониманием кивали друг другу головой.

Для того чтобы практиковать подобную терапию, врач должен полностью отказаться от каких-либо психологических и духовных схем и теорий. Он должен чувствовать себя учеником, для которого открывается новая часть вселенной. Каждый новый пациент — новый мир, непохожий на все предыдущие случаи и терапевт должен изучить особый язык образов, присущий только этому пациенту. Он должен очень внимательно настроиться на изучение и исследование эмоциональных и духовных схем и правил поведения внутри данной человеческой души.

Очень важно напоминать пациенту о существовании так называемого Самоисцелителя — внутреннего врача, так как этим мы можем активировать эту часть человеческого сознания.

Другое важное правило, касающееся подобной терапии — терапевт должен испытывать к пациенту чувство, близкое к любви. Это должна быть настоящая материнская забота, а не просто заинтересованность на уровне разума в здоровье пациента.

Такая любовь не может быть насильной, поэтому терапевт должен всегда отдавать отчет о своих настоящих чувствах по отношению к пациенту. Если замечаешь в себе хотя бы следы агрессии и злости, то нужно быть готовым проделать большую внутреннюю работу, чтобы изучить причины этих эмоций. Если терапевт не может разобраться в этих причинах, он обязан отправить пациента к другому терапевту. Я, конечно же, не имею в виду вспышки гнева и нетерпимости, которые являются естественной реакцией человека на очень многие раздражители — эти инциденты не отрицают общую любовь и заботу.

В этой связи становится важен опыт общения самого терапевта с препаратами типа МДМА или психоделиков. Если врач обладает подобным опытом, он, скорее всего, обнаружил внутри себя территории сознания, которые позволили ему взглянуть на весь мир по-новому. Одно из подобных состояний — "мистическое соучастие" часто переживается человеком во время первого психоделического опыта (или опыта с МДМА), если он проводится по всем правилам — на природе. Я описывала подобное состояние в главе "Территории сознания".

Это состояние позволяет почувствовать родство с каждым живым существом — осознать, что существует прямая связь между тобой и растениями, животными, другими людьми. Ты понимаешь, что все живое несет в себе присутствие божественного начала, искру Великого Духа, что все мы представляем собой маленькие частицы единого живого существа, единого сознания. Раньше, до употребления препарата, эти слова могли показаться абстрактной романтической метафорой, но теперь слова принимают форму реальности, и факт осознания этой истины останется с тобой на всю жизнь.

Именно зная о существовании такой территории внутри твоей души ты можешь научиться испытывать любовь к пациенту, который готовится открыть для тебя и себя свой духовный мир. Ты начинаешь воспринимать пациента как своего духовного родителя, брата, ребенка.

Через два года практики я решила отказаться от участия в сеансах интенсивной терапии — они отнимали у меня слишком много душевных и физических сил, необходимых для работы над нашей с Шурой книгой.

С тех пор прошло много лет, но работа над книгами продолжается. Мне очень не хватает радости постоянного обучения, связанного с проникновением в духовный мир пациентов, с оказанием им посильной помощи в достижении ясности, любви к себе, внутреннего мира и целостности. Я очень счастлива, что могла участвовать в подобных процессах и благодарна Богу за это.

Зато теперь я могу открыто говорить об этом, в то время как те, кто до сих пор тайно практикует такие методы терапии вынуждены тщательно это скрывать, не могут обмениваться опытом, не могут собрать разрозненные знания. Такая ситуация будет продолжаться до тех пор, пока не будут отменены в Америке и по всему миру несправедливые законы, запрещающие психоделические препараты. Пока древние целительные практики будут оставаться вне закона, вся полезная информация, которая получается с их помощью, будет достоянием только узкого круга терапевтов и их пациентов.


предыдущая глава | TiHKAL | ГЛАВА 15. ВЕЗДЕСУЩИЙ ДМТ