home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 17. ВЬЮНОК И ЕГО СЕМЕНА

(Говорит Шура)

Я всегда гордился своим умением быстро добывать информацию о растениях, содержащих психоделические вещества; но семена вьюнка застали меня врасплох. Конечно, сведения о них курсируют в научной литературе уже давно: еще в 1941 г. Ричард Шультес описал использование семян этого вьюнка племенами мексиканских индейцев — традицию, корни которой уходят еще во времена ацтекских империй. В данном случае, это были растения Rivea corymbosa и Turbina corymbosa, а их семена имели местное название ололиукви. Несколько десятилетий спустя в одном мексиканском антропологическом журнале появилась статья о похожем растении с аналогичными свойствами. Это был еще один вид вьюнка, семена которого носили ацтекское название тлитлицен. Его ботаническое название — Ipomoea violacea или I.tricolor.

Однако я не слишком часто читаю монографии Ботанического Музея Гарвардского университета или бюллетени Мексиканского Центра антропологических исследований. Зато в мой ежедневный рацион входит газета Сан-Франциско Кроникл, а стало быть, и статьи ее постоянного корреспондента, который подписывается Herb Caen.

В один прекрасный день 1963 года, сидя за утренним кофе, я раскрыл газету и узнал, что в городе ходят слухи о новейшем наркотике MGS. Заголовок статьи обыгрывал популярный рекламный лозунг сигарет "Лаки Страйк". Эти сигареты всегда отличались изобретательной рекламой: так, во время Второй Мировой войны их зеленая пачка вдруг побелела, и на ней появилась надпись: "Вся зелень "Лаки Страйк" ушла на фронт". После войны ее сменила другая надпись: "Лаки Страйк" значит лучший табак" (Lucky Strikes Means Fine Tobacco), которая впоследствии сократилась до LS/MFT. Так вот: заголовок газетной статьи выглядел следующим образом: LS/MGS. В ней говорилось о том, что эра пейота и ЛСД клонится к закату: все настоящие торчки скоро перейдут на семена декоративного вьюнка (по-английски "morning glory seeds", а сокращенно — MGS). Люди начали закупать их двадцатипятифунтовыми мешками. В середине мая 1963 г. подозрение пало на вице-президента "Ferry Morse Seed Company" основной фирмы-поставщика этих семян. Они всегда входили в пятерку самых раскупаемых; но тут их сбыт вдруг вырос в 50 раз! Причем три самых популярных сорта имели совершенно фантастические названия: «небесно-голубой», "жемчужные врата" и "летающие блюдца".

Поставщики моментально убрали семена с рынка со словами: "Мы должны убедиться в их безопасности". Начальник службы по борьбе с наркотиками заявил, что это просто слухи. Официальный представитель Департамента Питания и Фармакологии (FDA) сказал, что не верит этим слухам, но помнит, что, когда он был ребенком, ему запрещали жевать семена вьюнка. Однако медицинский директор Международного Фонда специальных исследований Менло-парка сообщил о результатах опытов на добровольцах, принимавших от 50 до 500 семян: соответствующие симптомы наблюдались у них в течение пяти-восьми часов. FDA приступил к собственным исследованиям, и в воздухе сразу запахло чрезвычайным решением Конгресса: биллем о запрете декоративных вьюнков.

Но была ли в этих слухах хотя бы доля истины? Да, и немалая. Знаменитый химик Альберт Хофманн, который впервые в мире синтезировал ЛСД и случайно испытал на себе его воздействие, лично взялся за анализ семян вьюнка и, к немалому своему удивлению, обнаружил, что в них содержатся те же алкалоиды, которые были ранее обнаружены в эрготовых грибках. Наличие этих сложных алкалоидов (ранее считавшихся исключительной прерогативой грибков) в высших растениях рода Convolvulaceae сперва казалось невероятным. Возникло подозрение, что споры всевозможных эрготовых грибков, витающие в лаборатории Хофманна, могли просто загрязнить исследуемый материал. Но, когда и другие химики пришли к тому же результату, это замечательное сходство между низшими грибками и довольно высокоорганизоваными (с ботанической точки зрения) растениями стало более чем очевидным.

Тут уж многие кинулись догонять уходящий поезд. В 60-е годы публикации шли лавиной. Ученые прочесывали семейство вьюнков в поисках новых видов и компонентов, но в то же время пытались обходить стороной тот факт, что вьюнки содержат запрещенное зелье. Одна из самых забавных цитат в моей подборке взята из статьи, опубликованной в 1966 г. под эгидой Национального Института Духовного Здоровья. Автор информировал научную общественность о том, что "работники органов правопорядка и компании, торгующие семенами цветов недавно выразили свою озабоченность по поводу сообщений в бульварной прессе о том, что некоторые студенты, психологи и лица с нарушениями социальной адаптации (так называемые "битники") якобы потребляют семена декоративных вьюнков, которые продаются в цветочных магазинах". Далее говорилось о попытках самоубийства и о тяжелых последствиях приема дозы в 250 семян, в связи с которыми пострадавшего пришлось госпитализировать. Возникли опасения, что в недалеком будущем в США могут возникнуть серьезные проблемы, связанные со злоупотреблением психоакитивными веществами.

Что ж, опасались они не напрасно. Только за последние несколько лет в Интернете было отмечено множество вопросов и ответов, связанных с вьюнками. "Где достать семена?" "Как они называются?" "Сколько штук принимать?" "Как их готовить?" "Как они действуют?" Здесь я снова столкнулся со своей вечной проблемой: как изложить свои разрозненные заметки и мысли, чтобы читатель извлек из них как можно больше пользы? Какой принцип организации материала мне предпочесть? Придерживаться ботанической классификации (напрямую связанной с этническими традициями) — или же начать с химических веществ, которые обеспечивают биологическое воздействие растения? Что бы я ни выбрал, ревнители "научной чистоты" все равно будут в обиде. Поэтому давайте начнем с такого растения, которое позволит мне сказать пару слов об интересующих нас компонентах и их воздействии в целом; а затем перейдем к рассмотрению тех компонентов, которые могут оказаться "главными виновниками" этого воздействия. Вопросы классификации еще далеки от решения и никогда не будут решены. Растения часто классифицируют по содержащимся в них веществам, а вещества называют именами растений, в которых они содержатся. Так что разумного порядка здесь никогда не было и не будет.

Растение, с которого мы начнем, называется Rivea corymbosa (она же Turbina corymbosa или Ipomoea sidaefolia). На языке мексиканских индейцев нагуатль оно звучит как коахиуитль ("змеистое растение"), а его семена называются ололиукви ("маленькие круглые штучки"). Это мелкие зерна сферической формы, как бы заключенные в коричневые капсулы. Сапотеки называют их бадо. Именно эти вьюнки первыми подверглись химическому анализу на наличие алкалоидов; доказано, что они являются всего лишь частью вышеупомянутой группы тлитлицен и процентное содержание алкалоидов у них составляет 0,01 % от массы свежих семян.

А вот еще один вид вьюнков, который ботаники называют Ipomoea violacea (она же I.tricolor или I.rubrocaerulea). Он отличается крупными пятилепестковыми цветками, которые отцветают за один в день и превращаются в семенную коробочку, содержащую три семечка. Эти семена черного цвета, размером с рисовое зерно, с заметным конусообразным расширением к одному концу. Сапотеки называют их бадо негро, а ацтекское название тлитлицен означает просто "маленькие черненькие". Грамм семян содержит около 25 штук, а содержание алкалоидов колеблется в них от 0,02 до 0,1 % от массы свежих семян.

Есть еще один вид вьюнков, который завоевал известность уже в значительно более поздние времена. Это гавайская «детская» деревянная роза (или Малая Гавайская Древовидная Роза — Hawaiian Baby Wood Rose), известная в ботанике как Argyrea nervosa. Она едва ли использовалась мексиканскими шаманами, зато приобрела огромную популярность в западной культуре. Моя первая встреча с этим растением состоялась во время открытия новой бензоколонки "Стандард Ойл" в Беркли: в первый день ее работы каждый новый клиент получал по букетику высушенных цветов в знак благодарности за визит и за покупку. Что это были за цветы? Пучок твердых, как бы деревянных цветов, которые называли "деревянными розами". Их семена крупнее, чем у обычных вьюнков; в одной коробочке содержится четыре семечка, а один грамм семян — это примерно десять штук. Содержание алкалоидов в них доходит почти до 1 %. Таким образом, они примерно в двадцать пять раз сильнее вышеупомянутых семян Ipomoea и Rivea. Еще одна древесная роза — Ipomoea tuberosa — представляет собой полное фармакологическое разочарование. Семена этого прекрасного цветка значительно крупнее (каждое весит почти целый грамм), но абсолютно лишены алкалоидов.

Каково фармакологическое действие семян? Старая медицинская литература почти не упоминает о них, зато в последние годы по этому поводу появилась масса сообщений, включая анекдотические байки в Интернете. В медицинских публикациях обычно сообщается о дозах в сотню или больше семян бадо или бадо негро. Эффект, производимый таким дозами, описывается по-разному: в некоторых случаях были отмечены апатия и вялость, в некоторых — ощущение комфорта, иногда — повышенная визуальная чувствительность, а иногда — полное отсутствие эффекта. Даже при дозировке в 300 семян положительный эффект наблюдался крайне редко; обычно отмечались только сонливость и тошнота. В более современных любительских сообщениях упоминаются успешные опыты по экстрагированию алкалоидов из растительного сырья, что позволяет уменьшить нагрузку на желудок, неизбежную при приеме большого количества сырых семян.

Какие вещества, содержащиеся в семенах, делают их психоактивными? Основными алкалоидными компонентами большинства видов семян являются два изомерических амида лизергиновой кислоты — лизергамид (он же эргин, LAA или LA-111) и изолизергамид (он же изоэргин, или изо-LAA). Они составляют примерно половину алкалоидной фракции обеих бадо и являются меньшим, но заметным компонентом «детской» деревянной розы. Было обнаружено также, что часть выделенных эргинов являются ацетальдегидными аддуктами обоих амидов — N-(1-гидроксиэтиламидами), поскольку этот материал чрезвычайно нестабилен и легко преобразуется в процессе выделения. Единственный амид лизергиновой кислоты, имеющийся в данных растениях — это эргометрин. Все упомянутые вещества оказывают воздействие на человеческий организм, которое подробно описано во второй части данной книги, в комментариях к разделу об ЛСД.

Четыре остальных алкалоида — это спирты, наличие которых свидетельствует о восстановлении кислотной группы лизергиновой кислоты. Первичный продукт восстановления — элимоклавин, а изомер двойными связями, сопряженными с ароматическим кольцом — это лизергол. Последний, в свою очередь, способен гидроксилироваться и дальше, до возникновения пенниклавина. А в результате полного раскрытия четвертого D-кольца получается каноклавин. Кроме того, здесь обнаружены следы многих других алкалоидов.

Какие выгоды и опасности связаны с исследованием вьюнков и их химического состава? Выгод много, поскольку вьюнки — это естественный интоксикант, издавна используемый шаманами, и ценное сырье, содержащее эргиновые алкалоиды. Исторически он является неотъемлемой частью медицины и религии народов Центральной Америки.

Если рассматривать семена вьюнков как сырье, то следует отметить, что некоторые из его алкалоидов — просто побочные примеси, поскольку это химические модификации лизергиновой кислоты. Эти спирты и открытые кольца занятны сами по себе, но для того, чтобы превратить их во что-то стоящее, простых химических операций явно недостаточно. Однако основными алкалоидами вьюнков все же являются амиды лизергиновой и изолизергиновой кислот, а также их неустойчивый 1-гидроксиэтиламид. Все они довольно интересны сами по себе, поскольку уже оказывали различное психоактивное действие на разных людей.

Вторая выгода заключается в том, что все это можно гидролизовать в соответствующие лизергиновые кислоты (LA и изо-LA) путем обработки в крепкой щелочи. А смесь данных кислот является непосредственным синтетическим предшественником смеси ЛСД и изо-ЛСД, которая при хроматографическом разделении может дать сам ЛСД. Сделать ЛСД в домашних условиях, произведя всего две операции и одно разделение — пожалуй, кое-кто сочтет это достаточно выгодным.

А как же опасности? Безусловно, предупредить о них было бы очень нелишне. Не следует забывать о том, что алкалоиды эргиновой группы сильно действуют на матку и могут изрядно нарушить гормональный баланс. Из истории известно, что отравление этими алкалоидами ("антонов огонь") может вызывать конвульсии и гангрену. Но, пожалуй, самая основная опасность семян вьюнка заключается в том, что и лизергамиды (в число которых входит эргин), и лизергиновая кислота внесены в Список № 3 на основании последних чтений Акта о Веществах, Подлежащих Контролю (см. Приложение Б).

Граница между невинной авантюрой и уголовно наказуемым деянием подчас весьма размыта, и на нее стоит смотреть глазами тех, кто не одобряет нашего поведения. Представим себе все «этапы» или «ступени» нашего психоделического пути. Вот мы покупаем семена каких-нибудь "летающих блюдец"; потом делаем из них вытяжку, гидролизуем ее, гидролизат превращаем в диэтиламин и разделяем полученную смесь на два компонента, один из которых — ЛСД. Так совершается переход от полной невиновности к уголовно наказуемому деянию. Конечно, закон срабатывает далеко не всегда, но если срабатывает, то удар бывает весьма чувствительным. Не забывайте, что намерение совершить преступление в наше время уже образует состав преступления, даже если вы его и не совершите. А если вы собираетесь делать это вместе с другом, то это уже может расцениваться как преступный сговор.

У меня был хороший друг, в машине у которого всегда лежали семена настурции. Он разъезжал по стране и, едва завидя у дороги кучу мусора или грязную канаву, тут же бросал туда пригоршню семян. Он знал, что на следующий год эти отвратительные кучи покроются цветами и листьями настурций и станут чуть-чуть приятнее глазу. Может быть, по стране вот так же разъезжает и какой-нибудь сеятель вьюнка. Он возит с собой пятидесятифунтовый мешок семян, потому что хочет преобразить окружающий пейзаж. Если вы спросите его: "А не принимаете ли вы их как наркотик?", то он, наверное, ответит: "Какой-такой наркотик? Не морочьте мне голову! Я просто сажаю цветы".


АЯХУАСКА | TiHKAL | ГЛАВА 18. БОЛЬШОЙ ВЗРЫВ?