home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 4. БРАЗИЛИЯ

(Рассказывает Алиса)

Это было в середине восьмидесятых. Однажды в апреле Шуре позвонил некий господин, представившийся как сеньор Гиоргио Парос, бизнесмен из Бразилии.

— Я здесь по делам: консультируюсь с одной американской фирмой, а также хотел бы встретится с вами по очень важному вопросу.

— Извините, не могли бы вы повторить вашу фамилию сеньор… отвечал Шура. Человек на другом конце провода повторил.

— Пожалуйста, зовите меня просто сеньор Гиоргио, — добавил он. — В нашей стране редко называют по фамилии. Я также хотел бы представить вам моего друга доктора Хектора, в прошлом замминистра жилья и транспорта Бразилии — если вас не затруднит…

Положив трубку, Шура сказал:

— Он явно не хотел вдаваться в подробности по телефону. Я подумал, может, тебе не трудно приготовить несколько лишних сэндвичей к ланчу? Я пригласил их пообедать с нами завтра — ты не против?"

Я засмеялась:

— Конечно, не против! Это так интригующе звучит: бывший зам министра чего-то там Бразилии.

— Если не ошибаюсь, транспорта. Может оказаться что-нибудь интересное. Ну а если даже нет, то что мы теряем? Час-другой и пару сэндвичей".

Трудно удержаться от восторга, когда к тебе на обед приходит министр какой бы то ни было страны. Пусть даже бывший, пусть даже не министр, а замминистра. Все равно звучит отлично для простой американки, далекой от вершины социальной лестницы. По крайней мере, будет о чем рассказать знакомым.

На следующий день в назначенное время наши бразильцы появились на пороге с цветами для хозяйки и двумя солидными портфелями в руках. Бизнесмен Гиоргио оказался дородным крепким человеком, похожим на ветерана-десантника, с намечающейся лысиной и проницательными светло-голубыми глазами.

Мы расположились во внутреннем дворике и завели обычный для незнакомых людей разговор. Оказалось, что сеньор Гиоргио — один из главных на бразильском радио: он владелец нескольких радиостанций, и сейчас собирается заниматься также телевидением. Сначала он казался мне немного мрачноватым, особенно когда нахмурил брови. Но первое впечатление было обманчиво. Скоро Гиоргио стал представляться мне чем-то вроде большого доброго кота. Он был человеком сентиментальным и немного романтичным — что, как мы позже выяснили, присуще многим бразильцам.

Его друг доктор Хектор, щуплый человек лет шестидесяти, сначала показался мне слишком тихим для политика, я бы даже сказала — скромным. Но к концу обеда он заметно расслабился и заулыбался, так что мне стало понятно его своеобразное обаяние — смесь искренности, иногда доходящей до полной открытости, и отличного чувства юмора, которое должно было ему весьма пригодиться на государственной службе.

Но я забегаю вперед. Вернусь к началу разговора. Когда я внесла поднос с сэндвичами, Гиоргио говорил: "Да-да, представьте себе, даже в банках клиенты числятся только по именам…"

На лице Шуры смешались вежливое недоверие и искреннее удивление.

Я тоже не поверила. Наверное, он все-таки преувеличивает. Зато это хороший анекдот из жизни третьего мира.

Я принесла большой кувшин чая со льдом и несколько бутылок воды, мы уселись вокруг стола и приготовились слушать.

Сначала Гиоргио в качестве предисловия к главному разговору рассказал нам историю некого американца — будем звать его мистер Борх. Этот джентльмен переехал в Рио-де-Жанейро, причем он никак не мог объяснить причин своего нежелания возвращаться на родину. Вскоре он женился на богатой бразильянке и обзавелся детьми, а потом переселился с семьей на некий остров в Карибском море, где власти рады любому иностранцу с большими деньгами. Через несколько месяцев все его богатые знакомые в Рио-де-Жанейро получили приглашение в новый санаторий. В рекламной брошюре особое внимание обращалось на новый вид услуг, необычный для подобных заведений: психологическую терапию, которая включала решение семейных проблем и лечение от алкоголизма.

Санаторий сразу стал популярен. Каждую среду хозяин, мистер Борх, вынимал из своего холодильника два сосуда с красной и желтой жидкостью. Пациенты получали тщательно отмеренные дозы этой жидкости в маленьких, очень красивых хрустальных кубках. Борх называл жидкости «эликсиром» и отказывался говорить о них подробнее.

Воздействие эликсира было потрясающим. По словам Гиоргио: "Было чувство, что Господь входит в твою душу, и в ней воцаряется мир. Смотришь на ближнего и чувствуешь, что любишь его. Сострадание — вы понимаете? А для супружеских пар это было просто чудо: все чувства, которые они испытывали друг к другу когда-то — понимаете? — возвращались, как будто, это был их первый день после свадьбы."

Мы с Шурой слушали, замерев от волнения. Тысяча вопросов скопилась у меня в голове, и я уже было открыла рот, как вдруг в первый раз заговорил доктор Хектор, и мы опять внимательно слушали, стараясь не пропустить ни слова.

— Однажды я очередной раз выразил мистеру Борху свое желание узнать состав эликсира. Он заявил, что я могу быть уверен в его чистоте и подлинности, поскольку он создан одним из величайших ученых современности, Александром Бородиным ((псевдоним Шульгина в книге)), и что больше мне ничего знать не требуется.

— О, господи, — вырвалось у меня, и я засмеялась.

— Я не знаю мистера Борха, и уж точно не снабжал его никакими препаратами! — запротестовал Шура.

Гиоргио поспешил вмешаться:

— Не сомневаюсь. Мы с Хектором провели расследование и сами пришли к такому выводу, как только узнали о вас побольше."

Интересно, что он имел в виду под словом «расследование». Если то же, что и мы: частные детективы и все такое прочее, то… лучше об этом не думать.

Один вопрос давно уже крутился в моей голове, и я решила поскорей задать его, пока разговор не принял более серьезный оборот. Я чуть приподнялась со стула и, глядя в глаза нашим собеседникам, сказала:

— Простите за любопытство, а сколько платили пациенты за это чудесное лекарство?

— Большинство пациентов платило двадцать пять тысяч долларов в неделю.

Мы с Шурой переглянулись.

— Ох! — только и смогла сказать я.

— Хорошенький бизнес! — закивал головой Шура.

— В последнюю неделю пребывания в санатории, — продолжал доктор Хектор, — мы с Гиоргио смогли утаить небольшое количество эликсира и взять его образцы с собой. Здесь, в США, мы смогли узнать состав наших образцов. Они содержат вещество под названием МДМА.

— Ого! — воскликнула я. Шура только пробормотал что-то себе под нос. Гиоргио наклонился к столу и его дорогой пиджак чуть не затрещал по швам.

— Кстати, джентльмены, почему бы вам не снять пиджаки: здесь слишком жарко для официальностей.

Бразильцы заулыбались и последовали моему совету. Сеньор Гиоргио снова наклонился к столу, положив на него локти. Рукава его рубашки были перевязаны красными лентами. Он молитвенно сложил руки перед лицом, обдумывая следующую фразу. Мы с Шурой вежливо ждали. Доктор Хектор щурился на мягкий солнечный свет, предоставляя пока ведение переговоров своему другу.

И вот Гиоргио перешел к главной теме нашего разговора.

— Мы пришли к вам, доктор Шура, — медленно заговорил он, — потому, что по многим причинам не собираемся возвращаться в санаторий мистера Борха.

Мне было бы достаточно одной причины — двадцати пяти тысяч баксов в неделю.

Шура кивнул.

— Но мы — я и мои друзья, побывавшие в санатории — мы считаем, что это лекарство — этот эликсир, МДМА — представляет исключительную ценность. Поэтому мы хотим открыть в нашем родном Рио клинику, чтобы научить врачей применять его на практике, вы понимаете?

Шура заерзал на стуле.

Мы хотим провести исследования в этой области, — продолжал Гиоргио, — и утвердить это лекарство как зарекомендовавший себя способ помочь людям преодолеть душевную боль, вы понимаете меня?

Пока он все говорит правильно.

— А у вас есть разрешение бразильского правительства? — спросил Шура.

— Мы работаем над этой проблемой, — вступил в разговор Хектор. — У нас есть прямые выходы на президента, и сейчас это просто вопрос времени.

— Каков статус МДМА в Бразилии? — настаивал на своем Шура. Гиоргио посмотрел на доктора Хектора и ответил:

— В настоящий момент МДМА не упоминается в наших законах — таким образом, это разрешенное вещество.

— Вы имеете в виду, не запрещенное? — улыбнулся Шура. Голубые глаза нашего новыого знакомого сощурились, и засмеялся:

— Да, похоже, вы правы. Но мы надеемся санкционировать использование этого лекарства через применение его в нашей клинике. Что вы на это скажете?

Санкционировать? Ничего себе…

— Очень любопытно — осторожно отвечал Шура. После паузы он спросил:

— Извините, а чем я могу быть вам полезен?

— Мы бы хотели, — сказал Гиоргио, поглядывая на доктора Хектора, — мы бы хотели пригласить вас, и вашу супругу, конечно, приехать в Рио и встретиться с нашими друзьями, а также выступить перед врачами и психиатрами с лекцией об этом лекарстве и возможностях его использования. Еще мы хотели бы, чтобы вы изготовили для нас небольшое количество вещества, которое необходимо для успешного начала работы.

— Я с радостью воспользуюсь вашим предложением, — отвечал Шура учтиво и даже немного официально, — если вы сможете удостоверить меня в том, что я никоим образом не нарушу законы Бразилии. Я должен быть в этом абсолютно уверен. Сейчас в Соединенных Штатах МДМА не является запрещенным веществом, но у меня нет информации о соответствующем бразильском законодательстве. Как вы понимаете, я не могу принять участие в действиях на территории чужой страны, которые вызывают хоть малейшие сомнения в их законности.

— Совершенно верно! — заявил Гиоргио.

— Конечно-конечно, — подтвердил доктор Хектор — к вашему приезду мы подготовим копии статей бразильского законодательства, затрагивающих наш проект. Но уже сейчас я могу уверить вас, что вы не нарушите никаких законов. Мы бы не посмели бы предложить вам такое. Вы великий человек, великий ученый, мы глубоко уважаем вас и вашу репутацию. Будьте уверены: все, что вы будете для нас делать, не выйдет за рамки закона.

И мы согласились лететь в Рио-де-Жанейро. Билеты на самолет мы получили по почте. Середина июня, компания «Пан-Американ», первый класс на первый отрезок пути и бизнес-класс на второй. Прилагались и обратные билеты на число двумя неделями позже: та же авиакомпания, тоже первый и бизнес класс.

— Дорогой, посмотри-ка: первый класс! Никогда не летала первым классом! А ты?

— Я тоже, — отвечал "великий ученый". — И, скорее всего, больше не полечу. Наверное, это интересно.

— Интересно? — завопила я. — Да это будет просто фантастика! — Я подбежала к нему и шумно поцеловала. Он, как всегда, сохранял невозмутимое спокойствие, глядя, как я протанцевала что-то типа боссановы мимо него и в сторону кухни…


Пятница. Рио-де-Жанейро, Бразилия, 22 часа.

"Я чувствую, скоро нам будет не до дневников, поэтому начну сейчас. Если судить по первому дню, мы будем очень плотно заняты: нас ждет громадное количество встреч с людьми, полными восторга и энтузиазма, прекрасная бразильская кухня, достопримечательности, и, может быть, мы даже займемся химией".

Полет был совсем не утомительным, если вообще дальний перелет может быть не утомительным. Мы летели первым классом из Сан-Франциско в Майами — первый раз в жизни такой комфорт, до этого мы путешествовали, как простые люди. Громадное пространство для ног и отличное меню, совсем не как во втором классе. На завтрак мы заказали бифштекс с гарниром, свежие фрукты, булочки с кофе. Огромный выбор вин и крепких напитков. К сладкому я попросила повторить заказ на спиртное.

Странно, что они предлагают алкоголь за завтраком. Наверное, многие пассажиры первого класса — люди, достигшие успеха в жизни — злоупотребляют алкоголем, так как им постоянно нужно снимать стресс. Авиакомпания, скорее всего, хочет, чтобы эти клиенты не стеснялись опохмеляться.

В Майами мы семь часов ждали следующего рейса, и все это время мы провели в роскошном номере гостиницы международного аэропорта — просто валялись на свежем белье под убаюкивающий гул кондиционера. Вся дорога, включая гостиницу, была заранее оплачена нашими новыми бразильскими друзьями. Мы отдохнули, привели себя в порядок, усталость как рукой сняло.

Наш следующий билет был в клиппер-классе — так в авиакомпании "Пан Американ" называют бизнес-класс, нечто среднее между первым и вторым. Кстати, бизнес-классом мы до этого тоже никогда не летали. Опять можно было свободно вытянуть ноги, да и еда была не хуже. Тогда я еще свято верила в полную безопасность «Пан-Американ».

Наконец мы приземлились в Рио-де-Жанейро. Мы сразу же увидели, какое влияние имеют наши новые друзья: таможенных формальности для нас просто не существовали. Доктор Хектор встретил нас прямо у трапа и представил нам двух молодых людей, работников аэропорта. Один из них отлично владел английским, другой говорил только по-португальски. Пока я высматривала на движущейся ленте наши чемоданы, молодой человек, говоривший по-английски, по просьбе Шуры обучал его простым фразам на португальском, в то время как другой молодой человек взял наши паспорта и визы и исчез в неизвестном направлении (Шура позже признался, что в тот момент, когда наши документы неожиданно унесли, он очень заволновался). Через несколько минут джентльмен вернулся с уже оформленными документами.

— Так устраняются преграды на пути великих мира сего, — напыщенно произнесла я. — А также на пути их верных жен.

— Да, это гораздо лучше, чем стоять в очереди.

Когда появились наши чемоданы, нас проводили мимо длинной очереди к воротам, где висело объявление "Если вам не требуется декларировать содержимое багажа, нажмите зеленую кнопку" — что мы и сделали. На этом формальности закончились, и мы покинули аэропорт.

— Мы прямо как король и королева Калифорнии, — прошептала я Шуре. В общем, мы были приятно удивлены.

На улице нас ждали сеньор Гиоргио и его красавица жена Лена, которой он весьма гордился. Там же была жена Хектора, Рита — тоже очаровательная женщина.

В своем дневнике я писала: "Им явно за сорок, но выглядят обе значительно моложе: видимо над их внешностью постарались знаменитые бразильские хирурги-косметологи. Вскоре мы с удивлением обнаружили, что женщины здесь не скрывают этого. Наоборот, считается нормальным хвастаться своим хирургом, всегда самым лучшим и дорогим, у которого непременно три роскошные виллы в по крайней мере двух странах".

С первых секунд знакомства мы почувствовали в женах наших друзей искреннюю симпатию, без оценивающих взглядов и фальшивых улыбок, так обычных для женщин высшего света США. Не то чтобы нас не изучали: мы всегда изучаем новых людей, оцениваем их, сравниваем со старыми знакомыми — это обычно для любой страны и любых людей. Но было видно, что они прежде всего хотят, чтобы мы чувствовали себя как дома.

Мы сели в большую американскую машину Гиоргио и Лены и поехали на их виллу, где должны были остановиться. Вскоре я пожалела, что оставила в чемодане свой фотоаппарат: мы проезжали бедные районы — фавелы, где по крутым холмам карабкались лачуги бедняков. Красные, синие, зеленые домики с облупившейся краской торчали почти друг на друге. В Бразилии, в отличие от других стран, бедные живут на холмах, а богатые — в долинах.

Знаменитые холмы Рио-де-Жанейро представляют собой величественное зрелище: они круты, как китайские сопки, но гораздо массивнее; посередине возвышается гора Сахарная Голова с громадной круглой вершиной. Кажется, что эта каменная глыба с глубокими шрамами на склонах прорезалась из земных глубин.

Машина летела по морской набережной Рио, где тротуар выложен плитками так, что получается рисунок в виде волн. Я узнала ее по открыткам и фотографиям в журналах

Обращаясь ко мне, Лена сказала:

— Как красиво! Так жалко, что нельзя купаться.

Мы спросили, почему.

— Вода грязная. Видите ли, в фавелах нет канализации, и вся грязь, все отбросы стекают прямо в залив.

Шура сидел на переднем сиденье, и я не видела его лица, но я уверена, что мы подумали примерно одно: "Третий мир! Вместо того, чтобы построить канализацию в бедных кварталах, они разрешают сливать помои в залив и еще недовольны, что в нем нельзя купаться! Как будто от них ничего не зависит!"

Я вдруг почувствовала, что очень устала от долгого перелета и что мне нужно внимательно следить за своими словами и интонациями.

Все недовольство — при себе.

Когда мы проезжали нищие кварталы, Гиоргио заметил, что демократия — это, конечно, прекрасно, но в Бразилии она не работает, и при военном режиме все жили лучше. (Впрочем, он добавил — возможно, из вежливости, — что ему лично военное правительство совсем не нравилось). Незадолго до этого он сообщил, что инфляция в стране составляет один процент в день.

В принципе, такое отношение характерно для всех богатых жителей большого города, когда они говорят о бедных — это смесь озабоченности, негодования и некого чувства вины. Гостям не следует подымать эту тему — особенно в такой стране, как Бразилия, где почти отсутствует средний класс: есть либо очень богатые, либо очень бедные.

Проезжая вдоль побережья, мы видели роскошные гостиницы с ухоженными тропическими садами. Многие здания были облицованы мрамором, и почти все — расписаны граффитти, иногда до уровня третьего этажа. Вокруг них росли пальмы, инжир, другие фруктовые деревья, между гостиницами были разбиты роскошные цветники. Но, несмотря на роскошь, на всем лежала неуловимая печать тропиков. Казалось, стихия совсем рядом: если не ухаживать за этими садами недели две, поверхности покроются трещинами, через которые пробьется буйная растительность, все покроет толстый слой плесени и коричневой пыли. Это зловещее чувство возникало, скорее всего, из-за того, что небо было покрыто мрачными тучами, а может, мы просто не выспались.

В Бразилии зима. Температура воздуха — примерно плюс двадцать, и мы не скоро привыкли, что бразильцы постоянно извиняются по поводу холодной погоды.

То, что наш друг скромно называл летним домиком, предназначалось для Лены. "Когда дом был построен, — рассказывал он, — жена вдруг решила, что хочет остаться в городе".

Лена взглянула на меня и украдкой улыбнулась. В снисходительном тоне Гиоргио было заметно легкое недовольство. Бразилия — страна, где все решают мужчины, и здесь, как всегда в патриархальном обществе, ведется скрытая борьба за власть между супругами.

Из дальнейшего разговора мы выяснили, что дом они все-таки используют — устраивают там приемы, так как в городских апартаментах недостаточно места. Дом располагался в одном из самых фешенебельных пригородов Рио, где строилось много новых вилл. При въезде на участки стоял шлагбаум, в будке возле него сидел сторож, и на дороге были устроены специальные бугорки — ограничители скорости, чтобы чужие машины не могли легко проехать через квартал. Хотя я вообще не заметила здесь машин.

Гиоргио рассказал нам историю из жизни этой резервации для богатых. Полгода назад здесь участились кражи. Воры обчищали дома один за другим, стоило отлучиться на пару дней — и из дома пропадало все ценное. Пострадал и сам Гиоргио. В результате оказалось, что в кражах был замешан сторож: он передавал сообщникам, какие дома оставались без присмотра; ночью появлялись воры и уносили вещи, не боясь быть обнаруженными. Дело в том, что сторож должен был знать, когда уезжают хозяева, чтобы охранять дома, пока в них нет прислуги.

Мы посмеялись. Шура спросил:

— Когда нанимали нового сторожа, изучили его досье?

— Его допрашивали так, словно он поступал на работу в Золотой фонд. Он святой — чуть не нимб над головой светится!

Мы долго смеялись. Машина подъехала к большому пятиэтажному дому (если считать этажом мансарду). Снаружи дом выглядел не особенно изысканно, зато внутри был отделан великолепно. Белые стены, богатая отделка, антикварная мебель — я с трудом сдерживалась, чтобы не потрогать ее руками. На стене гостиной красовалась громадная африканская маска. Гиоргио сказал, что таким образом он проявляет уважение к своим негритянским предкам (как многие бразильцы, в особенности жители Рио, Гиоргио гордился, что в нем текла кровь представителей разных рас). В гостиной было много комнатных растений, длинные побеги вились по стенам. Здесь стоял длинный диван и несколько кресел.

На кухне мы познакомились с Курасон (по-португальски это значит "сердце"). Лена объяснила, что она будет стирать, готовить и убирать в доме. У Курасон были португальские, итальянские, африканские и индейские корни, но она четыре года прожила в Нью-Йорке, поэтому отлично говорила на английском. Пока мы жили в доме, она убирала наши постели, готовила нам превосходные блюда, варила крепкий бразильский кофе, и, кроме этого, выступала в роли переводчика: нам сложно было сразу понять некоторые вещи в этом незнакомом мире.

При этом она была на последних месяцах беременности.

Наша громадная спальня была на третьем этаже, в ней стояла роскошная мебель, после некоторых раздумий Шура определил, что это — французский модерн.

Кровать оказалась не слишком мягкой — ровно, как любит Шура. За большим окном открывался очаровательный вид: аллея, за которой красная черепица соседних домов, в садах росли пальмы и цвели мимозы.

Мы поспали часа два, поднялись и оделись к первому официальному событию нашего пребывания в Бразилии — мы должны были встречаться с «семьей». Именно так называли себя люди, употреблявшие МДМА раз в неделю, а некоторые даже и вообще раз в месяц. Гиоргио сказал, что обычно для совместного употребления МДМА собирается около десяти человек, и что сегодняшняя встреча, где присутствует 35 человек — редкое исключение в честь нашего визита. Люди собрались, чтобы задать нам вопросы, получить ответы и просто отметить наш приезд.

На мне было свободное белое платье с кружевами, очень удобное и сравнительно изящное. Шура к тому моменту уже выяснил, что в Бразилии галстук носят только на службе или при официальных встречах, поэтому на нем была обычная рубашка, без костюма.

Первый урок — совсем другая манера приветствия. Женщины обычно на французский манер целуют тебя в щеки, сначала в левую, потом в правую, а мужчины либо жмут друг другу руку, либо хлопают друг друга по плечу. Некоторые гости постарались ограничиться обычным американским рукопожатием, но вскоре я привыкла сразу подставлять щеку для поцелуя. (К вечеру мы перецеловались и переобнимались с невероятным количеством людей, я думаю, за всю жизнь мы не целовались столько раз подряд).

Среди гостей — в тот вечер и на следующий день: сеньор Драгго (единственный член «семьи», которого называли по фамилии), на его лице были шрамы после теракта в другой латиноамериканской стране. Несколько лет назад коммунисты или ЦРУ (я не помню, кто специализируется на убийстве латиноамериканских диктаторов) спутали его лимузин с лимузином президента. Он единственный остался в живых — все остальные пассажиры лимузина погибли. Нам сообщили, что сеньор Драгго занимается импортом, специализируясь на торговле с Китаем, кроме того, он владеет четырьмя небольшими компаниями внутри Бразилии.

Сеньор Лео — милый толстяк, его лицо мне сразу понравилось — человек с чувством юмора и немного меланхоличный. Тоже занимается торговлей, знает английский, французский, арабский, испанский и португальский.

Его жена Анита — еще одна красавица, с прической, которую, как мне кажется, в недалеком прошлом любили парижанки.

Пьер и Элен — соседи по поселку (они приезжали сюда на выходные). С ними была их дочь Делия и ее муж Томас. Они были французы, Пьер владел несколькими магазинами в Сан Пауло.

Сеньор Вальдо, массажист. На следующий день он давал сеансы массажа в гостиной на втором этаже, но я не уверена, принадлежал ли он лично к "тайному обществу". По крайней мере, он вряд ли мог позволить себе принимать МДМА часто — постепенно мы поняли, что наши хозяева берут деньги с гостей, приехавших специально за МДМА. Цена не разглашалась, да мы и не спрашивали, но, судя по тому, что они, скорее всего, покупали препарат у небезызвестного Борха, она была довольно высокой.

Сеньор Вальдо был очень милый, мягкий человек, к сожалению, он не говорил по-английски, поэтому мне пришлось очень долго жестикулировать, когда я пыталась выразить восхищение ароматом массажного масла, которое он использует. На следующий день он принес мне в подарок целую упаковку этого масла, а также много лекарственных растений, в том числе гуарану, которая очень заинтересовала Шуру — оказывается, это сильный стимулятор.

Доктор Роберто — специалист по пластической хирургии. Красивый, высокий, очень привлекательный человек, очень умный и себе на уме. В первый вечер он задал несколько очень интересных и неожиданных вопросов. Наверняка, один из самых преуспевающих хирургов в стране.

Марина — молодая красавица-брюнетка, полная энергии, любви, спонтанности — взрослый ребенок. Она была любовницей доктора Роберто и матерью его младшей дочки Кати. С дочкой мы познакомились через несколько дней, и она была тоже очень красивая. У Роберто была жена (мы впервые увидим ее на дне рождении в среду) и два взрослых сына, старший уже помогал отцу в клинике. Любовница входила в «семью», жена — нет. Марина училась живописи.

(Всю эту информацию нам с нескрываемым удовольствием поведали Гиоргио и Лена, когда гости разошлись).

Большинство имен мы так и не запомнили — на встрече царила дружелюбная неразбериха. Была одна полная мулатка с короткой стрижкой — ее хобби были специальные виды фотографии. Она показывала некоторые свои потрясающие снимки, сделанные до и после приема МДМА. На снимках «ауры» — теплового поля человека, было видно, что после приема препарата сияние увеличивается. Собравшиеся шумно приветствовали появление фотографий.

Был один мультимиллионер — владелец состояния в 120 миллионов долларов. Похож на какого-то латиноамериканского актера — сдержанный, вежливый и любезный. Его зовут Карлос — имя миллионера трудно не запомнить.

Еще один хирург — одет во все белое, с ним — его жена. Очень молодой, простодушный и симпатичный.

И многие-многие другие, чьих имен мы не записали, а зря — на следующий день мы не могли вспомнить, как кого зовут.

Все собрание было посвящено нашему приезду, и весь вечер мы сидели в центре плотного круга слушателей и отвечали на вопросы. Каждый гость по очереди называл свое имя, профессию и рассказывал, как он начал употреблять МДМА, и какие положительные последствия это имело. После подобного знакомства мы перешли к вопросам и дискуссиям, Хектор и Гиоргио переводили по мере необходимости. Все собравшиеся с большой охотой, и даже нетерпением рассказывали о том, как им удалось при помощи МДМА решить свои внутренние проблемы, разобраться в себе.

Большинство присутствующих первый раз попробовали МДМА в заведении мистера Борха, другие — пришли в «семью» по приглашению своих друзей. Хотя все гости давно разорвали отношения с Борхом, до сих пор чувствовалось, что его имя упоминается с большим уважением.

Видимо, мистер Борх обладал очень сильной харизмой и даром убеждения, даже наши хозяева, отзывавшиеся о нем скептически, все еще не избавились от некого страха перед его личностью. Они очень много своей личной воли отдали мистеру Борху, и не до конца освободились от этой зависимости.

Нас все еще очень раздражало то, что этот проходимец использовал Шурино имя для рекламы своего заведения, и мы даже хотели привлечь его за это к ответу, но потом решили, что это бесполезно. Шура заметил, что его именем спекулировало такое большое количество подобных авантюристов, что ему даже не хочется иметь полную информацию о таких случаях. Вряд ли физически возможно привлечь к ответственности всю эту кучу народа. Придется просто не обращать внимания.

Я согласилась.

На всякий случай Шура предостерег меня от слишком категоричных суждений по поводу человека, к которому эти наивные бразильские богачи все еще питали подобие уважения. Нельзя судить человека, которого мы не разу не видели, и, надеюсь, ни разу не увидим.

В этот вечер Шура больше всего поразил аудиторию (после его слов установилась гробовая тишина), когда сообщил, что стоимость одной дозы МДМА — 125 миллиграмм в данном случае — составляет один доллар. Эту информацию все восприняли с большим воодушевлением.

Разговор продолжался несколько часов, причем велся он сразу на нескольких языках. Мы старались вспомнить все свои знания иностранных языков — Шура говорил по-французски, а я по-испански. Большинство гостей говорили и на том и на другом, помимо своего родного португальского.

Задавались обычные для подобных встреч вопросы: от "Не вредит ли прием препарата нервной системе?", до "Почему первый опыт — самый сильный, и впечатления от него никогда не повторяются?"

На первый вопрос Шура ответил: "Обычная терапевтическая дозировка — между 100 и 150 миллиграмм, с дополнительными 40 или 50 грамм через некоторое время — не причиняет никакого вреда здоровью пациента, У некоторых лабораторных животных, при очень высоких дозах препарата — которые никто никогда не предлагал человеку — возникали нарушения жизнедеятельности, но у других животных те же дозы не вызывали никаких нарушений".

По поводу второго вопроса Шура сказал: "Я не знаю, почему самые запоминающиеся впечатления остаются именно от первого приема, могу только заметить, что очень многие пациенты, принимавшие препарат, подтверждают это наблюдение".

Один из гостей, которого Лена представила нам, как известного психиатра, человек среднего возраста с милым лицом и проницательным взглядом, подошел ко мне в конце встречи и сделал лучший из всех комплементов, сказав, что я очень «sympatico» — это мое любимое слово во многих языках. Особенно, если так называют меня. В английском нет точного эквивалента этому слову, примерное значение — «милый», «добрый», «приятный» и т. п.

Вскоре встречу пришлось заканчивать из-за позднего времени. Мы еще раз прошли через церемонию поцелуев, обниманий, слов благодарности и всего прочего. Начиналась неделя, которую я позже охарактеризовала, как "неделю постоянных улыбок".


Суббота.

День, полностью посвященный МДМА. Люди, которых мы видели вчера, плюс те, кто не смог прийти. Примерно тридцать пять человек. Хозяева попросили нас присутствовать на сеансе приема «лекарства», впервые таком многочисленном по количеству собравшихся. Обычно «семья» собиралась группами по восемь-десять человек. Позже мы узнали, что некоторые волновались по поводу такого эксперимента, но расслабились к началу сеанса. Нам МДМА не предлагалось, мы должны были просто проследить, правильно ли осуществляется прием препарата, не надо ли как-либо изменить процедуру. Честно говоря, мы очень обрадовались этому, поскольку ни при каких обстоятельствах не хотели принимать какой-либо препарат в этом доме. (В принципе мы никогда не принимали участие в подобной групповой терапии, если не были очень близко знакомы с каждым ее участником).

Примерно полчаса всеобщего общения, громкого смеха и активных жестикуляций кончилось тем, что все расселись в кресла и сеанс начался. Вначале каждый получил по дозе в 75 миллиграмм МДМА. После этого милая полная мулатка нежным певучим голосом провела некое подобие медитации. Через примерно полчаса последовала еще одна доза — 50 миллиграмм. Люди тихо разговаривали, либо сидели в одиночестве — все очень похоже на наши исследовательские группы. Мы с Шурой в это время были заняты ответами на вопросы. Как часто случается при приеме МДМА, люди пытались делиться с нами своими личными секретами. Все это на четырех языках.

Что ж, старость — не радость, но все-таки в этом возрасте попадаешь иногда в приятные ситуации, невозможные в молодости. Здесь к нам относятся, как к неоспоримым авторитетам, у которых надо спрашивать совета, здесь считают, что мы знаем гораздо больше, чем кто-либо другой, что мы можем решить любые проблемы. Мы — мудрецы, и, кроме того, иностранцы, поэтому отношение к нам — наилучшее. Голова идет кругом.

Со мной разговаривал молодой человек, рассказавший, что он ужасно страдал от пристрастия к алкоголю, и что МДМА помогло ему бросить вредную привычку. (Позднее я разговаривала с его родителями, и они подтвердили эту историю).

На улице стояла плохая погода, небо было закрыто плотной пеленой облаков. Кто-то упомянул, что сегодня был какой-то большой бразильский праздник — день какого-то святого, поэтому за окном весь день были видны и слышны фейерверки.

Гости разошлись довольно рано, после того, как все желающие поделились с нами своими соображениями и впечатлениями, спросили у нас совета по поводу решения личных проблем или просто поблагодарили нас за то, что мы откликнулись на просьбу приехать. Опять поцелуи и объятия, и мы прощаемся до завтра.

Вечером мы с нашими гостеприимными хозяевами съездили на побережье: ходили по мягкому песку, собирали маленькие ракушки, наблюдали за рыбаками, сидевшими на высоких стульях прямо в воде — рядом с каждым горел фонарик. Когда совсем стемнело, мы первый раз увидели созвездие Южного Креста. Мы долго стояли, обнявшись, и любовались красотой незнакомых созвездий.

Мы вернулись в дом и занялись своими делами: Шура что-то писал, запершись в маленькой недостроенной обсерватории наверху здания, а я распаковывала наши чемоданы.

Через некоторое время наше уединение было нарушено приездом доктора Хектора. Здесь принято приезжать без предупреждения, и мы послушно спустились в гостиную, услышав голос Гиоргио: "Скорей сюда, Хектор привез важные новости!"

К этому моменту было известно, что изготовление МДМА будет проводиться в двух разных лабораториях из-за того, что первоначальный план — воспользоваться химической лабораторией университета провалился — университет в данное время бастовал. Приходилось учитывать тонкую политику «семьи», которая хотела, чтобы каждому, кто будет участвовать в синтезе, было известно строго определенное количество информации. Видимо, часть МДМА предназначалась для клиники, а часть — для закрытого клуба. Шуру очень беспокоило, что придется проводить синтез в два этапа в двух разных местах — в одной лаборатории было бы гораздо удобнее.

Но прежде всего Шуру интересовала законность будущей операции. Он напомнил мне об этом по пути в гостиную. Доктор Хектор был тем человеком, кто должен был разъяснить этот вопрос.

После традиционных шумных приветствий мы расселись в кресла. На прямой вопрос Шуры, Хектор, улыбаясь, ответил, что после долгих консультаций в правительстве он полностью уверен в том, что изготовление МДМА, особенно в целях применения в клинике — полностью соответствует бразильскому законодательству. Он добавил, что через несколько дней будет получено официальное разрешение от соответствующих властей, но это уже пустая формальность.

Шура с облегчением вздохнул и поблагодарил Хектора за то, что он прояснил самый главный для нас вопрос. Теперь были сняты последние барьеры на пути изготовления партии МДМА для нужд «семьи» и будущей клиники.

Через открытую дверь в гостиную дул легкий вечерний бриз, и я, наконец, почувствовала облегчение — до этого в комнате было душно.

Доктор Хектор, выглядел совсем маленьким на фоне громадного дивана. Он сказал:

— Мы решили воспользоваться лабораторией доктора Роберто в его клинике в городе Нитерой. Вам понравится — отличное место.

Шура довольно закивал, обрадованный, что скоро может быть можно будет перейти от теории к практике. Как он сказал мне ранее: "Отлично, когда тебя так уважают, спрашивают твоего совета и все такое, но если на самом деле удастся произвести МДМА для клинических исследований, если после этого начнутся научные публикации — тогда я счастлив участвовать в проекте".

Хектор продолжал: "Вам будет ассистировать доктор Сол — он отлично говорит по-английски. Он привезет все необходимое оборудование и реактивы, и постарается перенять ваш опыт".

— А где доктор Сол работает?

— Он главный специалист одной большой фармацевтической компании — очень умный, очень "sympatico".

— Отлично, я с нетерпением жду начала работы.

Лена принесла графин с чаем со льдом и стаканы.

Разговор зашел о будущей клинике, и Шура рассказал нашим друзьям, что он привез с собой достаточное для первого раза количество 2С-В, так что они могут попробовать. Я стала объяснять на примерах из собственной врачебной практики, какую ценность может иметь 2С-В для психиатрии.

Я отметила, что одно из главных достоинств 2С-В — недолгое действие, и что с помощью этого вещества можно было бы помочь огромному количеству пациентов. "Видите ли, МДМА на самом деле не психоделик — оно просто открывает те части души, которые обычно закрыты-"

Я сделала паузу и, видя, что слушатели с интересом внимают моим словам, продолжала: "-оно позволяет избавиться от страха заглянуть в себя, найти в себе нечто неприятное. Поэтому его можно с успехом использовать при самоанализе. 2С-В — настоящий психоделик и открывает гораздо более широкие возможности. Я бы выразилась так: МДМА освобождает разум и сердце, 2С-В освобождает, как говорится, нутро — сильные эмоции, большие психические энергии, подсознательные образы — архетипы. По-моему перед первым употреблением 2С-В пациент должен пройти по крайней мере полугодичный курс интенсивной терапии с использованием МДМА".

Интересно, какую часть сказанного поняли мои собеседники, для которых английский — неродной язык. Нужно постараться говорить простыми словами.

Мою речь прервал страшный грохот фейерверка совсем рядом с домом, и я вспомнила, что сегодня был большой праздник. Мы проследовали на балкон, чтобы насладиться зрелищем салюта, который устраивали соседи через два дома от нашего — там весь вечер шумела большая вечеринка с шашлыком.

Это были не обычные скромные американские фейерверки — в воздух взлетали громадные столпы огня, при этом от взрывов закладывало уши. Часть горящих обломков салюта упала на густые кроны деревьев и продолжала гореть там. Мы серьезно заволновались за пожарную безопасность этих забав. Курасон, которая тоже вышла на балкон, заметила, что если часть кроны обгорит, новые побеги скроют следы пожара через пару дней. (На следующий день мы и вправду не обнаружили никаких следов огня).

Лена обратила наше внимание на воздушные шары в небе — к каждому была привязана корзинка, в которой стояла зажженная свечка: "Снизу они будут казаться маленькими звездами".

И устроят милые пожарчики там, где приземлятся.

Шура недоверчиво спросил, видимо, не до конца поверив: "Но ведь это опасно — а если шар приземлится на крышу дома или в сухом лесу?

Гиоргио засмеялся: "Конечно, это опасно. Каждый год — пожары. Но не отказываться же из-за этого от такой красивой традиции."

Я почувствовала, что бразильцы очень удивились нашему вопросу.

Наконец, заключив, что большого пожара, скорее всего не будет, мы пожелали друг другу спокойной ночи и отправились спать.


Воскресенье.

Я записала в дневнике: "На улице утром было градусов 25, становится жарко. Все, что удалось запомнить из снов — беспокойство и неприятные эмоции: видимо на подсознательном уровне меня тревожит не вполне понятное положение, в котором мы оказались, к тому же негативный эффект имеют попытки общения на незнакомых языках и постоянный страх нарушить этикет."

Мы завтракали вместе с нашими хозяевами, к завтраку предлагалось огромное блюдо с разными фруктами: ананасом, манго, папайя, апельсины (здесь их несколько видов, а бананов — аж десять сортов). Я где-то читала, что в Бразилии фрукты подают только на завтрак — оказалось, что их тут едят в любое время. На столе было три разных сорта хлеба и очень вкусный сыр. Курасон приготовила яичницу с ветчиной. Все это запивалось очень крепким бразильским кофе, к которому очень быстро привыкаешь, обычно здесь его пьют с большим количеством сахара.

Этот день был посвящен осмотру достопримечательностей. Лена волновалась, что на вершине горы Сахарная Голова будет слишком много туристов, но Гиоргио решил, что мы все равно отправимся туда. (И правильно сделал — на следующий день пошел дождь, который не прекращался три дня).

Гиоргио припарковал машину на стоянке у билетного центра, где начинался фуникулер, заплатив за парковку, он поднял дворники у машины — знак, что стоянка оплачена.

Мы сели в прозрачную гондолу, которая доставила нас на гору Урка, где мы должны были пересесть в другую гондолу. Непонятным образом мы с Шурой умудрились решить, что мы уже прибыли к цели назначения — один из случаев милого непонимания. Мы остановились, чтобы сфотографировать друг друга на фоне прекрасного вида. Рядом с нами играл небольшой оркестрик, все музыканты были одеты в сумасшедшие костюмы героев Диснея — огромные мыши и все такое прочее. Шура охарактеризовал их музыку, как " полное безобразие": "Похоже на школьный ансамбль до того, как детям объяснили в какой конец инструмента надо дуть". Вскоре мы услышали, что Гиоргио зовет нас к себе, чтобы объяснить, что мы еще только на полпути. Ошибочка. Мы прошли к началу следующей канатной дороги, по тропинке, представлявшей собой самую изощренную ловушку для туристов — на каждом шагу были лотки с сувенирами, здесь продавали все: от маленьких флажков до видеокассет.

Когда мы наконец оказались на вершине горы Сахарная Голова, перед нами открылся вид, другого которого в мире не найти. Более великолепного залива не возможно представить. Недаром он получил такую славу. Мы молча стояли, пораженные величественным видом, пытаясь переварить поток впечатлений, рядом стояли другие туристы, тоже открыв рты. Гиоргио и Лена радостно наблюдали, как мы восхищенно охали и ахали, показывали пальцем в даль.

Мы вернулись в город и зашли пообедать в ресторан «Поршо» — так называется целая сеть ресторанов, славящаяся большим шведским столом с разнообразными салатами и гарнирами. Официанты приносят вертела с разными видами мяса, например курица в ветчине, ростбиф, сосиски, причем они будут приносить новые порции, пока ты не наешься.

За обедом к нам присоединились Хектор и его красавица-жена Рита. Мы все ели, ели и ели. Первые впечатления от бразильской кухни — полный восторг. Все богатые бразильцы большие гурманы, по крайней мере, те, кого мы знали лично.

Из ресторана мы отправились в единственное открытое в воскресенье торговое заведение — громадное скопище киосков, палаток и лотков — рынок в центральном парке. Здесь его называли "хипповый рынок". Там я нашла все те сувениры, которые мне хотелось привести из Рио, включая глиняную индейскую трубку, украшенную кусочками меха и зубами ягуара.

Мы вернулись домой, чтобы подготовиться к вечернему походу в театр. Мы переоделись — Шура, конечно же, не надел галстука, и поехали в центральный театр «Скала». На этот раз нас везли Делия и Томас — дочь и зять соседей по дачному поселку. Делия владела французским, ее муж — только португальским, поэтому мы с Шурой перешли на французский, я иногда вставляла слово на испанском, если не знала его по-французски.

Делия выступала в роли переводчика для Томаса. Он задавал много вопросов о психоделических грибах — дело в том, что он пробовал их, и они ему очень понравились. Больше всего его интересовало, как различать их среди других грибов, поэтому Шура провел целую лекцию на тему похожих ядовитых грибов, а также побочных эффектов, лекция оказалось немного скомканной, так как Шуре пришлось объясняться по-французски.

Оказалось, что в громадном роскошном театре нам зарезервированы места у самой сцены. Рядом с нами расположились члены «семьи», Шура был очень рад, когда ему представили его будущего ассистента и ученика доктора Сола.

Сеньор Лео купил нам программку, и позже настоял на том, чтобы оплатить фотографию, снятую местным фотографом. У нас не было с собой бразильских денег, так как так и не представился случай обменять их в банке. Теперь, по словам Гиоргио, нам придется ждать до понедельника, когда банки откроются. А пока он дал нам понять, что если мы что-то захотим, это сразу будет оплачено. У нас не было другого выбора, как согласиться с предложением, но мы обещали друг другу, что найдем способ вернуть деньги.

Блестящий занавес раздвинулся, и началось представление "Золотая Бразилия". Музыкальное сопровождение было очень громким, костюмы танцовщиц были усыпаны громадным количеством блесток, на каждом лице — широкая искусственная улыбка. Конферансье был весь в белом с накрашенным лицом, словно только что из кабаре Лас-Вегаса. Его зубы сверкали при каждой улыбке. Костюмы в стиле Зигфилд Фоллис, сложные прически и перья всюду — даже на плечах у конферансье. Большинство танцовщиц выступали с обнаженным верхом. Под полупрозрачными сатиновыми штанами танцоров было заметно, что на них нет нижнего белья. Мне показалось, что по степени обнаженности можно было определить статус артиста. Главная певица Клаудия была полностью одета с большим количеством блесток и перьев на одежде.

Очень красивые девушки, лет 18–20, некоторым явно нравилось выступать. Но большинство выглядело, как выглядят все профессиональные танцовщицы: губы сжаты в заученную улыбку, Некоторые были явно под воздействием препаратов. Но танцевали все превосходно.

Костюмы подчеркивали то же, что подчеркивают бикини на пляже в Рио — ягодицы. Я видела много открыток с полуголыми купальщицами — ни одна из них не показывала девушек спереди. Ягодицы были основной темой представления. Здесь эту часть женского тела называют "бум-бум".

Очевидная тенденция, наблюдавшееся и на сцене — здесь явно гордятся смешением разных рас, стараются привлечь к нему внимание. Это очень приятно, и США есть чему поучиться в этом плане. Многие бразильцы с гордостью рассказывают о своем негритянском или индейском происхождении, а на сцене все самые активные «шалуны» — преследователи девушек были неграми. А основной и самой популярной танцевальной группой были мулаты.

Мулаты танцевали настоящую самбу. Это очень сложный для исполнения танец, требующий особой гибкости суставов и невероятную скорость ног. Все это было у мулатов — один из лучших номеров представления.

Потом выступал бородатый танцор, изображавший гаучо — оказывается они есть не только в Аргентине, но и в Бразилии. Он танцевал, крутя два маленьких деревянных шарика на длинной нитке так, что шаров не было видно, и они отстукивали сумасшедший ритм, ударяясь об пол. Великолепное зрелище.

Пышное и шумное представление с потоками блесток и атмосферой Лас-Вегаса напомнили мне о сложившемся у меня первом впечатлении от Бразилии, по крайней мере, от Рио. Мне показалось, что бурная активность постоянных праздников — попытка скрыть беспокойство и растущее недовольство по поводу ухудшающейся политической и экономической ситуации. Небоскребы с элитными квартирами возвышаются над громадными нищими кварталами, где бедняки живут в невыносимых условиях: без водопровода, канализации, где денег хватает только на то, чтобы дети не умерли бы с голоду. Конечно, инфляция в стране не настолько высока, как в соседней Аргентине, но все-таки очевидны признаки скорого наступления кризиса.

По словам Курасон, многим рабочим задерживают зарплату. Год назад яйца стоили десять центов за десяток, сейчас они в десять раз дороже. Часто бывает, что у рабочего нет денег, чтобы доехать на автобусе до своей работы.

И неизбежно все это порождает отчаяние. Люди перестают работать, потому что даже если ты работаешь сразу в трех местах, ты не можешь угнаться за темпами инфляции. В результате растет число преступлений, квартирных краж.

Доктор Сол, которому предстояло ассистировать Шуре, оказался очень приятным молодым человеком, бойким, образованным, немного американизированным. Дело в том, что он четыре года проучился в США. Когда представление закончилось, он предложил нам поехать домой в его машине, этим вечером он был приглашен к Гиоргио в качестве гостя. Мы с удовольствием согласились.

От него мы услышали новое мнение по поводу планов производства МДМА и создания клиники.

Шура начал разговор тем, что выразил свою радость по поводу того, что доктор Сол будет принимать участие в проекте: "Мне рассказывали, что вы опытный химик, поэтому я жду не дождусь, когда мы с вами сможем приступить к работе в клинике сеньора Роберто".

Сол широко улыбнулся, но сразу перешел на серьезный тон: "Я надеюсь, что вас предупредили, что мое участие должно держаться в секрете, чтобы в моей компании ни в коем случае не узнали об этом".

Шура кивнул, хотя на самом деле ни он, ни я совершенно не поняли, о чем идет речь.

Установилась неловкая тишина, и я решила разрядить сложившуюся ситуацию, задав прямой вопрос: "А почему вашей компании не понравилось бы ваше участие в проекте?"

Его ответ был немного уклончивым, видно было, что он искал подходящие слова, может быть, стараясь не обидеть нас: "Компания, в которой я работаю принадлежит американцам, и некоторые из них… как бы сказать… консервативны в своих взглядах, им может не понравиться, что я участвую в исследованиях за пределами фирмы." После недолгой паузы Сол продолжал: "К тому же официальный статус МДМА в нашей стране не ясен. Обычно мы придерживаемся в таких вопросах рекомендации развитых стран, если, конечно, правительство не решит, что препарат может представлять пользу для людей.

Ага, значит, еще не известно, можно ли на законных основаниях производить в Бразилии партию МДМА. Может быть Гиоргио и компания чересчур оптимистичны, и все на самом деле гораздо сложнее, чем им хочется думать.

Шура заерзал на переднем сидении и попытался подвести итог: "Вы имеете в виду, что никто не знает, можно ли, не нарушив закон, произвести и применять препарат в клинике?"

— Насколько я понимаю, в данный момент врачам необходимо предоставить правительству информацию о пользе препарата, испытав его, например, на больных СПИДом или другими неизлечимыми болезнями. После этого будет получено разрешение на производство и внедрение в врачебную практику. До этого — совершенно неясная ситуация.

— А кто-нибудь занимается осуществлением данного плана, кто-либо работает с правительством? Или мы слышим только планы и намерения?

За поворотом показались очертания въезда на знакомые участки. В свете фар я неожиданно увидела громадное дерево, усыпанное белыми цветами.

Тропики. Настоящие тропики. Все растет не по дням, а по часам, природа настолько обильна и разнообразна — голова кружится от ее богатства.

Доктор Сол сбавил скорость до минимальной внутри поселка, и отвечал на вопрос: "И да и нет. У доктора Хектора есть очень влиятельный друг, и скоро он будет разговаривать с людьми в правительстве о планах создания клиники. Мне кажется логичным то, что мы можем сейчас приступать к синтезу вещества для клиники, пока вы в Бразилии и можете передать нам свой опыт".

Я заметила, что Шура облегченно вздохнул.

Нам надо верить этим людям. В конце концов наши новые друзья достаточно влиятельны для того, чтобы выйти на нужных людей в правительстве, если они говорят, что все в порядке, мы должны расслабиться и положиться на них.

Дома нас уже ждали доктор Хектор и наши хозяева. Лена принесла чай со льдом и вино, разговор сначала зашел о впечатлениях от представления. Когда смех утих Гиоргио встал и очень серьезным тоном произнес: "Господа, у меня есть важная информация о мистере Борхе, которой я хотел бы с вами поделиться".

Все сразу замолчали, так что я могла слышать, как шелестят листочками комнатные растения

Надеюсь, это показатель хоть какого-нибудь движения воздуха — в гостиной очень душно.

"Я хотел бы сообщить вам при каких обстоятельствах мистер Борх вынужден был покинуть США. Я только что получил соответствующее донесение частного детектива" — Гиоргио обвел нас многозначительным взглядом.

Он явно склонен к драматизму.

"Вышеупомянутый мистер Борх подозревается в присвоении капиталов одной крупной чикагской инвестиционной компании, и полиция до сих пор очень хочет допросить его по этому поводу".

Слава Богу! Теперь у наших друзей не останется иллюзий по поводу этого очаровательного мошенника.

Лена закрыла лицо руками, сообщение ее сильно потрясло, она прошептала что-то по-португальски, видимо: "О, Господи!" Доктор Сол задумчиво кивал головой, а мы с Шурой всячески старались скрыть радость по поводу такого оборота событий. (Мы позже признались друг другу, что до этого момента испытывали неловкость каждый раз, когда речь заходила о мистере Борхе).

В конце разговора о деяниях чикагского беглеца Хектор выдал фразу дня, по крайней мере для нас с Шурой. Обращаясь к Гиоргио, он сказал: "Ты помнишь, как Борх рассказывал нам, что весь эликсир, использующийся в санатории был приготовлен доктором Бородиным? Я еще тогда сказал, что хочу найти этого Бородина, и задать ему пару вопросов. Ты помнишь, как он заявил, что Бородин — Папа римский в данной области знаний, и что нам не стоит даже пытаться идти на контакт с этим великим человеком — только сам Борх имел доступ к святая святых".

Шура заулыбался, а я расхохоталась, схватившись за живот, чуть не сползая с кресла — в этот момент можно было позволить себе такое поведение.

— Он сказал "Папа римский"?

— Да-да, клянусь вам.

— Мне нравится эта идея — быть женой Папы римского! — Смогла выдавить я.

На этой веселой ноте мы пожелали друг другу спокойной ночи.


Понедельник.

В Рио-де-Жанейро шел дождь. Мы остались дома одни с Курасон, наши хозяева уехали в город. За завтраком Курасон подробно рассказала нам о политической ситуации в стране, как она ее понимала. В том числе она дала оценку всем президентам — нынешний оказался среди худших. Мы узнали о достоинствах одного молодого кандидата на пост президента на ноябрьских выборах, о том, что его мать-идиотка недавно выступала по телевидению и наговорила кучу гадостей о неграх, индейцах и бедняках. "Но я не думаю, что это повредит его предвыборной кампании — люди понимают, что ты не можешь отвечать за своих родственников".

Курасон считала, что предыдущие бразильские президенты, которые погибали при несчастных случаях или совершали самоубийство, на самом деле были убиты (очень похоже на правду). Она рассказала о "больших людях", которые на самом деле правят страной, концентрируя в своих руках громадные капиталы, при этом они не хотят ничего сделать для народа. Оказалось, что работодатели платят рабочим зарплату (если вообще платят) строго в конце месяца, чтобы успеть прокрутить эти деньги в банке. Коррупция пронизывает все слои общества.

Курасон рассказывала о своих прошлых хозяевах — семье Драгго (это тот человек с шрамами на лице). По ее словам это были отличные люди, не «задаваки». Она также предупредила нас по поводу покупок в городе: "Сначала смотрите на ценник, потом спрашивайте продавца — иначе, как только они увидят, что вы заинтересовались, цена подскочит в два раза.

Значит, они могут легко угадать в нас иностранцев.

Курасон унесла тарелки, налила нам по второй чашке кофе и продолжала: "Жак Кусто снял документальный фильм об уничтожении амазонских лесов — теперь он у нас стал национальным героем"

Мы с Шурой переглянулись и, кивнув головами, попросили рассказать об этом поподробнее — нас очень волновала проблема тропических лесов.

По словам Курасон, Кусто смог наглядно показать, что цивилизация, насаждаемая в тропиках, убивает древнюю культуру индейских племен. При этом Курасон считала, что главные виновники не бразильское правительство, а «испанцы». Она имела в виду — испано-говорящие бизнесмены из других стран Латинской Америки, которые хотят нажиться на бразильской природе. Она не знала, что основной вред природе приносят сами бразильцы и их правительство. Ей казалось, что бедное правительство просто не в силах бороться с проблемой.

По-моему это единственный раз, когда мы про себя не согласились с точкой зрения Курасон. — в остальном мы доверяли ее оценке ситуации гораздо больше, чем словам наших богатых друзей. От них мы уже слышали, что основная причина бедности и безработицы то, что народ в Бразилии ленивый. Ни разу при нас они не заводили разговор об угрозе, которая нависла над уникальными зелеными легкими планеты.

После завтрака мы провели некоторое время в обсерватории наверху, записывая наши впечатления, потом оба вдруг захотели спать (видимо таким образом организм привыкал к тропической влажности). Мы вернулись в спальню, валялись на кровати, любуясь видом из окна — дождь сделал краски за окном ярче. Мы подремали немного.

Днем Курасон приготовила нам роскошное суфле, которое мне очень понравилось — я всегда мечтала научиться так готовить.

На вечер была назначена встреча с важными людьми, в том числе с известными докторами и психиатрами, где мы оба должны были отвечать на вопросы о психоделиках и возможном использовании МДМА в медицинской практике. Доктор Хектор выступал в роли переводчика. Шура решил надеть белую рубашку с галстуком — я согласилась, даже для Рио-де-Жанейро, где не любят формальностей, это вид, подобающий встрече с научной аудиторией.

Элен и Пьер отвезли нас в отель «Мирамар», где должна была состояться встреча. В машине мы говорили по-французски, вернее Шура говорил, а я только иногда вставляла пару слов, чтобы поддерживать разговор.

Нас проводили в большую комнату в пентхаусе отеля, там я смогла, наконец, найти стакан воды со льдом. Нас встречали люди, собравшиеся на презентацию. Приветствия заняли минут пятнадцать, хотя и носили более официальный характер — мужчины ограничивались рукопожатием, в то время как женщины, все равно предпочитали двойной поцелуй. Доктор Хектор представил нам несколько человек, совсем не говорящих по-английски — среди них были крупные медики.

В конце концов, мы проследовали в небольшой зал, где в углу на возвышении стоял стол с тремя стульями — для Шуры, меня и переводчика. Доктор Хектор сел по центру, Шура — справа от него, я — слева. Вглядевшись в зал, я увидела много знакомых лиц: тут были члены «семьи», наши хозяева и медики, с которыми мы только что знакомились.

Я впервые выступала на подобном официальном собрании. Я услышала, что Хектор, несмотря на мою просьбу, представил меня как "доктор Алиса", и теперь я с ужасом ожидала, когда кто-нибудь из зала спросит кто я по профессии: психиатр или психолог, и мне придется ответить, что я просто терапевт, что повлечет за собой новые неприятные вопросы.

Шура поначалу не мог освоиться в ситуации последовательного перевода. Только через какое-то время он понял, что не нужно говорить больше двух-трех предложений сразу, чтобы Хектор успевал переводить. Обычно Шура говорит на подобных лекциях с дикой скоростью, и ему пришлось превозмогать эту пагубную привычку, зато впервые я услышала, как он читает лекцию с нормальной скоростью.

Задавались обычные для таких встреч вопросы. Время от времени, если дело, например, касалось медицинского применения МДМА, Шура или Хектор обращались ко мне. К своему удивлению, я совсем не чувствовала страха публичного выступления, наверное из-за того, что я была знакома с большей частью аудитории. А может быть из-за того, что я была полностью уверена в компетентности моих ответов — очень приятное чувство.

Через некоторое время Хектора на месте переводчика сменил доктор Леон, которого мы не встречали до этого. Он не только лучше знал английский, но и обладал даром публичного оратора, поэтому все чаще в зале звучали аплодисменты.

В зале собралось примерно двадцать человек, вместо запланированных полутора часов встреча продлилась целых три. Ближе к концу, я отвечала на несколько вопросов подряд, и уже готова была в любой момент покраснеть при вопросе о моем образовании и профессии, но никто почему-то не догадался спросить об этом.

Когда все кончилось, Шура подошел ко мне и сказал, что гордится мной, что я выступала превосходно и т. д. Это был лучший комплимент, и, кроме того, он исходил из уст человека, мнение которого для меня является наиболее ценным.

Мы ужинали в отеле вместе с доктором Роберто, Мариной и молодым доктором Леоном — нашим вторым переводчиком. Оказалось, что он руководит факультетом фармакологии в университете и пользуется большим уважением своих коллег. Он рассказал нам, что сам он принимал много психоделиков, что эти опыты были очень разными, и что он с большим уважением относится к удивительной силе этих препаратов.

Заснули мы поздно, гордые тем, что, как сказал Шура: "выступили крайне удачно".


Вторник.

Проснулись в шесть утра — на сегодня намечено изготовление МДМА. Первоначально предполагалось, что на всю операцию уйдет три дня, но это при условии проведения работы в двух разных лабораториях, Постепенно нам стало ясно, что этот план был принят из-за того, что доктор Роберто и его друзья предлагали, что все вещество, изготовленное у них в клинике останется в их распоряжении, а другую партию — для будущей клиники — придется делать в другом месте. Но теперь было решено, что синтез будет происходить один день, в одном месте, и все споры о том, кому будет принадлежать препарат после нашего отъезда были оставлены на потом. Нас это дело не касалось.

В клинику нас отвозил Гиоргио, и разговор зашел о машинах — он подробно рассказал нам о правилах дорожного движения в городе: во-первых, никто не обращает внимание на разметку — главное — знать примерное направление движения и стараться избегать столкновение с теми, кто едет в ту же сторону. Улицы Рио — как немецкие автобаны — на них выживают только лучшие водители. Во-вторых, после десяти часов вечера все перестают обращать внимание на светофоры — боятся ограблений. В 7.30, когда начинается рабочий день, водители снова начинают останавливаться на красный, но до этого — просто приходится быть очень осторожным (особенно, когда горит зеленый свет).

Мы переехали через мост и оказались в соседнем городе Нитерой. Дождь не прекращался, такая погода продержалась неделю. Тропики лучше всего выглядят под дождем. Город Нитерой — скромный сосед Рио-де-Жанейро — показался мне "более бразильским". На улицах было много детей в шортах и грязных майках, то и дело мы проезжали небольшие кантины, здесь было гораздо меньше многоэтажек, Только графитти были те же.

Мы прибыли в клинику, расположенную на дальнем от Рио конце города, среди роскошных коттеджей.

Громадное здание клиники было целиком отдано пластической хирургии. Приемная изысканно отделана кожей и мрамором, видно, что большинство пациентов — очень богатые женщины.

Оказалось, что для наших целей выделена пустая старая лаборатория. Во всю длину комнаты вдоль одной стены стояла длинная скамья, в углу комнаты была раковина. Кто-то радостно сообщил нам заранее: "В лаборатории есть водопровод". После этого мы долго спорили, в каких условиях Шуре придется работать. Мы уже знали, что все оборудование будет привезено из лаборатории доктора Сола, но что собой будет представлять лаборатория, мы боялись представить.

Войдя в лабораторию, мы прежде всего открыли все окна — во время реакции будет выделяться неприятный запах. Приехали Хектор, Драгго и доктор Роберто, который решил показать мне свою новую лабораторию. Он провел меня в отлично оборудованную новую лабораторию этажом выше, по поводу которой я выразила свое истинное восхищение, потом он откланялся, так как ему предстояла операция: "Я желаю вам и вашему мужу успешной работы, надеюсь, я смогу присоединиться к вам позже".

Я вернулась в старую лабораторию. Приехал доктор Сол. Гиоргио сказал, что ему придется отлучиться в Рио, где у него назначена встреча с одним бригадным генералом.

Кто-то постоянно заглядывал в дверь лаборатории, видимо до персонала клиники дошли слухи о каких-то таинственных приготовлениях, но мы не обращали на это внимание. Шура и Сол в это время уже распаковывали оборудование, причем Шура постоянно тихо сыпал проклятиями по поводу того, с чем ему придется работать.

Он отозвал меня в дальний угол комнаты, где лежали все реактивы для синтеза.

— Обрати внимание на местную алюминиевую фольгу — нужно было брать с собой американскую, эта — гораздо тоньше.

— Да, на ощупь чувствуется. Но какая разница?

— Реакция будет происходить быстрей, температура будет гораздо больше, чем обычно.

— Понятно.

Я совершенно не разбираюсь в химии, но знакома со всеми стадиями приготовления МДМА. Давным-давно я принимала участие в приготовлении МДМА для моих друзей психиатров, к тому же я пыталась выяснить таким образом, есть ли у меня склонность к химии. Мы очень быстро выяснили, что — нет.

Я отлично помню одну из стадий синтеза, когда в большую колбу помещается большое количество мелко нарезанной фольги, после этого добавляются разные реактивы, и начинается реакция. Смесь очень сильно нагревается, поэтому колба опускается в холодную воду, при непрерывном помешивании.

Я решила лично провести данную стадию синтеза, и теперь я полностью разделяла Шурину озабоченность: если смесь закипит, часть ценного сырья будет потеряно — выльется из колбы.

Но сначала нам нужно было порвать фольгу на мелкие кусочки, мне вызвался помогать в этом доктор Хектор. На беднягу сразу обрушился поток шуток от Шуры и Сола: "Кто бы мог подумать, что бывший зам министра будет сидеть на табуретке и рвать фольгу на мелкие клочки! Да что здесь происходит?" Хектор только заговорщицки улыбался и с еще большим ожесточением рвал фольгу.

Сол привез несколько коробок с оборудованием, некоторые приборы были в полном порядке, другие — оставляли желать лучшего. Старый ротационный испаритель опасно качался — пришлось закрепить его при помощи изоленты. Среди оборудования оказалась отличная воронка Бухнера, но фильтров подходящего размера не оказалось — пришлось вырезать их из больших бумажных салфеток.

Шура впал в радостно-маниакальное состояние, постоянно отпускал шутки по поводу третьего мира, зараженный энтузиазмом Сол бойко ему отвечал. Химики носились по лаборатории, как сумасшедшие, устанавливали оборудование, громко выражали сомнения в успехе операции, но сразу же находили выход из положения. Они уже имели полное представление о том, что им не хватает — что придется изобретать на ходу, без чего придется обойтись. Доктор Хектор потом так охарактеризовал происходящее: "Мы присутствовали на настоящем балете творческой мысли, во время которого Сол точно выполнял инструкции Шуры, исполнявшего сольную партию. Время от времени я ловила дикий взгляд "Папы римского" и улыбалась в ответ.

Я должна заметить, что наши богатые друзья не возражали, когда их страну называли страной третьего мира — может быть из-за снобизма. Наоборот, они всячески подчеркивали этот факт. Все равно, я попросила Шуру поменьше употреблять термины типа «четвертый», «пятый» и "седьмой мир". (Последний термин он использовал по поводу оборудования, которое привез доктор Сол).

Когда я уже занялась наблюдением над первой реакцией, чтобы заметить, когда надо будет опускать колбу в ведро с холодной водой в углу комнаты, я вдруг поняла, что неправильно выбрала место для этого. Здесь в углу не было сквозняка, и ничто не могло спасти меня от вонючих испарений, которыми сопровождается реакция. Но теперь было поздно что-то менять — реакция уже началась.

Из-за того, что фольга была тоньше обычного, реакция проходила гораздо быстрее обычного и сопровождалась выделением гораздо большего тепла. Вдруг жидкость закипела, и я не успела вовремя охладить колбу — часть вещества «убежала». Я продолжала помешивать жидкость, когда кипение уже прекратилось. Кто-то предложил принести лед, чтобы вода оставалась холодной. Доктор Хектор присел рядом со мной на маленькую табуретку — он стал обмахивать мое лицо сложенным журналом, я кашляла от испарений метиламина.

Во время второй попытки меня усадили рядом с раковиной, в комнату был принесен вентилятор, единственным недостатком которого было то, что у него не было защитной решетки. В этот раз реакция проходила нормально — Шура внес какие-то изменения, и, судя по всему, они сработали.

На этом мое участие закончилось, и я пошла гулять по коридорам клиники и вернулась в лабораторию. Доктор Хектор сидел на табуретке, наблюдая, как два химика взвешивают, перемешивают и переливают реактивы.

Я подошла к Хектору, и он потянул меня за рукав, чтобы прошептать на ухо: "Я хочу присутствовать на рождении этого королевского ребенка". Я улыбнулась, похлопав его по плечу.

Милый, добрый романтик — не могу представить его в роли политика. Но с другой стороны, это — Бразилия, и здесь все по-другому.

Доктор Роберто заглянул в лабораторию вместе со своим сыном — они шли на операцию, и хотели посмотреть, все ли идет нормально.

Я налила нам всем крепкий кофе, а потом Роберто показал мне комнату, где я могу отдохнуть. В комнате была дверь в маленькую ванную, и я умылась и причесалась.

Доктор Роберто отвез нас обедать в еще один ресторан «Поршо». На этот раз мы постарались не объедаться. Разговор зашел о тропических лесах. Доктор Роберто полностью отмел любые предположения об уничтожении индейских племен. Мы постарались сменить тему — видно было, что доктор не очень хочет говорить об этом.

После обеда Роберто отвез нас на старую смотровую площадку на вершине холма — мне кажется, что именно это место мне больше всего понравилось во всем путешествии. Мы проезжали банановые деревья, которые я никогда в жизни не видела. С каждого дерева свисала огромная гроздь, состоящая из многих связок бананов.

На вершине холма была полуразрушенная смотровая площадка с лестницей в никуда — там когда-то была еще одна надстройка. С холма открывался прекрасный вид, вокруг нас цвели кустарники, росли пальмы — настоящие тропики. Мне ужасно понравилось это место — здесь было тихо, и дождь сбил жару, так что я хотела остаться здесь на некоторое время, но мы уже спешили назад в лабораторию. На обратном пути доктор Роберто показал мне дерево манго, которое показалось мне похожим на мимозу.

Когда мы вернулись в лабораторию, и два химика снова принялись за работу, я неожиданно вспомнила, что сегодня годовщина нашей свадьбы.

Как можно было лучше отметить день свадьбы, чем изготовляя партию МДМА для исследований, результатом которых могут стать серьезные научные публикации? Под взорами постоянно сменяющейся публики, которая следит, как два энергичных химика пытаются преодолеть несовершенство оборудования, по-настоящему наслаждаются работой. Лучше способа отметить годовщину я не могу себе представить.

Я вернулась в свою комнату, и поспала часа два на больничной койке.

Когда я вернулась в лабораторию, процесс синтеза завершался. Шура объяснил, что у них нет оборудования для дистилляции, и что окончательная стадия пройдет в лаборатории доктора Сола.

Они начали упаковывать оборудование и реактивы, уставшая публика молча наблюдала за ними. В лаборатории присутствовали Роберто, Марина и их малютка-дочь Катя. Там же были Хектор, Гиоргио и молодой человек, которого нам представили, как ассистента доктора Сола.

Кто-то принес поднос с выпечкой, и все набросились на еду, радостно обсуждая произошедшее, поздравляя друг друга.

Наконец, гости ушли, оставив химиков одних — надо было убрать лабораторию. Я стояла за дверью с очередной чашкой крепкого кофе, как вдруг услышала громкие крики: "Получилось! Получилось!" Стараясь побороть смех, я открыла дверь и громко, по театральному прошептала: "Не забывайте, что вы находитесь в медицинском учреждении, прошу вас, ведите себя тихо". Они приставили пальцы к губам, смутившись, как нашкодившие школьники, и успокоились, последний раз похлопав друг друга по плечу.

Дома Гиоргио и Лена уселись перед телевизором, чтобы посмотреть знаменитый фильм «Дюна» с португальским переводом. К их радости я заметила, что мой любимый персонаж этого фильма маленькая голубоглазая сестренка главного героя — девочка владевшая телекинезом.

Мы поднялись в спальню, записали события дня в дневник и заснули как убитые.


Среда.

Среда должна была быть тихим днем — до вечера мы собрались сидеть дома, работать над записями, отдыхать. На вечер мы были приглашены на день рождения доктора Роберто. Мы остались одни в доме, кроме нас здесь осталась только Курасон. Примерно в 11 часов она постучала в дверь маленького кабинета, сообщив, что принесла нам кофе. Мы поблагодарили ее за этот геройский поступок — она была на восьмом месяце беременности, и ей было трудно ходить по лестнице. Мы стали расспрашивать ее о новой работе ее мужа в Мато Гроссо, мы хотели выяснить, что такое Мато Гроссо — штат, город или фирма. Она охотно показала нам город на карте, и мне почудилось, что она говорит медленнее, чем обычно.

И вдруг она села рядом со мной и сказала: "Я должна вам признаться. Я очень странно себя чувствую — я только что приняла лекарство, которое было там в холодильнике. Делия (соседка) говорила, что лекарство помогает ей в сложных ситуациях, и что мне надо его попробовать"

Мы с Шурой переглянулись. Шура спросил, сколько препарата она приняла. Курасон попыталась показать нам на пальцах, но потом решила, что мы пойдем посмотрим в холодильнике. Мы осторожно спустились вниз по лестнице — Курасон держалась за мою руку. Мы старались всячески ее успокоить, просили ее идти медленно, переступить телефонный провод, смотреть под ноги и не волноваться.

В холодильнике мы обнаружили две бутылки — одну пустую. Красная жидкость кончилась, осталась только желтая. Курасон показала нам, сколько было в бутылке до того, как она из нее пила, и мы прикинули, что она употребила около 150 миллиграмм МДМА. Мы помогли ей поставить бутылки на место и пообещали, что никому не скажем о случившемся.

(Немного странное обещание. Когда-нибудь хозяева обнаружат пропажу и спросят нас об этом. Но в тот момент мы предпочли не думать об этом).

Мы вернулись в гостиную, Курасон вцепилась в мою руку со словами: "Я вас так люблю". На что мы искренне отвечали, что мы тоже очень ее любим. Мы сидели на диване, она прижималась ко мне и не отпускала мою руку, кроме моментов, когда ей требовалось жестикулировать обеими руками. Ее глаза были широко открыты и можно было заметить нистагм — подергивание. Я поспешила предупредить ее, что это — нормальная реакция, и что скоро это пройдет, но она засмеялась, сказав, что ее это не беспокоит. Шура заметил, что она говорит, не разжимая зубов, и она снова засмеялась, обнаружив, что он прав. Шура предложил ей закусить полотенце — скрежетание зубами тоже нормальное явление для первого приема МДМА. "Это неприятно, но неопасно, так бывает со всеми, кто пробует это лекарство первый раз".

Курасон отвечала, что ее совершенно не беспокоят эти проблемы, что все в порядке. Все в полном порядке.

Сейчас МДМА дает ей самый ценный опыт, когда вдруг понимаешь, что весь мир вокруг гармоничен, и, несмотря на очевидные факты, доказывающие обратное — все в мире в полном порядке.

Мы с Шурой вдруг увидели, что ее внешний вид преобразился. Морщины разгладились, лицо стало как у семнадцатилетней девушки, и мне показалось, что Куросон одна из самых красивых людей на земле. Я видела по выражению лица Шуры, что он тоже поражен этой трансформацией. Курасон заговорила:

— Я хочу рассказать вам о себе, потому что вы хорошие, добрые люди, и я не хочу, чтобы вы воспринимали меня только как повара и служанку.

— Мы очень рады, что ты хочешь рассказать нам о себе.

Я улыбнулась и крепко сжала ее руку.

Она рассказала, как она приехала в Нью-Йорк, когда ей было шестнадцать, как она вышла замуж за молодого итальянца, чья семья невзлюбила ее за смуглый цвет кожи. "В моей семье смешалось много кровей, и некоторые дети рождаются светлыми, а некоторые смуглыми, и мы гордимся своим происхождением".

Но итальянская семья требовала, чтобы молодой человек развелся с «негритянкой». Курасон никогда не сталкивалась с таким отношением в Бразилии, и ей было очень трудно, но она смогла выстоять перед потоком издевательств.

Больше всего она гордилась своей бабушкой по отцовской линии — она была из настоящего амазонского индейского племени, из тех, кто раскрашивает лица, и знала как употреблять различные лекартвенные растения при разных болезнях.

"Она была прекрасной, очень мудрой женщиной. Я многому от нее научилась. Я записала многие ее рецепты в маленькую тетрадочку, которая всегда со мной".

Она работала в Нью-Йорке и высылала деньги своей большой семье в Бразилию, ей нужно было самой на что-то жить — и она и ее муж жили в бедности. В конце концов она не выдержала: тяжелая работа, постоянные упреки со стороны родственников мужа, одиночество и просьбы выслать еще денег довели ее до того, что она выбросилась из окна.

Мы не спрашивали, с какого этажа.

Курасон несколько раз повторила: "Я не собиралась совершать самоубийство, просто я очень устала и мне захотелось отдохнуть, остановить все на минуту".

Мы кивнули.

Она провела в больнице восемь месяцев — множественные переломы. "Наконец-то я могла отдохнуть". Один доктор в больнице смог помочь ей встать на ноги. После выздоровления она с помощью этого доктора получила высокооплачиваемую работу в дорогом ресторане.

Она решила вернуться в Бразилию и сообщила об этом своему мужу. Он отказался ехать с ней. Они любили друг друга, но этого оказалось недостаточно. Он обещал ей, что в следующий раз назло родителям женится на негритянке. Она отправилась домой.

Курасон загадочно улыбнулась и спросила, не возражаем ли мы, если она откроет нам небольшую интимную тайну. Мы не возражали. Она освободила свою руку и показала нам, что у нее вставные зубы — скулы и челюсти сделаны из синтетического материала. Она также приподняла юбку, чтобы мы смогли увидеть длинный шрам на ее ноге.

Мы искренне заверили ее, что она очень красивая.

Она снова взяла меня за руку.

"Я вернулась в Бразилию, и на сэкономленные деньги поступила в самую дорогую школу для поваров". Теперь она собиралась переезжать в городок Мато Кроссо, где ее муж работал плотником, потому что ее попросили обучить премудростям кулинарии поваров на одном ранчо. Эта работа была ей по душе. Она направлялась в Мато Кроссо, как только мы уедем, и ее работа здесь закончится.

— Я хочу научиться всему, чему смогу, и я хотела бы общаться с добрыми, умными людьми, поэтому я счастлива, что встретила вас.

— Мы тоже счастливы. От тебя мы получили самую полную информацию о стране, гораздо больше, чем от всех остальных вместе взятых. Огромное тебе спасибо за твои рассказы.

Шура сжал другую руку Курасон — на его глазах выступили слезы.

Наконец действие препарата закончилось, и мы посоветовали Курасон пойти поспать, а сами тем временем занялись приготовлениями к дню рождения. Она сказала, что врачи предупредили ее, что ребенок — очень маленький, и что она очень хочет, чтобы он родился нормальным. Она также спросила, не могла ли она повредить себе и будущему ребенку тем, что приняла препарат. Мы поспешили заверить ее, что ничего страшного не произошло, хотя ей стоит воздерживаться от подобных опытов, пока она не родила и не вскормила младенца. (Сейчас не время для нотаций). Она сказала, что все поняла.

Мы обняли ее, и она пошла в свою комнату.

— Никогда не знаешь, когда получишь очередной ценный урок.

— Просто нет слов.

Мы переоделись, и вскоре за нами заехали Гиоргио и Лена, Мы направились на большую вечеринку в доме доктора Роберто, там с нами должна была познакомиться его очаровательная жена Клара. Ее очень уважали все окружающие. Она никаким образом не замечала существование Марины и маленькой Кати.

Шура, сидевший на переднем сидении, спросил Гиоргио: "Помните вчера в клинике? Мне кажется, Сын Роберто и Марина с ребенком должны были встретиться".

Лена отвечала: "Вряд ли это произошло, но даже если это произошло, скорее всего они просто сделали вид, что не заметили друг друга".

Я сказала, что очень жалко, что братья не могут общаться с сестрой, наши друзья согласились со мной, заметив, что к сожалению дела обстоят именно так.

Мыльная опера из жизни богатых бразильцев.

Дом нашего друга-хирурга оказался громадным дворцом с невероятных размеров гостиной, где висели очень хорошие картины, большинство — современных бразильских живописцев, но я нашла одну, подписанную Кли. Нас встретила Клара, красавица с очень хорошей фигурой, одетая в платье с красными и черными блестками. При взгляде на роскошные наряды жен гостей вокруг становилось понятно, что блестки в этом сезоне в моде.

Гостиная выходила на большую веранду, где были накрыты столы для гостей. Веранда кончалась неким подобием бассейна (я не сразу поняла, что мы на берегу залива) и только посмотрев чуть вправо, я увидела яхту и сообразила, что там — море. Шура вышел на веранду вслед за мной, и я, схватив его за рукав, показала ему на яхту. Он присвистнул от неожиданности, и мы с большим уважением стали рассматривать большую игрушку.

— Вот из-за чего люди становятся в Бразилии специалистами по пластической хирургии!

— Поздравляю тебя, очень верное наблюдение.

Через несколько минут начался дождь. Мы сели за столик на закрытой части веранды, и вскоре к нам подсели Гиоргио с Леной и Хектор с Ритой. Дождь перешел в ливень, подул сильный порывистый ветер, и слуги быстро развернули брезентовые стены с маленькими прозрачными окнами, чтобы оградить веранду от стихии. В одном окошке сверкнула молния — обожаю молнии. К нашему столу подсели доктор Сол, сеньор Драгго и его жена Соня, на которой было дорогое элегантное платье из черного бархата. К нашему столу были приставлены дополнительные стулья. Звуки смеха и шумных разговоров, разносившиеся по закрытой веранде, заглушали канонаду грома. Я сильно волновалась за яхту.

Рядом с Шурой происходила непрекращающаяся карусель: стоило одному гостю привстать со стула, чтобы поздороваться со знакомым, как его место сразу же занимал другой человек. Некоторое время с Шурой беседовал молодой хирург, которого мы встретили в первый день, он задавал обычные вопросы. Речь зашла о вчерашнем «балете», который наблюдали некоторые его друзья. Оказывается, сеньор Шура танцевал вокруг приборов в лаборатории, показывая таким образом, что человек должен получать удовольствие от своей работы.

Вот так рождаются легенды.

Через маленькое окно напротив нашего столика мы могли наблюдать непрерывный поток прибывающих гостей. Казалось, что весь высший свет Рио пожаловал на праздник. За соседним столиком сидела женщина средних лет, и Лена узнала в ней знаменитую бразильскую певицу. К сожалению, я не расслышала ее имени. На ней было платье с темно-красными блестками.

Всеобщее удивление вызвало то, что со мной всегда был мой блокнотик, и я объяснила, что сюда я записываю имена и адреса своих новых знакомых, я не стала рассказывать об остальном содержимом дневника.

Слуги приносили закуски, среди всего прочего, конечно же, икру. Я украдкой оглядела людей, сидящих за другими столиками: на женщинах были дорогие драгоценности, некоторые гости рассматривали нас, перешептывались между собой. Одним из последних за наш столик сел мультимиллионер сеньор Карлос (продолжительные объятия и поцелуи). Видно было, что все гости знают его в лицо (таких людей всегда знают в лицо), и когда он очень тепло поздоровался со мной и Шурой, шепот за другими столиками возобновился с новой силой.

Все женщины были дорого и со вкусом одеты. Большинство носили европейские прически, я не заметила ни одну женщину с короткой стрижкой. Почти все женщины имели очень стройную фигуру, и когда я обратила на это внимание Лены, она напомнила мне, что многие здесь прошли через клинику доктора Роберто. "Мы просто обожаем липо".

Я заметила, что начинаю сама подумывать о «липо» — липосакции. Не говоря уже об операции на веках, шее и скулах. Как я и ожидала, Шура посмотрел на меня крайне неодобрительно.

Я сказала, что Шура не хочет, чтобы я изменяла свой внешний вид. Женщины стали выражать мне искреннее сочувствие. Им было совершенно непонятно, как такое может быть. В то время я этого тоже не понимала.

Вскоре последовало приглашение в гостиную посмотреть на великолепно накрытый стол, пока трапеза еще не началась. В центре стола возвышалось монументальная композиция из цветов и фруктов, достойная украшать праздник сбора урожая в Рокфеллерском Центре.

Слуги стали подавать блюда. Возвращаясь к своему столику на свежий воздух, я увидела, что доктор Роберто тащит Шуру фотографироваться. Я улыбнулась и позволила толпе вынести меня на веранду. Шура пришел через несколько минут.

— Что случилось?

— Роберто потащил меня сниматься для какого-то журнала, наболтал бедным журналистам, что я величайший ученый Америки и все такое, потом отпустил меня… Я получил тарелку еды — и вот я здесь.

— Но ты остался жив и теперь в полной безопасности, ведь правда?

— Конечно, открытой раны нет, но это не значит, что не произошла травма. Где-то в глубине, но все-таки травма.

— Придется за тобой проследить. На всякий случай.

На улице сверкали молнии, порывы ветра заставляли брезентовые стены хлопать. Роскошная гроза.

Доктор Хектор сообщил мне, что он собирается привести к нам еще двух людей, которые собираются принять МДМА в первый раз в жизни, и он хочет, чтобы я провела с этими людьми терапевтический сеанс, при его посредничестве, как переводчика. Он очень хотел посмотреть на мои методы работы. Я поспешила отказаться, объясняя это тем, что во-первых я работаю только с одним пациентом, и во-вторых, начинать подобную терапию можно только, если сможешь ее продолжить, а я собираюсь скоро уезжать. Как выяснилось, одним из предполагаемых пациентов был близкий родственник Хектора, страдающий депрессией.

Мой милый доктор Хектор обдумал мои аргументы, разочарованно пожал плечами и сменил тему разговора.

(Другая важная причина моего отказа — невозможность проводить подобное интимное общение в присутствии третьего человека, в данном случае переводчика. Я содрогнулась при попытки представить, как это будет выглядеть).

Когда мы собрались домой, доктор Роберто куда-то отлучился, и мы попрощались вместо него с его женой, горячо поблагодарив за отличный вечер. Она с достоинством поклонилась, видимо не поняв ни слова по-английски (нас предупреждали, что она не знает языка), но наши интонации были понятны. Мы поспешили откланяться.


Четверг.

Утром Шура принес мне кружку горячего кофе в постель — я никак не могла проснуться. Сегодня мы решили пройтись по магазинам.

— Наши хозяева совершенно не понимают разницу между "пройтись по магазинам" и экспедицией за конкретными покупками. Им кажется, что раз идешь в магазин — непременно должен что-то купить.

— Возможно они поймут термин «шоппинг», хотя я искренне в этом сомневаюсь, в любом случае это не имеет значение, потому что я собираюсь именно покупать.

Сначала мы зашли в несколько книжных магазинов, чтобы найти книги об Амазонии. Шура купил пару французско-португальских словарей, которых мы не смогли бы купить у себя дома, а я приобрела книгу рецептов бразильской кухни. Мы также зашли в сувенирные лавки, где мне приглянулось много милых мелочей, цены на которые были явно завышены. В Рио очень много ювелирных магазинов, и некоторые из них, прямо как экзотические калифорнийские ночные клубы, нанимают зазывал. Я очень сомневаюсь в качестве драгоценностей, которые продаются в подобных магазинах.

После похода по магазинам мы зашли к Соне, где к нам должен был присоединиться Гиоргио — он в этот день ходил к дантисту. Сонина квартира поражала своей роскошью: персидские ковры на стенах, много китайского фарфора — видимо, результат торговых сделок сеньора Драгго.

Соня заставила меня принять от нее в подарок два китайских рисунка на тонкой рисовой бумаге, кроме этого она подарила мне роскошную пепельницу с изображением «balagandans» — индейского амулета, похожего на тот, который я купила в сувенирной лавке. Обычно это металлический полумесяц, на котором висят различные символические изображения фруктов и деревянные кулаки в виде фиги — бразильский символ (фаллический) успеха. В Рио их часто вешают на стены.

В углу стояла необычная статуя. Позднее Шура рассказал мне, что таких за пределами Китая единицы. Это был солдат терракотовой армии из Ксиана.

Мне понравилась Соня — они с Леной отлично провели нас по магазинам, и Курасон очень тепло о ней отзывалась. Она тоже очень хорошо относилась к Курасон, что было для нас с Шурой чрезвычайно важно.

По дороге домой речь в машине зашла о сложностях внутрисемейной политики. Гиоргио сказал:

— Доктор Роберто хочет, чтобы доступ к МДМА имел только узкий круг посвященных — его друзей, конечно. Мы, естественно, не согласны с его позицией.

Мы тоже не согласны. Странно, что люди, получающие "духовное просветление" при приеме МДМА, тут же забывают об идеях, появившихся во время просветления, как только возвращаются в нормальное состояние.

— Но у каждого есть друг или родственник, которому, как мы считаем, МДМА могло бы помочь.

— Так это значит, что доктор Роберто против новой клиники?

— Не беспокойтесь, мы не согласны с его позицией. Я просто хотел объяснить вам некоторые внутрисемейные интриги.

Мы не должны забывать, что знаем точку зрения на эту проблему лишь одного человека.


Пятница.

За завтраком Гиоргио сообщил, что изготовленное МДМА будет завтра доставлено к нему домой, и члены закрытого клуба соберутся, чтобы его испробовать.

— Вы не возражаете, если мы снова соберемся небольшой группой, чтобы задать пару вопросов?

— Конечно, нет.

Непонятно, какие новые вопросы могут появиться у этих людей. К этому времени мы уже устали от поездки и были готовы возвращаться в США.

До обеда мы провели время в кабинете, делая новые записи, потом спустились в гостиную, где уже сидели наши хозяева. Курасон приготовила национальное бразильское блюдо «фейджоада»: фасоль, овощи и тонкие кусочки мяса — просто объедение. Обед, после которого не нужен ужин. Кушанье было подано на самом длинном блюде, которое я когда-либо видела.

После обеда мы с Гиоргио отправились по магазинам, пытаясь найти точные весы. Мы не смогли купить их ни в аптеках, ни в ювелирных магазинах. Без весов мы не смогли бы взвесить точные дозировки МДМА, и Гиоргио надеялся, что сосед Томас сможет к завтрашнему дню найти нужные весы в Сан-Пауло. Третий мир — ничего не поделаешь. Никогда не знаешь, чего вдруг не окажется в магазине.

Во время нашего неудачного путешествия по магазинам произошел забавный случай. В Рио существует практика, когда, запарковав машину, ты поручаешь ее специальному человеку, за что он получает пару крузейро. Иначе машину могут обворовать, да и просто угнать. Таким образом зарабатывают на хлеб многие бедные жители Рио, и таким образом владельцы машин гарантируют себя от того, чтобы улучшить благосостояние Парагвайской армии — именно туда идут все краденые машины.

На этот раз, вернувшись к машине, мы не застали охранника. Может быть, он отлучился попить кофе или в туалет. Мы думали, что Гиоргио просто уедет, но нет — он долго искал паренька взглядом, а потом подозвал к себе полицейского, и попросил его передать человеку его плату, когда он придет. Полицейский (как потом рассказал Гиоргио) сказал, что ему не положено принимать деньги от незнакомцев в машине, и Гиоргио предложил просто пожать ему руку, при этом он умудрился передать купюру. Мы с Шурой поразились ходом переговоров и особенно тем, что Гиоргио во что бы ни стало хотел заплатить охраннику.

На вполне очевидный вопрос Гиоргио ответил, что он уверен, что полицейский передаст деньги.

Мы поехали в небольшую, но красиво отделанную физиотерапевтическую клинику доктора Хектора. (До этого мне не приходило в голову спросить его о том, чем он занимается после того, как ушел из правительства). Мы зашли в его маленький кабинет и познакомились с единственным местным врачом, которому не удалось добраться до наших презентаций. Доктор Жорж, кардиолог, оказался очень приятным человеком с редеющими седыми волосами и скромной улыбкой, созданной словно специально для того, чтобы будить в женщинах материнский инстинкт. Доктор лично попросил Хектора о встрече с нами.

Мы разговаривали с ним примерно час, он рассказывал нам о своих личных проблемах, о растущей с годами депрессией. Шура предоставил весь разговор мне и только сочувственно кивал. Я предложила Жоржу воспользоваться услугами опытного специалиста по гипнозу. На вопрос, сможет ли ему помочь МДМА, я отвечала, что препарат иногда используется в подобных случаях, но я бы посоветовала сначала гипноз. Причем я особо отметила важность правильного выбора терапевта — нужно, чтобы у вас обязательно установился тесный контакт.

Когда позже Шура спрашивал меня, почему я отговорила Жоржа от приема МДМА, я ответила, что главной причиной было то, что единственные люди, имеющие в этой стране отношение к МДМА это так называемая «семья», а среди них нет людей, имеющих опыт терапии, среди них нет даже обычных психиатров. Может быть ситуация изменится, после открытия клиники, но когда еще это будет? Этому человеку нужна срочная квалифицированная помощь, и специалист по гипнозу мог бы ему помочь.

Доктор Жорж также поделился с нами проблемой, о которой он до этого никому не рассказывал. Оказалось, что он часто во сне видит лица своих покойных друзей, и по утрам никак не может избавиться от этих призраков. Жорж был испуган, и не знал, что ему делать.

На секунду я представила себе этого милого человека, стоящего утром перед зеркалом, в котором ему видятся облики умерших друзей, охваченного страхом перед той неизбежностью, которую эти призраки олицетворяли.

Недолго подумав, я отвечала, что вместо того, чтобы стараться избавиться от призраков, Жоржу нужно использовать их в качестве союзников. "Как только замечаешь их присутствие, предложи им посмотреть на мир через твои глаза, почувствовать мир через твою кожу, пускай они смогут разделить с тобой все твои впечатления. Они приходят к тебе, чтобы проверить все ли в порядке — они до сих пор любят тебя. Они не представляют никакой опасности и скоро уйдут по своим делам, оставив тебя в покое. Я понятно выражаюсь?"

Он откинулся в кресле, задумчиво посмотрел на меня, улыбнулся и сказал: "Да, вы полностью правы, почему я должен бояться моих друзей?" Он сердечно поблагодарил нас с Шурой за то, что мы его выслушали.

Слава Богу! Он мог воспринять мою идею неправильно, она могла еще больше напугать его. Теперь он не будет переживать из-за постоянной войны с призраками любимых людей.

На обратном пути мы зашли в небольшое кафе, и я с радостью заметила в меню "чисбугер".


Суббота.

Мы решили оставить Курасон 40 долларов для ее будущего ребенка. Доллары не будут терять свой вес, в отличие от местной валюты — инфляция в Бразилии составляет 40 процентов в месяц. Мы надеемся, что Курасон не станет обменивать эти деньги до крайней необходимости.

Сегодняшняя встреча была назначена на 11–30 утра, но все гости опоздали — в Рио-де-Жанейро так принято. Всего в церемонии должны были участвовать 13 человек.

Обычный набор, включая милую мулатку и скромного массажиста сеньора Вальдо.

В 11 часов Томас привез обещанные весы, которые он одолжил у своего друга в Сан Пауло. Шура сказал, что такие приборы использовали в начале века. С помощью этого красивого прибора "Папа Римский" под взорами доктора Хектора, Сола, Гиоргио, Лены и меня отмерил тринадцать доз по 120 миллиграмм порошка. Для наших друзей это был совершенно новый способ принимать препарат, до этого они принимали МДМА растворенное в цветных жидкостях. Я достала нашу старую камеру и сфотографировала лица, выражавшие напряженное ожидание и некое почтение, с которыми все следили за каждым Шуриным движением.

В полдень стали прибывать остальные гости.

Сеньор Лео и его жена Анита подарили нам красивый гербарий бразильских растений под стеклом, его можно было поставить на столе или повесить на стену. Массажист подарил нам еще порошок гуараны.

Пока проходил сеанс, мы обедали остатками вчерашнего фейджоада, блюдо сохранило великолепный вкус. Мы показали Курасон коллекцию растений, и указав на какие-то сухие стебельки, она сказала, что это так называемая "колючая трава", и что если ты дотрагиваешься до нее, то в твою кожу попадает очень маленький колючий отросток, который укореняется, и в результате образуется бородавка, которых может стать несколько и даже много. Никакой опасности для здоровья эти бородавки не представляли, но от них было почти невозможно отделаться. У ее мужа такие «прыщики» были по всему телу.

Мы с ужасом смотрели на невинную коллекцию, и решили, что никогда не будем ее раскрывать.

После обеда я собирала вещи. Через час сеанс был окончен, и я услышала громкие голоса и смех в гостиной. Нас позвали фотографироваться, радостно рассказывали нам о своих впечатлениях — конечно же положительных. Две женщины заявили, что им удалось получить такие же яркие впечатления, как при первом приеме у мистера Борха. Карлос, по словам Лены, решил отказаться от препарата Борха и перейти на Шурин. В общем, всем понравилось, и ни у кого не было неприятных эмоций.

Когда мы остались одни, Шура спросил меня, почему, по моему мнению, не было ни одного отрицательного отзыва. Я ответила, что скорее всего из-за того, что у всех членов семьи сложились так называемые "позитивные ожидания". Подсознательно они ни в коем случае не хотели разочароваться в своем "Папе Римском". Шура сказал, что я, возможно, права.

На сегодня мы решили, что на этом наша сегодняшняя миссия закончена, и пора снова заняться работой. Мы считали, что наша постоянная работа очень полезна не только для нас, но и для наших хозяев — как только мы уставали от общения, мы могли удалиться, ссылаясь на работу, и мы не надоедали им своей компанией.

В пять часов нас позвали в гостиную, и доктор Хектор произнес небольшую речь о том, как Шура (и я) беззаветно и бескорыстно работает на благо человечества. Он призвал всех присутствующих последовать нашему примеру, и заняться работой во благо общества.

Ура! Ура! Мы искренне вам верим, мы — не циники. Особенно важно для нас, чтобы вы открыли клинику. Ее будущее совершенно непонятно, хотя Гиоргио и Хектор полны энтузиазма. Будем с нетерпением ждать новостей.

Потом выступал Гиоргио и сказал очень много добрых слов о нас, и Шура растрогался и в ответ поблагодарил наших хозяев. Я в это время думала о том, что будет со всеми этими идеалистическими планами после нашего отъезда.


Воскресенье.

Утром мы выпили кофе и отправились с хозяевами на прогулку по поселку, фотографируя красивые особняки, цветущие сады и друг друга.

В 12–30 мы загрузили весь наш багаж в машину Гиоргио и поехали в большой отель на побережье, где сеньор Лео устраивал прощальный обед в нашу честь. На обеде играла испано-язычная группа, и Шура с удивлением заметил, что слышит разницу между испанским и португальским — еще неделю назад он ее не слышал. Музыканты были одеты в яркие рубашки, которые я ожидала увидеть в Рио на каждом шагу, но видела первый раз. Группа была из Парагвая.

На берегу разыгрался шторм.

К нам подошел сеньор Паро — плотный черноволосый юрист с веселым лицом, который не говорил по-английски, поэтому Гиоргио переводил для него. Он пригласил Шуру в следующем году посетить город Манаос на Амазонке: "Я владею большим количеством информации по поводу использования аяхуаски в религиозных обрядах индейцев, и хотел бы, чтобы вы смогли посетить одну из индейских церемоний".

Шура встал со стула, чтобы пожать юристу руку. "Я сердечно благодарю Вас за приглашение, для меня это было бы очень интересным опытом. Я буду ждать письма от Вас".

Они раскланялись, и сеньор Паро вернулся за свой столик.

Гиоргио сказал, что после обеда Лео отвезет нас в аэропорт.

Вот что я писала в своем дневнике:

— Ночью мне снилось, что в нашей комнате спит громадный тигр, почему- то без полосок на спине. Его шкура была пыльной, его лапы сжимали маленькую подушечку — счастливый, спящий тигр. Надо бы отряхнуть его, но как это сделать? Даже если он ручной. Я вдруг вспомнила, что не кормила бедное животное уже несколько дней. Чем же бедняжка питается? Ага, поняла: остатками корма для кошек. (Когда мы уезжали, мы всегда оставляли кошкам много сухого кошачьего корма).

— Наверное, тигр символизирует Бразилию. Сначала мы боялись ее, не имея ни малейшего представления о ее законах по поводу наркотиков, о возможности создания подобной клиники. А теперь тигр спит и не опасен. Нужно его почистить, но этим можно заняться позднее.

Мы последний раз со всеми попрощались и отправились в аэропорт. Там нас уже ждал толстый работник таможни, который помог нам избежать всех формальностей. Он всегда помогал с этим Лео, видимо, за определенную плату. Человек поставил нас в очередь для пассажиров первого класса, хотя мы летели бизнес классом. Он забрал наши документы и пошел оформлять билеты. Вот бы у нас в аэропортах существовала такая практика. Сначала нам дали места, находящиеся друг от друга на расстоянии полсамолета, причем билетов было продано на сорок больше, чем планировалось — самолет был переполнен. Но проведя переговоры в зале для особо важных гостей, нашим друзьям удалось достать для нас места почти рядом друг с другом — а в самолете мы без проблем поменялись с соседом, и сели вместе.

Мы то и дело говорили друг другу вещи типа: "Невероятное путешествие!", "Ты представляешь, как удивится Патрик, когда узнает, что я приглашен на индейскую церемонию с приемом аяхуаски?" (Патрик — наш друг, этноботаник, занимающийся изучением использования галлюциногенных растений шаманами разных племен).

— Только не говори ему, что туда тебя пригласил человек, не знающий ни слова по-английски.

Мы обсудили возможность этой поездки в следующем году, и Шура сказал, что очень хочет увидеть реку Ориноко, на что я заметила, что в ней водятся пираньи.

(Приходится добавить, что эта поездка так и не состоялась — Шура так и не дождался вестей от сеньора Паро).

— Интересно, откроется ли клиника.

— Сомневаюсь, но с другой стороны мне хочется, чтобы я ошибалась. В конце концов Гиоргио и Хектор полны энтузиазма. Но просто…

— Просто в странах третьего мира ничего не доводится до конца.

— Что-то типа этого.

Я пожала плечами, как это любят делать бразильцы.

В Майами мы два часа поспали в зарезервированном для нас номере гостиницы, телевизор не включали — 12 дней я не смотрела американское телевидение, но мы были уже почти дома и ностальгии не чувствовалось.

Я писала в своем дневнике:

— Из Бразилии США кажутся огромным монстром, Большим Братом, который диктует свою политику всем вокруг. Но с другой стороны, любая супердержава покажется агрессивным диктатором из маленькой страны. Не бывает милых и добрых супердержав. Страна тем мягче, чем ближе к обочине она находится, чем больше ей приходится подстраиваться под политику больших стран.

— Когда мы приехали в Рио, нас предупредили о небывалом разгуле преступности, особенно краж. Но к моему собственному удивлению, прибывши в аэропорт Сан-Франциско, я первым делом крепко привязала верхние чемоданы к тележке, чтобы их не украли.

— Бразильцы отлично знают, что их правительство сильно коррумпировано, что чиновники обогащаются за счет простых людей. Любой кандидат в президенты или на другой ответственный пост первым делом заявляет в своей предвыборной программе, что будет бороться с коррупцией. Но у нас в милой доброй Америке коррупция также распространена, и любой умный человек догадывается об этом.

— Теперь мы с Шурой гораздо лучше понимаем, что такое страны третьего мира. Например, слово «инфляция» никогда не будет для нас отвлеченным понятием. Но прежде всего я смогла убедиться, что все страны мира в наше время тесно связаны друг с другом, и стране невозможно существовать в изоляции. То, что делает одна страна, может повлиять на судьбу других стран, на каждого отдельного человека. Закончим на этом философские размышления.

Как хорошо снова быть дома, как хорошо иметь дом, в который ты можешь вернуться.


Послесловие.

Клиника до сих пор не открыта. Никаких научных публикаций об использовании МДМА в медицинских целях в Бразилии не появлялось. Наши добрые бразильские друзья, скорее всего, занялись какими-то новыми увлекательными проектами. Некоторые из наших друзей уехали из Бразилии, опасаясь последствий экономического кризиса. Некоторые продолжили исследования действия психоделиков, очень немногие открыли для себя 2С-В.

Все эти люди очень заинтересованы в своем духовном развитии, мне хочется только, чтобы при этом они старались бы помогать не только своим близким, но и всем остальным людям.

Сколько вы знаете употребляющих психоделики людей, которые участвовали бы в благотворительной деятельности? Сколько нас, получивших во время приема психоделиков откровение свыше, увидевших, что все живое — инкарнация Бога, помогают несчастным, облегчают их страдания в больницах или домах престарелых или в тюрьмах?

Занималась ли я подобными вещами? По правде сказать, почти нет. Как и многие другие люди, экспериментирующие с психоделиками, я была слишком занята другими делами. Можно найти себе много оправданий, но правда такова, что если мы претендуем на то, что эти вещества помогают открыть непознанные глубины человеческой души, то нам нужно как следует задуматься над тем, как доказать людям ценность этих препаратов на примере своей собственной деятельности. Мы должны помогать не только нашим родственникам и знакомым, мы должны помогать нашему обществу.


Какие ценности открывают нам психоделики? Это те же ценности, которые пропагандируют все большие религии: терпимость, прощение, поиск истины, уважение ко всем проявлениям жизни, уважение к Матери Земле, на которой мы живем.

С тех пор как мы посетили Бразилию, там произошло одно значительное событие: аяхуаска — смесь из растений, обладающая галлюциногенным эффектом, была официально разрешена к применению представителям двух местных религий. Таким образом, правительство признало ценность психоделика для духовного опыта и развития.

Нам до сих пор неизвестны подробности о соответствующем бразильском законодательстве, мне кажется, что наши бразильские друзья тоже не разбирались в данном вопросе. Мы знаем, что США стремится распространить безумную войну против наркотиков на все страны мира, поэтому до тех пор, пока Бразилия финансово зависит от нашей страны, им придется учитывать американскую политику по данному вопросу, как и по многим другим вопросам.

Несмотря на кризис бразильской экономики, наши богатые бразильские друзья до сих пор процветают. Наша дорогая домохозяйка Курасон родила мальчика, и часто меняла место работы. Мы переписывались с ней некоторое время, но потом она перестала писать. Она дала нам очень много полезной информации за те десять дней, и мы надеемся, что у ней и ее ребенка все в порядке.

Когда я вспоминаю те сумасшедшие десять дней, чаще всего передо мной встают образы красивых девушек из представления, шампуры с всевозможными видами мяса в «Поршо», громадные гроздья бананов, свисающих с деревьев, торжественное великолепие созвездия Южного Креста и прежде всего — сияющее лицо Курасон в тот необычный день, когда ее красивые карие глаза смотрели на нас с такой любовью и радостью, когда она не отпускала мою руку и повторяла: "Все в порядке. Все в полном порядке".


ГЛАВА 3. ДРЭД И ДРУГИЕ ПОУЧИТЕЛЬНЫЕ ОПЫТЫ | TiHKAL | ГЛАВА 5. SHROOMS