home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Версия № 3. А кто сказал, что ее не взорвали?

Уже после того, как я закончил эту книгу, мне попалась на глаза одна странная и любопытная история. Речь идет о гибели конвоя LW-143, шедшего из Соединенных Штатов к берегам Британии. Это был один из сотен таких же конвоев, пересекавших Атлантику в годы войны, причем далеко не самый крупный. Но упоминания о нем вы не найдете на страницах книг по истории. Более того, официальные лица флота делают вид, что такого конвоя вообще никогда не было.

Натолкнулся я на него случайно, изучая деятельность немецких субмарин в годы Второй мировой войны. Весной 1945 года германским подлодкам, казалось, было уже нечего ловить в Атлантике. Им противостояли сотни противолодочных кораблей и самолетов. Редко кому из ребят Дёница удавалось записать на свой счет транспорт, не говоря уж о боевом корабле.

И вот в списке американских эскортных авианосцев, погибших при сопровождении конвоев, я натыкаюсь на неизвестное ранее название. Легкий эскортный авианосец «Секвойя», введенный в состав флота в ноябре 1944 года, 18 марта сорок пятого гибнет, как указывалось в справочнике, «от атаки германской субмарины». Самое интересное, что по другим публикациям, в том числе официальным справочникам Министерства обороны США, этот корабль вообще никак не просматривается. Такое ощущение, что его вообще не существовало!

Так была «Секвойя» или нет? Чтобы ответить на этот вопрос, мне пришлось перелопатить кучу источников и в дополнение ко всему слетать в США, хотя я не особенно люблю эту страну. В итоге я могу дать совершенно четкий ответ: да, «Секвойя» существовала, но этот факт почему-то замалчивается.

Кто же из немецких капитанов ее утопил? Еще более сложный вопрос, потому что с немецкой стороны уничтожение авианосца не просматривается вообще! И это совсем странно, потому что любой командир подлодки с радостью записал бы на свой счет авианосец. Вероятность того, что кто-то был не уверен в своем успехе и поскромничал, ничтожно мала. Скромность не входила в число достоинств германских подводников.

Возможно, авианосец был потоплен лодкой из «антарктический конвоев»? Очень вряд ли. Субмарины, шедшие в Антарктиду, имели четкий приказ избегать любого боевого столкновения с противником. Даже если бы перед одной из них возник самый могучий линкор флота США с самим Рузвельтом на борту, командир не имел права стрелять. Большинству из них даже не давали торпед, чтобы не вводить в искушение. Секретность антарктической базы была превыше всего.

Может быть, все совсем банально – произошла ошибка, и «Секвойю» потопила своя же субмарина? Трудно поверить. Впрочем, может быть, я в конце концов и остановился бы на этой версии, если бы не одно любопытное обстоятельство. Дело в том, что от списка авианосцев я перешел к спискам других кораблей и обнаружил, что 18 марта 1945 года флот США лишился еще легкого крейсера, семи эсминцев и доброго десятка противолодочных кораблей других классов! Все они значились как потопленные субмаринами, хотя ни один немецкий капитан не взял на себя ответственность за гибель этих кораблей.

Честно говоря, такая массовая гибель посудин под звездно-полосатым флагом меня озадачила. Особенно учитывая почти полное отсутствие потерь до и после 18 марта. Кроме того, что-то еще смущало меня в этом списке. Приглядевшись, я понял, что: перечень потопленных кораблей был фактически полным комплектом охраны небольшого конвоя!

Список американских конвоев я взял в руки быстрее, чем вы прочли эту строчку. Какой конвой находился в пути 18 марта? Таких было несколько, но все они благополучно прибыли в порт назначения. И тут я обратил внимание на отсутствие в списке конвоев серии LW номера 143. LW-142 есть, LW-144 тоже, а вот 143-го почему-то не наблюдается. Интересно почему? Конвои выходили из Штатов один раз в три дня; 142-й отправился в путь 9 марта, 144-й – 15-го. Почему же отменили 143-й? Или его никто не отменял и он спокойно вышел в море 12 марта? Значит, 18-го он находился в плавании?

Чем больше смеркалось за окном, тем мрачнее становились мои подозрения. Почему правду о 143-м конвое скрывают? И главное, что это за правда?

Предположим, конвой был уничтожен одной из «волчьих стай» – групп германских подлодок. Но почему тогда немцы молчат? Они должны были бы кричать о таком успехе на каждом углу! К тому же тщательная и беспристрастная проверка показывает, что немцам в марте сорок пятого уже не удалось бы собрать достаточно крупную группу подлодок для того, чтобы разгромить целый конвой. Ведь полтора десятка боевых судов должны были сопровождать не менее 20–30 транспортов. Чтобы перетопить такую кучу посудин, нужно было собрать не менее полусотни субмарин. А это было нереально для ведомства Деница, особенно в условиях, когда лучшие подлодки сновали между Германией и Антарктидой.

Разгадка пришла внезапно. В одном из архивов мне удалось наткнуться на каким-то чудом уцелевшие воспоминания старого американского моряка. В них он довольно долго и занудно описывает свой боевой путь (всю войну сей морской волк прослужил на тяжелом крейсере в Атлантическом океане, поэтому противника в глаза не видел). Более скучного чтива я не видел в своей жизни – наверное, поэтому его мемуары никто не удосужился прочесть до конца. А там, посреди огромного стога сена, скрывалась настоящая жемчужина.

В конце марта 1945 года нас срочно направили в довольно отдаленный район Атлантики. Это был так называемый «резервный маршрут» – когда на пути конвоев вставали шторм или крупные отряды немецких субмарин, они шли именно этим обходным путем. Мы спешили как на пожар, шли на максимальной скорости, не считаясь с расходом топлива. Все, кто был на борту, гадали: что же такое ждет нас впереди, что заставляет нас нестись сломя голову? Два дня спустя мы получили ответ.

На вечернем океане дрейфовали примерно два десятка кораблей. Вернее, уже не кораблей, а обугленных остовов. В одном из них можно было узнать эсминец, другой напоминал транспорт типа «Либерти». От большинства из них поднимались в воздух струйки дыма.

Мы стояли на палубе, завороженные этим зрелищем. Никогда никто из нас не видел ничего подобного! Словно огромный пожар превратил какой-то конвой в сонм «летучих голландцев», мрачных и безжизненных. Впрочем, долго рассуждать нам не пришлось: командир соединения отдал приказ топить ужасающие развалины. Наши эсминцы развернулись в боевой порядок и стали выпускать торпеду за торпедой в мертвые корабли.

Впрочем, не такие уж и мертвые: с палубы одного из них, на вид наименее пострадавшего, взвилась сигнальная ракета. На другом показалась неуклюжая человеческая фигура, пытавшаяся махать рукой. Выглядела она как-то странно, настолько, что никто даже не рискнул рассмотреть ее в бинокль. Тем не менее наш адмирал отдал приказ топить все, что держалось на поверхности воды. Три часа спустя все было закончено. Мы старались не задумываться над тем, что это было и оставались ли там живые люди. Впоследствии мы так и не получили никакого объяснения этим странным явлениям.

Объяснение легко находится, если сравнить этот рассказ с воспоминаниями очевидца американских ядерных испытаний, проводившихся в 1948 году. Тогда янки согнали к пустынному атоллу кучу старых кораблей и грохнули одну из своих (действительно своих) бомб. Картина после взрыва выглядела следующим образом:

Покинутые корабли и до взрыва-то не были особенно привлекательны, а после испытаний просто ужасны. Большинство из них горело, те, которые находились ближе к эпицентру, напоминали обугленные головешки. Странно, что они вообще держались на воде. Если бы там были люди, у них не имелось бы никаких шансов спастись.

Это был последний штрих, подкрепивший мою уверенность в том, о чем я уже давно догадывался: немцы таки использовали свою атомную бомбу. История, скорее всего, разворачивалась по такому сценарию.

Конвой LW-143 вышел из американских портов 12 марта. Он насчитывал примерно 30 транспортных и 15–20 боевых кораблей охранения. После пары дней пути командир конвоя получил сообщение о бушующем в центре Атлантики шторме (шторм, кстати, действительно был) и пошел резервным маршрутом. Здесь конвой засекли германские субмарины и передали информацию на базу.

Утром 18 марта с германского аэродрома взлетел один из тяжелых транспортников «Юнкерс-390». Однако не сей раз он вес не оборудование для антарктической базы, а гораздо более страшный груз. В его чреве находилась одна из немецких атомных бомб. Пилот имел прямую радиосвязь с субмариной, которая передала ему последние данные о местонахождении конвоя, после чего получила приказ смываться на максимальной скорости. После этого для опытного летчика (возможно, за штурвалом сидел один из асов германской бомбардировочной авиации) не составило труда обнаружить американцев.

Тем временем радары американских кораблей зафиксировали быстрое приближение тяжелого самолета. Конвой быстро собрался в компактную группу, чтобы обеспечить лучшую плотность зенитного огня. Это и погубило моряков. Сброшенная немецким пилотом бомба попала точно в центр боевого порядка кораблей. Что произошло дальше, легко себе представить. Страшный взрыв, атомный гриб над Атлантикой, горящие корабли конвоя…

Единственное, что меня удивляло, – почему немцы сбросили бомбу на конвой, а не на какую-нибудь более привлекательную цель? Разбомби они, к примеру, Лондон – человеческие жертвы у противника оказались бы куда выше. Видимо, гибель конвоя LW-143 была всего лишь ходом в игре Гиммлера, демонстрацией собственных возможностей. Рейхсфюрер СС показывал американцам, что он не блефует, что у Германии действительно есть атомное оружие. В интересах обеих сторон было минимизировать человеческие жертвы и избежать ненужной огласки. В этом случае конвой, идущий по пустынной Атлантике, был оптимальной целью.


Гиммлер против Бормана | Тайное оружие Третьего рейха | Куда уходил уран?