home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Японский след

Япония была последним, самым верным союзником Третьего рейха. Более того, она продержалась на несколько месяцев дольше. Поэтому надежды и чаяния многих нацистов были ближе к концу войны связаны со страной Восходящего солнца.

В марте-апреле в Японию сплошным потоком текли немецкие технологии. Это в общем-то никто и не скрывает. Любопытно другое – часто эти поставки осуществлялись в ущерб коммуникациям с Антарктидой. Ведь лишних подлодок у рейха не было. Значит, здесь мы опять сталкиваемся с конфликтом интересов в гитлеровском руководстве – только с каким на этот раз? Кто лоббировал отправку новейших технологий дальневосточному союзнику?

Впрочем, только ли технологий? В апреле 1945 года на подводной лодке U-861 в Японию отправилась весьма ценная реликвия – Меч Тайра. История этого меча весьма примечательна: в соответствии с легендой, он был выкован еще в Х веке и долгие годы являлся семейной реликвией самурайского рода Тайра. В XII веке Тайра и другой аристократический род – Минамото – боролись за контроль над Японией. Минамото выиграли, практически все Тайра были уничтожены, и меч пропал. Он вновь появился на поверхности в XVI веке, когда шла борьба за объединение Японии. Тогда же стали ходить слухи о волшебных свойствах меча. Вроде того, что его обладатель наделяется божественной силой и властью над людьми.

Меч Тайра вплоть до середины XIX века передавался из поколения в поколение в династии правителей-сегунов. Но в 1868 году происходит так называемая «революция Мэйдзи» – свержение сегунов и возвращение всей полноты власти императору. Во время бурных событий меч исчезает – говорят, кто-то из дальних родственников свергнутого сегуна прихватил его, бежав в Европу. Но ни власти, ни силы меч, очевидно, ему не дал, потому что в 1901 году он «всплывает» в частной коллекции знаменитого венского мецената Герберта Линца. Судя по всему, меч настоящий – потому что пару месяцев спустя на галерею Линца совершается ночное нападение с явно японским почерком – охранника нашли зарубленным самурайским мечом. Однако ценная реликвия хранилась в сейфе, который оказался не по зубам грабителям. Тем не менее Линц поспешил во избежание дальнейших эксцессов продать меч. Имя нового владельца держалось в строгом секрете.

Снова на поверхности Меч Тайра оказывается в 1936 году, когда большой любитель искусств рейхсмаршал Геринг активно конфискует еврейское имущество в свою пользу. У одного богатого предпринимателя он и обнаруживает искомый меч. Однако владеть реликвией «толстому Герману» приходится недолго: Гитлер, знавший о волшебной силе оружия, забирает его себе. Гиммлер, не менее охочий до подобных «диковин», активно выпрашивает меч у фюрера, но получает жесткий отказ. В 1940 году с просьбой вернуть меч выступает лично японский император Хирохито, однако получает в ответ лишь расплывчатые обещания. Говорят, такое поведение Гитлера сыграло не последнюю роль в том, что Япония не присоединилась к его нападению на Россию год спустя.

Как бы то ни было, но в сорок пятом Меч Тайра – снова в Японии. А вместе с ним – куча драгоценных германских технологий, на основе которых был создан, к примеру, японский реактивный истребитель – ухудшенная копия знаменитого «Мессершмита-262». Кто же в руководстве Третьего рейха лоббировал японские интересы? А ведь это должно было быть высокопоставленное лицо, способное распоряжаться реликвиями и подводными лодками…

Найти этого человека оказалось очень непросто, действовать пришлось методом исключения. Гесс и Борман были целиком заняты Антарктидой и на Японию отвлекаться просто не могли. Геринг думал в основном о себе и никаких далеко идущих планов не строил. Гиммлер планировал договориться с западными союзниками и стать правителем Германии. Геббельс был исключительно предан своему фюреру и о спасении не помышлял, иначе бы он не покончил с собой в Берлине в апреле сорок пятого…

Все «вакансии» оказались заняты. Надо было попытаться зайти с другого конца – выяснить, кто отдавал приказы на отправку подлодок. И здесь открылась весьма любопытная вещь – оказывается, контактами с Японией заведовал бывший командующий германских военно-морских сил гросс-адмирал Редер! Именно он снаряжал и отправлял подводные лодки, именно он отрывал куски от антарктических конвоев и бросал их на Дальний Восток.

Покопавшись в биографии адмирала, я понял, что прав. Редер очень активно интересовался Японией, дважды был в этой стране – перед Первой мировой войной и в 1920-е годы, был лично знаком со многими офицерами японского флота. Ему нравилась японская культура, японские традиции, и одно время после мирового экономического кризиса он думал о том, чтобы вообще эмигрировать в Японию. Ведь там – мощный, активно развивающийся флот, здесь – жалкий обрубок… Но к власти пришел Гитлер, и таланты Редера снова понадобились в Германии. Однако своей симпатии к Японии адмирал не утратил и немало способствовал заключению в 1936–1937 годах германо-японского союза. В одной из докладных записок ближе к концу войны Редер писал:

Нам следует укрепить наши связи с Японией, которая является важнейшим из государств Азии. Ведь в ее судьбе много общего с судьбой Германии, недаром многие называли ее «Пруссией Востока». Только союз двух великих государств сможет достичь господства над миром. Судьба Германии – властвовать в Европе и Атлантике, Японии – в Восточной Азии и на Тихом океане.

Но в одиночку Редер не смог бы добывать технологии и реликвии. Значит, у него должен быть помощник среди высокопоставленных чинов СС. И такого чиновника мне удалось быстро найти. Это был не кто иной, как шеф гестапо Генрих Мюллер.

Мюллера, также как и Бормана, так и не смогли найти после разгрома Третьего рейха. С Борманом, впрочем, все ясно – он уплыл в Антарктиду. У Мюллера такой возможности не имелось – с главарями Новой Швабии у него были отвратительные отношения. На снисхождение союзников он, в отличие от Гиммлера, не рассчитывал – слишком много преступлений числилось на его совести. После войны часто строили предположения, что Мюллер скрывается в немецких поселениях в Латинской Америке. Но я, выросший в одном из таких поселений, могу со всей ответственностью заявить: его там не было.

Куда же было бежать Мюллеру? Разумеется, в Японию – к последнему воюющему союзнику Третьего рейха. Власть и авторитет шефа СС в последние годы существования нацистской Германии были столь велики, что он мог свободно забирать себе многие передовые технологии, не спрашивая на это особого разрешения. К тому же, судя по всему, у Мюллера были свои люди в «Аненэрбе», но кто они – я, честно говоря, не знаю. Возможно, в их числе был Шеффер, который после завершения в 1944 году таинственного проекта «Лапландия» вернулся в рейх и возглавил тибетский отдел института «Аненэрбе». При этом «тибетцы», поддерживаемые самим Гиммлером, откровенно недолюбливали своих соперников из числа исследователей Антарктики. Поэтому неудивительно, что после поражения Германии эта группа не последовала за большинством на ледовый континент, а предпочла удалиться в Тибет. Разумеется, им было выгодно поддерживать тех, кто делал ставку на Японию – в конечном счете, резервный вариант еще никогда и никому не мешал. Последняя экспедиция Шеффера была невелика – всего лишь около 30 человек. Возможно, именно поэтому ей удалось проникнуть сквозь бурлящую Азию и добраться до Лхасы – столицы Тибета. Что случилось с группой эсэсовцев дальше, никому не известно. Возможно, все они погибли под горной лавиной; а может быть, добрались-таки до заветной Шамбалы. Кто знает?

В любом случае, германские технологии сослужили японцам неплохую службу. Ведь до сих пор экономисты спорят о причинах «японского чуда» – небывалого взлета японской экономики в 50-60-е годы. Тогда Япония сделала настоящий индустриальный рывок, заполонив своими товарами весь мир и составив серьезную конкуренцию Соединенным Штатам. Как это у нее получилось? Ведь японские ученые в то время были не особенно сильны и собственных технологий не разрабатывали.

К слову сказать, как ни парадоксально это звучит, но именно данным обстоятельством многие объясняют «японское чудо». Типа, японцы не тратили деньги на дорогостоящие исследования, а закупали готовые ноу-хау и запускали их в производство. Простите, но это же откровенный бред – если бы было выгодно так поступать, никто в мире вообще не занимался бы разработками. На самом деле никто не продаст свое ноу-хау задешево – большинство компаний хранят новые технологии за семью печатями, потому что это – залог их успеха. А если и продадут свое изобретение, то за деньги, многократно превышающие стоимость разработки. Нет, на простой скупке чужих технологий больших денег не сделаешь. Тем более что применявшиеся японцами решения часто опережали все, что имелось в Западной Европе и США.

Так откуда же тогда японцы брали свои технологии? Ответ очевиден – из наследства Третьего рейха. Фактически все японское «экономическое чудо» основано на германских разработках предвоенных и военных лет. Таким образом, Япония тоже получила немалую выгоду от союза с немцами.


Союз с Антарктидой | Тайное оружие Третьего рейха | Русские и «Шаттл»