home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню





ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ о защите чести и достоинства и возмещении морального ущерба


Харьковской областной государственной телекомпанией 31 июля 1996 г. в 18.30 в телепередаче «Ваше право» была произведена трансляция интервью с журналистом Ермаковым С.Е., в котором была затронута тема деятельности исполнительного комитета Харьковского городского Совета по упорядочению работы Центрального рынка г. Харькова.

В данной передаче были распространены сведения, которые порочат честь, достоинство и деловую репутацию, как гражданина, так и должностного лица - председателя Харьковского городского Совета, возглавляющего исполнительный комитет.

Ермаковым С.Е. было сказано о неправомерности принятия решения горисполкома от 25.05.96 г. № 469 «Об упорядочении работы продовольственных и вещевых рынков г. Харькова» и моей личной заинтересованности в принятии данного решения.

Так, в ответе на вопрос ведущего телепередачи «Ваше право» Бондаренко В.И.: «Правильно ли я понял, что в действиях… мэра усматривается какая-то денежная материальная заинтересованность?» Ермаковым С.Е. было утвердительно сказано: «Конечно, денежная, а какая же ещё?!».

Далее Ермаковым С.Е. было заявлено предположение о том, что я являюсь акционером фирмы «АВЭК» и получаю соответствующий доход от этой фирмы:

«…почему бы мэру не быть акционером фирмы “АВЭК”. В этом случае он получает совершенно легальный доход и как бы преступления не совершает. Преступление тогда действительно, если ему фирма “АВЭК” вручила энную сумму и он положил её в карман и бросился выполнять просьбу фирмы».

Таким образом, Ермаков С.Е. сознательно обвиняет меня в личной заинтересованности, правовом нигилизме, нарушении законов Украины “О государственной службе” и “О борьбе с коррупцией”. На вопрос ведущего:

“Ну, ты же осознаёшь, что ты записываешься на камеру в качестве публичного выступления, то есть, ты публично заявляешь о том, что город, в частности, его руководитель-мэр, они, так сказать, провели нечистые дела и ‘АВЭК’ получил, скажем, какое-то определенное преимущество перед другими рынками в силу того, что как-то материально заинтересовал мэра…”

Ермаков С.Е. ответил: “Да, я осознаю. Однако просто ничего другого я не в состоянии предположить”. Из вышеуказанного вытекает также то, что я, якобы, создаю преимущественные условия для осуществления предпринимательской деятельности фирме “АВЭК”.

Данные сведения абсолютно не соответствуют действительности, носят явно выраженный клеветнический характер.

Не касаясь вопроса решения горисполкома № 469 от 25.05.1996 г., считаю, что сведения, вышесказанные Ермаковым С.Е., являются ложными и унижают мою честь и достоинство, преследующие цель опорочить моё доброе имя и деловую репутацию, а также дискредитировать меня, как гражданина и как председателя Харьковского городского Совета, возглавляющего исполнительный комитет.

Ложные, не соответствующие действительности сведения не только опорочили мои честь и достоинство, но и причинили мне значительный моральный ущерб, так как снизили мой авторитет, как руководителя органа местного самоуправления одного из крупнейших городов нашей страны, оказали негативное влияние на формирование общественного мнения, создали определённые трудности при выполнении должностных обязанностей.

Следует также отметить и тот факт, что в данном случае и Харьковская областная государственная телерадиокомпания, транслировавшая передачу «Ваше право», допустила нарушения положений ст. 47 Закона Украины «Об информации», ст. ст. 2, 37 Закона Украины «О телевидении и радиовещании», обязывающих средства массовой информации распространять объективную, правдивую информацию, соответствующую действительности, которая бы не порочила честь и достоинство, престиж и деловую репутацию как физических, так и юридических лиц.

Учитывая вышеизложенное, на основании ст. ст. 7, 440-1 ГК Украины, ст. 47 Закона Украины «Об информации», ст. ст. 2, 43,46-48 Закона Украины «О телевидении и радиовещании» и руководствуясь статьями 4, 5 ГПК Украины

ПРОШУ:

1. Обязать Харьковскую областную государственную телерадиокомпанию и Ермакова С.Е. опровергнуть порочащие мою честь и достоинство сведения, распространенные в телепередаче «Ваше право» 31.07.96 г. в аналогичной передаче в десятидневный срок с момента вступления в законную силу решения суда.

2. Взыскать с Ермакова С.Е. моральный ущерб в размере 5000 гривен.

3. Взыскать с ответчиков расходы по оплате госпошлины и оплату за юридические услуги.

Приложение:

1. Стенограмма интервью с Ермаковым С.Е.

2. Решение горисполкома от 25.05.96 г. № 469.

3. Копии исковых заявлений для ответчиков.

4. Квитанции об уплате госпошлины.

25.09.1996 г.

Е. П. Кушнарёв.

Судя по искреннему возмущению, которым буквально пропитано исковое заявление Евгения Петровича, он действительно стал жертвой клеветы со стороны нехорошего журналиста Ермакова.

Но лично я предпочитаю доверять не эмоциям, а фактам, тем более подкреплённым реально существующими документами.

Для начала предлагаю вам ознакомиться с документом, проливающим свет на тёмную историю превращения первой столицы Украины в Базарный Полигон.

Это распоряжение Харьковского городского Совета о выдаче «скромного» беспроцентного кредита в размере 50 миллиардов карбованцев «скромному» концерну «АВЭК и Ко», к которому, как утверждает в исковом заявлении Евгений Петрович Кушнарёв, он не имеет никакого отношения.

Пусть вас не смущает, что под этим распоряжением стоит подпись не Кушнарёва, а нынешнего мэра Харькова Михаила Пилипчука. Тогда он был всего лишь заместителем Евгения Петровича и выполнял распоряжения своего босса.

С этого «исторического» документа началась эпоха становления и расцвета Барабашовского рынка, этого «государства в государстве», основанного президентом концерна «АВЭК и Ко» Александром Борисовичем Фельдманом на муниципальные деньги, выданные ему в качестве беспроцентного (!) кредита харьковскими «отцами города».

Но на этом трогательная опека городскими властями рынка, прозванного народом «Барабашкой», не закончилась. Напротив, она только начиналась.

Усилиями мэра Кушнарёва и подвластных ему структур, начался «загон» на «Барабашку» торговцев с других городских рынков. Не помогли ни забастовки новых «переселенцев», ни протесты жителей районов, прилегающих к «рыночной территории».

Под этими обращениями стоят сотни подписей. Власти остались глухи к «наездам» жителей города на «АВЭК». И, видимо, в порядке «защиты чести и достоинства» базарного концерна, решили… освободить его от уплаты в городской бюджет рыночного сбора.

Весьма показательно, что в 1995-1996 гг. практически на каждой сессии горсовета в числе основных рассматриваемых вопросов обязательно всплывали проблемы, связанные с «Барабашкой» вообще и предоставлением очередных льгот его хозяевам в частности.

В моём архиве сохранилось несколько стенограмм депутатских «баталий» на эту тему. Вот фрагменты одной из них:

«Председатель (Кушнарёв - Авт.):…Переходим к рассмотрению следующего вопроса повестки дня: “О порядке взимания и перечисления в городской бюджет рыночного сбора акционерным обществом ‘Концерн «АВЭК и Ко’”. Слово предоставляется Т.Д. Таукешевой.

Таукешева Т.Д. (начальник главного управления горисполкома по бюджету и финансам - Авт.): Уважаемые товарищи! Вы все знаете, что у нас строится новый рынок на ст. «Барабашова» (имеется в виду станция метро им. Барабашова - Авт.). Строит этот рынок акционерное общество “Концерн ‘АВЭК и Ко’”… С целью активизации работы данного рынка, мы предлагаем с 1 октября 50% рыночного сбора отправить в распоряжение данного рынка, чтобы они направили эти средства на укрепление технической базы. Потери в данном случае составят 15 млрд… У меня всё.

Председатель: Какие вопросы есть к Татьяне Дмитриевне?

Депутат Железняк И.В.: (вопрос не слышен)

Таукешева: Я не знаю. Это мы предлагаем исполком.

Железняк: Это просит город или они?

Таукешева: Город.

Железняк: Тогда почему, когда строился рынок на Московском проспекте под мостом, такого предложения не было?

Таукешева: Это предложение вносится всего лишь на IV квартал и размер рыночного сбора предлагается 50% от действующего на территории г. Харькова, чтобы люди, которые торгуют, реализовали свой товар именно здесь. (Ну, почему же всё-таки «именно здесь»? - Авт.)

Депутат Савчук А.С.: Не кажется ли вам, что было бы справедливее построить этот рынок. Пусть они всё отдают вам, а вы уже на месте будете их финансировать. Потому, что эта сумма получается бесконтрольной. И нет механизма контроля, сколько они этого мыта возьмут. Мы даём им деньги, о которых даже знать не будем…

Таукешева:…последующие проверки покажут, полностью они собирают эти средства или нет… Дайте возможность вступить в силу, начать работу этому рынку…

Депутат Лисняк Э.А.: У меня вопрос. Мы хотели бы задать ряд вопросов представителям «АВЭКа». Почему их нет, не понятно. Почему-то город находится в состоянии просителя перед «АВЭКом»…

Таукешева: А деньги у нас были, чтобы строить этот рынок? И участие города хоть какое-то должно быть?

Депутат Шевченко Н.Е.:…Какие будут взаимоотношения с «АВЭКом»? Половину рыночного сбора они будут отдавать и плату за землю?

Таукешева: То, что положено по закону, они всё будут платить. Это только касается рыночного сбора… Мы предлагаем льготную ставку - 50% от действующей, чтобы продавец пошёл на этот базар. Чтобы было хоть какое-то участие города. (Весьма интересная роль отведена «городу» - отказаться от собственных денег - Авт.).

Депутат Захарченко С.П.: В справке, которую нам дали, указана сметная стоимость рынка - 240 млрд. крб. Это заложено, что город будет финансировать?

Таукешева: Нет, я сразу сказала, что город не осуществляет строительство данного рынка.

Захарченко: А после того, как «АВЭК» построит этот рынок, кому он будет принадлежать?

Таукешева: Я не могу ответить на этот вопрос…

Захарченко: Это будет частный рынок, а рыночный сбор мы сможем с него брать?

Таукешева: В обязательном порядке.

Захарченко: Т.е. сейчас вопрос стоит о том, что мы вместо того, чтобы получить какие-то деньги от рыночного сбора, мы предоставляем возможность, чтобы эти средства «АВЭК» забрал себе. Так?

Таукешева: Для того, чтобы у него была возможность пустить рынок в эксплуатацию. А когда он начнёт работать, у него прибыль будет больше.

Захарченко: Вот эти 29 млрд…

Таукешева:…А мы ему возвращаем деньги?

Захарченко: За что?

Таукешева: За строительство.

Захарченко: Это его частная собственность будет.

Таукешева: Это мы ещё увидим.

Захарченко: Нет, вы скажите однозначно: это будет частная собственность или нет?

Таукешева: Я не могу ответить.

Захарченко: А кто может сказать? Евгений Петрович, кто-то может сказать, кому будет принадлежать этот рынок?

Председатель: «АВЭК и Ко», конечно, который строит за свои деньги.

Захарченко: «АВЭК и Ко» - это частная собственность!

Председатель: Да, конечно.

Захарченко: Мы им сейчас помогаем построить, отдаём 29 млрд. безвозмездно…

Таукешева:…15 млрд.

Захарченко: Ну, хорошо, 15 млрд. отдаем только для того, чтобы он построил…

Таукешева:…Теоретически, но мы не знаем, получит ли он эти 15 млрд.

Председатель: Татьяна Дмитриевна, вы уже так всех запутали, что я предлагаю вам остановиться. (Евгения Петровича явно начал тревожить ход обсуждения вопроса и он поспешил прийти на помощь своей «запутавшейся» подчинённой - Авт.).

Захарченко: Я не понимаю, почему мы другим не помогаем?

Председатель: Тут крайне неудачно составлен проект решения - так что, здесь никто ничего не поймёт… Здесь предлагается отказаться на 3 месяца от той доли, которая причитается в городской бюджет, с тем, чтобы рыночный сбор на территории этого рынка был вполовину меньше, чем на том же Центральном рынке, тем самым, сделать его привлекательным и стимулировать отток торгующих промышленными товарами с Центрального рынка на новый рынок…».

В конце концов, Евгению Петровичу и его подчинённым все-таки удалось «запутать» депутатов Харьковского горсовета и они приняли «нужное» решение.

Получив льготное преимущество, Барабашовский рынок оправдал надежды, возложенные на него харьковскими властями и засосал в свои ряды большинство торговцев Харькова вместе с их покупателями, обеспечив баснословные барыши своему частному владельцу.

Исходя из того, что все приведенные документы «носят явно выраженный клеветнический характер», наверное, можно поверить в то, что обвинения, высказанные журналистом Ермаковым в адрес Евгения Петровича Кушнарёва, «являются ложными и унижают его честь и достоинство».

Во всяком случае, суд в это искренне поверил и признал претензии истца правомочными.

Интересно, что бы сказал сегодня суд, если бы честный гражданин Кушнарёв решил отмыть своё «доброе имя» от выдвинутых против него обвинений Михаилом Бродским?

Видимо, Евгений Петрович на этот раз засомневался в «клеветническом характере» заявлений народного депутата и решил не рисковать.

Да и Александр Борисович Фельдман предпочёл молча проглотить слова Бродского, чтобы не акцентировать внимание общественности на своей конкуренции с погибшим Юрием Кононенко в деле становления базарного бизнеса. (Кононенко также являлся владельцем одного из крупных харьковских рынков.)

Тем более, что им на помощь пришли харьковские следственные органы, не нашедшие связи между смертью Кононенко и угрозами его «замочить» со стороны вышеозначенных лиц:

«Уголовное дело по факту гибели Юрия Кононенко закрыто. Следствие пришло к выводу, что причиной смерти стало неосторожное обращение с оружием. Что касается заявления Михаила Бродского, обвинившего Евгения Кушнарёва в давлении на Кононенко, то следователи отработали и эту версию, выяснив, что к моменту происшествия разногласия были улажены»


[35].

А… Так всё-таки были «разногласия». Любопытно, каким образом харьковским следователям удалось установить, что к «моменту происшествия разногласия были улажены»? Сам Кононенко, что ли им об этом сказал?

Впрочем, почему бы и нет? Признались же мёртвые наркоманы в убийстве журналиста Гонгадзе… Не верите? Придётся поверить: сам министр внутренних дел об этом сообщил!

Наверное и погибший Кононенко перед «неосторожным обращением с оружием» заявил что-то вроде: «Какой базар, ребята? Всё чики-пики, никаких разногласий!», о чём и поставил в известность следственные органы, ведущие расследование по факту его собственной гибели.

Ведь не могли же наши честные следователи поверить на слово только подозреваемой стороне. Или харьковский губернатор, как жена Цезаря, вне подозрений?

По-моему, впору снимать продолжение сериала «Что сказал покойник?» - на этот раз об особенностях национального следствия…



* * * | Еврейский синдром - 2,5 | Вопрос девятый. Сакраментальный